Стадия. Активация обновленного Эго.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Стадия. Активация обновленного Эго.



В песочных композициях после констелляции Самости обычно можно увидеть появление обновленного Эго. Иногда, хотя не всегда, клиенты выбирают фигурку, с которой они теперь сознательно идентифицируются и которая регулярно появляется в продолжающемся процессе. Кроме того, у клиента меняется отношение к композициям. Пассивное разыгрывание фантазии на начальных стадиях сменяется на вовлеченность клиента во взаимодействие с фантазией. Теперь Эго занимает более активную позицию в отношении и внутреннего, и внешнего миров. Клиент признает, что вовлечен в значимый для него процесс, поскольку он приходит к пониманию того, что картины представляют его самого, что фигурки – метафоры, которые он может использовать для выражения себя и взаимодействия со своими аспектами. С появлением соотнесенного Эго у клиента возрастает осознавание.

Стадия. Активация Анимы/Анимуса.

На этой стадии происходит дифференциация мужского и женского начала, активация Анимы/Анимуса. Иногда противоположные сексуальные компоненты проявляются уже на первой, растительной стадии в виде животных или людей. Но на этой стадии символы противоположного пола появляются регулярно, они организованны и чаще обозначаются человеческими фигурами. Клиент вступает в более сознательные отношения с противоположным сексуальным комплексом Анимус/Анима. Когда происходит развитие Анимы/Анимуса, клиент начинает осознавать свои творческие побуждения и активно искать конструктивные способы для выхода в жизнь новой произведенной энергии. Рождаются новые отношения и чувства, и клиенты начинают играть более активную роль в жизни. Поскольку процесс приближается к концу, духовные фигуры или абстрактные религиозные символы могут появиться снова или впервые.

Здесь стоит еще раз отметить, что «Анима и Анимус определяются не столько конкретными чертами, установленными на все времена, сколько дополняющим (комплементарным) характером отношений между мужчинами и женщинами. Мы воспринимаем физический мир и душу через внутреннюю призму комплементарного взаимоотношения. При изменении взаимоотношения изменяется и наша внутренняя призма, т. е. происходит развитие Анимы/Анимуса» (Robertson R., 1992, с. 160).

Специфическая особенность процесса в песочной терапии заключается в том, что активация Анимы/Анимуса происходит после манифестации Самости и появления нового Эго. Это отличается от словесного анализа, где дифференциация противоположного сексуального элемента Анимуса/Анимы обычно предшествует констелляции Самости, и эти комплексы являются проводником к ней. Эта особенность вытекает из того, что песочная терапия работает на более глубоком уровне. Воссоздание единства матери-ребенка позволяет в первую очередь констеллироваться Самости и появиться новому Эго, а затем уже происходит дифференциация противоположного сексуального элемента. Эта последовательность соответствует естественному ходу развития детей, как его описал Э. Нойманн в книге «Ребенок» (Neumann E., 1988).

Стадия. Развитие Эго.

На этой стадии появляется относительно независимое новое Эго. В книге «Ребенок» Нойманн предполагает, что появление Эго отражает процесс развития личности – от уроборического матриархального к патриархальному уровню психики. В песочных композициях символика земли – воды (растений, земноводных животных), сопровождаемая появлением патриархальной символики неба (солнца), указывает на движение от матриархального уровня. Использование патриархальной символики на картинах как у мужчин, так и у женщин означает рождение относительно независимого Эго.

Поскольку Эго развивается далее, мужские и женские символы появляются в одной композиции. Это указывает на более уравновешенное и динамическое взаимодействие между этими характеристиками и объединение противоположностей внутри личности.

Когда эта стадия достигнута, терапевт может показать фотографии предыдущих песочных композиций, обсудить их вместе с клиентом, дать свои объяснения и интерпретации. Предполагается, что теперь существует обновленное Эго, которое способно интегрировать прежде бессознательный материал. Если бы интерпретации проводились раньше, то клиент мог бы воспринять их как внешнее руководство со стороны терапевта. Сейчас же, когда развилось внутреннее чувство защищенности, исходящее из констеллированной Самости, и появилось обновленное Эго, отсроченные интерпретации могут быть не только услышаны, но и переосмыслены, как бы пропущены через себя. В это время Эго готово интегрировать информацию и быть ответственным за то, что оно знает, т. е. инсайты становятся не просто подходящими для клиента, но и пригодными для использования в реальной жизни: взаимоотношениях, поведении и деятельности. Когда Самость является действенной и поддерживающей, то меньше вероятность идентификации с тем, что говорят другие, или возможность оказаться под неправомерным влиянием терапевта. К тому же уменьшается потребность в защитном отклонении нового инсайта.

