Во что играют в детском садике



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Во что играют в детском садике




Идем на речку, Шурик без умолку тараторит.
– Шур, давай пойдем тихо, без болтовни.
– Давай. Пап, смотри, тут такой овод большой!

Мне кажется, это не только о детях...

Ванькина Каприза


Ваньке два с половиной года, мы в деревне, и вот он как-то раскапризничался. Мама с ним и так, и эдак, но ничто его не веселит и все ему не по нраву. Ходит, ноет и настойчиво выражает недовольство всем.

Удобство его позиции, я думаю, долго объяснять не надо. Он играет Больного, хотя немного и переигрывает.


Хорошо, я беру его на руки, нежно прижимаю к себе и объясняю, что придется его полечить. Идем во двор, наливаю в белую ванночку холодной воды из колодца (Ваня у меня на руках) и предлагаю Ване кунуться в эту лечебную воду: "Сразу все Капризы проходят!"

Кстати, ледяная вода не только укрепляет здоровье, она действительно прекрасно сбивает любые истерики.


Ваня внимательно смотрит сначала на ванночку, потом на меня (глаза ясные-ясные!) — и твердо говорит: "Каприза уже прошла". И пошел, спокойный и удовлетворенный жизнью.

Ванька — игрок, у него все проходит через голову, он принимает решения и может от них отказаться, и поэтому мне с ним (таким или другим образом) договариваться проще. С Шуриком такие методы не проходят — у него все (или почти все) натурально. Если он не в духе, он дейст­вительно искренне, "от кишок" не в духе, и "отказаться от Капризы" он не может, потому что он ее не выбирал.

Шура в Детском Саду потому, что он оттуда еще не вышел. Ваня же там оказывается тогда, когда это выгодно, и подчиняется тем Силам-Стихиям, которые привезут его на себе куда надо.

А теперь — о детях постарше.

Жизнь как большая Игротека


В мире нет ничего более праздничного, чем игра. Способность щедро расплескивать переполняющую тебя силу и энергию, наслаждаясь самим процессом, радоваться каждому мигу жизни — самая большая роскошь, которую она может подарить нам. И скучен тот, кто, всегда выгадывая и экономя скудеющие запасы, привязан к результату, кто не умеет становиться выше "успехов" и "неудач".

Однако Игры Празднования — это одно, а Детский Сад — другое.

Детский Сад — это мир, в котором взрослые люди решают (как Ваня) или разрешают себе (как Шура) стать Маленькими Детьми и отдаться — отдать себя — какой-нибудь Большой Силе, после чего к отдавшемуся уже нет никаких вопросов... Он получает ВЕЛИКОЕ ПРАВО ЖИТЬ БЕСТОЛКОВО — ведь уже не он владеет собой, а им владеет кто-то или что-то. Снимается ответственность за его жизнь, а если эта Большая Сила оказывается еще Веселой, Богатой или Хитрой и тем самым решает его житейские или душевные проблемы — то можете догадаться, сколько желающих воспользоваться услугами этого мира.

Я сам нередко с восторгом развлекаюсь на площадках мира Детского Сада и не могу сказать, чтобы это порождало у меня чувство вины.


Выбор всегда за вами. Единственная просьба — принимая решения в пользу Большой Игротеки, каждый раз приглядитесь к избранной вами игровой площадке повнимательнее.

Игрушки для взрослых


В жизни выигрывает тот, кто умирает с большим количеством игрушек.

Мнение американцев

Детский Сад не кончается шестью годами детства — он живет в душе каждого, а процесс взросления заключается только в том, что меняется набор Душевных наполнителей: Игрушек и Игр, заполняющих душевную пустоту.

Зачем нужны игрушки ребенку? — Чтобы чем-то себя занять, заполнить время чем-то интересным. Конечно, некоторые игры бывают и развивающими, но очевидно, что малыш играет в них не ради личностного развития. Просто без игрушки время пусто, а с игрушкой — занято, плюс занято приятно. Вот и все.


В таких же Игрушках нуждаются и взрослые. Совсем не обидно признать, что ты, взрослый, играешься в Игрушки. Грустно другое: ты играешься потому, что ДУША ТВОЯ — ПУСТА.

