МЕНЬШЕ ВЕСА, БОЛЬШЕ УСТОЙЧИВОСТИ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МЕНЬШЕ ВЕСА, БОЛЬШЕ УСТОЙЧИВОСТИ



Бесконтрольное переедание, по-видимому, мое врожденное качество. В одиннадцать месяцев родители обнаружили меня на полу увлеченно грызущей кость вместе с нашим лабрадором. В три года я освоила тактику выманивания сладостей: в ответ на отказ в очередной конфете я обиженно убегала к соседям. Это возымело действие. Так я с раннего возраста научилась манипулировать людьми и обстоятельствами в целях добывания себе обильного пропитания.

С тех пор в центре моей жизни были еда и вес. Я понимала, что я не такая как все, чувствовала себя ущербной, страшно стеснялась своей внешности. В шесть лет я ушла из танцевальной группы, потому что не хотела участвовать в концерте. Как я могла появиться перед публикой при такой полноте? Когда мне было семь лет, у меня умер отец. Я обожала его, он был моим другом и хорошо понимал меня. Убитая этим горем я утешалась только едой. Она стала моим другом в этой беде. Она-то меня никогда не покинет. Она принимает меня без всяких предварительных условий.

С годами моя потребность в еде, и мой вес все возрастали. Еще до того как мне исполнилось десять лет, я узнала, что такое диеты. В старших классах я уже имела приличный опыт в этом деле и принимала лекарства от аппетита.

Я решила, что если буду помогать дома и отлично учиться, это скомпенсирует мою личностную ущербность. Буду много трудиться и, может быть, никто не будет замечать какая я толстая. Дома я отвечала за прическу нашей матери, за одежду свою и сестры, готовила, убиралась, закупала продукты, стирка тоже была на мне. Мать зарабатывала на всю семью, и казалось естественным, что я буду маленькой мамой в доме. Жизнь вошла в колею.

Друзей у меня почти не было. Мать часто выражала беспокойство по поводу моей замкнутости и отсутствия друзей. «В твоем возрасте ненормально проводить все время с взрослыми. Нужно общаться со сверстниками» - говорила она. Но я лучше чувствовала себя с взрослыми. Они не смеялись надо мной, не давали презрительных прозвищ. Взрослые всегда хвалили меня, говорили, что я замечательная девочка, всем помогаю.

Начались нелады со здоровьем, в тринадцать лет я перенесла тяжелую операцию. После этого я казалась себе еще более непривлекательной и жила в полном одиночестве. Я не могла уже делать то немногое, что связывало меня раньше с миром. Единственным моим другом стала еда, я была безумно несчастна.

Перед окончанием школы я весила 91 кг, выглядела на десять лет старше своих лет и вела соответствующий образ жизни. В какой-то момент стало очевидным, что мне необходимо похудеть. Мне казалось, что вот я похудею, начну двигаться, и жизнь наладится. Я собрала деньги на колледж, села на диету и впервые в жизни привела свой вес в норму. Теперь- то все должно было измениться. Все проблемы решены!

На первом курсе я вышла замуж и почувствовала, что могу с собой справляться при терпимом уровне жизненных трудностей. Когда же стресс возрастал, или появлялась какая-либо проблема, я принималась за еду. Я всегда объясняла свои трудности и недовольство жизнью какими-то внешними причинами, поэтому я считала, что решение их тоже должно прийти извне. Всему виной муж, место жительства, начальник, Бог, окружающий мир. Я ни в чем не виновата. Я лишь беспомощная жертва.

Так или иначе, колледж я окончила с весом, всего на 18 кг превышающим мой вес до поступления. Мы с мужем переехали в более крупный и престижный город. Я уверенно ждала перемен к лучшему. Поразительно, но все, казалось, осталось по-прежнему – кроме моего веса. Он неудержимо рос, и за два года я снова поправилась до 91 кг. А я все продолжала искать виноватых и замыкаться в себе.

