Глава 7. Налоги: цель оправдывает средства



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 7. Налоги: цель оправдывает средства



«Правительственное понимание экономики может быть сведено к нескольким коротким фразам: если оно шевелится, облагай налогом; если оно продолжает шевелиться, регламентируй; если оно остановилось, субсидируй…»

Рональд Рейган,
киноактёр и 40‑й президент США


В год принятия постановления о Федеральном резерве был принят закон, воплотивший в жизнь очередную идею Маркса, — он устанавливал прогрессивную налоговую схему. Теперь, чем больше человек зарабатывал, тем выше становился его налог в процентном отношении.

Совпадение по времени этих двух событий — создания ФР и введения прогрессивного налога — отнюдь не случайность. С возникновением ФР кто‑то должен был оплачивать проценты с растущего, как на дрожжах, национального долга. Вряд ли «кто‑то» лучше, чем налогоплательщики, мог пригодиться для этой цели.

15 января 1984 года отчёт комиссии Грейса при администрации Рейгана (Grace Commission Report) выявил, что «100% собранных налогов уходит на погашение процентов с федерального долга... все средства с подоходного налога потрачены прежде, чем хотя бы цент успевает оплатить услуги, которые налогоплательщики ожидают от государства».

Кеннет Гербино (Kenneth Gerbino), бывший председатель Американского экономического совета, поведал, что «с 1913 года [по сегодняшний день] доллар обесценился более чем на 87%. В предшествующие 140 лет твёрдая валюта Соединенных Штатов сохраняла свою ценность. В 1913 году цены были такими же, как и в 1787 году».

Более того, с 1973 года заработок среднего американца с учетом инфляции и налогов упал на 17%. В 1950‑х годах средняя семья в США тратила 5‑10% своего дохода на жильё. Сегодня этот показатель составляет 40%! Америка — единственная из западных индустриально развитых стран, где произошло подобное падение уровня жизни[15].

Несмотря на то, что проценты с национального долга в США растут со скоростью 47 миллионов долларов в час, суммы собранных налогов сегодня с лихвой покрывают эту цифру. Но это и неудивительно, если учитывать, что налоговая ставка значительно выросла с 1984 года. Однако соответственно увеличился и размер правительства, поэтому новые, никому не нужные бюрократические структуры благополучно пожирают этот «излишек».

Каким же образом американское законодательство определяет налоги и методы налогообложения?

Существуют три категории, подлежащие налогообложению: люди, имущество и деятельность. Налог на людей и имущество называется прямым налогом (direct tax). Налог на деятельность называется косвенным налогом (indirect tax).

Статья I раздела 2 Конституции США гласит, что прямые налоги распределяются по штатам, согласно численности населения, перепись которого производится каждые 10 лет. Раздел 9 той же статьи запрещает обложение прямыми налогами без распределения по штатам.

Каждый из штатов, в свою очередь, собирает с населения налоги, согласно своей внутренней Конституции. Косвенные налоги делятся на пошлины (duties), дани (imposts) и акцизы (excises). Пошлины и дани — это налоги на импорт. Акцизы — это налоги на определённую деятельность и корпоративные привилегии.

Поскольку доход, будучи компенсацией за труд, является имуществом, значит, подоходный налог, чтобы не противоречить Конституции, может быть только косвенным налогом. Очевидно, что он не может являться ни данью, ни пошлиной, значит, подоходный налог является акцизом, то есть налогом на доход с определённых видов деятельности.

Следует заметить, что попытки ввести подоходный налог неоднократно предпринимались и раньше — в том числе и во время войны. Однако каждый раз они справедливо были признаны неконституционными.

Подоходный налог, введённый в 1913 году, отличался от всех предыдущих попыток тем, что являлся именно акцизом, а не прямым налогом, поэтому и был признан конституционным, несмотря на свою марксистскую сущность.

Вообще с налогами наблюдается довольно интересная картина. Большинство так называемых специалистов по налогам, да и американских юристов вообще, на самом деле не только не читали Свода законов и Налогового кодекса в частности, но даже ни разу и не заглянули в него!

Верится с трудом, не правда ли?

Личные заметки

Как‑то на день рождения моего брата была приглашена его бывшая подруга, которая на тот момент только что получила сертификацию бухгалтера (так называемый Certified Public Accountant, или CPA), окончив специальные курсы.