ВАШИ ИГРУШКИ ЗАПОЛНЯЮТ ВАШУ ДУШЕВНУЮ ПУСТОТУ

Игрушка подойдет любая — лишь бы душа не пустовала. Душу можно заполнить просто Мусором или Водой — напри­мер, с помощью трепа или чтения газет. В зависимости от принятого количества душа временами оказывается переполненной (мыслями, переживаниями или просто словами), и в этом случае ее хочется опорожнить.

Речевое недержание распространено среди взрослых гораздо более, нежели так волнующее их недержание жидкости у детей.


Но естественно, что серому Мусору и пустой Воде дети-взрослые предпочитают приятные Развлечения и яркие Игрушки. Приобретя их, они тешатся своими любимыми Игрушками так же, как и дети, только Игры и Развлечения взрослых носят другие имена: учеба и рассказывание страшных историй, бизнес и мечтания, ссоры и религиозная деятельность, спорт и любовные страдания... — вкусовые предпочтения не так важны, главное, чтобы душа не пустовала.

Почему нам так нужен Любимый? — Потому что это престижная игрушка, интенсивно и приятно заполняющая душевную пустоту. Вот, скажем, девушка тоскует, ее жизнь пуста и бессмысленна. Учеба или работа душу только травит: не то что "Во имя чего жить?", даже вопрос "Чем себя занять?" никак не решается. И вот она встречает Его: Он становится любимым, единственным, неповторимым. Душевное пространство теперь плотно занято — Им, и ей становится хорошо.

Чем эта милая девушка отличается от ребенка, который вначале сидел без игрушки и хныкал, а потом игрушку нашел и радуется?


Ее любовь — это ее Конфета: она сладкая, а разговоры взрослых о вреде увлечения Конфетами в мире Детского Сада пропускаются мимо ушей.

Потом девушка выйдет замуж и станет мамой. Определите, чем для нее является ребенок, с которым она любит под на­стро­ение поиграть, одеть в рюшечки, которым можно с таким умилением восхищаться, когда он спит или улыбается?..

— но которого мама готова вышвырнуть в окно, когда он плачем заявляет о своих проблемах?


Даже если ребенок для родителей — любимая Игрушка, это не прибавляет ему много счастья. Родители наслаждаются своей родительской заботой, совершенно не задумываясь, а нужна ли она такая их Игрушке — ребенку. Вы уверены, что гулять по лужам лучше всего в платье с рюшечками?

А как же для ребенка — не гулять по лужам?

Игрушечная механика


Не нужно думать, что другой человек в качестве Игрушки нужен только бездельникам. Просто в Детском Саду приняты Игры, а не рациональные процедуры. Тем не менее, вам вопрос: пойдет ли человек, которому ЕСТЬ ЧТО ДЕЛАТЬ, в Детский Сад? — Нет, ему есть что делать. А когда человеку НЕТ ЧЕГО ДЕЛАТЬ, он думает, чем себя занять. И Детский Сад — всегда к его услугам.

В ДЕТСКОМ САДУ ЖИВУТ ТЕ, КОМУ НЕТ ЧЕГО ДЕЛАТЬ

Вот рядом со мной в очереди разговорились две женщины: оказывается, у обеих — собаки, и каждая рассказывала другой про свою — простыми монологами, выслушивая, но не слушая друг друга: "А вот моя собака... — А я свою... — Нет, а моя это не любит". Зачем? Для чего они рассказывали всё это друг другу? Да просто: очередь, делать нечего, чем бы занять время?

Вайшнавы, поклонники Божественного Кришны, в этой ситуации не мучилась бы: они бы пели свое "Хари Рама, Хари Кришна!" — и им было бы хорошо. У них душа поет всегда.


А что делать нашим милым женщинам, у которых на душе пусто? Осмыслить прожитый день — не чувствуют нужды, потому что не приучены, зарядку-гимнастику рядом с очередью делать лень и неприлично... Им нет чего делать, и они начинают играть в Беседу.

Это Игра: ведь ни одна не слушала другую, а удовольствие получили обе.


Нередко такая игрушечная механика вполне осознается. Предельно внятно ее сформулировала моя племянница на вопрос, зачем им в компанию нужен Ж.: "С ним будет потолпистее. Иногда говорить больше не о чем, а он, глядишь, еще какую-нибудь темку подкинет. Мы ее пожуем — и время провели".

