Глава 11. Монако. Благотворительный бал, посвященный 150-летию автоспорта



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 11. Монако. Благотворительный бал, посвященный 150-летию автоспорта



 

 

«И не видно полотна,

Лимузины, лимузины…

Среди них, как два пятна,

Две красивые машины,

Будто связанные тросом,

(А где тонко — там и рвется).

Акселераторам, подсосам

Больше дела не найдется»

 

В.С. Высоцкий. «Песня о двух красивых автомобилях»

 

— Нет!

— Не знаю такого слова, — качает головой сэр Макс.

— Я не пойду!

— И таких слов я не знаю.

— Да не пойду я! — упрямо повторяет Ник.

— У тебя нет выбора, Николь, — вздыхает Мак-Коски. — Участие в благотворительных мероприятиях прописано в контракте.

— А мне плевать! Увольняйте!

Сэр Макс вдруг отчетливо понимает, что говорит, в сущности, с еще достаточно молодой девушкой, и племянницей своего лучшего друга, к тому же.

— Николь, — пытается он урезонить ее, — я тебя не трогал несколько месяцев. Ни благотворительных мероприятий, ни пресс-конференций, я знаю — ты это не любишь. Но здесь — совсем особенный случай. Будут все. Вся элита автоспорта, все титульные спонсоры. Ты не можешь не пойти. Должна.

— Не пойду! — Ник упрямо мотает лохматой головой. — Хоть выгоняйте из команды! Нет!

У сэра Макса нет своих детей. Но годы общения с капризными звездами автоспорта его многому научили. Выходит из-за стола, садится на стул рядом с Ник. Она смотрит на него — упрямым и виноватым одновременно взглядом.

— Николь, ты же профессионал. Я понимаю — не хочешь, уверен — есть веские причины. Даже догадываюсь — какие. Но — надо. Всего один раз в сезон. Ники, девочка моя, очень нужно. Я прошу тебя. Пожалуйста.

Ник жалобно вздыхает. Так нечестно! Он не имеет права ее просить!

— У меня одежды нету подходящей… Только джинсы, футболки и всякое такое… — приводит она последний аргумент.

— Вот это как раз не проблема, — отвечает с энтузиазмом сэр Макс. — Это как раз очень просто решается!

— Это как это? — подозрительно спрашивает Николь, пока Мак-Коски деловито пиликает кнопками мобильника.

— Как, как… — сэр Макс подносит телефон к уху. — Ты забыла, кто один из наших титульных спонсоров, а? То-то же… Один из крупнейших европейских брендов одежды, между прочим… — и, без паузы: — Корделия, душа моя, как ты поживаешь? Да, и я тоже по тебе страшно соскучился. Но никак, пока никак, времени нет совсем. Ты знаешь, у меня к тебе важное дело.

Ник слушает разговор шефа команды и неведомой ей Корделии с острым чувством обреченности. Она каким-то непонятным образом дала втянуть себя в совершеннейшую, неведомую ей авантюру. Все внутри вопило — она стоит на пороге больших неприятностей для своей персоны.

 

Бутики «Золотой площади» похожи на аквариумы с дорогими экзотическими рыбками. Огромные витрины, расчетливо выставленный свет, яркие ткани. Вот в один из таких аквариумов Ник и открыла дверь. Пинком ноги, что характерно.

 

— Мне нужна Корделия Деламико, — бросила холеной мымре за стойкой.

Та смерила Ник холодным взглядом — от макушки встрепнутых соломенных волос до кончиков весьма нестерильных на вид кедов.

— У вас к мисс Деламико дело? — лениво и протяжно.

— Дело! — рявкнула Ники. Она злилась и нервничала, а это паршивое сочетание для собеседника. — Государственной важности. От имени по поручению Господа нашего! И посланца его на земле — сэра Макса Мак-Коски.

Упоминание фамилии Мак-Коски заставило барышню с цепким взглядом мгновенно подобраться.

— Одну минуточку, — девушка грациозно выплыла из-за стойки, — сейчас я приглашу мисс Деламико.

Оставшись одна, Ник засунула руки поглубже в карманы и понурила плечи. Какого черта она дала себя втравить в этот маскарад?!

— А вот и вы, Николь! — пропел за спиной мелодичный голос.

— А вот и я, — обреченно ответила Ник, оборачиваясь.

Холеная изящная брюнетка без возраста. Улыбается Ник, как родной дочери.

— Так вот, значит, кого Макс ко мне прислал… Ну что же, Николь, пойдемте.

— Куда? — тоном профессионального параноика интересуется Ник.

— В примерочную. Мне нужно посмотреть на вас без одежды.