Помимо всего прочего, эта сертификация позволяла ей оформлять для сограждан налоговые декларации. Я сразу же решил, не отходя от кассы, убедиться в своей правоте. Наш диалог проходил примерно следующим образом:

— Так ты теперь можешь оформить мне налоговую декларацию, так?

— Конечно!

— Скажи, а на этих самых курсах вы изучали Налоговый кодекс?

— Изучали что?

Мне сразу стало очевидным, что человек не имеет ни малейшего понятия, о чем идет речь:

— Ну, свод налоговых законов и правил, где сказано, кто и какими налогами облагается, правила обложения и так далее.

— Вообще‑то, нет...

— То есть получается, что ты имеешь право оформлять другим людям налоговые декларации, но не имеешь ни малейшего понятия о том, по каким правилам этот человек облагается налогами и даже облагается ли он ими вообще?

В качестве ответа новоиспечённый бухгалтер лишь пожала плечами. Я с удовольствием обнаружил, что сидевшие вокруг нас с любопытством вслушивались в нашу беседу, которую я впоследствии расценил, как маленький личный триумф.

* * *

Чтобы в это поверить, необходимо понять, как работает современная юридическая система США. Дело в том, что во всевозможных юридических учебных заведениях студенты изучают, в основном, не Конституцию (common law), являющуюся основным законом общества, и даже не законы, написанные Конгрессом США (statutory law), а интерпретацию этих законов, вынесенную судами в результате тех или иных судебных процессов (case law).

Сегодня прецедентным правом вряд ли кого можно удивить. Однако Конституция США совершенно однозначно определяет в статье I части 1, что Конгресс — это единственный законодательный орган. Другими словами, все законы могут быть написаны только Конгрессом, и США — страна законодательного права, а не прецедентного!

Более того, законы должны быть написаны на доступном английском языке, понятном рядовому человеку со средним интеллектом. Если закон сформулирован недостаточно чётко, то он считается недействительным (void for vagueness).

Именно поэтому законы не подлежат интерпретации: они означают только то, что в них говорится, — не более и не менее! Единственная задача суда — это определять, был ли нарушен тот или иной закон в данном конкретном деле, а ни в коем случае не интерпретировать этот закон!

В реальном мире всё обстоит иначе. Решение, вынесенное в результате судебного процесса, создаёт прецедент, который становится чем‑то, вроде нового закона.

Несмотря на то, что этот «закон» формально не имеет абсолютно никакой юридической силы вне своего процесса, он, тем не менее, впоследствии используется, как закон, на деле являясь всего лишь интерпретацией, нередко совершенно ошибочной, настоящего закона, о существовании и формулировке которого, так называемые, юристы даже и не подозревают.

Нередко на судебных процессах адвокат просит судью принять решение, ссылаясь на аналогичное решение в другом подобном деле. Это совершенно недопустимая практика: ведь каждый судебный процесс представляет собой абсолютно независимое дело, со своими мотивами, участниками, подробностями, свидетелями, событиями и причинами — как можно принимать решение на основе другого дела? Нельзя!

Но когда судья на доводы адвоката отвечает, что он не допустит цитирование Конституции в зале суда — а такое случалось — то удивляться уже не приходится ничему.

Практика принятия решений на основе прошлых процессов, не имеющих отношения к текущему, сегодня стала обычным делом, и мало кто знает, что на самом деле говорится в написанном Конгрессом законе — единственном, имеющем юридическую силу.

Все законы США записаны в Свод законов (Кодекс) Соединенных Штатов (United States Code, USC), а правила следования им оговорены в Своде федеральных правил (Code of Federal Regulations, CFR). USC и CFR состоят из 50 разделов (titles). Каждый раздел Правил оговаривает порядок следования законам в соответствующем разделе Кодекса.

Раздел 26 Кодекса является Налоговым кодексом (Tax Code, Internal Revenue Code, IRC). Он, в свою очередь, состоит из 11 подразделов (subtitles).

В статье 7806 Налогового кодекса говорится, что текстом каждого закона является непосредственно сама статья этого закона и что названия раздела, подраздела, секции, параграфа, в которых соответствующая статья находится, а также ссылки из этой статьи на другие статьи и разделы не являются частью статьи, то есть сама статья закона должна восприниматься отдельно от своего контекста!

