Или: Почему так различны братья и сестры



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Или: Почему так различны братья и сестры



 

Пожалуй, еще никогда мы не сталкивались с таким множеством насущных вопросов, что касается самых различных способностей и нарушений людей. В религиозном контексте как прежде считается, что способности и нарушения являются непосредственной формой выражения отношения между Богом и его творением - человеком.- С конца XIX — начала XX веков люди находятся под впечатлением дарвиновской теории наследственности, согласно которой семейное сходство, характер, темперамент, способности и нарушения обусловлены генетическим материалом предков. В конце XX века благодаря результатам исследований современной генетики, биологии и психологии поведения мы вновь оказываемся перед новыми наблюдениями.

В этой связи я хотела бы упомянуть обзорную работу специалиста по психологии развития Джуди Данн (Judy Dunn) и специалиста по генетике поведения Роберта Пломина (Robert Plomin), название которой "Почему так различны братья и сестры" («Warum Geschwister so verschieden sind»).(курсив авт.) Авторы проанализировали важные результаты исследований психологии развития и генетики поведения за последние десятилетия, а также большое число разработок и опросов, чтобы прийти к ответу. При этом они сделали поразительное открытие, что сходства, например, рост, вес и предрасположенность к заболеваниям лишь изредка превышают 50%; в большинстве случаев этот показатель значительно ниже. Так, сходства братьев и сестер в расстоянии глаз, высоте и ширине носа и высоте ушей составляет 30 %. Примерно 80% братьев и сестер имеют заметно различный цвет глаз; у 90% различаются цвет и структура волос. Предрасположенность к заболеваниям, как язва желудка, высокое кровяное давление, рак груди, сахарный диабет, экзема в детстве, астма и сенной насморк составляет менее 20%. Эти данные хорошо объясняются с помощью современной теории наследственности. Поскольку, как доказано, имеется удивительно мало признаков, за которые отвечает один единственный ген. В большинстве случаев для одного признака необходимо взаимодействие различных генов. Это могут быть даже сотни генов, каждый из которых вносит свой маленький вклад в изменчивость между индивидами. Генетические эффекты, которые осуществляются с помощью суммирования деятельности различных генов, называют аддитивными эффектами. Также имеются неаддитивные эффекты, возникающие, когда влияние, оказываемое

 

генами, изменяется из-за их положения в целом или по причине лишь их присутствия так, что проявляются новые, никогда не имевшиеся признаки. Дж. Даны и Р. Пломин называют в этой связи понятие эпистасис (Epistasis), которое уже в 1907 году ввел генетик Вильям Бартесон (William Barteson) для обозначения действия генных комбинаций высшего порядка на окрас шкуры животных. Слово происходит из греческого языка и обозначает: вышестоящее, контроль, руководство, внимание. В теории наследственности оно употребляется для обозначения неаддитивных эффектов, которые в крайне сложной динамичной системе генов приводят к спонтанным, непредсказуемым, т.е. внезапно возникающим свойствам. Этими вышестоящими генетическими действиями Дж. Данн и Р. Пломин объясняют то, что даже родственники первого колена менее чем наполовину похожи как однояйцевые близнецы.

Согласно этой теории, сходства потомков основаны на аддитивном суммировании многих отдельных генетических эффектов. Различия среди потомков были бы тогда следствием эпистасиса, благодаря чему возникают неаддитивные, т.е. непредсказуемые, совершенно новые свойства. Так, согласно Дж. Данн и Р. Пломину, аддитивные и эпистатические эффекты вмешиваются “случайным образом” и вносят “неудачу” или “удачу” в спектр способностей и нарушений отдельной личности. И при этом возникает вопрос: Являются ли понятия случайность, удача или неудача адекватными для описания принципа, по которому осуществляется выбор генных комбинаций с их неисчислимыми аддитивными и эпистатическими эффектами при слиянии яйцеклетки и сперматозоида? На международном симпозиуме по генной технике в Гетеануме один из ученых сформулировал решающий вопрос следующим образом: “Who plays the piano? ” - Кто играет на фортепиано генов? Кто знаком с партитурой, которая должна зазвучать в этом человеке? И мы в контексте нашей темы должны спросить: Кто в ответе за появление наших способностей и нарушений? Кто тот исполнитель, который использует нашу генетическую клавиатуру для простой мелодии или целой симфонии? Кто задает диссонанс и консонанс, гармонию и разобщенность в нашем чувстве жизни?