Все вроде бы понятно, пока темы для трепа приятны или нейтральны. Но вот загадочнейшее явление: почему наши замордованные жизнью женщины, особенно пожилые, так любят тематические истории под общим заголовком "Какой ужас!"? Зачем к ужасной жизни добавлять такие же истории? Единственное объяснение вижу в том, что эти пропитанные тягучим кошмаром истории занимают душу так, что больше страдать нечем.

Это душевный наполнитель предельной плотности. Он успешно вытесняет и просто житейскую пустоту, и реальную душевную боль, заменяя ее обычной душевной жвачкой.


Есть, видимо, и дополнительная ценность историй о несчастных случаях, смертях, болезнях, кражах, изнасилованиях и пр. Очевидно, что эти заботливо подобранные истории буквально провоцируют всю компанию на СЛАДКИЙ ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПАФОС: "Ну как же так можно?!", "Куда смотрят (милиция, врачи, родители...)?!", "Нынешние... (дети, молодежь, мужья-жены) — Неудивительно!", "Порядка нет! Что хотят, то и делают!".

Переживания, как я могу представить, вполне на уровне сладких шоколадных конфет, да еще в кругу близких сотрапезников...

Рынок поглаживаний


Здравствуй, моя хорошая! Я люблю тебя. Ты красивая. Ты умная. Будь счастлива сегодня.

Записка для самой себя

Поглаживания — универсальная валюта в человеческих взаимоотношениях. Это то, что необходимо каждому, необходимо просто биологически. Но в нашей культуре на прямые и открытые поглаживания (тем более поглаживания самого себя) смотрят более чем подозрительно, поэтому, сами создав себе дефицит, люди ходят полуголодные и большинство довольствуется их символическими заменителями.

Приветствие, сочувствие, согласие, похвала, благодарность, обращение внимания (даже с отрицательным знаком) — все это те сладкие куски, которые подтверждают нашу значимость, сообщают, что мы на свете есть и нас видят — и без которых мы с голодной тоской готовы выть на луну.


Но мы не зря учились жизни: мы знаем, где и около кого стоят кормушки с дешевыми поглаживаниями; мы знаем, чем поглаживания покупаются и как их можно заполучить обманом; мы находим партнеров, с которыми можем обмениваться поглаживаниями обоюдовыгодно и щедро. Присмотритесь: только чтобы получать свою, так необходимую порцию еже­днев­ных поглаживаний, мы учимся множеству совершенно ненужных вещей, годами делаем бессмысленную карьеру, стремимся к всегда единственному любимому, охмуряем и охмуряемся, ведем длинные беседы и выясняем отношения, после чего сладко терзаемся разлукой... Из этой погони за поглаживаниями и складывается наша жизнь.

Странно: все эти сложные ухищрения делаются людьми вместо того, чтобы поглаживания получить прямым образом от хороших людей, или, еще проще — непосредственно от себя, любимого.

Кухонная психотерапия


Пустое время можно занять делами, а можно развлечениями. Нормальный, то есть ленивый и отягощенный неврозами человек безошибочно выбирает второе, во время развлечений решая свои душевные проблемы.

Что представляет собой общение на вечеринке, где люди мало знают друг друга? — Заводится разговор, где говорится об общепринятых предметах общепринятым образом, то есть так, чтобы было весело и приятно. А рациональный, сухой остаток — ноль.

О чем говорили? — Никто не помнит, потому что это значения не имеет. К чему пришли, о чем договорились? — Не важно тем более.


Здесь не решаются проблемы: здесь тема берется та и так, чтобы партнеры или хотя бы один получил "поглаживания" и в чем-то личностно утвердился.

В хорошей компании все самоутверждаются общими усилиями, в дикой — за счет друг друга. Чем больше ты в луже, тем больше я на коне.


Обмен поглаживаниями здесь может быть обоюдным, но это не Близость, потому что в Близости люди говорят о своих потребностях открыто. А здесь — прячутся, делают вид, что заняты совсем иным.

В каком-то смысле такое общение можно считать психотерапевтическим сеансом. Но какой же это убогий сеанс!


Задачи были: получить свою порцию поглаживаний, попереживать свое величие или хотя бы утвердить свою правоту, почувствовать себя умнее других или рядом-вместе-с уважаемыми, разрядить агрессию, доказать себе что-то, во что так хочется верить...

Милый, ты сейчас рассказывал про свои успехи и огорчен, что окружающие были не особенно внимательны. Да кому они были нужны, твои успехи, кроме тебя, тешившего свои неврозы?