Тут-то, без всякого предупреждения, муж оставил меня. Впервые в жизни я потеряла аппетит. Это был полнейший крах. Последовал период мучительного бездействия. То ли мне возвращаться в родной город, где не было работы, то ли оставаться там, где живу. Решила не трогаться с места. Я оформила развод и за несколько месяцев похудела. Теперь я знала, в чем было дело: конечно, причиной моих проблем с весом был муж! Теперь, когда он исчез с горизонта, я уж точно смогу следить за своей фигурой.

Вскоре подруга познакомила меня с молодым человеком. Мы были знакомы с ним уже пару месяцев, и вдруг он предлагает встретиться и «кое-что обсудить». Я-то знала, что он собирается со мной расстаться! И, представляете, он сказал, что вообще терпеть не может толстых, но я ему нравлюсь. Я веселая, умная, со мной интересно, но не могла бы я как-нибудь похудеть? Я едва не покатилась со смеху. Что ни говорите, а во мне было 75 кг, а не 90 с лишним, как раньше. Конечно, я хочу как-нибудь похудеть! И уже худею! Я продолжала соблюдать диету, достигла намеченного веса и мы объявили о помолвке.

Перед свадьбой я торжественно обещала никогда больше не полнеть. Но это оказалось невыполнимым. Мы как будто были счастливы, но уже на первом году совместной жизни страсть к еде стала снова овладевать мной. У нас в холодильнике бережно хранился кусок свадебного торта, который мы собирались съесть в годовщину нашего брака. И вот, однажды вечером, я схватила верхушку этого заветного куска и украдкой умяла его в кухне над раковиной. Я собиралась купить другой кусок взамен, но не успела! Какое унижение я пережила, когда он увидел, что коробка пуста!

Мой вес пошел в гору. Пять, десять, пятнадцать килограммов … я была в отчаянии. Теперь весь мир узнает, какая я ненормальная. С утра я натягивала на себя личину спокойствия и полнейшей жизнеспособности, отправлялась на работу, а вечером возвращалась в совершенном изнеможении. Откуда у других столько сил, а я всегда так устаю. Я и не подозревала, сколько сил трачу на разгадку этой шарады.

Что только я не перепробовала: в диет-клубы ходила, планы питания составляла, изменить стереотип поведения пыталась, отвращающие от еды средства принимала, зарядку делала, на водах лечилась, трусцой бегала. Я соблюдала диеты и делала зарядку с таким рвением, что врач предостерег меня от потери аппетита и сказал, что мне надо поправиться. Я сказала про себя: «Жаль, что нельзя это записать на пленку, а то никто не поверит!», - но так продолжалось недолго.

Через некоторое время дела мои пошли плохо. Я уже не могла больше сопротивляться жизни. Худоба мне не помогала, жизнь была невыносима. Я взялась за еду, и через три года удвоила свой вес.

Муж не знал, что делать. Поначалу он старался поддержать мои попытки похудеть, потом утратил всякую надежду. Мои перепады настроения, депрессия, раздражительность пагубно сказались на наших и без того неровных отношениях. Когда он повредил себе позвоночник, мне пришлось спать в другой комнате. После выздоровления он попросил меня оставаться там и дальше. Ему больше не нужна была близость ни со мной, ни с моим весом.

Я тщетно искала помощи. Я была уже не в состоянии соблюдать диету даже один день. Сбросить вес было никак невозможно. Едва проснувшись, я не могла отогнать мысли о еде: все думала, что буду есть, когда и сколько. Вес превысил 109 кг. Насколько он взлетел, я так и не узнала: просто перестала взвешиваться. Притворно удивлялась, как это у меня с каждой стиркой садится одежда.

Я искала помощи, но безрезультатно, ответа не было. Стали приходить мысли о самоубийстве. Разуверившись во всем, я все-таки решила послушать еще одного консультанта. На этот раз вмешалась судьба или сам Бог. Я не стала выискивать самое лучшее, а просто позвонила по первому попавшемуся телефону и записалась на прием. К честной исповеди я была не готова, и сказала только, что моя полнота разрушает мою семейную жизнь. На второй неделе консультант предложил мне пойти в АО. Три недели я не могла собраться с мужеством, но в первый же вечер почувствовала себя там как дома.

