Предпосылки развития журналистики.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Предпосылки развития журналистики.



 

Датой вступления Екатерины II на престол, один из самых современных исследователей – Юрий Никуличев определил первоначало грандиозной социокультурной революции в России, самой глубокой и продуктивной из всех культурных революций, что страна знала за всю свою историю: культуросозидающая функция в обществе переходит к дворянству и за дворянством закрепляется на столетие вперед. Одним из продуктов этой революции, по его мнению, стало и то, что сегодня мы называем русской классикой – от Н. Карамзина до Л. Толстого. [12, с.132]. Литература, а значит, и журналистика, являясь неотъемлемой частью русской культуры эпохи Екатерины, стала частью ''Золотого века'' в целом. Таким образом, определяется первая связь данного исторического периода с процессом развития журналистики в России.

Очевидно, что в ХVIII веке в нашей стране не было таких как на Западе условий для становления периодической печати, распространения изданий. За границей первые газеты появляются в ХVI – ХVII веках. Древнейшая из дошедших до нас – ''Relatio'' выходила в Страсбурге в 1609 году. Московское государство до выхода петровских ''Ведомостей'' печатных газет не знало. [7, с.15]. Возникновение печати связано, прежде всего, с преобразовательной деятельностью Петра I, в том числе с достижениями в области культуры и просвещения. Его вклад в развитие журналистики не ограничивается выпуском первого издания, первый русский император сумел провести важную и необходимую реформу – реформу алфавита. Взамен издревле существовавшей в России церковно-славянской азбуки в 1708 году был составлен и введен новый ''гражданский шрифт''. Роль этого нововведения достаточно велика, учитывая, что успешное развитие литературы и журналистики во многом зависит от состояния литературного языка. Реформа способствовала ясности и внятности изложения, использованию простых, а не ''высоких'' славянских слов. Эти изменения заметно облегчили писателям и публицистам выполнение их профессиональной задачи. Тем более важно отметить, что при Екатерине II начинается нормализация русского литературного языка и вообще его возвышение в противовес прежней языковой практике государства.

Императрица составила целую литературно-языковую программу, главной целью которой было подчеркнуть значимость и богатство русского языка (заменить иностранные слова русскими), призвать к его усовершенствованию, употреблению не ''высокопарных'', а обыкновенных слов. Российская Академия, созданная по идее Екатерины и княгини Дашковой, стала единым центром систематической работы с языком. Трудами Академии был выпущен первый толковый словарь России. [12, с.149-151].

Развитие журналистики во многом связано и со значительным повышением уровня образования, особенно характерным для екатерининской эпохи. Хотя к началу правления Екатерины II было уже многое сделано в области науки и просвещения: начала формироваться образовательная система, была создана Академия наук, учрежден Московский университет.

Императрица активно и успешно продолжила реформаторскую деятельность, направленную на создание благоприятных условий для развития русской культуры и образования. При ней был открыт целый ряд школ, как в столице, так и в провинции. Московский университет стал в это время крупным центром культуры. В Петербурге и в Москве были организованы литературные и научные общества. Все более интенсивно росла и количественно и качественно русская интеллигенция. Высокообразованные люди, владеющие высотами мировой культуры их времени, в 1770-1790-х годах считались уже не единицами и даже не десятками, а сотнями. Их выдвигают и наиболее передовые слои дворянства, и более демократичная социальная среда. [1, с. 251]. Именно представители дворянской интеллигенции станут, в последующем, виднейшими публицистами и издателями.

Говоря о предпосылках развития и начала расцвета русской журналистики, необходимо помнить о её неразрывной связи с сатирическим, обличительным мотивом в литературе. Большинство значительных журналов, издававшихся во времена Екатерины II, заметно повлиявших на формирование общественного мнения эпохи, были именно сатирическими. Поэтому, процесс становления и популяризации этого жанра в литературе чрезвычайно важен с точки зрения его влияния на русскую журналистику.

Расцвет просветительской сатиры ХVШ века был ознаменован журналами Н. И. Новикова и комедиями Д. И. Фонвизина, провозгласившими независимость своей позиции от официальных идеологических установок правительства. Именно на страницах изданий Новикова впервые зазвучал голос порабощенного трудового крестьянства как гневное обвинение крепостнической системе угнетения.