При входе в комнату одного из общежитий висело веселое предупреждение: "Прежде чем войти сюда, подумай, кому ты здесь нужен". Так вот: завсегдатай Детского Сада войдет всегда — войдет именно потому, что он никому не нужен. Он не нужен: куда кинуться? — В любую дверь!

Голодные добывают свою еду — нужные переживания. Как легко решаются здесь все проблемы! Чтобы стать умным и значимым, есть два пути: первый — набираться ума, второй — регулярно делать идиотов из окружающих. Абориген Детского Сада безошибочно выбирает путь второй. Ему не обязательно БЫТЬ правым — ему нужно ПОЧУВСТВОВАТЬ себя правым. Душа пуста — но достаточно почувствовать ее полной. Он никем НЕ СТАЛ — ни нужным, ни любимым, ни родным, — но он ПОЛУЧИЛ ЭТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ. Древние называли это “Майя” — мир иллюзий. И это то, что делаем мы.

ОБИТАТЕЛЬ ДЕТСКОГО САДА ЖИВЕТ НЕ В МИРЕ. ОН ЖИВЕТ В МИРЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ

Дети очень любят мультики. Взрослые дети мультики устраивают из жизни, без усилий закрывая глаза на происходящее и рисуя себе веселые картинки.

Вот это и есть реальное содержание нашего общения и контактов. Иногда Детский Сад мне видится как сборище душевных инвалидов, часть из которых нашли себя в изготовлении и подгонке протезов, часть — опустились в наркотики. Я не осуждаю так живущих инвалидов. Но, любители Детского Сада, вы другой компании себе не нашли?

Кто еще пользуется услугами Детского Сада? — Те, кому нужно врать, оставаясь с репутацией честного человека. Детский Сад дает для этого великолепнейшие возможности.

Жизнь украшающий обман


– Кергуду бумбарбия. Если вы не согласитесь, он вас зарежет.
– Что??
– Шютка.

Мир Детского Сада просто незаменим, когда нужно кого-то обмануть — например, себя или общественность. В Детском Саду вранье ненаказуемо, оно получает звание Игры, творческой фантазии и имеет все права гражданства.

Я спрашиваю своего Ваню: "Почему у тебя лицо в зеленке?" Он улыбается: "А меня зеленый крокодильчик укусил!" Естественно, он говорит неправду, но все довольны и смеются. Это — фантазия-игра, шутка, то есть форма, когда врать можно. Поэтому, когда требуется разрешенное вранье, достаточно стать веселым и залезть в Детский Сад.


Детский Сад — это особое настроение, когда стихия процесса захватывает власть и отключает контроль, когда неприлично спрашивать о том, что здесь происходит, и когда разрешено все, что разрешено Игрой. Пусть даже жестокой.

Если, например, в компании разворачивается травля кого-то, кто смешон в своей беспомощности, но травля веселая, с сияющими детскими глазами, — это воспринимается уже не как травля, а как игра, веселое развлечение. И становится уже не низостью, а формой досуга.

А тот, кто пытается выявить смысл таких Игр, жестко квалифицируется как Зануда и срочно изгоняется из развлекающейся компании.


Детский Сад знает много веселых Игр: "А я лучше", "Давай обдурим", "Нажремся как свиньи", "Сделаем гаду гадость" — и много других, не менее увлекательных.

Да, это бывает приятно. Но такое "приятно" плохо пахнет и отличается от Праздничного наслаждения отсутствием душевной зрелости и доброты. Это не избыток душевных сил, а симптом душевного неблагополучия. Это даже не половодье чувств, а разлившаяся сточная канава неврозов...

Работать надо, а не хочется


Развлекаться приятно, а работать не хочется. В этой ситуации искатель развлечения снова прибегает к обману, представляя свои Развлечения серьезными Делами.

В дорогу вы берете с собой что-то почитать. Постарайтесь сформулировать честно: зачем? Результат такого "почитать" — не рост личности и не повышение эрудиции, а незаметно пролетевший кусок вашей жизни.

Ура!


Если вы попробуете после десяти минут чтения газеты пересказать то, что запомнили, — уложитесь максимум в десять фраз. А информация, содержащаяся в них, к вашей жизни отношения не имеет...