Песочная терапия работает на глубоком уровне психики. Поэтому описанные стадии развития следует рассматривать только как развитие в потенциале. То, что они представляют в каждом человеке, должно быть еще тщательно интегрировано в сознание и внесено в повседневную жизнь. Иными словами, клиент должен взять ответственность за эти содержания, а это требует усилий и времени.

Теперь вернемся к интерпретациям. Опираясь на описанные стадии процесса, рассмотрим появляющиеся в композиции фигуры с точки зрения внутренних структур: Персоны и Тени, Анимы и Анимуса, Эго и Самости. Все структуры психического могут быть выражены в композиции разными способами, но иногда их появление можно предположить с достаточной определенностью. И опять же – это только одна из возможностей взглянуть на отдельные фигурки и композицию в целом.

Первая композиция, как уже говорилось, дает представление о том, как клиент видит себя и свою жизнь. В первых картинах есть признаки существующих проблем, уязвимых аспектов, способов защит и потенциала клиента, в них отражается соотношение комплексов Эго и Персоны. То, что находится в центре композиции, зачастую говорит о представлении клиента о самом себе. Качества фигурок и предметов, находящихся в центре, будь то дом, фигура человека, животное, дерево, перышко или что-то другое, свидетельствуют о важных характеристиках Эго. Эти качества могут присутствовать в личности клиента или быть желаемыми. Например, перо в центре может говорить как о неустойчивости и слабости Эго, так и о желании иметь более легкий характер. В представленной композиции юной девушки подчеркивается важность отражения образа Я (рис. 1.31).

 

 

Рис. 1.31. Зеркало на подносе

Персона в песочных композициях клиентов часто представлена в виде людей того же пола, одетых в специальную одежду. Как и в жизни, униформа, костюм, наряд – это способ обозначить общественную роль, так и в песочнице такие фигурки подчеркивают социальную принадлежность. Одна женщина, медсестра по профессии, в своей первой композиции быстро поставила на сухой песок прямо по центру подноса большую машину скорой помощи и рядом – медсестру (рис. 1.32). Фигурка медсестры с листом предписаний в руке как бы делала шаг вперед, и при ближайшем рассмотрении оказывалось, что ее нога пересекает путь машины, т. е. если бы она сделала этот шаг, то оказалась бы под колесами. Клиентка рассказывала о важности работы для нее, о том, как много времени и сил она посвящает ей, что работа дает ей ощущение собственной значимости, поскольку спасать людей – это очень важная профессия. В то же время работа отнимает у нее так много сил, что их не остается ни на что другое, а за многие годы накопилась такая усталость, что она подумывает оставить работу, но боится остаться «ни с чем». Лишь после рассказа она заметила, что в созданной композиции машина как бы «наезжает» на нее, и это вызвало сильную обескураженность. Бессознательное отразило ее реальную ситуацию и опасность идентификации Эго с Персоной.

Персона может быть выражена через высокие фигурки нарядных красавиц, манекенов в красивой одежде и без головы, статных военных, детей в школьной форме и т. д. Женские и мужские аксессуары, такие как брошки, кольца, бутылочки духов и одеколона, погоны; предметы, обозначающие социальный статус (портфель, шикарная машина или дом), могут отражать комплекс Персоны. Плоские деревянные фигурки людей с нарисованными лицами и костюмами подчеркивают значение социальной роли для клиента. Недостаточность Персоны можно предположить по персонажам в слишком открытой одежде или без нее. Маска является характерным элементом Персоны. В зависимости от места расположения и вида маски – металлическая, венецианская, белая, выглядит большой, половинчатая – можно сделать предположения о вариантах отношений Эго и Персоны.

Изображение своего лица на подносе похоже на отражение в зеркале. Оно может показать чувства клиента, отразить его представление о себе, а иногда и то, каким клиент хочет казаться окружающим людям. Оно может свидетельствовать о поиске нового образа, работе с комплексами Эго и Персоны на глубинном уровне (рис. 1.33).

