Что, - говорит, - по силам тебе твой опыт?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Что, - говорит, - по силам тебе твой опыт?



Нет, - отвечаю я, переходя на шепот...

Светлана Кекова

 

Жизнь есть процесс извлечения смысла (порядка) из окружающей среды. Мыслители всех времен утверждали, что с философской точки зрения человек, как таковой, изначально не существует, его реальное появление в пространстве этого мира - не факт, но акт. Личность возникает лишь в результате определенныхусилий. Есть множество вариантов «дочеловечивания», именуемого «вторым рождением», однако успешно решить эту задачу становления удается далеко не каждому.

Одним из способов очистить свою природу и состояться, стать «полновесным» и в то же время свободным, является йога в ее традиционном виде, известном тысячи лет (именно этот ее вариант мы называем классическим). «Невозможно отрицать важность одного из существеннейших открытий Индии, а именно, что сознание может выступать в качестве «свидетеля», «наблюдателя», свободного от влияния психофизиологических факторов и темпоральной (связанной со временем) обусловленности. Это сознание «освобожденного» человека, который сумел выйти из потока времени...» («Йога: бессмертие и свобода», 1999, с. 65).

Подлинных методов самореализации немало (хотя подделок, конечно, несравненно больше), среди них нет лучшего или худшего, все они реальны, нужно лишь найти подходящий. Я категорически возражаю против превращения русского человека в пародию на индуса посредством рабского копирования чуждых обычаев и поведения, технология йоги вненациональна и, будучи избавлена от метафизики и мистики, блестяще работает (по компьютерной аналогии) в отрыве от «материнской платы».

Вопреки обывательским представлениям йога - предмет весьма сложный, не имеющий аналогов в жизненном опыте человека Запада. По ряду причин фрагменты ее универсальной технологии оказались рассеянными во времени и пространстве, среди различных народов, эпох и культур. При определенной доле удачи и терпения мне удалось восстановить первоначальный шедевр из отдельных фрагментов, на что ушло около трех десятилетий.

К сожалению (а скорее, к счастью), у меня не было реального гуру, который, гарантируя безопасность, значительно ускоряет процесс освоения йоги учеником. Моими учителями и соавторами являются адепты прошлого и настоящего, посвятившие себя йоге, без них эта книга никогда бы не появилась на свет.

С какого-то момента материал книги, с которым я работал, начал спонтанно упорядочиваться, и таким образом текст, в котором, казалось бы, должны излагаться полученные умозаключения, превратился в механизм автономного производства смысла, до этого не вполне ясного. Когда ментальное содержание переводится на бумагу, все его составляющие, преломляясь в словесных эквивалентах, располагаются спонтанно и совершенно по-новому. Возникшие выводы подтвердили тот факт, что именно в процессе йогической практики, основанной на принципах Сутр разрешаются проблемы тела (здоровья), экзистенции (бытия), и происходит духовная трансформация.

Нельзя сказать, что в результате долгих и упорных занятий йогой я сильно поумнел, все понял и написал эту книгу. Накопив большое количество разнообразных сведений о предмете и большой личный опыт практики, я получил возможность ее написать. А далее сработал принцип действия не действием. Вот его суть: устройство реального мира таково, что ко многим результатам (изменениям) человек не в состоянии прийти путем последовательных операций. Желая самосовершенствоваться, мы сразу утыкаемся в противоречие: если даже ясно, что и в какую сторону надо изменить, непонятно, кто и как будет делать это. Каким образом я могу улучшить себя? Как психосоматика, частью которой является моя давно сложившаяся личность, может стать иной? Кто ее изменит? Кто знает, что и как следует менять, может быть, Я? Но ведь именно из-за ошибочных представлений Я и его ущербного поведения, на этих представлениях основанных, и возникает то плачевное состояние, с которым приходится разбираться. Чтобы изменения оказались действительно необходимыми и безошибочными, их должна произвести некая умная и все обо мне знающая сила со стороны. Но откуда она возьмется? Выход один: нужно создать условия для свободного функционирования психосоматики в ее собственных интересах, которые одновременно являются и моими, но от меня скрыты (элементы ситуации, которые Эго в принципе не может знать - см. Геделя теорему о неполноте).