Вопрос о факторах, которые определили жизненность сатирического направления в литературе ХVIII века, выходит за рамки узкофилологических интересов. Это проблема, затрагивающая коренные аспекты общего состояния социально-политической жизни России того времени, ибо в развитии сатиры, как в зеркале, отражалось направление идеологических поисков, питавших содержание литературы в целом.

Конечным следствием процесса реформ, предпринимаемых Петром в деле просвещения нации, явилось качественное обновление русской культуры, важная роль в системе которой принадлежала литературе. На протяжении ХVIII столетия она была едва ли не основным проводником идеологических и культурных нововведений. [17, с.3-4].

Новое входило в жизнь не без борьбы, инерция косной приверженности старине давала о себе знать. Однако довольно скоро обнаружилась опасность и другой крайности – бездумного подражательства иноземному и слепого увлечения европейской модой. Вот почему становление качественно новой, светской по своему пафосу и европейской по формам литературы начинается с обличительного искусства сатиры.

Таким образом, жизненная и особая актуальность сатиры в литературе ХVIII века объясняется во многом тем обстоятельством, что Россия восприняла идеологию Просвещения, оставаясь в социально-экономическом плане феодально-крепостнической страной. Именно сочетание публицистики с гротесковой пародийностью окажется наиболее плодотворным принципом в утверждении просветительских идеалов средствами сатиры. Преобладающее значение приобретает работа в этом жанре писателей- профессионалов. Очень многие выдающиеся литераторы – Фонвизин, Радищев, Крылов, Карамзин, были одновременно и публицистами, принимали активное участие в процессе развития журналистики, занимались плодотворной издательской деятельностью.

Обличительное искусство журнальной периодики 1769-1772 годов будет отмечено многообразием используемых жанровых форм сатиры. В журналах на новой основе оживут её богатейшие традиции. [17, с.13].

Наряду с распространением обличительного мотива в литературе очень важен новый этап в истории русской печати, связанный с появлением первых частных изданий. Поэтому, прежде, чем приступить к подробному исследованию сатирической журналистики времен Екатерины II, следует охарактеризовать период возникновения первых журналов, издававшихся частными лицами, который начался за несколько лет до восшествия императрицы на престол.

В течение более чем полувека правительство непосредственно и через Академию наук держало свою монополию на печатное слово, и только в конце 1750-х годов появляются в качестве издателей частные лица. В их журналах, и чем дальше, тем чаще, встречаются оппозиционные по отношению к правительству ноты.

В конце января 1759 года в Петербурге тиражом 1200 экземпляров вышел первый номер ежемесячного журнала ''Трудолюбивая пчела'', издателем которого был А. П. Сумароков.

В журнале Сумарокова, кроме него, принимали участие А. Аблесимов, И. Дмитревский, Г. Козицкий, А. Нартов, братья Нарышкины, Е. Сумарокова, В. Тредиаковский и другие. Многие из них позже стали печататься в журналах, выходивших при Московском университете.

''Трудолюбивая пчела'' открылась посвящением жене наследника престола Петра Федоровича – Екатерине Алексеевне, будущей императрице. Сумароков называл ее ''Минервой'' и просил покровительства. Он явно ориентировался на ''малый двор'' великого князя, а не на царицу Елизавету Петровну и ее вельмож. Сама по себе эта ориентация выглядела достаточно смело: Екатерина находилась в опале, подозреваемая в политических интригах и тайных сношениях с иностранными дипломатами. [7, с.30]. Оппозиционное направление журнала усиливали резкие нападки Сумарокова на представителей государственного аппарата, достигавшие подчас большой остроты.

Несмотря на то что в ''Трудолюбивой пчеле'' печатался ряд современных авторов, журнал все же оставался изданием одного лица – именно Сумарокова и хранит ясный след его сильной незаурядной личности.

Не ставя перед собой далеко идущих художественных задач, как он делал это в поэзии и драматургии, Сумароков развивает жанр сатирического очерка и фельетона, обнаруживая оригинальность мысли и тонкую наблюдательность. Заметки его – отрывки горячего монолога писателя, озабоченного судьбами русской литературы, театра, России в целом.

