Молодые люди и дыхание смерти



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Молодые люди и дыхание смерти



 

В этом разделе представлены случаи из опыта работы с ВИЧ-инфицированными молодыми людьми, большинство из которых употребляли наркотики. Проблемы, с которыми они столкнулись в своей жизни, имеют много общего, поэтому здесь затронуты три характерные темы.

 

Тема отношения к смерти

 

Часто ВИЧ-инфицированные люди долгое время выглядят как обычно и чувствуют себя хорошо. Они могут быть носителями вируса в течение многих месяцев и даже лет, прежде чем заболеют. Из-за этого молодым людям психологически трудно бывает осознать свое заболевание и его последствия. Отрицание болезни можно увидеть, например, в таких словах: «Я не болен, у меня же ничего не болит», «Скоро изобретут лекарство от СПИДа». Если при этом молодой ВИЧ-инфицированный человек употребляет наркотики, то это дополнительный способ уйти от конфронтации со смертью.

Среди наркоманов ВИЧ-инфекция распространена достаточно широко, что связано с использованием общих шприцев и наполнением их из одной емкости. У людей, употребляющих наркотики, велика вероятность прогрессирующего течения ВИЧ-инфекции с ранними сроками развития СПИДа, поскольку они не следят за состоянием своего здоровья.

Ощущение бессмысленности жизни, прикосновения смерти и упование на магию – частые темы песочных картин. Создание композиций помогает осознать болезнь и собственное отношение к смерти, а это приводит к пониманию того, что жизнь не может быть отложена на потом и что для жизни есть еще время. Выражение сильных чувств, связанных с болезнью, – страха, гнева, несправедливости, вины, депрессии – приводит к принятию болезни и осознанию своей ответственности за течение жизни, помогает обрести себя.

 

Петр

 

Молодой человек 29 лет зашел в кабинет и удивился фигуркам и песочнице, решив, что это лишь забава для детей. Однако на мое предложение построить композицию и посмотреть, что у него получится, он неожиданно согласился. Он быстро расставил фигурки, но вот ангелов к дому долго не мог прикрепить. Они падали, и он снова пытался установить их на крыше дома. Песочную картину (рис. 2.11) он назвал «День и ночь» и больше о ней ничего не сказал, а стал рассказывать о своей жизни, о детстве. У него был младший брат, отец, который унижал и избивал их обоих, и мать, которая плакала и боялась отца. Часто отец говорил: «Чтоб вы сдохли». В юности у Петра было 12 сотрясений мозга и 9 попыток самоубийства. Однажды он уже падал из окна с седьмого этажа, но машинально ухватился за перила балкона на пятом этаже и остался жив. Его брат разбился на мотоцикле. Во время рассказа Петра о детстве и юности ангелы снова упали и так и остались лежать на песке. Пристально вглядываясь в овчарку, он сказал, что он такой же, как она, за своих будет стоять до последнего, а чужим перегрызет глотку. Петр умный и творческий человек, но в жизни занимался многими вещами, которые были далеки от его истинных возможностей и интересов. Вторая композиция названа «Смерть» (рис. 2.12). В первой картине тема смерти была отображена в бессознательной области, а здесь она вышла в центр. Петр плакал и говорил о жизни и смерти, о людях и боге, о своей судьбе. Отец обвинил его в смерти брата, а затем и вовсе выгнал из дома, когда узнал, что он ВИЧ-инфицированный. После его рассказа об очередной попытке самоубийства я спросила, что он сказал бы своим родителям, если перевести его попытки покончить с жизнью на язык слов. Он подумал и ответил: «Я хотел бы встать перед ними и сказать: „Я хочу только одного – чтобы вы меня любили“».

Когда мы встретились через неделю, он сказал, что заезжал домой. Отец открыл дверь, мать вскоре подошла, и прямо с порога Петр выпалил: «Я хочу лишь одного – чтобы вы меня любили». Отец стал кричать: «Чего захотел!», мать только всплеснула руками и заплакала. И в этот момент он понял, что эта правда не так страшна, как ему казалось.

 

 

Рис. 2.11. Петр. Поднос № 1 «День и ночь»

 

Рис. 2.12. Петр. Поднос № 2 «Смерть»

Третью композицию он назвал «Мечта» и рассказал о том, как он планирует обрести свой дом и наладить жизнь (рис. 2.13). На этом мы расстались, поскольку он решил заняться насущными вопросами.

 

 

Рис. 2.13. Петр. Поднос № 3 «Мечта»

Через год в кабинет зашел молодой человек с мягким взглядом и с улыбкой спросил: «Вы меня не узнаете?» Я не узнала его, так он изменился. Он рассказал о том, что жил и трудился в деревне, а теперь вернулся в город, устроился на работу и женился.