В этом случае необходимую регулировку, недоступную Я, спонтанно (вне моего контроля, но в результате созданных мною условий) производит сама система, это и есть «действие не действием» («деяние не деянием», в китайской культуре - «у-вэй»). Я могу лишь создать условия для инициирования желательного хода событий, но реализуется он природными механизмами, работающими автономно, вне человеческого разумения и воли.

«Становится очевидным, что сложно организованным системам нельзя навязывать путиих развития.Скорее, необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям развития» («Основания синергетики», 2002, с. 17).

«Развитие состояния транса - это интрапсихическое явление, обусловленное внутренними процессами, и действия гипнотерапевта направлены на то, чтобы создать для них благоприятные условия. По аналогии можно сказать, что инкубатор создает такие условия для выведения цыплят, но сами цыплята получаются благодаря развитию биологических процессов внутри яиц. Неопытный врач, индуцируя состояние транса, часто старается направить поведение испытуемого соответственно своим представлениям о том, как последний должен себя вести. Роль врача, однако, должна быть сведена к минимуму» («Стратегия психотерапии», 2000, с. 26).

Трансформация посредством йоги, принципы которой описал Патанджали, возможнатолько в русле «действия не действием».Собственно говоря,именно мягкое управление исходными условиями, в результате создания которых система сама по себе срабатывает в полезном ей, а, следовательно, и мне, направлении и есть йога. Любая физическая либо ментальная деятельность, от начала до конца построенная на личных усилиях, самоконтроле и происходящая в обычном состоянии бодрствованияйогойнеявляется!

Все сегодняшние виды псевдойоги ( «авторские стили») бессмысленны по сути, поскольку в нелинейной среде, какой является организм человека «Могут возникать только те структуры, которые в ней потенциально заложены и отвечают собственным тенденциям процессов в данной среде. И ничего иного в качестве метастабильно устойчивого не может быть сконструировано. Это – своего рода эволюционные правила запрета» («Основания синергетики», с. 132). Короче говоря, можно придумать любые последовательности и модификации физических действий, как угодно называть их, но полезнымионибудутлишь в том случае, когда их размерность и характер совпадают с главной задачей психосоматики – сохранением устойчивости гомеостаза.

«Американские врачи и хиропрактики всерьез обеспокоены растущим числом травм, которые люди получают при занятии йогой, особенно «скоростной» ее разновидностью, так называемой «пауэр-йогой», которая все больше входит в моду в последние годы. Как вспоминают специалисты, такого не было с 1980-х годов, когда Джейн Фонда начала рекламировать аэробику. Корреспонденты «Boston Globe» приводят примеры «жертв» увлечения йогой. Так, тридцатилетний мужчина нуждался в операции после того, как повредил коленный сустав. Женщина с большим опытом «классической» йоги повредила шею после занятий с новым «гуру», другой мужчина повредил нерв и потерял чувствительность бедра (хотя газеты и приводят обычно не статистику, а «жареные факты», очевидно, дыма без огня не бывает - В.Б.).

По некоторым оценкам йога в США сейчас является наиболее динамично развивающейся формой физической активности, по сведениям «Yoga Journal», ею занимаются восемнадцать миллионов человек, в то время как в 1998 было только семь. По данным Американской ассоциации производителей спортивных товаров эти цифры несколько скромнее, и статистика выросла с 7,4 в 2001 до 9,7 млн. в году 2006.

Как отмечают эксперты, в большинстве случаев йога безопаснее прочих систем, однако многие понимают ее неправильно, превращая в соревнования, а отсутствие предварительной тренировки (и необходимых знаний) ведет к травмам. Ситуация усугубляется отсутствием стандартов в подготовке преподавателей, хотя сейчас и организован «Альянс йоги», который выступает за определенные требования к их обучению» («Медновости» от 09.01.2003).

Подход человека западного склада к йоге содержит коренную и весьма опасную погрешность: говоря о выполнении асан или медитации древние тексты вовсе не имеют в виду прямой волевой контроль! Речь идет только о создании и сохранении специальных условий в сознании и теле, что запускает самонастройку (процесс самосовершенствования), протекающую вне сферы восприятия и компетенции разума. Я нахожу, готовлю, кладу в рот, пережевываю и глотаю пищу (мое сознательное действие), но переваривается и усваивается она автономно (действие полностью бессознательное), за это отвечают механизмы, неизмеримо более древние, нежели Я-сознание. Чтобы процесс пищеварения был безупречным, нужно только одно: не мешать ему! Подлинная йога всегда была и остается искусством косвенной, но никак не прямой регулировки! Я лишь создаю условия для того, чтобы психосоматика сама привела себя к свойственному ей порядку! Этот порядок (гомеостаз) является скрытым, свернутым, мы «узнаем» о его наличии только после возникновения расстройства. Если жизнь субъекта построена так, что сумма повседневных нагрузок превышает возможности восстановления, то рано или поздно деструктивные изменения накапливаются в органах и системах, проявляясь вначале как функциональные расстройства, которые по мере развития становятся хроническими заболеваниями.