Сумароков был убежденным монархистом, осуждал только злоупотребления властью, считал крепостное право явлением естественным и необходимым. Однако он яростно протестовал против рабства крестьян, отданных в бесконтрольное владение неразумным и злым помещикам. ''Продавать людей как скотину не должно'', [7, с.30-31] – утверждал Сумароков в своих замечаниях на ''Наказ'' Екатерины II. Крестьяне – необходимый элемент государства, они должны работать на земле. Дело дворян – руководить страной, управлять крестьянским трудом. Сумароков предъявлял большие требования к дворянству, стремясь очистить этот класс от присущих ему пороков приблизить к идеалу. Дворянин в силу своего политического положения в обществе обязан прежде всего быть образцом истинного человека, чьи поступки определяются кодексом чести, исполнением долга. (Разум, по его мнению, определяет идеальные нормы человеческого поведения). Он не жалел сатирической соли, высмеивая недостатки дворянства и его отдельных представителей, боролся с рабовладением, но так как рабовладельцами были почти все дворяне, удары Сумарокова обращались на крепостническую систему в целом. (Однако, следует заметить, что сумароковская программа достижения ''общего блага'', представленная в одном из источников, противоречит его ''протесту против рабства крестьян'', но в то же время соответствует представлениям о сословном делении общества: ''Рабам принадлежит раболепная покорность; сынам отечества – попечение о государстве; монарху – власть; истине – предписание законов. Вот основание общенародного российского благосостояния''. [19, с. 107]). Только личные качества дворянина могут дать ему право занимать видные должности в государстве. ''Порода'', происхождение, знатность семьи не могут играть никакой роли. ''Честь наша не в титлах состоит, – писал Сумароков, – тот сиятельный, кто сердцем и разумом сияет, тот превосходительный, который других людей достоинством превосходит, и тот болярин, который болеет об отечестве''. Эту мысль он повторял и в своих стихах.

В письме ''О достоинстве'' (1759, май) Сумароков утверждает, что чины, богатство и знатность не составляют еще достоинств человека: ''Справедливо ли говорится вместо ''человек, имеющий великий чин'' и вместо ''человек знатного рода'' – честный человек? Из сего следует, что все крестьяне бесчестные люди, а это неправда; земледелие не воровство, не грабительство, но почтенное упражнение''. [7, с. 31].

Свою положительную программу, весьма неясную и сбивчивую, Сумароков излагает в утопии ''Сон. Счастливое общество'', помещенной в декабрьской книжке ''Трудолюбивой пчелы''. Автор говорит о том, что он был ''мечтательной стране'', которой правит ''великий государь'', являющийся в то же время ''великим человеком''. Свои милости он дарует только достойным людям и сурово преследует нарушителей закона. Далее Сумароков рисует положение духовного и военного сословия, подробно описывает судебный и чиновничий аппарат, лишенный всех обычных для него в России недостатков.

Утопические мечтания писателя об идеальном дворянском государстве подчеркивали его критическое отношение к окружающей действительности. Сложившиеся у него представления о том, каким должно быть дворянство, непритворное осуждение зла крепостного права и эксплуатации крестьян, (но при этом закрепление за ними ''раболепной покорности''), обличение чиновников и откупщиков, делали Сумарокова неприемлемым для правительства литератором, несмотря на его желание служить монархии так, как он это понимал. На двенадцатой книжке 1759 года журнал ''Трудолюбивая пчела'' закрылся по причинам отчасти материального, а главным образом общественного порядка; слишком резкий тон приняли нападки Сумарокова на правящий класс. После закрытия ''Трудолюбивой пчелы'', в том же 1759 году с января, стал выходить еженедельный журнал ''Праздное время, в пользу употребленное''. Его издателями была группа преподавателей и выпускников Сухопутного шляхетного (т. е. дворянского) кадетского корпуса в Петербурге, тираж составлял 600 экземпляров. В 1760 году редактором-издателем был преподаватель корпуса П. Пастухов, часто печатавший в журнале свои переводы. [7, с.32].