 

 

Рис. 1.32. Композиция с фигуркой медсестры

 

Рис. 1.33. Композиция «Лицо»

Несовместимое с Персоной или Эго-идентичностью, непризнанное и подавленное, будь то черты личности или поведения, образуют Тень. Важная веха на пути индивидуации – интеграция теневого материала, и появление Тени в композиции означает начало осознавания. Человек вступает в свой «подземный» мир, и картины становятся хаотичными. «Доброе должно отступить, и тогда появляется то, что обречено стать лучшим, но поначалу нарекается злым» (Юнг К. Г., 1996, с. 219). Сначала может показаться лишь краешек Тени в виде маленьких черных и серых фигурок, прячущихся за деревьями, но когда она встает в полный рост, то враждебное и пугающее наполняет картину сильной энергией. Мерзкое и угрожающее, отвратительное и грязное, постыдное, насмехающееся и дразнящее знаменуют присутствие Тени: черные пауки, змеи и крысы, вздыбленные мустанги и разъяренные быки привносят динамику, серые тени пугают, акула открывает пасть, черт дразнит, виляя хвостом, цепи сковали героя, он в страхе, робкая дева прячет глаза, стыдясь своей наготы, а красная бестия вызывающе бьет кнутом – и весь мир оказывается у ее ног. Тень архаична, ее не коснулась рука цивилизации, поэтому картины полны инстинктивной жизненной силы (рис. 1.34, 1.35). Тень может быть и другой – нежной и хрупкой, если подобные проявления пресекались в детстве как неподобающие для делового и практичного, смелого и сильного человека. Неугодный гадкий утенок, несуразный человечек, веселый бродяга и мечтательница в голубом могут содержать характеристики Тени. Обычно Тень персонифицируется фигурками того же пола, что и клиент, но с другим цветом кожи или волос. Для брюнетов теневыми будут фигурки блондинов, и наоборот.

 

 

Рис. 1.34. Композиция «Морская ведьма»

 

Рис. 1.35. Композиция с чертом и пауками

Взаимодействие Эго и Тени часто выражается двумя сходными фигурками людей или животных черного и белого цвета. На подносе они могут отворачиваться друг от друга или вступать в контакт, враждовать или создавать союз. Белый и черный лебеди, плавающие по синему пространству, вызывают ассоциацию с «Лебединым озером», они нередко используются для выражения темы отношений комплексов Эго и Тени, особенно теми людьми, кто хорошо знаком с этой легендой или балетом П. И. Чайковского.

Когда проблема Тени начинает затрагивать человека, то бессознательное находит пути для выражения теневого материала, и они бесконечно многообразны. В момент обнаружения своей Тени люди становятся уязвимыми, и на этом этапе терапии особенно важно обеспечить клиенту достаточно защищенное пространство. Дальнейшая работа по интеграции Тени связана с принятием моральной ответственности за свои черты и поиском приемлемых путей для их выражения в повседневной жизни. Хотя в дальнейшем клиенту предстоит увидеть и другие свои теневые проявления, Эго уже способно определить, какие из них полезны, в каких случаях и когда.

«Если вы знаете врага и самого себя, вам не следует опасаться за результат сотни битв, если вы не знаете ни себя, ни своего врага, то потерпите поражение в каждом сражении» (Sun Tzu, 1944, p. 24).

Интеграция Тени приносит новые возможности и чувство полноты жизни, личную основательность. Как отмечал Юнг, живой форме для придания ей объемности необходима глубокая тень, без нее человек оставался бы плоским в своей безупречности и невинности.

При дальнейшем нисхождении процесса в более глубокие слои психики композиции приобретают характер умиротворенности, становятся более лаконичными, в них появляются камни и сокровища, раковины и морские животные. Иногда картины по исполнению напоминают притчу: глядя на них, можно долго сидеть в задумчивости (рис. 1.36, 1.37).

Проявление Самости вызывает ощущение очарования, кажется, что картина необыкновенной красоты, она завораживает. Неспешное аккуратное создание мандалы из песка и воды, а затем, может быть, раскладывание цветных шариков и камешков говорит о нахождении человеком своего внутреннего центра (рис. 1.38).

 

 

Рис. 1.36. Композиция «Морское дно»

 

Рис. 1.37. Композиция «В раздумьях»

Самость может выразиться через гармонию формы и цвета, радиальную симметрию картин. Например, по центру на открытом в виде круга или звезды голубом дне располагаются один, два или несколько предметов. Один синий или прозрачный шар, хрустальный многогранник, глобус отражают Самость как целостность. Образ единства противоположностей отражается в объединении двух фигурок, различных по своим характеристикам, качеству материала, форме, цвету: символ инь-ян, пирамида и шар, синий и красный предметы, король и королева и др. Религиозные образы подчеркивают нуминозность Самости: Будда, Христос, церковь (рис. 1.39), ребенок или яйцо знаменуют зарождение новых потенциалов. Бабочка – яркий символ внутренних изменений (рис. 1.40).