Типичный пример безграмотного поведения – попытка построения коммунизма в России. «Социальное состояние, которое замысливалось, не соответствовало внутренним свойствам и потенциям среды. Не было такого состояния (хотя верили, что оно должно быть, поскольку очень хотелось - В.Б.) в числе возможных, а потому и соскользнули в другое, потенциально существующее. Шел в комнату – попал в другую. В таких случаях следует либо искать пути для изменения внутренних свойств сложной системы (что в отношении человеческого организма бесперспективно, поскольку он является продуктом эволюции – В.Б.), либо вовсе отказаться от попыток навязывания реальности того, что ей несвойственно» («Основания синергетики», с. 133).

К аналогичным попыткам относится и любая «йогическая динамика», характерная тем, что время пребывания в асане минимально - поза фактически не фиксируется. Правда, П.Джойс, основатель Аштанга-виньясы, говорит, что в его «системе» выдержка асаны длится несколько дыхательных циклов, но видеозаписи занятий этого не подтверждают. За мизерные паузы, разделяющие непрерывный поток движения в Аштанга-виньяса-йоге, украинских «кругах» и т.д. процесс самонастройки (самосовершенствования) включиться не может, не соблюдены главные его условия - полная релаксация (в том числе – молчание ума) и физическая неподвижность. В классической йоге тело просто выполняет асаны, а сознание при этом практически выключается, не участвуя в процессе. Порядок же (последовательность) поз (судя по первоисточникам, их было в прошлом чуть больше трех десятков) вначале не имеет особого значения, поскольку определяется исходными физическими данными и состоянием здоровья. Без разницы, на каком «материале» мы получаем релаксацию, искомое психофизическое состояние гарантировано возникает именно в простых и доступных позах, равно как и в паузах между ними. Избыточная сложность не нужна вообще, она энергозатратна, травмоопасна и не совместима с подлинно йогическим состоянием сознания.

А теперь немного истории. Мое личное знакомство с йогой (не считая совсем уж детской попытки 1964 года) началось в 1971, с книги Б.К.С.Айенгара «Прояснение йоги» («Light on Yoga» или «Йога дипика»). Когда ее привезли из Москвы - это было нечто! Помню мощную кипу листов машинописного перевода и отдельно фотографии асан. Мы просто упивались ими: что делает человек со своим телом! И главное - потрясающая детализация, все расписано по дням, бери и пользуйся.

Но кроме этого была еще йога в «Индийской философии» С.Радхакришнана, в переводах «Махабхараты» Б.Л.Смирнова, в «Лезвии бритвы» И.А.Ефремова, в «живой этике» Рерихов, какая-то интегральная йога Шри Ауробиндо, йога бхакти – Рамакришны и Вивекананды. И все это, кроме самых общих мест, никак не коррелировало с айенгаровским «Прояснением…»! Кроме того, очень быстро выяснилось, что автор показал что делать, сколько, и в какой последовательности, но нигде не говорилось, как сделать любую асанутаким образом,чтобыона удаласьлично мне! Там было сколько угодно пассажей типа: «Взять ногу, с выдохом занести ее за голову…» и т.д. Но нога не желала заворачиваться туда, хоть тресни! Не лучше обстояло дело и с подавляющим большинством поз, объяснений же по существу, которые проясняли бы ситуацию, в «Прояснении…» не было.

Возникал вопрос: если одно (философия) находится вне видимой связи с другим (практикой), почему тексты упорно твердят о том, что Раджа-йога - система целостная и последовательность освоения ее должна соблюдаться неуклонно?