В Шляхетном корпусе, основанном в 1732 году, всегда были сильны литературные интересы. Из его стен вышли такие видные русские писатели, как А. П. Сумароков, М. М. Херасков, и, кроме них, – И. П. Елагин, А. А. Нартов, С. А. Порошин, братья П. и И. Мелисино и многие другие. Нет ничего удивительного в том, что после крупного успеха первого русского журнала ''Ежемесячные сочинения'' (в некоторых источниках первым журналом называются ''Примечания'' к Санкт- Петербургским ведомостям'', а ''Ежемесячные сочинения'', таким образом, становятся вторым) молодые литераторы Шляхетного корпуса решили выступить со своим еженедельным изданием. Журнал ''Праздное время'' не блистал литературными дарованиями и оригинальными статьями. Известную злободневность придали ему лишь выступления Сумарокова, который печатался там после закрытия ''Трудолюбивой пчелы''. Общий тон журнала – благонамеренно-нравоучительный. Вопрос о сатире, т. е. вопрос о критическом отношении к русской действительности и о дальнейших путях развития литературы, приобретавший с каждым годом новую остроту, решался ''Праздным временем'' примирительно и не так, как его решал Сумароков. Предвосхищая позицию будущего журнала Екатерины II ''Всякая Всячина'', ''Праздное время'' считает, что ''обыкновенное правило есть сие: сатира должна хулить порок, а не лица''. К порокам же относятся ''три главные страсти'' – честолюбие, сребролюбие и сластолюбие. Примеры такого рода отвлеченной сатиры, не касающейся язв русской жизни, иногда встречаются на страницах ''Праздного времени'' преимущественно в виде переводов из журнала Стила и Аддисона ''Зритель'', выходившего в Лондоне в 1711 – 1714 годах. Такие переводы печатались позже и во ''Всякой всячине''.

Моралистические рассуждения о надежде, об успокоении совести, о чести, о душевном спокойствии, о молчаливости, многочисленные ''разговоры в царстве мертвых'' великих людей древности, статьи на исторические темы занимают страницы ''Праздного времени''. [7, с.32]. Лишь с марта 1760 года, когда в журнале начинает выступать Сумароков, довольно унылый и нравоучительный колорит издания оживляется. Сумароков печатает свои притчи, эпиграммы, стихи и песни, прозаические отрывки, полные ядовитых нападок на ''крапивное семя'' – подьячих, выражавшие обиду на утеснения русских авторов в пользу иностранцев.

Последний номер журнала ''Праздное время, в пользу употребленное'' вышел в конце декабря 1760 года. Редакция не объяснила причины прекращения журнала, но, очевидно, сумароковская сатира, придавшая ему критическую окраску, могла ухудшить отношение придворных кругов к кадетскому журналу и способствовать его закрытию. [7, с. 33].

Как видно, главной фигурой в процессе возникновения первых частных изданий был А. П. Сумароков. Но следует отметить, что его творческие поиски в разработке отдельных жанров сатирической прозы носили отчетливый характер экспериментирования. Он словно прикидывал возможности различных традиций и связанных с ними жанров в выполнении задач обличения недостатков и пробуждения общественного самосознания, что, по-видимому, и составило главную цель издания им ''Трудолюбивой пчелы''. Не все из использованных жанров приживутся впоследствии на русской почве. Однако, настойчиво насаждая сатиру в периодических изданиях, Сумароков создал определенную традицию.

''Трудолюбивая пчела'' и ''Праздное время'' как первые литературные журналы способствовали пробуждению интереса к периодике и консолидации литературных сил под эгидой органов, независимых от правительственной опеки. Но подлинно просветительскими изданиями, ориентированными на привлечение широкой читательской аудитории к обсуждению животрепещущих вопросов общественной жизни, эти журналы, как, кстати, и другие журналы начала 1760-х годов, стать не могли.

Следующим этапом развития частных изданий, предшествующим литературному ''всплеску'', связанному с эпохой правления Екатерины, стала журналистика Московского университета.

