Почему я? — Мотивы вопроса о смысле



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Почему я? — Мотивы вопроса о смысле



 

На приеме у детского врача задаешься снова и снова вопросом: «Почему мой ребенок должен так страдать, почему это произошло с моим ребенком?» И тот, кто, будучи взрослым человеком, заболевает, — как гром среди ясного неба - спрашивает себя: «Почему это должно было произойти со мной и почему именно сейчас?» Намного реже задаются соответствующим вопросом родители особо одаренных детей; вообще особые способности воспринимаются скорее как само собой разумеющееся или как «подарок природы».

Ответ на вопрос о происхождении и смысле болезни или особого дарования откроется тогда, когда мы посмотрим на дальнейшую жизнь, что мы смогли сделать с помощью данного дарования или что появилось как следствие заболевания у нас самих и людей в нашем окружении. Уже было упомянуто, что человеческой природе принадлежит особенность черпать опыт из страданий, боли

 

 

46
и болезни, который продвигает человека дальше в его развитии. И поэтому решающим и плодотворным вопросом, когда мы имеем дело с такими фактами судьбы, является: «Чему я мог или могу научиться? Как это повлияет на мое дальнейшее развитие?»

Даже безобидные инфекционные заболевания, например, обычный насморк, открывают в этом плане смысл; т.к. они активирую г иммунную систему, дают ей возможность поупражняться, и когда все проходит, она познает укрепление. Поэтому целесообразно, что именно в первые годы жизни, на протяжении которых иммунная система еще строится и тело должно научиться противостоять возбудителям заболеваний, имеется так много острых инфекций, сопровождающихся высокой температурой. Также при относительно безобидных психосоматических заболеваниях в подростковом и взрослом возрасте несложно ответить на вопрос об их смысле. Нарушения сна, отсутствие аппетита, головная боль и боль в желудке — все эти функциональные жалобы указывают на то, что Я еще не научилось, душевно перерабатывать проблемы и заботы так, чтобы из-за них не страдало эфирное тело и как следствие этого также физическое тело в виде его функций. Понимание этих закономерностей, вместе с соответствующими упражнениями для внутреннего спокойствия и избавления от страха, вскоре прекращают эти проявления. Наконец, на вопрос о смысле болезни несложно ответить, когда речь идет о некоторых хронических заболеваниях последней трети жизни, которые не являются тяжелыми и не препятствуют явно профессии и повседневной жизни человека. Ведь каждый, у кого есть какое-либо заболевание, о котором он знает, что оно будет сопровождать его до конца жизни, — как это и имеет место при хронических болезнях - тот должен задавать себе вопрос, почему уже сейчас он так явно сталкивается с проблемой бренности своего тела. Благодаря этому он будет сильнее и более экзистенциально задаваться вопросом о конце жизни и разрушении тела в смерти, чем тот, кто до преклонных лет имеет стабильное здоровье. Перед лицом хронических заболеваний в старости к человеку подступает вопрос, как же будет продолжаться жизнь и духовная экзистенция после смерти. Три вышеназванные группы заболеваний - безобидные острые инфекции, легкие психосоматические заболевания и нетяжелые хронические болезни в старости - четко показывают, как человек может что-то извлечь для своего телесного, душевного и духовного развития, что полезно и важно для дальнейшей жизни.

Намного сложнее ответить на вопрос о смысле перед лицом тяжелых врожденных нарушений, неизлечимых или очень болезненных заболеваний или перед лицом внезапных несчастных

случаев с тяжелыми последствиями для дальнейшей жизни. Имея дело с такими ударами судьбы, которые кажутся на первый взгляд бессмысленными и вызывают горечь и отчаяние, спрашивать в том направлении, откуда могут прийти полезные ответы. В поиске такого направления полезных вопросов и возможных ответов может помочь рассмотрение различных историй о больных в Евангелии. Объясним это.

Кто читал историк о больных в Евангелиях от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, может распознать три различных типа повествования о больных, либо в чистой форме, либо связанных друг с другом. Но эти типы не имеют ничего общего с болезнью, о которой идет речь. Напротив, они опираются исключительно на вид лечения или исцеления. При этом это всегда сами обстоятельства судьбы, при которых наступает болезнь, и которые дают повод для определенного вида лечения.