В итоге я решил во что бы то ни стало вникнуть в философию и одновременно заниматься «по Айенгару», чья книга казалась нам тогда верхом совершенства. Я упорно вгрызался в Радхакришнана, «Локаята даршану», «Атмабодху», Упанишады («Древнеиндийская философия нового времени», 1963), отлавливал у букинистов книги ашхабадской «Бхагавадгиты», постигал схоластику бесчисленных индийских школ и сект. Все они превозносили йогу как инструмент самореализации, спасения, интуитивного познания и т. д., ничего не говоря о технологии выполнения асан и медитации (кроме комментариев Б.Л.Смирнова к его переводам «Бхагавадгиты», да и там эти сведения были минимальны).

В тоске я попробовал даже искать здравое зерно в «живой этике» Рерихов, но потерпел фиаско. При всем том по утрам я железно работал «по Айенгару», однако если от философии трещали мозги, то асаны не получались вообще! В итоге занятия «по Айенгару» на протяжении четырех лет учебы в институте не дали явного позитива, зато бесконечные мелкие травмы подвигли меня к серьезным размышлениям. Почему нет прогресса, несмотря на исключительную добросовестность, а попытки выполнить позы «как на картинке» неизменно перегружают тело?

Однажды, пережидая очередную травму и временно утратив возможность и желание стараться, я уловил непривычный внутренний покой в процессе занятий, так в сознание, омраченное пагубным стремлением к чужой гибкости, проник отсвет истины. Тогда я вообще прекратил давить на форму, и вскоре понял, что собственные усилия не нужны вообще, более того – они являются помехой. Так началась фундаментальная переоценка значения фактора гибкости в Хатха-йоге. Постепенно выяснилось что только после достижения полной (мышечной и ментальной) релаксации тело начинает само по себе «стекать» к абсолютной границе формы, куда без мощного динамического разогрева невозможно добраться никаким сознательным усилием. Специфическая «текучесть» эта, дающая спонтанный прирост гибкости, прямо пропорциональна степени очистки сознания от произвольной ментальной активности и автономного мыслительного «мусора».

И когда годы спустя в русском переводе Сутр я прочел шлоку сорок седьмую главы второй: «При прекращении усилия или сосредоточении на бесконечном асана достигается» («Йога-сутры Патанджали», 1992, с.143), то для меня это не стало откровением. Поскольку к аналогичному выводу я давно пришел что называется на своей шкуре. Странным было другое: почему нет ни слова по этой теме в том же «Прояснении йоги»? Почему всемирно известный йогический авторитет не счел нужным вообще упомянуть об этом? Но это уже другая история.

Когда я сравнил результаты практики, основанной на полном расслаблении с тем, что получалось при добросовестных стараниях в обычном состоянии сознания, всякие сомнения исчезли. Чтобы обеспечить технику безопасности в асанах пришлось вникать в растворение ощущений, а уже затем разбираться с подходами к релаксации ментальной.

Итак, Сутры определяют йогу как временное торможение физической, ментальной и эмоциональной активности. «Очень важно удерживать тело в одном положении без усилия, поскольку лишь выполненная непринужденно асана дает необходимое сосредоточение. Идеальное положение тела - когда отсутствует какое-либо усилие для его поддержания», пишет Вьяса. «Выполняющий асану йогин должен снять естественное телесное напряжение» («Йога. Бессмертие и свобода», с. 56).

И далее: «По отношению к физическому телу асана - это экаграта, сосредоточение на одном предмете: тело «сосредоточено» на своем положении. Как экаграта утишает колебания и рассеяние «вихрей сознания», так и асана прекращает всякие движения тела, наполняя его осознанием самого себя…» (там же).

Кажется, что такому описанию отвечает одна Шавасана (описание ее дано в главе «Начинающим»), но это не так, поскольку подавляющая часть двигательной активности человека автоматизирована и осуществляется вне контроля сознания. При этом мы в повседневности практически никогда не причиняем вреда телу. И не ощущаем его, если оно здорово. Следовательно, для гарантий физической безопасности в таком же ключе – без каких-либо негативных ощущений! - должна реализоваться и Хатха-йога!

Определение: «Релаксация [от лат. relaxatio уменьшение напряжения, ослабление] – 1). Это физический процесс постепенного возвращения системы в состояние равновесия после прекращения действия факторов, выведших ее из данного состояния; 2). В медицине - а). расслабление скелетной мускулатуры; б). снятие психического напряжения» [«Современный словарь иностранных слов», «Русский язык», 1999, с. 522, 523]. Под релаксацией подразумевается, в данном случае, не только и не столько мышечное, но, прежде всего, ментальное расслабление (торможение сознания), поскольку именно оно является целью и методом йоги. Тело в асанах можно грузить с любой интенсивностью, но при этом есть два момента, существенно отличающие данную физическую деятельность от обычной:

опустошенное и частично заторможенное сознание на протяжении всей практики;

выполнение асан, порождающее преобладание активности парасимпатического отдела ВНС!