Такими же сложными как и процессы наследования представляются влияния факторов окружающей среды, которые часто трудно определимы. И они могут усиливать друг друга, ослаблять или уравновешивать. Поскольку уже давно распознано и исследовано, что влияния окружающей среды, со своей стороны, могут изменять генетический материал растений, животных и человека, то и здесь открывается широкое, в мелочах


непредсказуемое и необъятное поле для сложений, взаимодействий и возможного усиления, ослабления и уравновешения факторов окружающей среды в их взаимодействии с наследственным материалом.

Но это еще не все. Важным тезисом книги Дж. Даши и Р. Пломина был до сих пор тезис: Братья и сестры тогда похожи, когда имеют место видимые аддитивные генетические влияния и соответствующее воздействие окружающей среды; там, где они не наблюдаются, т.к. проявились новые, непредсказуемые, эпистатические феномены, имеют место различия. Однако авторы теорий наследования и среды выставляют еще одно понятие: понятие индивидуального отношения. Анализ и систематическое рассмотрение многих исследований, изучение и сравнение биографий и описаний детства многих писателей, привели к поразительному выводу: Ребенок определяется в своем поведении не только наследственностью и окружением, но он сам на основе и с помощью своей определенной наследственной конституции активно и прежде всего селективно противостоит влияниям окружающей среды. Решающим для силы или также незначительности влияний окружающей среды для развития отдельной личности — особенно в социальной сфере - является то, возникают ли вообще и каким образом возникают индивидуальные отношения.

Братья и сестры были бы более похожи в поведении, если бы наследственность и окружение были бы единственными решающими факторами. Действительность, однако, показывает, что братья и сестры еще и потому так различны, что они между собой и по отношению к родителям вступают в крайне индивидуальные отношения и это придает им самим индивидуальность. Отношения к тем же самым родителям могут настолько радикально отличаться друг от друга, что посторонний, услышав об этом, может лишь прийти к выводу, что речь идет о разных людях. Та же самая мать одним ребенком воспринимается как добросердечная и защищающая, а другим - как нетерпеливая и внушающая страх.1 Каждому детскому врачу и учителю начальной школы с многолетним опытом работы очень хорошо знакомо, что мать нескольких детей чрезвычайно различно воспринимается своими детьми, даже при внешних физических сходствах, которые дети проявляют с самого начала в динамике развития, - это подтверждается огромным количеством литературных примеров, которые Дж Данн и Р. Пломин обработали для их исследования. Подумайте только об автобиографии Марка Твена, в которой он характеризует себя и брата Генри, младшего его на два года: “Я доставлял моей матери много хлопот, но, по-моему, ее это не тяготило, напротив. С моим

братом Генри, который был на два года моложе меня, у нее совсем не было хлопот, и мне кажется, что ей трудно было бы выдержать его неизменное благонравие, правдивость и послушание, если бы я не вносил в эту монотонную жизнь некоторого разнообразия... Не помню, чтобы Генри хоть раз совершил по отношению ко мне или другим дурной поступок. Но от того, что он постоянно вел себя правильно, мне доставалось. Его обязанностью было, сообщать о моих проступках, когда это было необходимо, и он серьезно относился к этой обязанности ”.2

Независимо от того, полагают ли родители, что они обращаются с детьми в сущности одинаково, или как они воспринимают различные предпочтения или отказы, дети самым подробным образом сообщают, как они воспринимают или воспринимали родительское поведение, и это восприятие часто очень отличается от восприятия братьев и сестер и самих родителей - оно полностью индивидуально.

Вывод этой книги, которую стоит прочесть: Братья и сестры несмотря на сходные генетические предпосылки и сходные влияния окружающей среды все же очень различны, потому что они, в конце концов, сами заботятся о различиях, ведь они есть те, кто определяет в какой мере люди и окружение влияют на них, благодаря свойственному им интересу, способности восприятия, их специфическому чувству справедливости и их возможности определять формы поведения, принимать или отклонять их.