 

Тема зависимости от матери

 

Многие юноши и девушки очень привязаны к своим матерям, хотя и тяготятся их властью и своей зависимостью. Достигнув подросткового возраста, чувствуя себя повзрослевшими, они обостренно жаждут завоевать свободу и независимость. Они вступают на путь борьбы, стремясь уйти из-под тотального контроля матери, и начинают делать что хотят, встречаться с кем хотят, несмотря на материнские упреки, обвинения и наказания.

Недостаточный опыт руководства своей жизнью, понимание независимости как альтернативы любой зависимости приводит их не к истинной свободе, а к отчуждению и одиночеству или к другим зависимостям, которые не осознаются молодыми людьми. По определению Э. Фромма, это негативная «свобода от».

Одна девушка рассказывала: «Мама контролировала каждый мой шаг, каждый мой вздох. Она проверяла все мои записки, указывала, с кем мне дружить, что мне надевать, куда ходить. Я добивалась своей свободы. Я стала приходить домой когда захочу, иногда и вовсе не ночевала дома, встречалась с кем хотела. Я стала употреблять наркотики, поскольку считала себя самостоятельной и свободной. Теперь я чувствую себя зависимой от наркотиков, хочу бросить их. Я собираюсь уйти в религиозное братство, там я буду независимой от наркотиков, свободной».

По сравнению с негативной «свободой от» позитивная «свобода для» связана с настойчивостью в следовании своей линии поведения и стремлением раскрыть собственный потенциал. Только в сочетании с другими качествами, такими как ощущение осмысленности жизни, стремление выстраивать чуткие и заботливые отношения с другими людьми, приобретается та свободность, которая является подлинной «свободой для».

 

Кристина

 

В кабинет вошла симпатичная невысокая девушка. Несмотря на детское выражение лица, которое придавали ей припухлые и слегка выпяченные губы, у нее был цепкий взгляд близко посаженных глаз.

Про свое детство она рассказала, что ее родители развелись, когда ей был всего один год, но продолжали жить вместе, пока ей не исполнилось двенадцать. Все это время мать много пила, а отец приводил любовниц. Родители ненавидели друг друга и дрались. Кристина сказала: «Я все это видела и все помню, как лилась кровь, приезжала милиция, и это длилось до тех пор, пока отец не уехал жить отдельно». Она помнила, что мать всегда строго контролировала выполнение школьных заданий, за провинности била ремнем. По словам девушки, когда она делала уроки, мать стояла над ней и говорила: «Давай, давай, делай». Она отвечала ей: «Тогда вообще делать не буду», – и шла телевизор смотреть, а мать хваталась за ремень. «Помню, как из страха я, бывало, сама стегала себя ремнем, а потом говорила маме: „Видишь следы от ремня? Я себя наказала“. Это была хитрость такая: раз я уже наказана, значит, мама не будет меня бить, ведь нельзя же наказывать дважды за одно и то же». В состоянии алкогольного опьянения мать смеялась и издевалась над ней, попрекала, оскорбляла и унижала ее. Таким помнила свое детство Кристина.

С 15 лет она стала употреблять наркотики и вскоре уехала жить к молодому человеку. Кристина сказала: «Мы с ним часто ссорились, я настаивала, чтобы все было по-моему. Нередко во время драк мы хватались за ножи, а однажды он чуть не задушил меня. Он запирал меня дома, чтобы я никуда не делась, но в конце концов я убежала по карнизу окна. Он стал звонить домой, но мама его „раздавила“, ведь она очень сильная».

Сейчас у девушки есть своя комната, но мама живет вместе с ней, хотя у нее есть другая квартира. Об этой ситуации Кристина рассказала: «На мои слова „Дай мне пожить, ведь я скоро умру“, мама отвечает, что я пропаду без нее. Я не могу с ней жить и не могу без нее. Когда я говорю: „Раз я плохая, мешаю тебе, зачем я буду жить, только ты не вызывай скорую помощь“, она пугается: „Ты же знаешь, что я не могу без тебя“. И я не могу без нее. Когда она уехала погостить к подруге, я стала звонить и звать ее, чтобы она поскорее вернулась, потому что мне плохо. Я ее очень люблю, но она как лютый зверь для меня».

У нас было пять встреч с Кристиной, и за это время она построила три композиции, они представлены на рис. 2.14, 2.15, 2.16.

 

Поднос № 1 (рис. 2.14)

 

Я представляю, что это я – бесформенная фигура. Это мама моя. На протяжении всей жизни я пыталась убежать от нее, тянулась к свету.