А теперь внимание! Если читать закон, следуя всем правилам и именно так, как он был написан, ничего не интерпретируя, не подразумевая и не пытаясь вкладывать в него смысл, которого там нет, то получается, что во всём Налоговом кодексе нет статьи, которая бы обязывала гражданина или резидента США, живущего и работающего в пределах страны, не занимающегося определёнными видами деятельности, платить подоходный налог или заполнять налоговую декларацию (бланк 1040)!

Упомянутые «определённые виды деятельности» — единственные, которые подлежат акцизному сбору, или подоходному налогу, что есть одно и то же.

Какие же виды деятельности закон предусматривает для обложения налогом?

В частности, такие, как производство оружия, табачных и алкогольных изделий. Другими видами деятельности, подлежащими акцизному сбору, являются работа с получением иностранного заработка, а также работа за границей, причём, только в стране, имеющей налоговое соглашение с США и только при зарплате выше 70 тысяч долларов в год.

Все эти виды деятельности по пунктам перечислены в законодательстве, и именно доход из этих конкретных источников облагается подоходным налогом.

Как уже говорилось, и Налоговый кодекс (IRC), и Правила (CFR) написаны доступным языком, и при желании проследить цепочку определений и разъяснений вполне возможно. Это мы и попытаемся сейчас сделать, полностью абстрагируясь от всего, что мы «знаем» о налогах.

Итак...

Статья 1 IRC устанавливает налоговую ставку с налогооблагаемого дохода (taxable income) каждого индивида. Определение taxable income — в статье 63.

Статья 63 IRC определяет налогооблагаемый доход как полный доход (gross income) за минусом вычетов. Определение gross income находится в статье 61.

Статья 61 IRC определяет полный доход как доход из различных источников (sources). Источник может быть географическим и классификационным. Другими словами, устанавливается, где должен работать индивид и чем заниматься, чтобы его доход попадал в разряд облагаемого налогами.

Статья 861 IRC вносит определённую конкретику: «Последующие предметы дохода считаются доходом в Соединённых Штатах...» Здесь перечисляются практически все мыслимые и немыслимые варианты получения денег.

Таким образом, географический источник мы нашли. Однако предмет дохода не есть источник дохода. Осталось решить последнюю часть загадки — найти классификационный источник дохода. Обращаемся к соответствующей секции Правил, которая объясняет, как вычислять налог на доход от источников внутри страны.

Статья 1‑861‑8 CFR называется «Вычисление налогооблагаемого дохода от источников в Соединённых Штатах, а также от других источников и видов деятельности». Она гласит: «...Определённые виды деятельности должны быть идентифицированы, чтобы с них вычислять налогооблагаемый доход».

Итак, не считая производства алкоголя, табака и оружия, под которые отведён целый подраздел, какие же «определенные» виды деятельности имеются здесь в виду?

Ответ — в разделе 1.861-8(е)(11)(f). Здесь перечислены все источники налогооблагаемых доходов внутри страны. Что это за источники? Внимание, барабанная дробь!

 

· иностранный налоговый кредит;

· доход нерезидентов и иностранных корпораций;

· доход от компании, базирующейся за границей;

· доход с иностранных поставок газа и нефти;

· доход с иностранных поставок полезных ископаемых;

· доход от работы на Гуаме, в Американской Самоа или на Марианских островах;

· доход от работы в Пуэрто‑Рико и на Виргинских островах;

 

... и так далее, и тому подобное.

Пункта «доход от работы граждан и резидентов США» во всём Налоговом кодексе не существует. Схема налогообложения с первого дня была «иностранцы в Америке, американцы за границей»! Если сделать поиск в Налоговом кодексе выражений «подоходный налог» и «гражданин США», то никогда эти два словосочетания не будут присутствовать в одной секции!

При устройстве на работу в отделе кадров нового работника просят заполнить форму W‑4, которая отсылается в IRS и по которой определяется налоговая ставка. Обычно работник заполняет этот бланк, не задумываясь, что он только что подписал и обязан ли он вообще его заполнять.

Обратимся снова к тексту закона и посмотрим, что там говорится о вычетах. В Налоговом кодексе ищем слово withhold (удерживать) и получаем следующие пять разделов:

 

· Раздел 1441. Удержание налогов с нерезидентов (withholding of tax on nonresident aliens);

· Раздел 1442. Удержание налогов с иностранных корпораций (withholding of tax on foreign corporations);

· Раздел 1444. Удержание налогов с источников дохода на Виргинских островах (withholding on Virgin Islands source income);

· Раздел 1445. Удержание налогов с определённых ресурсов недвижимости (withholding of tax on dispositions of United States real property interests);

· Раздел 1446. Удержание налогов с доли доходов иностранного партнёра (withholding tax on foreign partners' share of effectively connected income).