При первом типе историй о больных речь идет о совершенно личных обстоятельствах судьбы. В качестве примера можно привести встречу со слепым из Иерихона: «Приходят в Иерихон. И когда выходил он из Иерихона с учениками Своими и множеством народа, Вартимей, сын Тимеев, слепой сидел у дороги, прося милостыни. Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить: Иисус, сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать, но он еще более стал кричать: Иисус, сын Давидов! помилуй меня. Иисус остановился и велел его позвать. Зовут слепого и говорят ему: не бойся, вставай, зовет тебя. Он сбросил с себя верхнюю одежду, встал и пришел к Иисусу. Отвечая ему, Иисус спросил: чего ты хочешь от меня? Слепой сказал ему: Учитель! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: иди, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Иисусом по дороге.»35 В этом повествовании называется имя больного, происходит индивидуальная встреча, «разговор пациента с больным». Описано, как больной должен был вести себя и как вел себя после этого исцеленный: «... и пошел за Иисусом по дороге». Этот тип повествований о больных более всего похож на те, что мы сегодня главным образом наблюдаем: речь идет об индивидуальной медицинской консультации. И на таком индивидуальном уровне переживается также и смысл исцеления, которое - в Евангелии всегда — сопровождается внутренним пробуждением или обращением.

Меньше внимания уделяется сегодня повествованиям о больных, где не сам больной находится в центре, а люди в окружении, на которых все это обрушивается, и которые вместе с исцелением переживают внутреннее преобразование. Здесь в качестве примера можно назвать «сотника из Капернаума»: «Когда

Он окончил все слова Свои к слушавшему народу, то вошел в Капернаум. У одного сотника слуга, которым он дорожил. Был болен при смерти, Услышав об Иисусе он прислал к нему Иудейских старейшин просить Его, чтобы пришел исцелить слугу его. И они, пришедши к Иисусу, просили Его убедительно, говоря: он достоин, чтобы ты сделал для него это, ибо он любит народ наш и построил нам синагогу. Иисус пошел с ними. И когда Он недалеко уже был от дома, сотник прислал к Нему друзей сказать Ему: не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой; потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой; ибо я подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: «пойди», и идет; и другому: «приди», и приходит; и слуге моему: «сделай то», и делает. Услышав сие, Иисус удивился ему и обратившись сказал идущему за ним народу: сказываю вам, что в Израиле не нашел Я такой веры. Посланные, возвратившись в дом, нашли больного слугу выздоровевшим.» В этом повествовании индивидуальная судьба больного не показана. Соответствующие изменения, о которых сообщается в связи с исцелением происходят в людях, окружающих волею судьбы больного. Из-за внезапно заболевшего слуги до Христа доходят Иудейские старейшины, сам сотник и его друзья. Кто здесь задает вопрос о смысле, должен признать, что «успех», смысл болезни, проявляется не в самом больном, а у людей волей судьбы его окружающих.

На первый взгляд, это может казаться чуждым, что человек переносит тяжелую болезнь, а смысл этой болезни, в первую очередь, не для него, а заключен в том, что выстрадают люди, ухаживающие за ним и принимающие участие в его жизни и его развитии. Но, посмотрев на ежедневную практику ухода за больными, мы увидим, что часто все происходит именно так. Есть больные, которых вопрос о смысле затрагивают напрямую, в то время как люди окружения стараются помочь ему в этом учебном процессе, причем сами они при этом не подвергаются большим изменениям их жизненной установки и взглядов на жизнь. И есть также абсолютно противоположное: Заболевший воспринимает свою судьбу как богом данную, доволен, несмотря на тяжесть своего состояния, в то время как люди его окружения испытывают отчаяние, крайнюю степень озабоченности, страха и неуверенности. Они потрясены болезнью. Также, как дети совершенно по-разному воспринимают родителей и наоборот (см. первую главу) и каждый проходит что-то свое вместе с другим, так и здесь Взаимосвязи судьбы между людьми крайне дифференцированы. Что всегда важно, это, с одной стороны, индивидуальность ситуации развития индивида и, с другой стороны,

отношения с людьми вокруг него. Говоря о судьбоносных взаимоотношениях людей друг с другом, мы попадем в сферу, где нет ничего сопоставимого, все неповторимо. Ни одна судьба не похожа на другую; т.к. все, что внутренне переживается людьми, очень различно, даже если внешние биографии так похожи. Это станет видно, если удастся, внушить людям столько доверия, чтобы увидеть все то, что он действительно в течение своей жизни испытал, выстрадал, достиг.