Я только недавно понял, что все годы я читал газеты с одной, совершенно неосознаваемой надеждой: прочитать, что вот ЗАВТРА У НАС НАЧИНАЕТСЯ ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ...


Дети играют в прятки, а мы читаем газеты — разница между нами только в том, что они играют в прятки друг с другом, а мы — сами с собой, делая вид, что заняты делом, а не раз­вле­чениями, не игрой в Игрушки.

Без вранья — вы отдыхаете. А лучшим ли образом? Возможно, что жена предпочтет сделать вам десятиминутный массаж вместо вашего получасового балдения с газетой. Выиграете — оба.


Мы тем не менее предпочитаем врать. Картинка из жизни: мама не хочет заниматься с маленькими, скидывает их на старшую дочь, а сама садится за вязание. Вечером, подумав, сообщает: "Что-то не нравится мне этот узор" — и все связанное распускает.

Как говорила моя бабушка: "День прошел, к смерти ближе — слава Тебе, Господи!"


Разрешите побыть Занудой. Скажем, надо готовить обед и стирать, а хочется пошить. (Для того, кто шить умеет и любит, сшить сарафан — прекраснейшее развлечение!) Если вы садитесь после того, как приготовили обед и постирали, все в порядке. Но если вы сели шить, потому что не хочется стирать, не надо врать себе и другим: вы занимаетесь не Делом, а Развлечением — хотя тоже не бесполезным.

Просто не надо врать. Вы имеете право и на отдых, и на развлечения, и вам не нужны для этого оправдания и прикрытия. Отдыхайте, но не говорите, что заняты Делом.


Не врите, не врите, не врите...

Главный Диагноз


Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поет, что море,
И ропщет мыслящий тростник?

Тютчев

Он не может разрешить себе встретиться лицом к лицу с жизнью — потому что увидит тогда, что его жизнь пуста. И он прячется, бежит от этой встречи в дела или развлечения, во что угодно. И, если пузыри развлечений надуты хорошо, его жизнь кипит и он доволен. Если он справляется с делами — удовлетворен. Хуже бывает тогда, когда развлечений нет, а дела не идут и потому не нравятся. Он оказывается зажат: с одной стороны, серое существование, с другой — пропасть: возможность ужаса встречи с жизнью. Со своей собственной пустотой.

Прощание с Детским Садом


Из беседы:

– Да, я поняла, что все, что я делаю — это заполняю свою жизнь Игрушками: треп, тряпки, мужчины, переживания... Я это поняла — и решила прекратить это. Я стала выбрасывать Игрушки одну за другой, но когда выбросила и секс — обнаружила, что жизнь моя стала совсем пуста... Мне стало холодно.

– Если ты не готова выбрасывать эти Игрушки — пока оставь их. Проблема Детского Сада решается не избавлением от Игрушек — ребенок без Игрушек остается там же, в Дет­ском саду, но только в пустом и холодном. Проблема решается Взрослением, когда Игрушки уже больше не нужны. Взрослого пустота не удивляет, он принимает ее как естественное состояние мира. Ты — одинока, ты — в пустоте, абсолютно одна в черном бескрайнем космосе, и ты понимаешь, что всё совершенно нормально. Когда ты это поймешь, пустота и одинокость исчезнут, и тебе уже не надо будет свою жизнь обязательно чем-то наполнять. Она будет хороша и так — любая.

И тогда можно возвратиться к Игрушкам — потому что жизнь только из Игрушек и состоит.

ИГРУШКИ - ЭТО ПРЕКРАСНО. НО КОГДА ЭТО ЖИЗНЬ, А НЕ УБЕГАНИЕ ОТ ЖИЗНИ

Будем как Боги


Что нам стоит мир построить? Нарисуем — будем жить...

К сожалению, своим миром занимается мало кто, и забро­шенные миры содержатся, как правило, в бедности и запустении. У большинства людей их внутренний мир мал и сер, угловат и опасен. Он — как туман, в котором плавают фрагменты мира и человека. В нем недостаточно солнца, пространства, тепла, времени... Плохо там.

Этот его мир РЕАЛЕН, этот его мир ЖИВЕТ ровно постольку, поскольку в него — в мир ТАКОЙ — человек верит. Поэтому первое, что я делаю тому, кому хочу помочь, — пока­зываю человеку, что он ДУРАК. Я разрушаю его мир. Рушу устои. Освобождаю место для нового — и только после этого дарю ему мир Новый.