 

И всё!

А где же «удержание налогов с доходов граждан и резидентов США?»

Такого раздела нет и никогда не было, потому что не существует подоходного налога на граждан и резидентов США, работающих в пределах 50 штатов!

Доказательства находятся в самом тексте закона, надо всего лишь открыть его! А бланк W‑4 является добровольным соглашением между работником и работодателем, согласно которому работник доверяет работодателю удерживать с него налоги и тем самым служить бесплатным бухгалтером для IRS и правительства.

Большим камнем преткновения является противоречивая поправка № 16 к Конституции США, которая гласит: «Конгресс имеет право облагать налогами доход из любых источников без распределения по штатам и невзирая на данные о переписи населения».

На первый взгляд кажется, что эта поправка фактически даёт зелёный свет на обложение налогами абсолютно любых доходов. Однако при более внимательном рассмотрении легко заметить, что эта поправка не внесла ровно ничего нового в законы о налогах.

Ведь Конгресс, согласно Конституции, и так имеет полномочия собирать налоги с доходов из указанных в законе источников без распределения по штатам — это те самые акцизы, которые взимаются с определённых видов деятельности, то есть, косвенные налоги.

В поправке ни слова не сказано о том, что эти налоги должны быть прямыми, и попытки так называемых знатоков закона убедить всех в том, что поправка подразумевала прямые налоги, не выдерживают никакой критики: закон не может ничего подразумевать.

Окончательным доказательством того, что поправка № 16 не внесла ровно ничего нового в Конституцию, стали последовавшие за её принятием судебные процессы. В январе 1916 года Верховный суд США в деле Brushaberv. Union Pacific Railroad постановил:

«16‑я поправка в правильном понимании ограничивается косвенными налогами и по этой причине является конституционной», а также «...налоги с дохода по своей природе являются акцизом».

Другой судебный процесс Stantonv. Baltic Mining, прошедший в том же году, завершился не менее однозначным постановлением суда о том, что 16‑я поправка «не предоставляет никаких новых прав на налогообложение», а также «...запрещает исключение подоходных налогов из категории косвенных, к которой они изначально принадлежали...»

В процессе Peck v. Lowe суд также постановил: «16‑я поправка никоим образом не расширяет рамки налогообложения и не включает никаких дополнительных категорий».

Здесь обнаруживается ещё одно свойство поправки № 16: если бы она подразумевала прямые налоги, то была бы неконституционной, то есть, в этом случае Конституция противоречила бы сама себе!

Напрашивается резонный вопрос. И даже не один. Почему все в Америке платят подоходный налог? И на какие средства будет существовать государство, если граждане не будут платить подоходный налог?

Дело в том, что для поддержания правительства есть налоги, предусмотренные Конституцией и Налоговым кодексом. В их числе: налог с дохода иностранных граждан, работающих в США; акцизные сборы с определённых видов деятельности; налоги с импорта; таможенные сборы; прямые налоги со штатов.

Для всех этих разновидностей налогов есть соответствующие статьи в Налоговом кодексе, а также инструкции по уплате этих налогов и оформлению надлежащих документов в соответствующих подразделах Правил (CFR).

Но из‑за того, что правительство США сегодня разрослось, как раковая опухоль, до неимоверных размеров, далеко выходящих за рамки, предусмотренные Конституцией, ему нужны дополнительные средства, которые оно всеми правдами и неправдами пытается выдоить из населения.

Под «правдами» следует понимать повышение косвенных налогов и учётной процентной ставки, то есть легальные методы выцеживания денег. Под «неправдами» скрывается создание видимости необходимости оплаты там, где её нет, а также откровенно антиконституционное обложение прямыми налогами собственности и имущества граждан.

В целом сегодня основная цель налогов в США заключается в использовании их Федеральным резервом в роли своеобразного клапана, через который «лишние» деньги изымаются из оборота, тем самым предотвращая или, точнее, отдаляя гиперинфляцию.

Теперь вернёмся к первому вопросу: почему же все граждане США платят налоги?

Неужели в стране столько идиотов?