Грамотная практика не может сформироватьгипотонус, напротив, подобранные в необходимой (для данного индивида) пропорции силовые и растяжечные позы приводят к оптимальному вегетативному балансу. Что же до нервной системы среднего жителя мегаполиса, то социум ежедневно нагружает ее до такой степени, что ментальная релаксация никогда лишней не будет. ССС пишет: «Подобно тому, как для расслабления тела нужна удобная кровать, вашему уму также необходимы определенные периоды отдыха для сохранения свежести» (журнал «Йога», №1, 2003, с. 6). Когда глубокая релаксация освоена, человек получает возможность без каких-либо отрицательных последствий напрягаться так, в том числе и физически, как и мечтать раньше не мог.

Кроме того, классическая Хатха-йога, регенерируя психосоматику, обеспечивает в процессе занятий асанами наработку предмедитативного состояния. «Какого-либо динамического применения силы следует всячески избегать, общая установка на расслабление вообще достаточно характерна для йоги. В каждой асане задействована та или иная внутренняя структура, которая требует только минимальной затраты энергии. Обучение асане представляет собой совершенствование сенсомоторной регуляции, так что снижение мышечной активности будет отражением роста мастерства в Хатха-йоге» («Физиологические аспекты йоги», 1999, с. 24, 45, 47). Реализуемая в таком ключе практика вызывает концентрацию внимания, которая на Западе понимается совершенно по-иному - как сведение восприятия в фокус и волевое удержание его на одном месте (объекте). ССС утверждает, что истинная концентрация внимания может быть только спонтанной, и возникает в полностью расслабленном теле и сознании. Иными словами, главное, с чем следует целенаправленно и сознательно работать в йоге - это молчание ума, только при этом возникает феномен самонастройки.

Все в этом мире взаимосвязано, и древние это знали. Цель йоги изначально была и остается одной и той же: это последовательное налаживание контакта (коммуникации) сначала со своим телом, а затем и с бессознательным, отсюда, скорее всего, одним из вариантов перевода слова «йога» и является термин «единство».

«Йога, или психофизиологическое совершенствование представляется мне крепким свинчиванием сознательного с подсознательным в психике человека, железным стержнем, поддерживающим крепость души и тела» («Лезвие бритвы», стр. 624).

Природа устроена так, что на всех уровнях организации время работает против жизни. Одним из условий любого локального порядка является тот факт, что рано или поздно этот порядок исчерпывается. С момента появления индивида на свет погрешность процессов жизнеобеспечения непрерывно нарастает, и лишь практикой Хатха-йоги (либо цигун и зыонг-шинь) стандартная скорость прироста энтропии заметно тормозится.

«Для создания сверхсложной организации можно работать… надлежащим образом немного варьируя константы внешней среды. Это – путь йоги. Каким образом возбуждать в среде желаемые структуры из спектра возможных (получать нужные результаты – В.Б.) или – что более важно – инициировать процессы спонтанного нарастания сложности? В восточном мировидении… присутствует понимание нелинейности связи между причиной и следствием, между действием и результатом. Эффект может быть противоположен приложенному усилию. Малым, но правильным усилиемможно, фигурально выражаясь, «сдвинуть гору»…» («Основания синергетики», с. 110 – 111).

Обратимся к новейшей истории йоги в России. Крах Империи и грянувшая в одночасье свобода привлекли сюда огромное количество «просветленных» самозванцев (Сахаджа-йога, Брахма кумарис и т. д.), стремящихся к такому варианту благоденствия, где именно они будут контролировать остальное недоразвитое духовно большинство.