 

 

Рис. 1.38. Изображение мандалы на подносе

Рассказывая о такой композиции, клиенты описывают особенные свойства предметов – цветок с необычными лепестками, храм с четырьмя входами, простое и одновременно ценное, мистический союз – и отмечают целостность сцены: четыре части света, четыре времени года, двенадцать рыцарей Круглого стола.

После появления Самости Эго теряет свою главенствующую позицию, вот почему на этом этапе процесса необходимо обеспечивать достаточно безопасные условия терапии до тех пор, пока не окрепнет Эго, соотнесенное с Самостью. Когда Эго становится более активным, возрастает степень осознавания материала песочных композиций.

Хотя противоположные сексуальные компоненты в образах животных и людей появляются в картинах на первых стадиях, собственно глубокая работа по осознаванию Анимы и Анимуса начинается лишь тогда, когда Эго усилилось.

 

 

Рис. 1.39. Композиция в виде мандалы, с Гуань-Инь в центре

 

Рис. 1.40. Композиция «Бабочка»

На этой стадии для композиции специально выбираются мужские и женские фигуры. Они отражают то, как бессознательное воспринимает и переживает фигуру противоположного пола сейчас. Для женщины Анимус – это внутренний неосознанный образ мужчины, каким он должен быть и чего от него можно ожидать. В композициях фигурки мужчин соответствуют этим представлениям. Молодые и старые, красивые и грозные, помогающие и ставящие препоны, дружелюбные и обманчивые… В образе противоположного пола сочетаются личный, культурный и архетипический уровни. Политический деятель, рыцарь, мудрец, воин будут отражать глубинное восприятие мужского начала. Осознание этих образов позволяет женщине понять, как она устанавливает взаимоотношения с мужчинами, что лежит в основе ее выбора и с чем связаны трудности во взаимоотношениях с партнером (рис. 1.41). Изначальный образ влияет настолько сильно, что он кажется соответствующим реальности: «все мужчины таковы». Когда проекция осознается и фигура Анимуса обнаруживается в себе, то появляются новое восприятие образа, иные чувства и отношение к нему, развиваются собственные непризнанные качества.

 

 

Рис. 1.41. Тема мужского и женского начала на подносе

Аналогично Анима является фигурой противоположного пола во внутреннем мире мужчины. В композициях она воплощается в женских образах: скромные и вызывающие, зависимые и активные, добрые и опасные девушки и женщины. Воздушная фея, прекрасная принцесса, Барби, стремительная амазонка, гейша, русалка, колдунья, ведьма и другие персонажи сказок, легенд и мифов – это проявления в образе культурного и архетипического уровней. Понимание природы своей Анимы позволяет мужчине увидеть, чего он ищет и чего боится в отношениях с женщинами, ценить в себе творческое начало.

Еще раз отметим, что Анима и Анимус находятся глубже в бессознательном, чем комплексы Персоны и Тени, и как бы ни была соблазнительна тема мужского и женского, перед серьезным обращением к внутренней фигуре противоположного пола важно сначала отделить ее от теневого материала, иначе она может быть заражена Тенью. Если на первых стадиях затрагиваются вопросы неудачных и драматичных отношений с партнером, то сначала стоит посмотреть на них с точки зрения собственной Тени. В композициях негативные Анима и Анимус появляются в виде черных или опасных фигурок противоположного пола. Если наряду с негативной фигурой в композиции присутствует позитивная, то это может свидетельствовать о расщепленном Анимусе или Аниме: девушка-эльф и женщина-вамп, принц и монстр. У Персоны существуют свои отношения с контрсексуальным образом. Идентификация мужчины с персоной мужественного героя дополняется страдающей Анимой, нуждающейся в спасении. В композициях она воплощается в принцессе, запертой в башне, спящей красавице, равно как и наоборот: спящая красавица может ждать своего героя. В случаях идентификации с Персоной к представителю противоположного пола в жизни предъявляются слишком большие требования, коим редко соответствуют реальные люди.

Анима и Анимус больше связаны с путешествием «внутрь себя» во второй половине жизни. Когда они развиваются, появляется больше возможностей для реализации творческой жизни. Противоположный пол теряет свою волшебную силу, потому что, спустившись в глубины собственной психики, люди обнаруживают там, у себя внутри, нуминозность бессознательного. Любовные отношения больше не ослепляют, но возрастает способность к глубокой осознанной любви к реальному человеку и находятся новые пути применения творческих энергий.