Наряду с индивидуальной и социальной формой есть и третий уровень затронутости судьбы. Это уровень человечества. Так же как у отдельного человека есть свой путь судьбы, так он есть и у групп людей, религиозных сообществ, народов, больших и малых социальных объединений, таких как семья или рабочая группа. Кроме этого, есть также всеобъемлющая взаимосвязь судьбы всего человечества. Человечество как целое развивалось на протяжении тысячелетий, у него есть прошлое, настоящее и будущее - у него есть судьба всемирного целого. И здесь болезнь имеет потрясающее значение, т.к. она пробуждает в людей чувство их принадлежности к человечеству в целом. И тогда смысл заболевания находится не на индивидуальном уровне, и не на социальном, а в царстве, где индивид осознает сою взаимосвязь с человечеством в целом. Примером такого вида повествования о больных послужит первая история из Евангелия от Луки: «И пришел в Капернаум, город Галилейский. И учил их в дни субботние. И дивились учению Его ибо слово Его было со властию. Был в синагоге человек. Имевший нечистого духа бесовского, и он закричал громким голосом: Оставь; что тебе до нас, Иисус Назарянин? Ты пришел погубить нас; знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий. Иисус запретил ему, сказав: замолчи и выйди из него. И бес, повергнув его посреди синагоги, вышел из него, нимало не повредив ему. И напал на всех ужас, и рассуждали между собою: что это значит, что Он со властию и силою повелевает нечистым духом, и они выходят? И разнесся слух о нем по всем окрестным местам.»17В сравнение с двумя другими примерами бросается в глаза, как мало мы узнаем о больном человеке в синагоге Капернаума. С ним не происходит индивидуальной беседы. Христос говорит лишь с духом его болезни, с демоном, и приказывает ему покинуть больного. И стоящие вокруг не удостаиваются ни единым словом. Они переговариваются между собой и удивляются, как исцеление было возможно.

Здесь указывается на чисто духовный уровень понимания болезни. Вопрос о смысле в таком виде историй о больных указывает на то, что человечеству для его развития необходимо противостояние со злом, с болезнью. Это провозглашают все мифы о творении, все

50
архетипические повествования о свете и тьме - и наш ежедневный опыт человека двадцатого века. Нет дня, когда мы не встречаемся со злом или хотя бы с препятствиями в нас или вокруг нас, когда зло не проходит перед нашими глазами на страницах газет и экране телевизора? Вопрос о смысле зла относится к важнейшим, но и к невыносимым вопросам, которые ставит жизнь. Как часто мы желаем себе возможность человеческого развития без конфликтов с кошмаром человеческого, со злом и противоестественным, и как часто это проявлялось в последнем столетии в войнах, репрессиях, жестокостью дома! И все же даже мимолетный взгляд на каждодневный жизненный опыт учит, что без индивидуального конфликта с заблуждением и злом что-то в человеческом развитии должно было бы исчезнуть: свобода. Свобода как центральная сила человеческого достоинства по необходимости привязана к возможности ошибаться. Поэтому в устройстве мира, в котором должна развиваться свобода, зло, как нечто противоположное, также имеет право на существование.