Ситуацию, возникшую в результате упразднения цензуры, охарактеризовал М.Швыдкой в статье «Смежили очи гении...»: «Доступность культурных ценностей обнаруживает неистребимый дилетантизм. Всем находится место под солнцем - постмодернистам и соцреалистам, сюрреалистам и традиционалистам, розовым, голубым, красным и даже коричневым... Каждый работает сам по себе и ведет борьбу сам с собой - если хватает сил. Или с небесами - если достает дерзости. Но сил и дерзости явно недостает» («Известия», 22.12.1999). С йогой же ситуация сложилась и вовсе странная, заставляющая вспомнить Писание: «Берегитесь, однако, чтобы свобода ваша не послужила соблазном для немощных» (Первое послание к коринфянам Святого Апостола Павла, IV. А. 8. 9).

Вопрос изменения йоги в Индии - история длинная и запутанная, нередко разные учителя и школы имеют взаимоисключающее видение предмета. Однако разногласия такого свойства, как правило, никогда не выносятся на широкую публику, будучи скрыты непроницаемой броней корпоративной этики, что, я полагаю, далеко не лучшим образом отражается на последователях учения. Идеология наставничества, сложившаяся в древности, себя полностью исчерпала, и новые социальные реалии вышли сегодня из-под контроля прежней системы ценностей. Неотъемлемыми атрибутами института гуру, как в самой Индии, так и за ее пределами стали сильнейшее моральное разложение, коррупция и злоупотребление властью, причем это не свойственно каким-то отдельным людям, но порождается самой структурой взаимоотношений, изначально присущих тандему «гуру-ученик». Хотя, казалось бы, проблемы эти сугубо индийские, тем не менее, они напрямую затрагивают и Россию, в массы проникает, в первую очередь, псевдойогический суррогат, поскольку его в мире слишком много. Почему-то для людей одинаково важен в этой жизни и смысл, и вымысел, а йога – в массовом представлении - прежде всего вещь экзотическая и таинственная, от нее всегда ожидают чудес. На фоне этих ожиданий и полного незнания предмета принимается на веру любая, именуемая йогой чушь, продуцируемая бесконечным количеством авторов «новых стилей». Подобно футуристам в начале ХХ века эти «авторы» молоды, здоровы, нахраписты, великолепно сгибаются и не обременены сомнениями в собственной исключительности. А поскольку информация вымышленная всегда организована намного проще подлинного положения вещей и ею гораздо легче манипулировать (слов ведь больше, чем фактов), мы имеем сегодня громадное количество разновидностей «йоги». Но следует отметить, справедливости ради, что начался процесс всемирной профанации именно на ее родине.

Проблему аутентичности поднял в очерке «Йогическая традиция Майсорского дворца» Н.Е.Сьоман («Динамические практики в классической йоге», 1999). Его изыскания подтвердили, что ряд широко распространившихся на Запад «авторских стилей» в самой Индии давно и полностью вышли (в силу тех или иных причин) за концептуальные рамки Йога-сутр. На основе личных физических данных многие учителя и «специалисты» неимоверно расширили перечень асан, одновременно полностью изменив принципы их выполнения. Правда, пересматривать форму немногих поз, приведенных в первоисточниках, не осмелился никто. Новации же теоретические идут либо по линии произвольного толкования неясных мест в Сутрах, либо под прикрытием ссылок на мифические древние тексты («Йога-корунта»), трактовка сущности йоги которыми в корне отлична от подхода Патанджали.

На одном из московских семинаров начала 1990-х Фаек Бириа, высокопоставленный функционер транснациональной корпорации Айенгар-йоги, заявил буквально следующее: «Гуруджи подобно Менделееву в химии, обнаружил, восстановил и систематизировал массу неизвестных и забытых поз йоги». Дополнение оказалось неподъемным, поскольку к тридцати двум асанам «Гхеранда самхиты» Айенгар добавил еще сто шестьдесят восемь (а с вариантами – намного больше).

Йогешварананд описал двести шестьдесят три асаны («First steps to higher yoga»,1975), Дхирендра Брахмачари – сто семьдесят две («Йогасана виджняна», М., 2006), Шьям Сундар Госвами («Hatha - Yoga», 1974) – сто восемь. Притом многие асаны у этих авторов не пересекаются, и если собрать их вместе, то суммарное количество перевалит за три сотни.

Согласно откровениям А.Лаппы («Йога: традиция единения», 1999) асан насчитывается ровно триста шестьдесят пять. На сайте http://yogadancer.com/Asanas.shtml приведено около четырехсот пятидесяти поз, причем с вариантами. Дхарма Митра, ученик Шри Свами Кувалаянанды и основатель Дхарма йога Центра, изобразил на своем плакате девятьсот восемь асан. Кто больше!? И зачем?