На самом деле платят далеко не все. В 1986 году управляющий IRS Роскоу Эггер (Roscoe Egger) подал в отставку, публично признав, что 35 миллионов американцев перестали присылать налоговые декларации!

Спустя ещё 7 лет новая управляющая IRS Ширли Петерсон (Shirley Peterson) на выступлении 26 августа 1993 года отметила, что «один из пяти американцев перестал присылать декларации и платить налоги, и ситуация всё больше выходит из‑под контроля».

А что же остальные?

Оставшееся подавляющее большинство граждан либо не знает своих законных прав, либо не хочет их знать, либо просто боится их отстаивать, даже если и знает их.

А ведь нужно всего лишь открыть Налоговый кодекс: в нём всё написано доступным английским языком. Однако госпожа Петерсон очень не хочет, чтобы граждане в него заглядывали. Поэтому она пытается их убедить, что они всё равно ничего не поймут:

«Восемь десятилетий поправок к [Налоговому] кодексу превратили его в непроходимый лабиринт. Правила абсолютно неразборчивы для большинства граждан. Правила не менее таинственны для многих правительственных работников, в обязанности которых входит приводить этот самый закон в исполнение».

Безусловно, определённая запутанность в Налоговом кодексе присутствует, и логично предположить, что является она отнюдь не случайной. Но, как мы уже видели, стоит только абстрагироваться от всего, что мы «знаем» про налоги, как проследить цепочку терминов и определений становится делом простого умения читать и вникать в суть.

Между тем, совершенно очевидно, почему IRS не хочет, чтобы граждане страны знали закон: необразованных налогоплательщиков легче держать в повиновении и постоянном страхе перед государством и дядей Сэмом.

Страх — это именно та реакция, которую пытается спровоцировать у населения IRS, действующее откровенно бандитско‑мафиозными методами. Поэтому даже многие из тех, кто знает о своих правах, предпочитают не связываться, — так спокойнее.

Лучше всего на эту тему высказался в своё время Бенджамин Франклин: «Тот, кто готов пожертвовать свободой ради безопасности, не заслуживает ни того, ни другого».

Отдав часть своих свобод, человек неизбежно отдаст их все, и вернуть их будет чрезвычайно трудно, если вообще возможно. А если у человека есть свобода, то он сам сможет себе обеспечить необходимую безопасность.

IRS же делает всё, чтобы люди не только никогда не пытались отстоять свои права и свободы, но и вообще отказывались от попыток узнать о них. А, не зная своих прав, как можно пытаться их отстаивать?

Публикация IRS № 1, которая называется «Ваши права, как налогоплательщика», заверяет нас: «Служащие IRS защитят и объяснят Вам Ваши права, как налогоплательщика в течение всего времени Вашего контакта с нами».

Разумеется, в реальном мире дела обстоят несколько иначе. Допустим, некий законопослушный гражданин, который всю жизнь исправно платил эти несуществующие налоги и не должен IRS на данный момент ни цента, пишет в IRS безобидное письмо приблизительно следующего содержания:

«Уважаемая служба IRS,

я не возражаю против налогов, как таковых. Я не имею абсолютно ничего против законов о налогах в том виде, в каком они написаны. Но у меня есть всего лишь один вопрос, на который не могут ответить ни мой бухгалтер, ни мой адвокат, ни моя мама, и мне бы очень хотелось получить ответ от вас. Не могли бы вы мне указать статью Налогового кодекса, которая бы облагала налогом доход гражданина США, работающего в пределах 50 штатов?»

Автора подобного письма можно сразу поздравить с добровольным получением ярлыка tax protester, а в случае особого «везения» и с попаданием в чёрный список IRS. Только на основании такого письма!

КГБ и гестапо завидуют чёрной завистью. Почему IRS не может напрямую ответить на элементарный вопрос? А как же защита и объяснение налогоплательщику его прав?

Здесь необходимо внести ясность по термину tax protester (дословно — протестующий против налогов). Из самого словосочетания можно понять, что в данном случае этот ярлык неуместен.

Гражданин не протестует против налогов, как таковых: он вполне доволен Налоговым кодексом и платит все налоги, которыми облагается по закону. Всё, что он хочет, это чтобы налоговая служба сама следовала Налоговому кодексу.

Причина же столь щедрой раздачи подобного эпитета кроется в том, что подавляющее большинство отказывающихся платить налоги делает это именно по причине протеста против якобы неконституционной сути Налогового кодекса и самих подоходных налогов.