А я-то думала, что я одна такая, что никто больше не ест по дороге с работы домой, а потом снова готовит себе дома полный обед; или что я одна только совершаю по нескольку набегов на всякие забегаловки. Разве кто-нибудь еще прячет свое отчаяние под маской бодрости и готовности помочь всем подряд?

Ко мне приставили наставника, который помог мне начать. Мы говорили о Шагах, о Высшей Силе, об инвентаризации. Я приступила к работе по Программе и встала на путь воздержания. Составила инвентаризацию своих неблаговидных поступков и отдала ее наставнику. Я старалась загладить свою вину перед теми, кому причиняла вред, налаживала отношения с Богом и думала, что избавляюсь от своих недостатков. Обстановка дома и на службе улучшилась. Было даже несколько приятных моментов. Казалось, эта штука под названием АО делает свое дело.

Я похудела на целых 23 кг, но продолжала испытывать мучительные душевные страдания. Некоторый сдвиг произошел, но это еще нельзя было назвать выздоровлением. Мне не удалось избавиться от многих своих недостатков, не смогла я также установить осознанный контакт с Богом. Эгоизм, в конце концов, овладел мной: я была раздражительна, обидчива, жалела себя, чувство вины и страхи не покидали меня.

Главная проблема заключалась в том, что в глубине души я, сама того не зная, боялась потери веса. Дело в том, что в раннем отрочестве я подверглась сексуальным домогательствам, и с тех пор излишний жир и чересчур большая одежда надежно, как мне казалось, защищали меня от мужчин. Один из сотрудников как-то похвалил мою улучшившуюся фигуру, это возродило мой подсознательный страх, и вес застыл на мертвой точке.

Когда вновь пришли жизненные неприятности, я снова стала спасаться едой. Не думаю, что тогда это был сознательный выбор, но при следующем рецидиве я уже хорошо знала, что делаю. Я так и не сделала еще Первого шага, не признала своей беспомощности полностью, сохранив иллюзию, что могу в любое время восстановить самоконтроль.

За полтора года я набрала прежний вес, все те килограммы, от которых мне удалось избавиться при помощи Программы, снова были при мне. Я опять очутилась на дне, но продолжала посещать собрания и нести служение в Содружестве. Я считала, что смогу выздороветь с помощью АО, если только не перестану ходить туда «не смотря ни на что». Правда и мой наставник, и муж, и друзья тоже не оставили меня в беде. Они по-прежнему проявляли любовь ко мне, вселяли мужество и при случае говорили правду в глаза.

Это постепенно возымело действие. Сначала пришло примирение с собой. Я перестала злиться на себя, за то, что допустила рецидив. Пришлось принять рецидив как закономерный этап на моем пути и отказаться от ненависти к себе. Я приняла любовь ко мне Бога и окружающих. Я смогла открыть им свое истинное «я», а не только ту часть своей души, которую раньше считала возможным явить миру. Постепенно, с помощью моего наставника, мужа, друзей, понимавших и принимавших меня, я научилась любить себя.

Я осознала, что мне для выздоровления нужно научиться разбираться в своих эмоциональных и физических состояниях. С юных лет я научилась подавлять свои чувства и подходила ко всему рационально. Выздоравливая, я стала прислушиваться к своим эмоциям и не скрывала от окружающих своих тягот и сомнений. Со временем удалось распространить это и на физическое состояние. Чтобы жить полной жизнью, поняла я, нужно существовать во всех трех измерениях: духовном, душевном и физическом. Это значит не только научиться сознавать свои чувства, но понимать свою усталость, голод, жажду, болезнь, болевые ощущения.

Я часто вспоминала фразу: «Мы больше ни с кем и ни с чем не боремся, даже с желанием поесть». Я перестала стремиться к ускоренному снижению веса, нашла подходящий для себя план питания, чтобы следовать ему изо дня в день, не загадывая далеко вперед. Это позволило достичь разумных размеров тела и удерживаться в этих рамках. Я сама выбрала себе новый распорядок питания и жизни.