И хотя Дж. Данн и Р. Пломин не рассматривают понятие индивидуальности относительно личности ребенка и не описывают его как душевно-духовную реальность, оно все же вводится как важный фактор, определяющий селективное воздействие влияний окружающей среды. Должно быть, тогда можно задать вопрос, не является ли сама личность ребенка тем, что несет ответственность за выбор (селекцию) и превращение (мутацию) наследственного материала? Чтобы стало возможным ответить на этот вопрос, необходимо понимание людьми того, что душа и дух — это не просто следствие молекулярных процессов в мозге, но и то, что они имеют автономную экзистенцию и могут быть восприняты вне плоти.3 В антропософии Рудольфа Штайнера имеется подобное гуманитарное описание, которое конструктивно дополняет естественнонаучный взгляд людей, оно положено в основу последующих высказываний. Из такого гуманитарного рассмотрения явствует, как само человеческое существо еще перед зачатием — обитая в духовном мире - интересуется определенной родительской парой и тем решающе сотрудничает при «выборе» подходящего наследственного материала.4 Таким образом, ребенок происходит не только от Бога и своих родителей, но и - как это не странно звучит - от себя самого.

8
Он - исполнитель, играющий на фортепиано генов. Он так вживается в свое окружение, как это соответствует ходу его судьбы и тому, что он поставил себе целью изучить в этой земной жизни.

Прежде чем мы дальше будем раскрывать вопрос о способностях и нарушениях, давайте сначала обратимся к вопросу о человеческой индивидуальности, о «Я» человека.

 

Я» и его судьба

 

К особенностям маленького слова «Я» относится то, что каждый человек, пробудившийся к самосознанию, применяет это слово, обозначая им самого себя. Так, оно, с одной стороны, становится самым личным, с чем человек имеет внутреннюю связь; с другой стороны, оно соединяет его со всеми другими людьми, это звучит со всем человечеством, т.к. каждый человек применяет это слово на самого себя. Вдобавок, это слово учится иначе, чем другие слова, которые воспринимаются в первые годы жизни. Хотя маленький ребенок постоянно слышит, как люди говорят о себе «я», он называет себя все же сначала, так, как он слышит, подражая; окружение называет его по имени, и он говорит о себе в третьем лице «У Петера есть» или «Сабине тоже идти». Затем наступает особый момент - обычно на втором, третьем году жизни – когда вдруг используется слово «Я», часто обусловленное особым событием, особенной радостью или испугом. Ребенок вдруг знает: Это - Я. впервые он испытывает самосознательную идентичность. С этого мгновения переживание «Я» как красная нить самосознания проходит через множество жизненных впечатлений и воспоминаний.

Также к особенностям этого слова относится то, что его содержание трудно охватить; так как с ним связан сложнейший вопрос: Кто я на самом деле? Радость, с которой трехлетний ребенок говорит о себе «я», и гордый топот, когда он громко заявляет: Я не хочу! - теряют с течением детства их блеск и уступают место неуверенности, кульминация которой в период полового созревания и делает молодых людей такими уязвимыми. Подросток не знает, кто он, он не хочет быть таким, какой он есть, и уж совсем не таким, каким его хотело бы видеть окружение. Он хочет стать самим собой, быть другим, особенным - но как? И начинается поиск, длиною в жизнь, настоящего Я. Начинается переживание того, чем он не

 

является или, по меньшей мере, чем он не хотел бы быть. Человек открывает тень жизни во всех поступках, словах, мыслях, которые были такими, что он их стыдится или хотел бы дистанцироваться от них. «Почему я только сделал это обидное замечание?» - «Ведь не было никакой причины для этого. И сейчас это возвращается вновь и вновь и занимает меня все выходные - что за ерунда!» «Это был не совсем я» - так, возможно, говорят с собой о случившемся после; но это произошло и останется связанным с собственным Я, с личностью, так как это был никто иной как сам человек, который нанес обиду. Так Я обладает способностью взглянуть на самого себя, контролировать и судить о самом себе. Оно может воспринимать, направлять, определять, что оно хочет воспринимать как принадлежащее себе, а от чего хотело бы дистанцироваться.