Tax protester — человек, который признаёт существование налога, но по тем или иным убеждениям отказывается его платить. А это, между прочим, карается законом!

Можно провести аналогию. Если человеку, который раз в неделю говорит по телефону со своей бабушкой в другом районе города, придёт письмо из телефонной компании, в котором сообщается, что он по 3 часа в день говорил с Гондурасом и теперь обязан оплатить счёт в размере астрономической суммы, то, что этот человек сделает?

Позвонит своему адвокату? Попытается любым способом расплатиться? Попросит оформить платежи в рассрочку? Ударится в бега? Покинет страну? Или выступит с открытым заявлением, что брать деньги за телефонные разговоры неконституционно?

Конечно же, нет! Он просто сообщит в телефонную компанию, что этот счёт не его, и что он получил его по ошибке. Он не протестует против оплаты телефонного разговора в принципе, он просто отказывается оплачивать чужой счёт, который не перестаёт быть чужим, даже если он выставлен не тому, кому нужно.

Ведь это вовсе не означает, что этот счёт верный и подлежит оплате. Однако стоит тому же человеку увидеть три магических слова — «Internal Revenue Service», как он сразу же теряет голову и ударяется в панику. Это именно то, чего IRS и добивается.

Ещё в 1969 году сенатор Генри Бэллмон признался, что был крайне удивлён, когда один из высокопоставленных чиновников IRS поведал ему буквально следующее: «Если налогоплательщики этой страны когда‑нибудь узнают, что 90% действий IRS являются блефом, то вся система рухнет»[16].

Из года в год, пользуясь исключительно тактикой запугивания, IRS тянет из людей их честно заработанные деньги, нарушая закон на каждом шагу.

Не оплатил налоги и не хочешь платить? Мы арестуем твой банковский счёт. Нет банковского счёта или денег на счету? Отберём машину. Нет машины? Отберём дом. Нет дома? Обанкротим бизнес. Нет бизнеса? Отберём имущество, любое, какое есть, уничтожим тебя морально, превратим твою жизнь в ад, но сделаем всё, что хотим, и вытрясем твои деньги, которые нам нужнее.

Именно такими методами руководствуется IRS для достижения своей единственной цели — нажиться; цели, которая для них оправдывает любые средства.

Это имеет вполне конкретное название — рэкет: «Хотите, чтобы мы не трогали вас и ваше имущество — извольте платить».

Не один раз IRS свои обещания выполнял, — естественно, в обход законов. Любой удачный рейд против слабой «жертвы», не знающей своих законных прав, раздувается до неимоверных размеров, обсасывается со всех сторон и красиво подаётся публике с подтекстом «так будет с каждым».

По закону арестовать банковский счёт можно только после определённых административных процедур, но IRS себя не утруждает ни процедурами, ни предварительным следствием. Да это и незачем: стоит банку услышать три волшебные буквы — IRS, как тут же все счета, вся личная финансовая информация клиента охотно и с улыбкой передаются в руки налоговиков.

Чтобы конфисковать имущество, тоже нужны соответствующие документы и ордера, не говоря уже о предварительном следствии.

Но, опять же, IRS себя никогда не утруждает такими мелочами и действует исключительно по своему усмотрению и, в большинстве случаев, безнаказанно. Люди, как таковые, для IRS не существуют. По признанию одного бывшего сотрудника IRS, налогоплательщики для них просто «инвентарь».

Ещё один популярный, исключительно успешный и хорошо знакомый советскому человеку метод работы IRS — это сбор информации о налогоплательщике у его соседей, коллег по работе, начальства, друзей, знакомых, бизнес‑партнёров и вообще кого угодно, кто хоть каким‑то образом имеет с ним дело.

За предоставление ценной информации IRS платит информаторам денежное вознаграждение (которое, кстати, тоже облагается налогом). Чем значительнее предоставленная информация, тем большую сумму вознаграждения получает информатор. Максимальная сумма вознаграждения — сто тысяч долларов!

IRS имеет даже специальный бланк под номером 211, который называется «Заявление на вознаграждение за предоставленную информацию».

Но разве весь учёт налогов не компьютеризирован? Дело в том, что он не только компьютеризирован, но и сами компьютеры IRS запрограммированы правильно: если системе указать, что налогоплательщик является гражданином, работающим в США, не имеющим иностранного дохода и не занимающимся определённой деятельностью, то система выдаст информацию, что подоходного налога для этого гражданина не существует!