— Зачем? — взвыла в ужасе Ник.

— Размер, Николь, размер, — терпеливо ответила мисс Деламико, увлекая Ник в сторону кабинок. — Первым делом — надо точно определиться с размером.

И, спустя несколько минут…

— Боже мой, Николь…

— Что? — нервно переспрашивает Ник, с трудом подавляя желание прикрыться руками под внимательным взглядом владелицы бутика.

— Вы никогда не хотели поработать моделью, Ник? У вас идеальное сложение для модели.

От удивления у Николь даже желание прикрыться пропало.

— Чего?

— Все как надо, — продолжает Корделия, медленно обходя Николь вокруг, — рост… ноги… пропорции… осанка… грудь вот только… чуть великовата.

— Что?! — изумление Ник неподдельно. — Грудь? Великовата? Вы мне льстите…

— Не льщу. Нет, для девушки ваших пропорций — то, что надо, не больше и не меньше. Но для модели… Хотя, учитывая прочие достоинства… а кожа какая… а глаза… а профиль… при таком раскладе на размер груди можно закрыть глаза.

У Николь глаза в пол-лица.

— Эмн… мисс Деламико…

— Корделия.

— Хорошо. Корделия, у вас со зрением все в порядке? Может, вы очки забыли надеть?

Брюнетка звонко хохочет.

— Ох, поверьте мне, Николь. На таких, как вы, у меня глаз наметан. На многих модельных кастингах бывала. Вы просто созданы для подиума. Неужели никогда не задумывались о карьере модели?

Николь пытается осмыслить сказанное. Безрезультатно. Потом пожимает плечами, перестав обращать внимание на свою почти наготу.

— Я предпочитаю зарабатывать на жизнь головой, знаете ли…

— Похвально… — задумчиво протягивает Корделия. Смотрит на Ник, обхватив подбородок изящными пальцами. — Есть у меня один чудный костюмчик… просто на вас… идеально. Красное кружево на сером чехле… макияж поярче… губы алые…

Словосочетание «красное кружево» ввергает Ник в панику.

— Нет! Никакого кружева! Тем более — красного…

— Вы же даже не видели, Николь…

— И видеть не хочу!

— Хорошо, — покорно вздыхает Корделия, — давайте определимся с тем, что вы совершенно точно не приемлите.

— Нуууу… — Ник в задумчивости трет лоб, — никаких декольте и вырезов до задницы. И ничего прозрачного. И… Хотя… Все, наверное. А, нет! Никакого мини!

— Николь, — владелица магазина едва сдерживает улыбку, — мы не продаем скафандры.

— Ну что сразу — скафандры, — надувает губы Ник. — Что я такого сказала…

— Так! — Корделия решительно хлопает в ладони. — Думаю, надо начинать. Уверена, в процессе мы достигнет разумного компромисса.

 

— Но оно же прозрачное!

— Только сверху и по бокам, Николь.

— А юбка? Я в этом кринолине и пары шагов не сделаю!

— Зато не мини, как вы и хотели.

 

— Где тут лямки! Оно же свалится!

— Ник, с вашей груди — не свалится!

— Не верю!

 

— Это что за ужас?! Я что, женщина — кошка?

— И в самом деле, Моник, унесите. Это совершенно не то.

 

— Какого черта оно белое! Я похожа на невесту.

— Напрасно вы так, Ник. Белый цвет вам очень к лицу…

— Нееет, только не белый!

 

— Я же просила, мини — не надо!

— Ник, всего на ладонь выше колена. Ноги у вас безупречные. И цвет идеален…

— У меня на коленке ссадина!

— Правда ваша, — со вздохом.

 

И так три часа. Но компромисс все же был достигнут. А еще предстояла битва за туфли, белье, макияж и прическу. Но у Ник уже силы кончились. Она была одна, а их — целая стая наглых девиц во главе с неумолимой Корделией.

 

Стоя перед зеркалом, Кайл уже в третий раз перевязывал бабочку. Повертев порядком измочаленный кусок шелковой ткани, отбросил его в сторону и достал из коробки новый. Не то, чтобы он навык потерял, но некую минимальную сосредоточенность процесс завязывания бабочки все же предполагает. А Кайл был погружен в невеселые мысли. И направление у этих мыслей было уж совсем неожиданное.

Может, ему и вправду показаться врачу? Шринку, как ему в сердцах сказал Эзекиль. Так больше продолжаться не может.

Этот голос. Спокойный, уверенный, твердый. При этом — приятный слуху, мелодичный. Он верил этому голосу больше чем себе. Он был уверен, что голос всегда точно все знает. Что он не подведет. Этот голос… в машине он был для него всем, его маяком, его путеводной звездой, нитью Ариадны, что вела вперед. Он, черт побери, почти любил этот голос!