Игорь ехидно: "Иногда вам это просто кажется. Как интересно Н.И. показал мне, какой я ДУРАК. Ну и что, будто я сам об этом не знал. Он думает, что способен разрушить мой внутренний мир, ХА, ЩЩАЗ! Я из уважения к Н.И. подыграю, пусть думает, что у него все получается, а на самом деле останусь прежним”.

Впрочем, для особенно тревожных приходится строить Новый мир рядышком со Старым, ничего не руша, — а потом переманивать из одного в другой, демонстрируя, что в Новом жить тоже можно и даже хорошо.

Тому, кто строить умеет, построить Новый мир не трудно. Надо только знать, ЧТО ты собираешься строить, и УВИДЕТЬ ЭТО ВЖИВУЮ. А если мир нужно построить другому — надо то, что ты видишь, СИЛЬНО НАРИСОВАТЬ.

И я рисую ему картинки его мира.


Как только он поместит их к себе в душу и начнет обживать, как только они будут становиться живыми, обрастая плотью деталей повсе­днев­ности, — начнет изменяться его мир. Чтобы новый мир начал становиться живым и реальным, надо его вначале увидеть и начать в этом — увиденном — мире жить. И тогда к видению прибавляются звуки, запахи, время, тяготение...

Мы Боги, потому что каждый человек творит свой мир сам, и в этом он ничем не отличается от Творца. Владея своим внутренним миром, он владеет целой Вселенной.

Свой мир, свою Вселенную — нам еще предстоит сделать.

Будем, как Боги!

[1] Комментарий Наташи З., замужем: Человеку, захотевшему есть, надо приготовить себе пищу. Он не инвалид и может это сделать, но, как инвалид — или паразит, — дожидается, чтобы его обслужил другой. Абсурд? Да. Но... Но если паразит за столом — муж, то он вовсе не паразит, а муж, которого обслуживают, и всем все понятно.

Мужчины, ваши эмоции???

[2] Редактор исправил на "мышцы". Потому что "попа" — это не­при­лично. Наверное, это очень плохое место.

 

ПЕСТРЫЕ СКАЗКИ

Сказка о Друге


В конце концов каждый остается один; и вот тут-то и важно, кто этот один.

Из старого философского трактата

Откуда родилась эта Сказка?

Клубится наша дискотека, из темноты улицы на нее пробует прорваться совсем местная и не совсем трезвая молодежь. Стычка с нашими охранниками, мат, вот Коля завелся и сейчас пойдет махаться. Я его оттаскиваю и драку предотвращаю, но красные глаза Коли смотрят на меня в упор: “Николай Иванович, они оскорбили моего Друга! Вы понимаете, что это такое?!”

Я понимаю, что это что-то из ряда его Святынь, но, видимо, у меня был очень неправильный взгляд, потому что вслед за первым накатом поднялся и завис надо мной вопрос главный:

– Николай Иванович, вот у вас есть Настоящий Друг?

И тут я остановился. Ненормальные Колины глаза по-прежнему смотрели на меня с укором и испепеляющей жалостью, а я понял, что у меня нет Настоящего Друга и я из-за этого как-то не страдаю.

Но не знал, как сказать это Коле, чтобы его не обидеть.


И тогда я понял, что напишу об этом сказку —

Сказку о Друге.

Только Настоящий Друг тебя поймет


По-моему, это очень красивая и достойная фраза. Ее можно произнести весомо, прочувственно и со значением: “Только Настоящий Друг тебя поймет...” Правда, если над ней задуматься, то та же фраза оказывается средоточием вранья и глупости. Задумаемся?

Итак, “только настоящий друг тебя поймет”. Поймет... А зачем вам нужно, чтобы вас кто-то понимал? Точнее, почему вам это ТАК — СМЕРТЕЛЬНО — нужно? Какая нужда, какая боль у вас ноет за этим?

Конечно, мне тоже приятно, если меня понимают с полуслова и разделяют мои ценности. Но сказать, что мне это смертельно необходимо??

Тем более у меня всегда есть Я. Уж Я-то всегда себя, такого родного, пойму — какая проблема?..


Казалось бы, так просто: я сказал — меня поняли. А тут громоздкое: “Только Настоящий Друг меня поймет...” То есть никто, кроме Настоящего Друга, тебя не понимает? Ты настолько косноязычен?