Как же работникам IRS удаётся обманывать компьютеры?

Очень просто — путём ввода в него заведомо ложной информации. Акт о свободе информации (Freedom of Information Act) и Акт о личной информации (Privacy Act) от 1974 года дают гражданину право сделать запрос на получение данных о себе в любое правительственное учреждение.

Запросив из IRS свой так называемый Individual Master File (IMF), человек может по полученным в ответе данным определить статус, род занятий, место деятельности и массу другой полезной информации — в том виде, в каком он значится в архивах и базах данных налоговой службы.

Обычно граждане узнают о себе много нового и интересного — например то, что они, оказывается, работают в Пуэрто‑Рико, на Виргинских островах или ещё где‑то за пределами 50 штатов.

Именно эта ложная информация и создаёт благополучно подтверждённую компьютерами иллюзию необходимости гражданина платить подоходный налог.

В свете всего этого неудивительно, что IRS с треском провалило четыре ревизии подряд, начиная с 1993 года. Аудитор правительственного бухгалтерского отдела г‑н Баушер оценил ситуацию так:

«Произвести ревизию оказалось невероятно сложным из‑за того, что существующие системы IRS не предназначены для предоставления надёжной финансовой информации о своей деятельности».

Блестяще, не правда ли?

Интересно посмотреть на реакцию агентов IRS, нагрянувших к американцу на дом с проверкой, если он им предоставит такой аргумент: «Вы знаете, мой образ жизни не предусматривает возможности ведения записей о моих финансовых делах».

Ирония всей ситуации в том, что агентство, требующее от американцев безупречной отчётности, само не может пройти ни одной финансовой ревизии.

Однако IRS с их федеральными налогами — это полбеды. Большинство штатов начисляют ещё и свой подоходный налог, и налоговые управления штатов бывают не менее, а то и более агрессивно настроены, чем IRS.

В каждом штате своё законодательство, а следовательно, и подоходный налог штата должен начисляться вне зависимости от федерального. Для примера обратимся к законодательству штата Калифорния, налоговый кодекс которого называется "Revenue and Taxation Code".

Ищем определение налогооблагаемого дохода (taxable income), которое находится в статье 17073: «Для определения налогооблагаемого дохода используется статья 63 IRC».

Гениально! Законодательство штата остроумно обходит деликатный вопрос определения дохода, подлежащего налогообложению, путём обыкновенной ссылки на федеральный закон.

А это означает, что если для человека не существует подоходного федерального налога, то для него не может существовать и подоходного налога штата! Большинство штатов избрали именно такой безопасный путь в своём налоговом законодательстве, что, впрочем, не мешает им отдельно от федералов тоже тянуть из своих граждан несуществующие налоги.

Как бороться с этим беспределом?

Трудно, но можно. Однако прежде, чем даже браться воевать с IRS, надо, во‑первых, знать свои права по законам и Конституции. Во‑вторых, необходимо найти адвоката или организацию, которая знает закон.

Сегодня в США есть такая организация, и называется она Save‑A‑Patriot Fellowship (SAPF), которая с 1984 года защищает граждан, обучает их закону и Конституции и борется с произволом федеральных агентов и IRS, заставляя их соблюдать закон.

SAPF — это организация, основатель которой, Джон Котмайр (John Kotmair), не удержал за 18 лет ни цента подоходного налога со своих подчинённых.

SAPF — это организация, которая с блеском выдержала рейд IRS 10 декабря 1993 года и была полностью оправдана в суде по всем статьям, которые власти пытались ей «пришить».

Историческая справка

В начале 1990‑х годов в SAPF узнали о том, что IRS умышленно дезинформирует американцев относительно целей и действий SAPF, которая стала камнем преткновения на криминальной дороге IRS и явно мешала вымогательству денег.

В июле 1993 года Джон Котмайр написал главе IRS Майклу Долану (Michael P. Dolan) письмо, которое выражало недоумение по поводу распускаемых слухов. Письмо также содержало приглашение Долану посетить офис SAPF, чтобы IRS мог лично убедиться в том, что скрывать этой организации абсолютно нечего и что все её действия являются законными.

Однако Долан приглашение отклонил. Копия письма была также направлена федеральному судье Полу Розенбергу (Paul M. Rosenberg), который приглашение также отклонил, но признал: «...цели вашей ассоциации похвальны и соответствуют букве закона... я не вижу причин для посещения вашего офиса».