И как же он ненавидел Шарки! За все. За эту несуразность и нескладность. За собачью преданность в начале, сменившуюся волчьим оскалом потом. За то, что ее стали уважать. За то место, которое она занимает в его команде… и в его жизни. Он не хотел давать ей ничего, ни кусочка себя, а она захватила, потихоньку прокралась и стала повсюду. Вот если бы она была парнем — цены б не было такому штурману! А это бесполое недоразумение… как бы он хотел, чтобы она куда-нибудь исчезла…

Если бы не одно «но». Кайл, дружище, так любимый тобою Голос и несуразная Шарки — это один и тот же человек! Пальцы его дернулись, узел сорвался. Кайл вполголоса выругался. Он, бля, шизофреник! Или как там это называется… когда раздвоение личности?

Невозможно жить дальше вот так. Делать вид, что все нормально. Он умом, конечно, понимал, что его любимый Голос, которому он был готов доверить все, включая свою жизнь, принадлежит Шарки. Той самой Шарки, при виде которой его прямо-таки трясло от ненависти. Или нет — не ненависти. Презрения! Отвращения! Омерзения! Да провались ты пропадом! Только ведь она исчезнет вместе с его любимым дорогим Голосом, который должен принести ему победу, он был уверен в этом.

Он выдохнул сквозь сжатые зубы. Надо как-то преодолевать эту пропасть, он понимал, что это ненормально. От Голоса он отказаться не мог. Значит — надо как-то мириться с Шарки. Как-то пытаться меньше ее… презирать, что ли? Найти в ней что-то симпатичное… Хоть что-то… Должно же быть что-то?! Может, попытаться проводить с ней больше времени? При мысли об этом его прошиб озноб отвращения. Быть с ней? Невыносимо!

Он устало потер глаза, а потом встретился взглядом со своим отражением. Не нравится мне твой взгляд, Падрон. В зеркале отражался привлекательный мужчина в смокинге. Только вот взгляд, мрачный и настороженный, разительно контрастировал с общей непринужденностью и элегантностью. Взгляд человека, у которого явно не все в порядке с головой. Может, так вот и начинается шизофрения?

Ну, что, Кайл, к доктору пойдем или сам справишься? Усмехается своему отражению, улыбка выходит чуть кривоватой. Зато бабочка наконец-то получилась идеальной. Мужчина вздыхает. Ладно, сначала этот чертов бал, а потом он крепко подумает над тем, что делать, пока он не сошел с ума окончательно, разрываясь между Голосом, которому он без малейших раздумий доверял жизнь, и унылой и жалкой Шарки, которую он терпел рядом, превозмогая себя. Как убедить себя, что это аверс и реверс одной монеты?! Как ему собрать себя обратно в одно целое?!

С наслаждением хлопает дверью гостиничного номера. Ему хоть ненамного, но легчает. Надо успокоиться, грядущий бал, учитывая планируемое присутствие Шарки — настоящее испытание для его нервов.

 

В огромном зале он без труда нашел сэра Макса. Во-первых, тот ростом за шесть футов, возвышается над толпой. А во-вторых… рядом с ним стояла такая куколка, что у Кайла при взгляде на нее по спине мгновенно прокатилась сладкая волна. Хороша!

Когда подошел ближе, понял — он не ошибся. Его любимый цвет и размер! Жаль, что она пришла с сэром Максом. Хотя, может, она его просто сопровождает? Мало ли как еще обернется сегодняшний вечер… Он вполне может иметь очень приятное завершение.

Кайл окинул спутницу Мак-Коски внимательным и, без сомнения, раздевающим взглядом. Надо сразу дать понять красотке, что за ставки в игре. Но какова…

Статная, с гордо развернутыми плечами, грудь не велика, но форма… идеальная для мужской ладони — как он и любит. Все великолепие фигуры почеркнуто обманчиво простым по покрою платьем, оголявшим точеные плечи, в разрезе виднелась безупречно стройная ножка. А цвет… цвет платья — светло-голубой, с легким оттенком бирюзы, идеально гармонировал с цветом глаз.

Лицо было тоже великолепно. Убранные назад светлые волосы позволяли во всей красе оценить все: тонкий породистый носик, пухлые и при этом четко очерченные губы. И глаза — огромные, в обрамлении длинных ресниц.