Надеюсь, что это неправда.


А если речь идет о понимании не содержательном, а душевном, тогда, выходит, Самый Настоящий Друг для любого — это нормальный психолог в ближайшей консультации.

Работа у него такая — понимать. И если психолог работает профес­сионально, он это делает: вас самым душевным образом понимает.


Но мы знаем, что Настоящий Друг далеко не всегда психолог (даже в житейском понимании), и Настоящий Психолог редко оказывается Настоящим Другом.

И чем психолог лучше, тем реже он оказывается Настоящим Другом.


В чем же дело?

А дело в том, что алкоголика дядю Петю лучше всех поймет не психолог Николай Иванович, а другой алкоголик. Поймет — то есть согласится, что не пить дяде Пете нельзя и сейчас надо выпить. Настоящий Друг!

Кто есть Друзья


У детей нет Настоящих Друзей. Они еще здоровы. У них есть просто друзья: те дети, с которыми им играть приятно и интересно. Взрослый аналог этому — приятельство. Приятель, как Душевная Грелка, дает тебе Тепло, а в качестве Золотого Зеркала кормит тебя Восхищением. Еще лучше, если он одна из твоих Игрушек, и тогда не нужно искать развлечений в других местах — тебе Интересно с ним. В здоровом варианте приятели приятны, в больном — оказываются нужны.

Более всего они нужны тем, кому в душе холодно — им нужна Грелка. Низкая самооценка — нужно Золотое Зеркало. Скучаешь — пользуешь Друга в качестве Игрушки.


Поскольку Дружба в массовом варианте есть не что иное, как приятное пользование, то самый лучший друг — это Плюшевый Медведь: он всегда рядом, теплый и мягкий. Ему всегда можно высказаться, и он никогда не нагрубит.

Ах, Детства моего чистые глазенки!


Друзей можно пользовать и более разнооб­разно: меня, например, регулярно употреб­ляют в качестве Клизмы-Взгрелки, чтобы взбадривать какого-нибудь раскисшего. Весьма мудро сделать Друга своей Опорой, тогда можно чаще расслабляться и все нагрузки сбрасывать на него.

Другом, как правило, мгновенно становится тот, кто тебе душевно близок, чья душа бьется в одном с тобой резонансе. “Мы с ним так легко понимаем друг друга!” — и ты чувствуешь в друге Родного тебе человека... Это действительно бывает очень дорого, но само по себе довольно глупо. Пре­красный контакт — это хорошо наезженная дорога, но почто вы по этой дороге катаетесь? За каким товаром, за какими драгоценностями? Что вы обретаете через ваше прекрасное понимание?

Или вас устраивает принцип: “Зачем ехать — непонятно, но дорога хорошая?”


Далее. Если правильно пользоваться словами, то большая часть наших Хороших Друзей окажутся вовсе не друзьями, а Сотрудниками — людьми, с которыми мы делаем Общее дело, которые нам нужны по делу. И, на мой взгляд, это самая достойнейшая категория Друзей.

Лишь бы Дело было не дурное.


Чаще всего же наши Друзья — это наши Развлечения, что для меня слово ругательное.

Да простят меня поклонники Высокой Дружбы, но я смотрю на любителей “подружить” как на красивых бездельников. Да, дружба — это роскошь человеческого общения, это праздник души, но разве это — про вашу дружбу? Вы не празднуете общение, вы отдыхаете от доставшей вас жизни — или развлекаетесь, приятно убиваете время своей жизни. И ваша тяга "подружить" прямо пропорциональна времени, когда вам нечего делать или от дел вы устали. Желаю вам найти умное, красивое и доброе дело, от которого не будете уставать и не будете убегать в праздники — то есть в яркую праздность.

В таком случае о человеке обычно говорят: он нашел себя.


И еще. Кроме Приятелей и Сотрудников, у нас есть Привязанности — близкие нам люди, в которых мы вложили часть себя, которые стали частью нашей жизни и души и которых терять нам больно — как отрезать. По глупости мы их тоже называем Друзьями, хотя от них мы имеем в основном проблемы: переживания, страхи, боль. Вспомните...

Впрочем, многие именно это и ценят. Зато так душевно!


А выше всех стоит Настоящий Друг — тот, кому можно открыться до конца. Который поможет в самую трудную минуту.

Похоже...