Этот третий, труднее всего понимаемый тип болезни иллюстрирует история об Иове38. Она начинается с эпилога «на небесах». Господь Бог говорит с Дьяволом и хвалит слугу своего Иова, который безупречен. Дьявол слушает и затем открывает Господу Богу глаза, указывая ему на то, что Иову нетрудно вести богоугодную жизнь, т.к. у него все в порядке. У него есть все, что нужно мужчине для жизни: любимая жена, дети, богатство, друзья и - здоровье. «Но»,- продолжал Дьявол, «протяни Твою руку и прикоснись ко всему, что у него есть, - что произойдет, он откажет Тебе пред ликом Твоим». Господь Бог пускается в этот спор и дает Дьяволу власть навредить Иову всяким мыслимым способом - с одним исключением: он не может его убить. И так «безвинно» Иов попадает в полную нужду, что, наконец, все начинают в нем сомневаться и подозревать его в совершении тяжелого греха, т.к. Господь не наказывает невиновных. Дальнейшее развитие, однако, опровергает это ошибочное мнение. Иов, который не сознает за собой никакого греха, как и окружение, данное ему волей судьбы, которое также не видит смысла в болезни и нужде Иова, готовятся узнать нечто более глубокое: то, что можно быть виновным уже потому, что человек полагает, что заблуждения и зло встречаются среди других людей, а он сам непорочен и чист. Даже если это касается одного человека, в данном случае Иова, то индивид должен спросить себя: Где я мог обрести мою безупречную сущность? Как я мог научиться тому, чтобы стать хорошим человеком? И тогда, очевидно, нужно признать, что ты обязан этим людям, с которыми ты жил - но и факту, что все развитие человечества существует как

целое. Ведь, если человек сам в собственном окружении, данном судьбой, не сталкивается с определенной проблемой, на которой он мог бы что-то познать для себя, то ему сообщается об этом из истории человечества, из опыта других. Так многое можно получить из того, что человек учится понимать и прорабатывать опыт других людей и великие исторические факты. Нашим бытием, какое оно есть, мы обязаны не только личному полю судьбы, но и самому великому процессу развития человечества. И когда Иов близок к осознанию этого, ему благозволяется увидеть Господа. Он познал смысл человечества и ощутил близость Господа в человечестве.

Таким образом, понятие «вины» расширяется. Есть индивидуальная вина, с которой индивид сам разберется наилучшим образом, признав ее. Можно быть виновным перед другими людьми, не зная об этом. Человек живет в иллюзии, что он правильно действует, и не подозревает, к какой боли или даже разрушениям при определенных обстоятельствах ведут его действия других людей. Такие остающиеся без осознания повреждения в других людях требуют какую-либо форму выравнивания в поздней земной жизни. Также имеется вина, лежащая на человечестве и связывающая нас с Господом. Поскольку с самого начала творения зло было допущено как составная часть нашего развития, Господь несет этот вывод, этот приговор - «вина». Поэтому в Ветхом и Новом Завете мы читаем непосредственно диалоги между Господом и Дьяволом, между Христом и духом болезни.

Это проясняет, что может означать этот третий тип болезни для отдельного человека и для тех, кто переживает этот процесс. Задавая действительно крайние вопросы, этот вид болезни затрагивает зерно нашей личности, действующую в нас сущность, которую мы называем словом «Я». Это Я, как уже много раз указывалось, тремя способами связано с происходящим в судьбе. Во-первых, это причина нашей индивидуальной судьбы и с этим источник нашего личного развития. Поскольку судьба и развитие формируются согласно поступкам Я на протяжении земной жизни. Но, во-вторых, Я является также частью общего хода судьбы. Взглянув на жизнь, мы увидим, что, все, что мы до сего момента познали, произошло исключительно благодаря людям, с которыми мы были вместе. Т.е. в своем становлении мы являемся результатом всех контактов с людьми, которые у нас были. В нашем жизненном окружении появляются все время новые люди, которые помогают осознать имеющийся дефицит и хотя бы частично восполнить его. С такой точки зрения человек находится в долгу перед всеми теми, благодаря кому он смог получить все способности, которые до сих пор он считал своими собственными. В-третьих, человек и его судьба

52
являются лишь частью всей судьбы времени, частью великого человеческого развития и обязан ему большой благодарностью. При таком аспекте понятие болезни становится христианским. Ведь здесь вопрос ставится не так: «Что обрету я или мое окружение, данное судьбой, В результате болезни?», а иначе; Что я могу сделать для человечества, если Я благодаря болезни приму участие в его страданиях и в их преодолении? Это участие в судьбе человечества проявил Христос своими страданиями, которые он полностью «безвинно» принял на себя за нас. Особенно часто эта третья категория болезни встречается среди больных раком и СПИДом. Это люди, которые явно ощущают, что они страдают не ради себя - по крайней мере, не только ради себя, - напротив, они сознают, что они способствуют выравниванию в человеческом целом, беря на себя страдания за него. И так они через все несут свою человечность по пути страданий. И «невинные», они влекут то, что лежит грехом на человечестве из-за того, что творит в истории человечества зло своими искушениями и вызовами.