Однако, чем больше он всматривался в ее лицо, тем отчетливее формировалась в голове мысль: «Я видел ее раньше!». Определенно! Вот только память никак не хотела выдавать дополнительной информации — ни имени, ни подробностей их встречи, ни, хотя бы, того, какова она в постели. Ни-че-го. Кайл подмигнул незнакомке, рассчитывая на ее помощь в восполнении прорех в воспоминаниях. А в ответ: взмах ресниц — и его окатили ледяным презрительным душем взгляда ярких светло-голубых глаз.

Презрение? С чего бы это? Видимо, их прошлая встреча была не совсем безупречна. Ну почему же он не может вспомнить, откуда ее знает? Такую красотку невозможно забыть! Но ощущение узнавания было столь же назойливым, сколь и неуловимым. Он подмигнул ей еще раз, она же в ответ демонстративно отвернулась в сторону.

Кайл помимо воли улыбнулся, пожимая параллельно руку сэру Максу. Даже так? Такие ему нравились больше всего — холодные, гордые, неприступные. И как же приятно было, сломив ледяной панцирь неприступности, обнаружить под ним горячую, плавящуюся в его руках, задыхающуюся, возбужденную и невероятно земную женщину.

Сопротивляйся, девочка моя. Так намного интереснее, уверяю тебя.

— Счастлив знакомству, — негромко сказал ей, глядя прямо в глаза. И медленно руку ее в плен, и губами коснулся. Чуть дольше и интимнее, чем полагается по этикету. Прохладные нежные пальчики в его ладони ощутимо дрогнули. Так, именно так, девочка моя. Никуда ты не денешься. Руку ее отпустил, и еще раз в глаза, контрольно. Для четкой расстановки сил. В ответ получил взгляд, в котором в равных долях плескались изумление и презрение.

Кайл обернулся к Мак-Коски. Увы и ах, но прекрасную богиню сейчас увести никак нельзя, есть еще всякие обязанности и ритуалы, которые надо исполнить. Хотя бы перед спонсорами.

— Макс, а где наше чудовище? Рискнуло показать себя публике? Или трусливо отсиживается в темном углу?

— Кайл! Ты что?

— Что? Да я про Шарки. Ты уломал ее покинуть свою келью? Хотя бы в парандже, чтобы не позориться.

— Падрон!!! — сэр Макс рявкнул так, что на них обернулось не менее двух десятков человек. — Ты в своем уме?!

Мак-Коски никогда не кричал на своего первого пилота, и Кайл опешил. Да что он такого сказал? А потом он, вслед за разъяренным шефом команды перевел взгляд… на прекрасную блондинку рядом.

Он ее все равно не узнал. Если бы не этот взгляд. Полный бешеной ненависти и презрения взгляд, который он так часто в последнее время ловил на себе. Да неужели? Быть не может! Но взгляд, взгляд ее… Потрясенно, на выдохе:

— Шарки?!..

Первой в их ошарашенном трио опомнилась она.

— Простите, — пробормотала сбивчиво, — мне надо уйти… Припудрить… что-то.

И, скользнув между ними и слегка задев Кайла плечом, она торопливо направилась к выходу из зала.

Сэр Макс и Кайл одновременно повернули головы вслед уходящей, почти убегающей Ник. И оба видели, как она торопливо шагает, спотыкаясь на непривычных ей шпильках, путаясь в подоле длинного вечернего платья. И ее прижатые к губам пальцы.

— Я убью тебя, — тихо и бесцветно произносит Мак-Коски.

— Откуда я мог знать… — так же тихо, вполголоса отвечает потрясенный Кайл.

— Падрон, ты, мать твою, слепой?! Или идиот?! Или и то, и другое вместе?! — срывается на крик Мак-Коски.

— Макс, я…

— Ты знаешь, чего мне стоило заставить ее прийти?! Уговором и шантажом! Чуть ли не силой! Ты прекрасно понимаешь, как это важно! И вот теперь — все усилия… псу под хвост!

— Ты бы хоть предупредил… что она будет… такая…

— А я откуда знал?! Я сам обалдел, когда увидел.

— Ну вот, а чего ты хочешь от меня…

— Так!!! — снова срывается Мак-коски. — Ты с больной головы на здоровую не перекладывай! Значит так, Кайл. Иди за ней. И не позднее чем через полчаса приведи мне ее сюда! Спокойную, не зареванную, способную улыбаться и фотографироваться со спонсорами! Ты понял меня?!

— Понял.

— А если нет… Я тебя уволю к чертовой матери!!!

Не то чтобы он поверил… Но прозвучало это угрожающе. Да Кайл и сам понимал — он совершил серьезнейшую ошибку.

Он выходил из зала с ощущением, что навлек на свою голову крупные проблемы. Которые ему кровь из носу надо как-то разрешить. Но для начала — найти… ее.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 72; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.212.120.195 (0.009 с.)