Каждый человек обладает присущимот природы именно емууровнем физической гибкости, состоящей из основного, запасного и резервного диапазонов движения позвоночника, суставов и частей тела относительно туловища. Гибкость является вторичной константой гомеостаза и при систематической практике асан возрастает до возможного и полезного (при данной комплекции) максимума.

«- Элементарные упражнения йоги вам, наверное, известны?

Я утвердительно киваю.

- Я вам покажу, что можно сделать на их основе.

Я вижу, как под диафрагмой Амбу вспухает бугор, живот становится плоским, как доска и прилипает к спине. Но это было только начало. Все, что последовало за этим, не поддается никакому описанию. Я смотрела на него и сомневалась, человек ли передо мной. Он извивался как змея, и мне казалось, что кости его конечностей мягкие. Амбу завязывался в узел и так же легко развязывался. Его внутренности смещались и занимали необычное для них положение. Он сгибался как змея и медленно проползал под самим собой. Его руки и ноги гнулись в самых необычных направлениях, и порой мне казалось, что Амбу разбирает себя на части. Мышцы на его руках сжимались, и руки становились по-детски тонкими. В какой-то момент он весь стал плоским, как будто по его телу провезли дорожный каток. Он сворачивался колесом, и это колесо только усилиями мышц живота каталось по комнате. Когда весь этот каскад неправдоподобных упражнений кончился, Амбу поднялся с циновки и глубоко вздохнул» («Годы и дни Мадраса», 1971, с. 338).

Присущую индивиду физическую гибкость формируют особенности строения суставно-связочного аппарата, уровень возбудимости и растяжимости мышц, а также степень мышечно-суставной чувствительности. Гибкость(англ. flexibility, limberness, pliancy, plasticity, suppleness) – этоспособность выполнять физические упражнения с большой амплитудой. Различают гибкость активную и пассивную. Активная – это максимально возможная подвижность в суставах, которую исполнитель может проявить самостоятельно, без посторонней помощи, используя только силу мышц. Пассивная гибкость определяется наивысшей амплитудой, которую можно достичь за счет внешних сил, создаваемых партнером, снарядом или отягощением.

Развитие предельной гибкости никогда не было целью йоги, если гипермобильный от природы субъект (а таких немало) сосредоточится на развитии этого свойства, то может достичь феноменального уровня сложности, но йога - это иное. Если бы просветление зависело от способности сгибаться в три погибели, любой специализирующийся на этом циркач автоматически становился бы титаном духа, чего мы, естественно, не наблюдаем. В июне 2005 (Москва) прошел трехдневный семинар Шри Аваниш Ачарьи, йогина из Хардвара, он прямо заявил собравшимся: - Йога – это не гибкость, а нечто большее. Чем более сложны асаны, тем менее они полезны – во всех смыслах!

На беду интересующихся йогой людей в современных «авторских стилях» установка на развитие максимальной гибкости приобрела совершенно безумный характер, дело дошло уже до мировых чемпионатов. В то же время публика, активно вовлекаемая в орбиту данных «стилей», умышленно подающих себя как йогу, даже не подозревает, что все это существует уже очень давно, но под совершенно иной вывеской.

В английском языке есть слово contortion (конторсия) гибкость в самом широком смысле. В русском Интернете можно найти сайты ее фанатов - http://gnuchka.narod.ru/sgr.html, http://www.contortionhomepage.com/ и др., а также The Contorion Home Page и Possic Contortion Home Page - полный всемирный список ссылок на страницы о конторсии.

Вот фрагменты эссе К.Топфера (профессор факультета театрального искусства, университета Сан-Хосе, Калифорния, США) «Twisted bodies. Аспекты женского конторсионизма в письмах знатока». Несмотря на специфическую направленность, информация эта весьма уместна в данном контексте.

«Конторсия - древний вид искусства. Первые сведения о нем восходят к античности, когда конторсионисты египетской и греко-римской культур выступали в составе театральных трупп вместе с акробатами, канатными плясунами и силачами. Эти труппы показывали трагические пантомимы в театрах, на стадионах и в частных домах. В эпоху христианства конторсия, как публичное зрелище, пережила упадок и стала случайным элементом эксцентричных развлечений аристократии наряду с шутами, карликами, танцорами, акробатами и фокусниками. Замечательный пример средневекового номера конторсии - скульптура в нефе Руанского собора, изображающая Саломею, на пиру Ирода, она танцует, стоя на руках, изгибая перевернутое тело так, что ее ноги свисают над головой.