Кто размышляет, когда я думаю о себе? В конце концов, с этим вопросом приходит понимание конкретного понятия судьбы: Ты чувствуешь, что каждое еще незначительное действие, даже каждое чувство, каждая мысль вызывают что-то, что не вернуть, так как это произошло. Мысль была продумана, чувство завоевало место в душе, действие совершилось. Кто - если я дистанцируюсь - возьмет на себя ответственность за это? Попадет ли это на свалку мировой истории? Кто решает, что с этим произойдет? Или это то, с чем, человек, совершивший это, останется связанным? Так пугающе может быть эта мысль, но и так великолепна. Ведь она означает, что я не только связан с тем, с чем я себя идентифицирую, в чем я признаю себя полностью ответственным, что я хотел и совершил, но и с тем, что я переживаю несвободным, слабым, не я сам, будучи под давлением эмоций или заблуждений. Все события и поступки продолжают действовать как мои, они вышли от меня и имеют последствия для меня и других в дальнейшем течении жизни. Да, продолжение действия желаемых, утвержденных и нежелательных, неутвержденных поступков переживет также мою смерть. Как живут последствия моих поступков в других дружественных или враждебных мне людях? Оставила ли моя профессиональная деятельность следы в социальной жизни, которые, быть может, переживут поколения? Есть ли возможность перенять ответственность там, где я, может быть, того не подозревая, оказался виноват? Разрешается ли мне познать все, что связано с моим «Я» и его действием в мире? Не теневая ли сторона моей жизни является частью, которая дает повод особо основательному процессу обучения и тем самым вызывает новые способности?

Такой взгляд позволяет осознать, что имеется два опыта «Я». Первый возникает в световом и теневом бытие повседневной жизни, другой - посредством того, что я могу противопоставить себя этому

10 световому и теневому бытию и воспринимать себя относительно независимым от него.

Рудольф Штайнер, например, в книге «Как постигуть познание высших миров?» (“Wie erlangt man Erkenntnisse der höheren Welten?”) часто говорит о том, что можно научиться противопоставлять себя самому себе как чему-то чужому, воспринимать и познавать себя также объективно, спокойно и со стороны, как мы воспринимаем и познаем других людей.

Кто начинает подобным образом размышлять о человеческом «Я» и его судьбе, приходит рано или поздно к критическому моменту: Он испытывает временность собственного существования и употребления слова «Я». Он познает собственную идентичность не как законченную, но как открытую и в будущем.

Он ощущает, что лишь начинает понимать, кто он есть в действительности, и беспрестанно (беспрерывно) замечает факт бытия-в-развитии. Он оглядывается на прошлое, откуда он идет, и смотрит вперед в будущее, куда он идет. Он видит, как настоящее определяется целями, которые он ставит перед собой для развития, идеалами, которые он стремится осуществить. Да, у него могут возникнуть мысли, которые высказывает художник в книге Солженицына5 «В круге первом», показывая удивленному посетителю картину с изображением сизого замка Святого Грааля в золотых лучах заходящего солнца. При этом художник говорит, что в каждом человеке неосознанно покоится и в значимые моменты жизни предстает перед внутренним взглядом картина цели развития, Образ Совершенства. Так было с Парсифалем, когда он внезапно впервые увидел сизый Замок Святого Грааля и в тот момент понял, что это то, что он всегда искал.

Образ того, чем мы однажды в результате нашего развития хотим стать, может быть уже сейчас внутренне распознан нами как Идеальный Образ со всей надеждой, уверенностью и достоверностью, и мы остаемся связанными также со светом и тенью нашего прошлого, пока мы не познали, не изучили и не упорядочили все, что бы мы сделали не так, а лучше.

Такой взгляд по отношению к самому себе дает уверенность, что мы как люди живем не один раз6, а возвращаемся до тех пор, пока не достигнута цель. Но не только это: мы возвращаемся до тех пор, пока человечество в целом не достигнет цели своего развития, цели, в достижении которой мы все, в конце концов, можем друг другу помочь.