Прекратив борьбу с едой, я поняла, что на пути к выздоровлению я сама создала себе препятствия, с которыми считаю своим долгом бороться. Я перестала винить окружающий мир, Бога, свою работу, мужа за то, что все они якобы меня «подводят» и старалась сама отвечать за свои действия и за свою жизнь. Вместо того, чтобы бежать от Бога, я стала искать Его волю, стараться ей следовать. Это для меня значило отдать Богу все свои помышления и действия, пытаться как можно лучше выполнять Божью волю как я ее понимаю. Я несовершенна, но знаю, что Бог понимает меня и прощает. Я стараюсь вести себя так же.

С течением времени я перестала сравнивать себя с остальным миром. В моих глазах у всех и выздоровление шло быстрее, и наставник был лучше. У других были - более качественная духовная жизнь, план питания, работа, дом, автомобиль, муж и так далее. Иногда мне казалось, что в каком-то смысле я более достойный человек. Потом я поняла, что все это не имеет никакого значения. Я научилась смирению. Вполне достаточно быть самой собой. Я не лучше других и не меньше других значу в жизни. Я способна слушать, обучаться, я открыта миру, и всякие сравнения необходимо прекратить!

И наконец, я поняла, что значит доверие, вера чему-то или кому-то. Раньше я не видела разницы между доверием и верой. Однако, изучив этот вопрос, я открыла для себя, что доверие - это образ мышления. Оно приходит прежде веры, веры во что-то или в кого-то. Когда я действую по доверию, я знаю, что у меня все получится. Вера наступает тогда, когда я доказала самой себе истинность какого-то положения. Кто-то сказал: «Мы становимся тем, во что мы верим». Услышав это, я вдруг поняла, что никогда не думала, о реальной возможности выздоровления. Меня охватило желание поверить, что я действительно могу выздороветь.

Выздоровление пришло далеко не сразу. Мое эмоциональное и духовное возрастание шло вместе со снижением веса. С каждым сброшенным фунтом я возрастала в том или ином отношении. Сегодня я уже не та женщина, которая вошла в двери Содружества четыре с лишним года тому назад. Я пришла в АО, чтобы избавиться от лишнего веса, а получила здесь гораздо больше! Внешне все в моей жизни осталось по-прежнему. У меня тот же муж, я живу в том же доме, езжу на той же машине, работаю в том же месте. Но внутри все во мне переменилось!

Впервые в жизни я ценю и уважаю себя как личность. Меня любят, ценят и уважают окружающие. Я устанавливаю границы и принимаю ограничения, установленные другими, не воспринимая это как личное оскорбление. У меня свои отношения с Богом. Я чувствую Его присутствие в моей жизни. Я открыла для себя, что Бог, который, как я считала, давным-давно оставил меня, вел меня и направлял мою жизнь даже тогда, когда мне казалась, что я такая одинокая и покинутая.

Я похудела на 45 кг и достигла намеченного для себя веса. Впереди у меня долгие годы дальнейшего возрастания и выздоровления. Мое выздоравливание не может застыть на одном месте, я просто не могу поддерживать его на том же уровне. Я должна идти вперед, иначе я потеряю уже достигнутое. Я должна каждый день жить по принципам Программы Двенадцати Шагов, не выстраивая долгосрочных планов. Жизнь так увлекательна и она только начинается!


НА ЖИЗНЕННЫХ ВИРАЖАХ

Моя сестра, я сама и наша мать – все трое являемся безудержными обжорами. Я пребываю в этом состоянии всю свою жизнь.

В детстве я сторонилась людей. Мне всегда казалось, что я не такая как все и никому не нравлюсь. В команды для спортивных игр меня брали самой последней. В ту пору, когда я росла, мамы других детей, как правило, сидели дома и воспитывали детей, а наша мама - ходила на работу. Этим я тоже отличалась от других детей.

С малых лет я скорее сама была как бы матерью, а не дочкой для своей мамы. В мои обязанности входило ее утешать и ободрять. Я же искала утешение и восполнение нехватки любви в еде. Всякий раз, когда мне было плохо, я принималась за еду. Еще в детстве я казалась себе толстой, но теперь понимаю, что по-настоящему стала поправляться только в период полового созревания. Происходившее тогда со мной приводило меня в ужас, а поговорить по душам было не с кем. Под рукой как всегда была еда. Школу я кое-как окончила, хотя мне там было несладко. Я успевала по всем предметам и даже была принята в университет, но понимала, что не отличалась особыми способностями.