Похоже, что у меня куча Настоящих Друзей — людей, которым я готов Открыться до Конца.

В чем проблема-то? Или я чего-то не понимаю... Может, у меня Конца нет?


Если моя душа свежа и здорова, то нет проблем открыться любому — как, кстати, и нет в этом особой нужды. Если же душа ноет, тогда нужен кто-то, кто эту боль мог бы снять, но неосторожное прикосновение к больному месту меня корежит, поэтому мне нужен проверенный спец по моим болячкам. Соответственно подпустить к этому больному (на внешнем языке — СОКРОВЕННОМУ. Вообще, где читаете “Сокро­вен­ное”, переводите “Больное”) я могу только избранного.

И тогда Настоящий Друг будет избранным, а не любым среди многих...


И, как правило, это будет не Психолог. Психолог — не друг. Психолог не будет носиться с твоей проблемой, как с писаной торбой. Он ее разберет и еще нагрузит тебя работой, чтобы ты приходил в себя. А Друг — он поймет. Он погладит тебя по всем нужным местам, подтвердит твое величие и правоту, обругает всех твоих врагов и поплачет над общим горем. Может быть, он даже скажет тебе резкие и нелице­при­ятные слова некоторой критики — но ровно столько, сколько разрешено по правилам Игры.

Чем гордиться-то?


Похоже, что мне не нужен Настоящий Друг — потому что у меня нет тех самых “Самых Трудных Минут”. Это не особенность моей жизни — жизнь у меня обычная, это особенность моей души. Я сделал ее такой. И теперь мы гордимся с вами разными вещами. Вы гордитесь тем, что у вас есть Настоящие Друзья. А я горжусь тем, что в этом уже не нуждаюсь.

Настоящий Друг — это тот, кто выручает, когда очень надо.

Например, помочь. Или выпить. Или выслушать.


Это Спаситель для погибающего.

Это — про вас?


Это Последнее Пристанище.

И вам это уже нужно? Чем гордиться-то?


Чем больше человеку бывает плохо и чем чаще он слаб, тем больше ему нужны Настоящие Друзья. Самодостаточные и сильные люди могут — и любят — дружить, но в дружбе и друзьях всерьез не нуждаются.

Нравоучительная мораль


Учись быть Другом. Учись быть нужным и надежным — так ты поможешь людям.

И, кстати, тогда люди будут помогать тебе.


Но, с другой стороны, расти так, чтобы все меньше НУЖДАТЬСЯ в друзьях. Тягу к дружбе надо перерасти, как и любую другую слабость.

Конечно, у человека есть Детство и Юность, и я вполне допускаю, что в это время друзья человеку по-настоящему НУЖНЫ. Все молодые всегда держатся стаей: так и гавкается громче, и защититься легче. Но, наверное, когда-то стоит повзрослеть и встать на ноги. Стать Сильным.

Естественно, любой ехидный читатель поблагодарит за умный совет, но поинтересуется: “А не подскажете еще как?”


Подскажу. Жалко, что сами не догадались.

Первое — ты увидел свои костыли и признал: “Да, я инвалид”. Второе — ты добавил: “Пока инвалид, но я не хочу им быть”. И третье: начал учиться жить без костылей, самостоятельно и сильно.

Речь идет не о том, чтобы никогда ни на кого и ни на что не опираться. Если трамвай дернулся, лучше за что-нибудь держаться. Но я предпочитаю заниматься спортом и делать свое тело крепким, чтобы ноги меня держали. Я опорами пользуюсь, но в них не нуждаюсь.

Такой выбор стоит перед каждым: то ли ты будешь продолжать гордиться своими костылями, восхищаться ими, беречь их и искать при случае еще более удобные и надежные, то ли костыли свои отбросишь, заменив их сначала на палку, а потом пытаясь обойтись и без нее.

Естественно, вначале может быть больно. Когда-то даже очень больно. И страшно.


А потом ты почувствуешь, что ноги тебя держат. Ты встанешь сильно и рассмеешься. А потом ты побежишь мимо инвалидов, и свежий ветер будет бить тебе в лицо, и тебе будет светить солнце.

Впрочем, если ты когда-то остановишься и кому-то, пока слабому, подашь руку, я тебе улыбнусь. А потом — увлеки его за собой!


И тогда я с удовольствием назову тебя своим Настоящим Другом.

Вредные лекции о Науке



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 71; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.012 с.)