На все это указывает маленькое словечко «Я». Ведь если каждый говорит о себе «я», тогда в Я-природе человека живет что-то от того, что каждый человек называет «Я». Тогда должно существовать

реальное «Я» человечества - «Я», общее дня всех людей. Особенностью немецкого языка является то, что инициалы Иисуса Христа читаются как личное местоимение «Я»(Jesus Christus - J.CH. /“ich”). ОН говорит о себе, что ОН хочет быть в каждом человеке, если тот этого хочет и принимает ЕГО в себя или осознает ЕГО присутствие в себе. ОН - сущность, которая так идентифицирует себя с человечеством в целом, как каждый человек это может сделать с самим собой и своей судьбой.

Мы живем сегодня в такое Время, когда естествознание, еще полностью не понимающе, противостоит познанию духа, в плане дальнейшего разделения веры и знания, возникшего в Новое Время. Между тем, культурное развитие все же продвинулось вперед в том смысле, что все больше вопрос о здоровье человека зависит от того, будет ли преодолено это разделение или нет.

Ведь как может человек сохранить здоровое самосознание, если на место опыта действующего человеческого Я как реальной духовной сущности выходит абстрактная личность, существование которой заканчивается смертью, так как ее личностное сознание является всего лишь результатом молекулярных нейропсихологических процессов? И как можно сохранять человеческое достоинство, когда вместо имеющего большие последствия опыта судьбы на первый план выступают слова случайность, удача или неудача?

Ввиду этого разделения «твердого знания» и «неопределенной веры» встает вопрос, почему же так сложно найти мостик между материей и духом в нас самих и в нашем окружении. Так называемое твердое знание основывается исключительно на чувственном восприятии и обрабатываемом его мышлении; вера, напротив, направлена в мир душевно-духовного, который неподвластен органам чувств и материально не выражен. Кажется, что сегодня между ними лежит глубокая пропасть, и неспособность ее преодолеть является огромным препятствием для человеческого развития. Уже сегодня переживание бездуховности и бессмысленности существования приводит многих людей к заболеваниям, наркотической зависимости или самоубийствам. Наоборот, уже сама мысль о том, почему так сложно найти мостик между материальным и духовным бытием, придает смысл существованию человека и значительно приближает его к собственной идентичности.

Это можно проиллюстрировать мыслительным экспериментом: Представьте себе, что человек мог бы точно дать ответ на важнейшие, крайние вопросы экзистенции, такие как вопрос о Боге, существах высшей иерархии и вообще о реальности духовного и истинной природе материи, так что всякое противоречие рушилось

12
бы само по себе. Ключ эксперимента был бы найден: дух как нечто независимое от материи, но все же реальность, обладающая материей, был бы неопровержимо доказан. Что стало бы следствием? Что бы это означало для всех? Это означало бы не больше и не меньше чем то, что исчезло бы всякое сомнение в существовании духа. Тем самым человек потерял бы возможность свободно идти по пути к самому себе и к сущности мира. Внешними средствами было бы доказано то, что, собственно, каждый для себя — добровольно - хотел бы найти и решить.

Одним из величайших чудес человеческого познания является то, что на этот решающий вопрос о самопознании и истинной сути человека может ответить лишь сам человек благодаря работе. Никто не сможет это сделать за другого. Мы Можем лишь помочь друг другу в поиске пути, но конечную истину каждый познает сам. Кристиан Моргенштерн7 (Christian Morgenstern) метко охарактеризовал это в одном из своих стихотворений: (построчный перевод)

Die zur Wahrheit wandern, Странствующие к истине,

wandern allein, странствуют в одиночку,

kciner kann dem anderen никто не может другому

Wegbruder sein. попутчиком стать.

 

Eine Spanne gehen wir, Некоторое время мы идем,

scheint es, im Chor... кажется, вместе...

bis zuletzt sich, sehn wir, под конец, мы видим,

jeder verlor. все потерялись.

 

Selbst die Liebste ringet Даже самый дорогой ведет бой

irgendwo fern; где-то вдали;

doch wer's ganz vollbringet, кто же все совершит

siegi sich ziun Stern, вознесется к звездам,

 

schafft, sein selbst Durchchrister, создаст, проходя путь Христа,

Neugottesgrund - основу для нового божества

und ihn grüßt Geschwister и его приветствует братьев и

Ewiger Bund. сестер Вечный Союз.