Летом после окончания школы я услышала про содружество АО. Сестра, которая была старше меня на шесть лет, позвонила и сказала, что нашла решение проблемы и посоветовала сходить на собрание АО. Поскольку Высшей Силой тогда была для меня она, я согласилась. Но пошла туда не за тем, чтобы перестать безудержно поглощать пищу. Моей целью было научиться есть, когда хочу, и сколько хочу, но при этом не поправляться. Разве нельзя достичь этого?

На первом собрании мне вовсе не показалось, что я, наконец, попала в родную среду и нашла решение своей проблемы. Но все-таки я кое-что нашла, а именно какую-то диету (небезызвестный «серый лист») и наставницу – женщину моей мечты: стройную, с голубыми глазами и светлыми волосами. И вот я вступила на путь, по которому с тупым упрямством шла целых десять лет: сначала «безоговорочное» воздержание, затем неминуемый провал, потом все сначала.

На первом году у меня перебывало несколько наставников, безоговорочного воздержания не получалось, но похудеть все-таки удалось. Вскоре после завершения годовой программы я познакомилась с человеком, который захотел взять меня в жены. В свои девятнадцать лет я была уверена, что никто больше меня не полюбит, решила не упускать этого случая и вышла замуж.

Не прошло и трех месяцев, как я поправилась на 14 кг и забеременела. Пристрастие мужа к наркотикам стало невыносимым для нас обоих. Мы решили некоторое время пожить врозь и, в конце концов, лишились всего, что имели. Когда родился мой первый сын, мы жили у моих родителей в том самом доме, из которого мне так хотелось уйти.

Во время беременности я похудела на 14 кг, но за несколько месяцев я набрала прежний вес. Спустя год я опять забеременела, похудела, родила, а потом через несколько месяцев поправилась еще больше.

Этот брак длился пять лет. В это время я ходила на собрания от случая к случаю, поскольку я еще посещала встречи АА, и мне было там намного лучше, чем в АО. Ведь все равно где прорабатывать Шаги, с их помощью можно решить любую проблему. Зачем параллельно ходить в АО, казалось мне тогда. Такое теоретизирование привело меня к тому, что я опять ела беспрерывно и ничего не могла с собой поделать.

Когда мы с мужем разъехались в последний раз, я после завершения диеты и программы физических упражнений в тренажерном зале весила 57 кг. За три месяца я поправилась на 14 кг, а за полгода на 24. Я все ходила на встречи в АА, где было много таких как я, которые считали, что АО ничего не дает. Нам не было дела до тех, кто остался верен АО и кому программа много дала. На собраниях АА, столпившись вокруг стола, мы разглагольствовали о преимуществах программы АА. Ведь именно здесь появились Двенадцать Шагов. Вот только я все толстела и растолстела то того, что сама себе опротивела. Как ни старалась, ничто не помогало. Я ела и ела.

Это чувство безнадежности, (а теперь я понимаю, что это было ни что иное, как бессилие) и привело меня обратно в АО. Ведущая рассказывала об одержимости. Это такой человечек, который как бы стоит у тебя на плече, направив тебе в висок пистолет, и говорит: «Если не будешь есть, я спущу курок». Тогда я наконец поняла, что значит бессилие.

Вечером я опустилась на колени и попросила Бога избавить меня от одержимости. Ее не стало (на какое-то время) и я приступила к воздержанию. В первые два года мне было очень трудно. Главным образом потому, что я не хотела признавать, насколько это трудно на самом деле. Я одна растила двоих детей, работала с девяти до пяти, ходила на собрания, несла служение и делала вид, что все у меня замечательно. К старым съестным привычкам я иногда возвращалась, но до полного безобразия дело не доходило. Хотя однажды вечером я приняла осознанное решение нарушить воздержание и съела три сдобы. Потом позвонила подруге и честно во всем призналась. «И тебе еще не надоело каждый раз начинать все сначала?» - спросила она. В тот же вечер я приняла еще одно решение. Никогда больше не начинать все сначала. С этого времени я отсчитываю мое осознанное воздержание, продолжающееся вот уже пятнадцать лет.