Кого лично коснулась болезнь или нарушение, или кто переживает это в своем ближайшем окружении и просит помощи, тот может попытаться, задать три намеченных вопроса. Обобщим их еще раз: Что может быть полезного, познавательного в этом для больного? Что могут обрести люди в его окружении, переживая такую больную судьбу? Что указывает на то, что больной принадлежит человечеству в целом и через страдание чувствует связь с человечеством и тем, что ему необходимо на данном этапе развития, для исцеления? — Если на подобные вопросы ответить открыто и честно, то они приведут к полезным, указывающим дальнейший путь ответам. Эти ответы могут прийти в голову случайно, они могут прийти в результате наблюдения, сделанного однажды, или благодаря тому, что мы заново поймем много раз прочитанные и услышанные слова. Верен ли ответ, можно судить по тому, насколько он способствует исцелению и несет мир душе. Мой опыт показывает, что больной глубоко внутри точно знает, что общего имеет данное заболевание или нарушение с ним самим и его судьбой. И эта глубокая, чаще всего неосознанная уверенность привносится в полное сознание благодаря таким вопросам и появляющимся ответам и дарует больному и людям вокруг него утешение.

На вопрос: Почему Я? каждый человек может ответить сам. Ведь в Я обоснованы причины и следствия судьбы. Здесь соединяются прошлое, настоящее и будущее. Откуда мне знать, не именно ли то, что мне сегодня совершенно неожиданно и, как кажется, беспричинно приходится пережить, необходимо, чтобы я выстоял в поздней жизни ситуацию, которая полностью зависит от

этого? Болезни и нарушения эти не только выравнивание того, что было упущено в ранней жизни или не было распознано в своем значении. Они могут иметь смысл только лишь в отношении ближайшего или далекого будущего. К одному га самых волнующих результатов исследований Рудольфа Штайнера в этой области относится высказывание, что нет ни одного великого благодеятеля человечества, который бы в одной из своих ранних земных жизней не прошел через инкарнацию как человек с физическими и/или умственными нарушениями. Если человек научится думать и чувствовать в рамках этой темы, смотря вперед, то он сможет воспринимать небольшие слабости, нарушения повседневной жизни с юмором. Этот юмор находит свою пишу в том, что человек знает: Каждая слабость - если ее преодолеть - станет силой. Всякая сегодня еще нерешенная проблема, когда она будет решена, станет способностью говорить слова искупления и помощи. Кто в этом плане может представить, каким будет человек в будущем, тот может в доверии высвободить совершенно иные силы для преодоления проблем настоящего. Вместо того чтобы что-то воспринимать лично и безмерно раздражаться по этому поводу, нужно попытаться взглянуть на вещи объективно, и тогда будет легче справиться с имеющимися препятствиями и трудностями.

Так и вопрос о «вине» познает полезную метаморфозу. Ведь речь больше не идет о том, кто чем обязан, но говорится исключительно о том, на что указывает эта так называемая вина и к чему она желает привлечь Haшe внимание — чему мы с помощью нее можем научиться и какие позитивные возможности развития она открывает. Такое понимание вины также помогает свободнее смотреть на чувство виновности перед людьми и природой, которые несет с собой современная жизнь. И то, что в Германии и других странах накопилось чувство коллективной вины, вызывает у каждого индивида экзистенциональные вопросы. В этой ситуации полезно спросить себя: Чему это чувство вины - все равно, откуда оно пришло - хочет нас, меня сегодня научить? Как я могу превратить вину в активную со-ответственность?

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.012 с.)