 

Если бы это было не так, у нас людей не было бы важнейшей основной опоры нашего существования, а именно, самостоятельности и сознания свободы. Так же, как слово «Я» всяким отдельным человеком может употребляться только относительно его самого и все же объективно касается всякого другого человека, так есть многое, что можно показать с помощью

 

 

познания, познания духа и что вполне объективно уже с давних времен принадлежит к культурным ценностям всякой религии и каждой ищущей истину философии, но этого недостаточно, если индивид не размышляет об этом, и не достигает искомую цель благодаря собственному опыту.

Итак, теперь мы обратимся к мышлению человека.

 

 

3. Мышление - мостик между духом и материей8

 

 

Есть факты, которые так естественны, что их совершенно не замечают. К таковым относится феномен, что каждая закономерность в природе и человеке доступна мышлению; да, что нет такой мысли, которой бы не соответствовала хотя бы одна закономерность, какая-либо реальность в мире. Ведь даже ошибочные или неверные мысли являются причиной чего-либо в мировой связи. Все действующее в природе и человеке можно, в конечном счете, представить в форме мыслей или закономерностей, которые между собой вновь могут быть описаны во взаимосвязях. Например, поле деятельности агрегатных состояний - твердое, жидкое, газообразное - и теплоты, термодинамики представляют взаимосвязь. Соответственно, имеется великая закономерность, значительно различающая формы существования минерального мира от форм существования растений, животных и человека.

Минеральная природа, как мы видим, находится под влиянием законов физики твердых тел и механики. Каждое тело обладает своим индивидуальным центром тяжести, определенными пространственными измерениями и в зависимости от свойств материала может вступать в определенные взаимодействия. Такие явления, как жизнь, душевные проявления или мыслительная деятельность здесь не наблюдаются. Но все же очевидно, что минеральный мир пронизан небывалым интеллектом. Он простирается от физических и химических законов природы до закономерностей, которые были открыты лишь в нашем столетии, приведи к строительству атомной бомбы, современного оружия и информационных систем и являются основой всей компьютерной техники и микроэлектроники. Едва представимый интеллект присущ элементарным частицам и веществам минерального мира в их виде взаимодействия, и мы находимся еще в самом начале, чтобы

 

14 действительно понять мир минерального и использовать его на благо растении, животных и человека.

Растения могут особым образом обращаться с минеральными веществами почвы, но подчиняются совершенно иным закономерностям, чем минералы. Это закономерности жизни, которым нехарактерно то, что типично для минерального мира: способность к изоляции, обособление и разрушение. Жизнь проявляется благодаря тому, что все находится во взаимодействии и взаимосвязи. Это касается не только системы органов растений, включающих в себя корень, побег, стебель, систему листьев и образование цветка, плода и семени, но и тех проявлений жизни растений, которые имеют место в природе. Если бы растения не могли также интенсивно воспринимать и перерабатывать влияния ветра и погоды, и небесных тел, особенно солнца, как они это делают с минеральным веществами почвы, жизнь была бы невозможна.

Растение, в истинном смысле этого слова, устанавливает взаимосвязь между небом и землей; ведь оно с помощью света солнца, удаленного на 150 км от Земли, в процессе фотосинтеза выстраивает свои листья, как основу всех остальных энергетических и субстанциональных процессов в своем организме. Так уже в растениях взаимодействуют две различные системы закономерностей: минерально-физическая, с помощью которой растение может чувственно проявить себя и реализоваться как индивидуальный растительный образ, и система проявления жизни и ее закономерностей, которая включена в великую космическую взаимосвязь. В ранних наблюдениях за природой минералъно- физические закономерности называли земными, а закономерности жизни космическими. Ведь Растению для его жизни необходимо действенная связь с окружающим нас космосом, особенно с солнцем и со связанным с ним ритмичным чередованием дня, ночи и времен года.9

У животных появляется следующая, новая закономерность: душевная внутренняя жизнь и способность к внешнему движению.