Композиции на последней стадии отражают возвращение из глубин домой, на уровень Эго. Они отличаются сбалансированностью разных направлений. В этих композициях часто представлены все среды: земля, вода, небо – о чем свидетельствуют ландшафты с горами и морями, рыбы, ныряющие в глубину, птицы, поднимающиеся ввысь, звери и растения, живущие на земле. Одновременно присутствуют мужские и женские персонажи. Природные и культурные объекты сочетаются с духовной символикой. Цвет, размер, фактура фигурок производят впечатление гармонии. Теперь уже сознательное и бессознательное установили взаимоотношения, и материал осознанно интегрируется клиентом. С появлением обновленного Эго заканчивается виток спирали путешествия.

Еще раз отметим, что представленная схема важна лишь для общего понимания, в реальности у каждого клиента свои возможности относительно «глубины» путешествия и скорости продвижения. Остановки и возвраты очень характерны для пути. Терапевт может сталкиваться с одними и теми же структурами личности, решаемыми проблемами на разных стадиях развития. К тому же не все клиенты проходят весь путь, поскольку некоторые после достижения своих индивидуальных целей завершают терапию, далеко не все люди заинтересованы в процессе индивидуации.

Еще раз подчеркнем, что в разговоре с клиентом интерпретации чаще всего вовсе не используются. Песочная терапия обеспечивает клиенту собственный путь к своим глубинам в защищенном и свободном пространстве. Язык бессознательного – это образы, а слова, описывающие образ, могут увести от самого символа. Конкретно представленный визуальный образ приносит непосредственное переживание, разделенное клиентом и терапевтом, которое слова могут растворить. Интерпретации полезны только в некоторых случаях, когда переживание образа и вербальный анализ оказывают синергический эффект.

Картина на песке отражает различные психологические состояния клиента, содержит в себе много измерений. Значение картины может быть настолько же многозначным, насколько внутренний мир клиента является таковым. Ведь человек вовлекается полностью, всем своим существом, в создание композиции. Это психика, душа и тело, все вместе играя в песок, воплощаются в своей уникальности в образах песчаной картины (Ammann R, 1991).

 

 

Глава 2

Описание случаев

 

Дети без родителей

 

Предваряя представление случаев из личного опыта работы с детьми-сиротами, воспитанниками школы-интерната, остановимся еще раз на некоторых важных положениях.

Д. Калфф считала, что Эго ребенка начинает развиваться с самого рождения, что оно черпает силу из глубокого внутреннего ощущения единства матери и младенца, которое формируется постепенно и достигает пика на второй-третий год жизни ребенка. Дискретная связь с матерью травмирует внутреннее чувство целостности и препятствует нормальному функционированию Эго. В терапевтической ситуации задача терапевта заключается в создании «свободного и защищенного пространства», которое служит условием появления ощущения единства у обоих участников, по своей природе похожего на взаимоотношения «мать-ребенок», и тогда клиент имеет возможность заново прожить эмоциональное отношение в переносе и достичь психической интеграции.

При построении композиций в песочнице проявляется способность человека создавать символы. Психика спонтанно производит их, и этот процесс активизируется, когда человек теряется и не может справиться с внутренней или внешней ситуацией. Способность создавать символы развивается у человека с рождения. Образ матери – это тот первый символ, который позволяет ребенку чувствовать себя в безопасности даже тогда, когда мать исчезает из поля зрения, понимать, что при этом она все равно существует.

M. Фордхам указывал, что способность к образованию символов формируется в результате тесного эмоционального общения матери и младенца. Она начинает развиваться с умения удерживать образ матери. Недостаток способности к образованию символов, по словам М. Фордхама, происходит из-за нарушения эмоциональной связи матери и ребенка, в случае отсутствия матери, а также в результате серьезного заболевания ребенка. В свою очередь, сильные психологические травмы могут нарушать уже сформировавшуюся способность к символизации. С этой точки зрения процесс построения на песке в ходе терапии может содействовать развитию или восстановлению данной функции.

Метод песочной терапии подходит для работы с детьми, имеющими негативный эмоциональный опыт. Сюда можно отнести детей, воспитывающихся в детских домах, поступающих в приюты, детей, чьи родители страдают алкоголизмом. В школе и детском саду этот метод может быть использован при работе с детьми, имеющими поведенческие проблемы, невротические проявления, с детьми, не усваивающими учебную программу или потерявшими способность веселиться от души. В принципе, он может быть использован в работе со всеми желающими, возрастных границ в его применении нет. Исключение составляют лишь маленькие дети (примерно до пяти лет), поскольку им трудно остановиться в игре и охватить взглядом получившуюся композицию, а также люди, имеющие психические заболевания.