 

Поднос № 2 (рис. 2.15)

 

Это эмбрион дракона в утробе мамы. Он еще маленький, он еще ничего не знает. Эмбрион должен быть спиной, ведь что-то же меня охраняет. Ведьма представляется мне на высокой горе. «Куда бы ты ни пошла, ты все равно никуда не уйдешь, я вижу тебя, ха-ха-ха». Если я пойду к ней, то дракончик вырастет и станет таким, как тот, у которого неприятное, злое лицо.

 

Поднос № 3 (рис. 2.16)

 

Я скинула ведьму с пьедестала. Она больше не причинит мне вреда, не причинит мне боли. Пусть она там сидит и воет, что я ее не пускаю. Из этого эмбриончика я, наверное, превращусь в хорошего дракона с огнем. Я буду расти. Пока я буду расти, все будут окружать меня заботой. А все эти насмешки я посажу в тюрьму за то, что они надо мной смеялись. Пусть крокодил стережет их. А от ведьмы меня охраняет ящерица. Здесь никто меня больше не обидит.

 

 

Рис. 2.14. Кристина. Поднос № 1

 

Рис. 2.15. Кристина. Поднос № 2

 

Рис. 2.16. Кристина. Поднос № 3

В первой композиции Кристина представила себя в виде человека в скорбной позе, назвав это бесформенной фигурой, а свою мать – в образе ведьмы. Волны на песке, расходящиеся от фигурки ведьмы, подчеркивают невозможность скрыться от ее чар. В левом нижнем углу находится солнце, к которому, согласно рассказу, она тянется. Фигуры расположены по диагонали, и фигурка человека помещена на равном расстоянии от двух других. На мой взгляд, это отражает материнский образ, расщепленный на светлую и темную сторону, и нахождение Эго между двух конфликтующих идентификаций. Позиция Кристины уязвима, поскольку бесформенное Эго недостаточно сильно, чтобы удерживать полярности, и подвержено их обоюдному влиянию. Рассказывая о себе, она заметила: «Я пластичная: каковы окружающие люди, такая и я. Если люди вокруг чопорные, то и я чопорная, если упрямые, то и я упрямая».

Прежде чем создать вторую композицию, она решила слепить из пластика нечто, лучше всего отражающее ее сущность, получившуюся фигурку она назвала эмбрионом дракончика. В композиции он помещен на мраморный скол, напоминающий льдину. С одной стороны, «эмбрион в утробе матери» (слова говорят сами за себя) – нахождение Эго в неотделившемся состоянии. С другой – творческое рождение этой фигурки, сделанной собственными руками, говорит о приближении девушки к себе. Остальные образы расположены по углам. На одной диагонали находятся смеющаяся, злая фигурка и ведьма, а на другой – Мадонна и танцующий Шива. Здесь, в отличие от предыдущей композиции, уже не две, а четыре фигурки. Символы начали свое продвижение, и композиция на этом подносе отражает происходящую дифференциацию противоположностей: защищающего и поглощающего материнства, светлого и темного.

Великая мать и Ужасная мать – противоположные полюсы архетипа Матери. Здесь они представлены наиболее яркими архетипическими образами: Мадонна – воплощение позитивного полюса, а ведьма – негативного. Появление подобных фигурок в песочной композиции указывает на активизацию материнского комплекса. Мадонна символизирует идеализированное представление Кристины о материнстве, желание иметь принимающую мать, каковой не было в ее детстве. Ужасная мать – ведьма, под воздействием которой, согласно рассказу, она рискует вырасти в злого дракона. Однако на линии Мадонны, в более неосознаваемой области, находится светлая злобно смеющаяся фигурка, а на линии ведьмы – танцующий Шива из темного металла. Так в символической форме отражена двойственность светлых и темных сторон.

В третьей композиции разворачивается данный сюжет. Здесь отражено желание грандиозной материнской защиты, что видно из слов «Пока я буду расти, все будут окружать меня заботой», но также идет поиск и своих собственных ресурсов для защиты – это крокодил и ящерица, инстинктивные внутренние энергии, которые защищают от насмешек и всевидящего ока ведьмы, кроме того, ведьма находится за забором. Не отражает ли это попытку внутреннего мира защитить рост Эго от негативного влияния Ужасной матери?

Собственно фигурок людей здесь нет, возможно, это говорит о сложности интеграции полюсов материнского комплекса, потому что опыт детства был слишком травматичным.

Пальма рядом с центральной фигуркой подчеркивает готовность к росту.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.179.228 (0.02 с.)