Там где внешнее и внутреннее соприкасаются, возникает ощущение,

чувство, сознание. Это закономерности, которые, обобщая, мы можем обозначить как «внутренняя сущность» или «душа». Эта закономерность душевного делает возможным осознать или почувствовать окружающую мудрость земных и космических

законов в индивидуальном существе как «внутреннюю жизнь». Это происходит посредством трансляции (передачи) ощущений органов

чувств, в которых внешние и внутренние процессы встречаются.

У человека появляется следующая, новая закономерность: уже упомянутое явление самоосознанного мышления. Благодаря этому

его душевная жизнь становится самоосознашюй, несущей мысль. Наличие данной закономерности, открывающей путь кзаконам мысли, принципиально отличает человека от всякого животного.

Человеческому мышлению доступны все законы, которые лежат в основе всех вещей и существ природы. Например, на всяком теле проявляется закон свободного падения, оно падает — закон владеет телом, он - «в нем», действует на него. Мудрость, действующая во всем Царстве Природы, в минералах, растениях, животных и в человеке, только в человеке может выступать в абстрактной, легко доступной форме. В природе «мышление» проявляется только в закономерно протекающих явлениях. В человеке, напротив, оно дано в абстрактной форме и не только в телесном действии.

Джон Эккле (John Ecckles) в своей книге «Как Я управляет мозгом» („Wie das Selbst sein Gehirn steuert“) рассмотрел, в какой мере лишь силой направленного внимания, которое Я с помощью осознанного мышления направляет на вещи и процессы, мозг получает стимул к новым достижениям.10 Пластичность мозга, сохраняемая на протяжении всей жизни, т.е. способность мозга с его тонкой структурой постоянно до поздней старости изменяться, развиваться и использовать все более новые соединительные структуры, является результатом такой лишь у человека имеющейся организации мышления, результатом процессов обучения и деятельности, управляемых и контролируемых мышлением. Особенность организации мышления человека состоит, таким образом, с одной стороны, в том, что в ней заключена и доступна в сознательной душевной деятельности вся мудрость природы: законы, по которым образуются и распадаются минералы, по которым жизнь связывает Землю и Космос, по которым происходит «присвоение» внешних впечатлений; с другой стороны, человек может применять эту мудрость в абстрактной форме, т.е. в форме, освобожденной от «бытия - внутри» процессов природы, в качестве мышления.

При таком взгляде мышление действительно образует мостик через поток, разделяющий чисто духовное от вещей естественных, воспринимаемых органами чувств. Т.к. мысли, которые пронизывают все материальное существование как присущие ему закономерности, могут в человеческом мышлении являться отдельно от них как чисто духовная деятельность. Так, мышление проявляется как мудрость, пронизывающая материю и одновременно как духовная жизнь человека, благодаря которой он познает природу и себя самого. Таким образом, правомерно употреблять слово дух (Geist) в узком смысле для обозначения человеческого духа, освобожденного от участия в природных явлениях. Также справедливо в широком

16
смысле говорить о духе в природе. При этом открывается путь видения в мышлении надчувственной, только самому мышлению доступной, духовной реальности. Мысли, словно образы и формулы, появляются также, как органы чувств у надчувственных существ и процессов, которые в мышлении представляются такими, как это возможно для чувственно-данного. Если в размышлениях о мышлении нам станет ясно, что мы в мышлении можем покинуть чувственный мир и с двух сторон получать послания - с чувственной и с духовной стороны, - тогда мы сможем воспринять мыслительную деятельность как мостик между двумя мирами. Мышление хотя и имеет уже сверхчувственную природу, но пронизывает и организует и форме законов природы также и все чувственно данное существование.

Если познать духовную природу мышления, то можно ступить на путь медитации, на котором будет возможно понять присущее мышлению чисто духовное. Мысль Я может при этом указывать направление. Т.к. при этом мы ощущаем очень явно, насколько «слаба» сначала просто мысль Я и насколько реальным и существенным для нас является то, что мы учимся осознавать и
познавать себя самих как духовное существо.

Далее будет продолжено рассмотрение различных Царств Природы, описанных здесь, с точки зрения их участия, как основных сущностных структур, в строении человеческого организма.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.170.169 (0.02 с.)