Обращаясь к опыту работы с детьми-сиротами, я хочу остановиться сначала на некоторых особенностях, выявленных в ходе этого процесса, и поделиться некоторыми размышлениями.

Первая особенность: детей поражает количество и разнообразие фигур, они долго разглядывают их и много расспрашивают о них. Часто бывает так, что, взяв фигурку в руки, ребенок говорит все, что о ней знает: из какого она мультфильма, в каком магазине он видел такую же, для чего она предназначена (например, это – заколка для волос, а это – подставка для свечек). Если вещь незнакомая, то спрашивает, что это такое, для чего она, где ее купили и сколько она стоит.

При построении композиций характерной особенностью является попытка детей взять очень большое количество предметов. Создается такое впечатление, что ребенку хочется уместить все фигурки с полок в пространстве подноса. Используются все возможные площади: заставляется вся поверхность песка, края подноса, строятся пирамиды из фигур… Так, ребенок может поставить на столик коробку, на коробку – фигурку животного, на животное – какой-нибудь шарик или перышко; к лестнице, поставленной вертикально, крепятся птицы, скелеты и т. д. Вся композиция в результате представляет собой некое нагромождение. Она производит впечатление не просто хаоса, а хаоса, который пытается «выпрыгнуть» за границы песочницы (рис. 2.1).

 

 

Рис. 2.1. Хаос на подносе

Другая, более редкая особенность тоже касается трудности выбора определенных фигур, но в этом случае ребенок не решается взять ни одну из них. Иногда ребенок сидит на стуле перед полками, рассматривает фигурки и не берет их, затем льет воду в песок и строит что-то из песка или превращает его в жижу. Представляется вполне вероятным, что именно трудности образования символов приводят к тому, что дети затрудняются в выборе некоторого ограниченного количества фигур для создания законченной композиции. Возможно, эмоциональные связи с фигурками не образуются или, образуясь, очень быстро распадаются. Обычно при создании композиции человек выбирает фигурки, опираясь на интуитивное чувство, эмоциональное притяжение к конкретным изображениям, являющимся символами неких отношений, событий, принципов и т. д. В данном случае у детей нет внутренней опоры, ничто не отзывается в их душе либо отзывается поверхностно.

Поверхностность эмоциональных связей проявляется и в таком поведении детей. Часто они просят подарить им что-нибудь из коллекции фигурок или хотя бы дать на время, говоря: «У вас так много всего, что, вам жалко одной?» Бывает, что ребенок, хотя и знает, что если он заберет фигурку, то встречи прекратятся, рискует и потихоньку уносит чтo-нибудь с собой. «Популярностью» пользуются игрушечные ножики, скелеты, цепочки, часы, замки с ключами. Однако забранная вещь не задерживается у ребенка, зачастую он меняется ею с друзьями на другие вещицы или просто выбрасывает ее. Так, один мальчик взял игрушечные часы, а через день бросил их в коридоре за ненадобностью. Аналогично дети ведут себя и в повседневной жизни, они часто меняются своими вещами. То, что они видят у других детей или взрослых, привлекает их внимание, им представляется, что если это дорого другому человеку, то обязательно нужно и им. Однако, заполучив эту вещь, ребенок не понимает, зачем она ему. Он не испытывает к ней никаких чувств, никакой привязанности, ее эмоциональная заряженность ускользает от него. Можно сказать, что между этим предметом и им самим не стоит никаких символов.

В процессе песочной терапии построения детей постепенно, раз за разом становятся более оформленными, в них можно увидеть определенные темы, сюжеты и проследить, как они развиваются. Появляются фигурки, которые ребенок предпочитает, они становятся частыми участниками композиций. Видно, как процесс создания композиций в песке в ходе терапии развивает способность к образованию символов.

Я вспоминаю одну девочку, которая часто выбирала для своих композиций белого медведя. Позже, когда наша с ней работа была завершена, она рассказала мне, что вечером, перед тем как лечь спать, она прибегала к дверям кабинета, смотрела в узкую щелочку на стоящего на полке мишку и желала ему спокойной ночи. Она специально ставила его на полку так, чтобы он был виден в едва приоткрытую дверь.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.228.52.223 (0.013 с.)