Как зрелище публичное, конторсия возродилась примерно в 18 в., но только в 20-м популярность ее женщин-исполнительниц затмила мужскую. В 1890-х мадемуазель Бертольди (Bertoldi) – «женщина-змея», открыла для публики женскую конторсию в театрах-варьете Европы. Из ее пластических номеров обсуждали преимущественно сюжеты, технические и психологические аспекты исполнения не затрагивались. Используя световые эффекты, реквизит, роскошные костюмы и «голос за кадром» для создания мистической атмосферы, исполнительницы конторсии превращали свои выступления в эмоциональные драмы. Иногда женщины выступали с партнерами-мужчинами, которые сами не гнулись, однако чисто женские дуэты производили на публику более сильное впечатление, особенно если конторсионистками были обе исполнительницы. Конторсия стала «темным» жанром, допускаемым преимущественно в ночных клубах и концертных залах. Расцветом конторсии стали 1930 - 40 годы. Американская исполнительница Barbara La May, обосновавшаяся в Париже, была, вероятно, величайшей артисткой этого жанра. Она соединяла мотивы героики и опасности с роскошно-меланхолическим изображением беззащитности. Ее дочь также участвовала в номере вместе с матерью. Вообще, причиной интереса к конторсии нередко бывает желание увидеть нечто неприятное. Это показывает автобиографический «рассказ конторсионистки» в старой брошюре «Vive le Cirque Serge» (из коллекции Б.Каттенберга): «В наше время публика жаждет кошмара. Одна женщина упала в обморок у меня на глазах. Публика ужасается, когда слышит хруст моих костей и чувствует отвращение, когда я делаю себя совершенно мягкой. Однажды дома я спустилась по лестнице как лягушка, причем с увидевшей меня домохозяйкой случилась истерика».

Существует также термин «клишник»(frontbender) - исполнитель номеров пластической акробатики, основанных на особой гибкости тела. Главная позиция клишника - т.н. передняя складка (положение, при котором корпус вплотную прилегает к ногам, не согнутым в коленях), выполняется стоя, сидя и лежа. Среди других трюков: «лягушка» - стойка на руках с заложенными за плечи ногами; «обезьяний бег» - артист быстро перемещается по манежу на прямых ногах, касаясь ладонями земли; закладывает ноги за шею и др. Эти элементы акробатики были известны и в древности, но обособление их в самостоятельный вид и дальнейшее развитие связано с именем английского артиста Э.Клишника (1813 - 1877), впервые выступившего с номером «человек-обезьяна» (Вена, 1842). В начале ХХ столетия в этом жанре возникли комические и групповые номера, которые представляли собой сценки пантомимы с простым сюжетом - артисты изображали чертей, лягушек, крокодилов, змей».

Когда йога начала входить в моду (начало 1990-х) супергибкая молодежь мгновенно уловила спрос и ринулась создавать «школы авторской йоги», на самом деле это все та же конторсия, только в псевдойогической упаковке. На упомянутых выше сайтах помещены фото девочек-гимнасток, которые сгибаются так, что на их фоне даже Айенгару делать нечего. Правда, там все это честно называется трюками, основанными на юности и физической предрасположенности исполнительниц, которых, кстати, на чемпионаты по йога-спорту никто почему-то не приглашает.

Известны как женщины, так и мужчины, достигшие в конторсии выдающихся успехов, это Галина Торбеева, Тамара Лязгина, Ирина Ващенко, Ирина Казакова, Кристина Киреева, Светлана Белова, Наталья Василюк, Татьяна Басаргина, англичанин Даниэл Броунинг Смит, монголки Норовсамбу и Талбаа Оуонцацран и т.д. Все они, обладая редкостными природными данными, после специального их развития и шлифовки выступают в различных шоу. Они не выдают цирк за йогу, не обещают научить этому любого, и не подводят заумных обоснований под свою узкую физическую одаренность, что характерно для авторов новых «йогических стилей». Если артисты жанра «каучук», колеся по миру, живут заработком от своих выступлений, то массы, замороченные «йогами» новой формации, идут к ним сами и платят деньги за то, научиться чему нельзя, да, по большому счету, и незачем.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.253.106 (0.019 с.)