Тогда, после нескольких лет метаний между АА и АО, начать воздержание значило для меня покончить со стремлением к совершенству. Нужно было добиваться малого каждый день и таким образом возрастать, сознавая, что каждый день - это Божий дар, что я - обыкновенный человек, и что Господь не ждет от меня ничего сверхъестественного. Ничего страшного, если ошибусь, это не значит, что я вообще обречена на провал. Я стремилась к маленьким ежедневным достижениям, и их становилось все больше. Каждый новый день было легче, чем вчера. Вы спросите: что с тех пор изменилось? Решительно все!

Схемы питания менялись столько раз, что всего не упомнишь, но с безудержным перееданием было покончено. За это я несказанно благодарна, потому что именно это явилось началом всех остальных перемен в моей жизни. Справившись с нездоровой тягой к еде, я смогла установить такие отношения с Богом, о которых прежде и мечтать не могла. В «Большой Книге» сказано, что мы сможем интуитивно находить выход из ситуаций, которые прежде казались безвыходными. Моя личная интуиция, столько раз в прошлом жестоко обманывавшая меня, сегодня является моим величайшим достоянием. Методом проб и ошибок я научилась доверять своей интуиции, ибо именно через нее Бог чаще всего сообщает мне что-то.

Я узнала, что когда нужно принять решение или сделать выбор, не следует бояться ошибки. Ошибок на самом деле нет, есть лишь различные способы обучения. Нужно лишь слушать голос Бога, чтобы понять, чему Он хочет тебя научить. Я поняла, что Богу открыто гораздо больше чем мне. До меня дошло, что жизнь вращается не вокруг меня, и что все происходящее со мной происходит не в вакууме. Это и по сей день для меня является полезнейшим уроком.

Я открыла для себя чудесный способ устанавливать и поддерживать контакт с Высшей Силой - это запись моих бесед с Богом. Когда записываешь диалог с Богом (можно записывать свои диалоги с теми людьми и вещами, отношения с которыми тебя смущают) Бог говорит не меньше, а подчас - больше чем ты. Сначала я пишу свое имя, и все, что хочу сказать Богу, или о чем Его попросить. Потом пишу «ВС» или «Бог» и даю слово Высшей Силе. Первые мысли мои по этому поводу сводились примерно к тому что, мол, брось, это ты сама пишешь своей рукой и выражаешь на бумаге свою волю. Но мне очень хотелось услышать Его, я продолжала свои старания и поняла, что на бумаге говорят двое: Бог и я.

Упражняясь в подобном общении с Богом, я увидела, что стала гораздо сильнее ощущать Его присутствие в моей жизни. Я теперь могла лучше «расслышать глас Божий» с помощью своей интуиции - через нее Бог чаще всего говорит со мной. Я поняла также, что очень важно бывает прочесть эти записи кому-то еще.

После того как я встала на путь воздержания, мои отношения с окружающими резко изменились. Младшему сыну тогда было пять лет, старшему семь. Я общалась с ними преимущественно с помощью крика и тумаков. Они меня боялись и любовь, которую я иногда выражала, пугала их. Однажды во время загородной конференции подруга по Содружеству сказала, что я сильно «изгадила» свои отношения с детьми и спросила, как я собираюсь исправлять их. Так я впервые услышала о том, что за свои действия нужно отвечать. Раньше мне говорили, что я делаю все, что в моих силах. Я с этим соглашалась, и хотя и чувствовала себя в чем-то виноватой, не понимала, что надо меняться. Почувствовав ответственность за свои действия, я уже не думала о своей вине и начала исправлять свое поведение.

Наши отношения изменились далеко не сразу. Но улучшение становится все заметнее в ходе моего личного возрастания. Малыши стали взрослыми мужчинами. Старший уже несколько лет живет самостоятельно. Он уже больше года не пьет и меняется день ото дня. Мы часто разговариваем по телефону, он рассказывает мне о том, что происходит в его жизни. Теперь он мне доверяет и понимает, как сильно я люблю его. Младший все еще живет вместе со мной. Он не пьет уже больше двух лет. Благодаря мне он впервые пришел на собрание в АА.