В начале 1760-х годов при нем возникает новая группа периодических изданий. Это – литературные журналы ''Полезное увеселение'', ''Свободные часы'', ''Невинное упражнение'', ''Доброе намерение'' и ''Собрание лучших сочинений''. В Московском университете – видном центре культуры и просвещения России – развернул свою деятельность известный писатель М. М. Херасков. Он был организатором и руководителем ряда печатных изданий – еженедельных и ежемесячных журналов, выходивших в типографии университета. [7, с.33].

Вокруг Хераскова создалась многочисленная – свыше тридцати человек – группа молодых литераторов, по преимуществу поэтов, произведениями которых заполнялись страницы университетских изданий. Не все эти люди учились в университете или служили в его системе, но все были связаны с Херасковым лично и в той или иной степени испытывали его влияние. Он стал признанным учителем этой образованной дворянской молодежи. Группа Хераскова не имела четкой политической программы, не задавалась планами государственных преобразований, но общие установки в литературном творчестве членов кружка, несомненно, заметны. Они заключаются в попытке создания общества независимых дворян, отделявших себя от третьесословных элементов и далеких от правительственных кругов. Ясно дают себя знать и масонские интересы кружка, в особенности его руководителя Хераскова. Темы личного усовершенствования, мира и дружбы между людьми, религиозные мотивы характеризуют лирику молодых поэтов.

Наиболее важным из серии университетских изданий 1760-х годов является журнал ''Полезное увеселение''. Он выходил с января 1760 по июнь 1762 года первые два года еженедельно, последнее полугодие помесячно. Тираж его неизвестен. Основными сотрудниками журнала, кроме самого издателя Хераскова, были И. Богданович, С. Домашнев, А. Карин, Алексей и Семен Нарышкины, А. Ржевский, Денис и Павел Фонвизины. [7, с.33-34].

Однако нельзя назвать Хераскова единственным ''воспитателем'' этой группы литераторов, так как некоторые исследователи считают их последователями, учениками Сумарокова, что небезосновательно: частные издания развивались последовательно и многие после закрытия одного журнала переходили в другой. В данном случае, основные сотрудники журнала Хераскова до этого принимали участие в сумароковской ''Трудолюбивой пчеле''. [15, с.17].

Журнал ''Полезное увеселение'' был исключительно литературным органом, статьи на естественнонаучные темы в нем не печатались. Стихи первенствовали над всеми материалами, – журнал издавали поэты. Политические позиции издания были умеренно консервативными. Представители группы ничего не собирались менять в российских порядках, положение крепостных крестьян оставляет их равнодушными.

Обращает на себя внимание также принципиальный отказ от сатиры, объявленный ''Полезным увеселением''. Херасков считает, что сатира не способна исправлять людей и может лишь ожесточить их. Необходимы другие меры, и прежде всего – каждый человек должен стремиться к личному усовершенствованию. [7, с.34].

Следующие три журнала по своему содержанию и позиции практически не отличались от ''Полезного увеселения'', они стали лишь более насыщены переводами, а с воцарением Екатерины выказали ей поддержку. Все они были литературными.

Только пятый университетский журнал – ''Собрание лучших сочинений'' имел другой вид и назначение. Его издателем был профессор Московского университета Иоганн Готфрид Рейхель. В соответствии со своими научными интересами он уделял внимание вопросам коммерции, мануфактур, и экономии.

Разнообразие материалов журнала – в нём печатались и отрывки из иностранных сатирических изданий – делало его любопытным для нескольких поколений читателей. [7, с.37].

К семидесятым годам XVIII столетия русская журналистика прошла немалый путь своего развития, накопила некоторый опыт политической борьбы и стала заметной общественной силой.

Таким образом, изменения в литературном процессе, а также в культурной и политической жизни страны, сделали издание журналов необходимым и актуальным для общества, подготовили его к прогрессивному росту русской периодической печати. Журналисты, в свою очередь, активно стремились к критике и обличению пороков при помощи сатиры. Огромное значение для осуществления этих намерений имела демократизация литературного сознания и литературы в целом. Отмена цензуры, объявленная Екатериной II, стала мощным толчком к распространению печатных изданий.

В результате были созданы необходимые, более или менее благоприятные, условия для становления сатирической журналистики, заметно повлиявшей на формирование общественного мнения эпохи.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.018 с.)