27 октября 1993 года Джон Котмайр написал письмо уже новой главе IRS — Маргарет Милнер Ричардсон (Margaret Milner Richardson) с аналогичным приглашением. Более того, письмо даже содержало предложение IRS выделить агента, который бы постоянно находился в офисе SAPF и наблюдал за её деятельностью!

Однако IRS ответил SAPF извещением, что дело передано в отдел расследования преступлений города Балтимор (штат Мэрилэнд).

8 декабря 1993 года всё тот же Пол Розенберг, который несколькими месяцами раньше похвалил SAPF, теперь подписал ордер на обыск, сопроводив его комментариями: «Определённые категории имущества сокрыты на территории [SAPF]... При обнаружении такого имущества, конфисковать его».

Несмотря на то, что Розенберг с первого дня знал о приглашении и видел всяческие попытки SAPF донести до него и до IRS, что им скрывать нечего, он тем не менее решил посетить SAPF более «крутым» способом.

Утром 10 декабря отряд спецназа, вооружённый до зубов, ворвался в офис SAPF. Выведя уже присутствовавших на рабочих местах сотрудников с поднятыми руками на улицу, спецназовцы принялись грузить всё имущество SAPF в свои грузовики.

Этот рейд был полнейшим абсурдом ещё и потому, что в компьютерах SAPF содержались в основном только письма, которые организация отправляла в IRS от имени клиентов. Учитывая то, что IRS уже имел все эти письма, какой был смысл рейда вообще? Что рассчитывали найти федералы в офисах SAPF?

Зная, что SAPF собирает от IRS информацию, которая показывает незаконность их действий, агенты, видимо, пытались уничтожить эти улики против себя, тем самым покрыв коррупцию в высших эшелонах власти.

Но им и здесь не повезло — в офисе не оказалось подобных документов. Аналогичный обыск личного имущества Джона Котмайра у него дома также не принёс результатов. Эти два рейда, по сути, являлись спектаклем, целью которого было запугать общественность, сфабриковав показательный процесс, который можно было бы крутить по всем телеканалам 24 часа в сутки.

Однако спектакль провалился, и показательного процесса не получилось. Клич о помощи нашёл колоссальный отклик у членов SAPF, которые помогали деньгами и покупали офисное оборудование и компьютеры. В течение недели организация снова работала на полную мощность. Если этот рейд и добился чего‑нибудь, то только усиления влияния SAPF и притока новых клиентов!

Спустя 9 месяцев после рейда агенты IRS вернули обратно всё захваченное имущество, за исключением 60 тысяч долларов, взятых из сейфа. 18 декабря 1996 года суд штата Мэрилэнд вынес окончательное решение в пользу SAPF, которая была оправдана по всем статьям.

* * *

Вкратце процесс общения с IRS происходит следующим образом. Допустим, некий гражданин решил, что он шибко умный, и осмелился не прислать до 15 апреля налоговую декларацию. Вскоре он получает письмо из горячо любимого им агентства, в котором говорится, что оно не получило от него налоговой декларации на такую‑то сумму дохода.

Откуда IRS знает о сумме дохода? От работодателя, который любезно предоставляет эту информацию в IRS. Гражданин обращается в SAPF; которая от его имени любезно отвечает горячо любимому агентству, что он не прислал ничего потому, что перерыл весь Налоговый кодекс и не нашёл ровным счётом ничего, что облагало бы его подоходным налогом или требовало присылать какую‑то декларацию.

Да и вообще, что это за бумажку без подписи, с липовым, никем официально не утверждённым бланком, вы ему прислали?..

IRS имеет обыкновение игнорировать подобную корреспонденцию в свой адрес, потому что крыть налоговикам нечем. Но они кроют всё равно — другой мастью и даже из другой колоды, в обход всяких правил.

Обычная процедура IRS в этих случаях заключается в сборе информации и самостоятельной оценке, какую сумму неплательщик якобы должен им, а заканчивается попыткой конфискации имущества.

В исключительных случаях IRS может попытаться приписать неплательщику даже криминальную статью — отсюда и разные поучительные истории о неплательщиках, упрятанных за решётку за уклонение от налогов. В этом свете Аль Капоне получил просто‑таки новую жизнь!

Однако вернёмся снова к нюансу, который мы вкратце уже затронули. Ст<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 232; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.144.55.253 (0.012 с.)