С моим теперешним мужем мы познакомились в тот год, когда я вступила на путь воздержания. За эти годы нам приходилось преодолевать много препятствий, но мы продолжали наше совместное возрастание и учились доверять друг другу. Он не причастен к Программе и раньше мне казалось, что он не понимает меня. Теперь я знаю, что это не так. На заре наших отношений я чувствовала себя неприкаянной, и мне казалось, что раз я нашла любовь, то надо вцепиться в нее мертвой хваткой. У меня напрочь отсутствовало чувство самостоятельности. Пожив некоторое время вместе мы поженились, но откровенности между нами не было, разговаривать друг с другом мы не умели. Мы оба несколько лет посещали психотерапевта. Научились общаться, и постепенно пришло понимание, что можно хорошо относиться друг к другу, оставаясь совсем разными людьми. Мы увидели, что каждый может что-то хорошее привносить в отношения, и что нам есть чему поучиться друг у друга. Совсем не обязательно любить одни и те же занятия, но можно всегда порадоваться, когда другому хорошо.

Совсем не так давно мы научились по-настоящему разговаривать друг с другом и выслушивать друг друга. Я поняла, что при всей своей уязвимости, могу чувствовать себя с ним защищенной. Я могу ему все сказать и знаю, что он выслушает меня и постарается понять. Он вслушивается не только в мои слова, но и старается понять мои чувства.

Три года тому назад я почувствовала исходивший от Высшей Силы призыв переехать всей семьей из родного города в другое место. Эта перспектива пугала меня, но я чувствовала, что меня направляют. Я нутром чувствовала, что время пришло, я слушалась этого чувства до конца и убеждалась, что Бог и в самом деле действует в моей жизни.

Сейчас я перехожу на новую работу. Первые дни после нашего переезда оказались ужасными. На жизнь я зарабатывала, но очень дорогой ценой. Когда доктор сказал мне, что такого напряжения мой организм не вынесет и мне лучше уйти с работы, я поняла: Господь говорит, что пришло время еще раз изменить свою жизнь. Я стала консультантом по оценке возможности сделать карьеру.

В восемнадцать лет придя в АО, я не казалась себе очень уж умной. После развода с первым мужем Бог надоумил меня пойти работать и обеспечил мне успешную карьеру. Я нашла то, что мне нравилось и что у меня хорошо получалось. Я стала уважать себя как никогда прежде. С годами я убедилась, что на самом деле неглупа. Верю, что Бог направит меня на такую работу, где я смогу приносить наибольшую пользу своим товарищам.

Я сознаю, что всем чего достигла, я обязана этой Программе. Я училась чему-то каждый Божий день. Я учусь на всех своих ошибках. Я учусь всякий раз, когда падаю и вновь беру себя в руки. Всякий раз, когда делаю два шага вперед и один шаг назад. Конечно, каждый прожитый день меня чему-нибудь учит. Но я уверена, что не смогла бы воспринять все жизненные уроки, не будь у меня тех знаний и той веры, которые дала мне Программа. Она предоставила мне все необходимые средства для достижения цели.

Сегодня мой жизненный путь представляется мне восхождением на высокую гору. Дорога извилиста и за поворотами нельзя разглядеть, что там впереди. Можно оглянуться назад и увидеть пройденный путь. Я знаю, что путь предстоящий будет безопасен, если идти по нему рука об руку с Высшей Силой и с моими товарищами. Поднимаясь в гору, я смотрю вниз на раскинувшуюся подо мной долину. За каждым новым поворотом мне открывается новая перспектива, ведь я уже поднялась чуть выше. Для меня это значит, что я продолжаю учить те же уроки, но каждый раз на новом, более глубоком уровне. Пока я иду не одна, я не боюсь тех высот, на которые восхожу, хотя прекрасно знаю, что одной мне этот путь не одолеть.






Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 64; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.224.133.198 (0.013 с.)