ТОП 10:

Просто главный «противник» Великобритании был ее страстным обожателем.



С англичанами никто по-настоящему не воевал. Никто не ставил себе цели истребить англосаксов как таковых. Никто не планировал превратить их в рабов. Никто не собирался оккупировать их земли и забирать себе их хлеб, уголь и другие ресурсы. Не было желающих мерить их головы циркулями для выяснения, арийцы англичане или нет. Никто не готовился сжигать английские деревни вместе с жителями. Не было планов по вывозу в рейх предметов культуры, картин и скульптур.

Все это Адольф Гитлер готовил не для англичан, а для нас с вами. Для русских, для граждан России-СССР. Именно нас объявят нацисты неполноценными, именно нас начнут истреблять с завидным упорством. Только нас да еще евреев и цыган. И весьма в этом деле преуспеют: 27 млн наших братьев и сестер погибнут в страшной борьбе с фашизмом. У Гитлера будут еще противники: США, Великобритания и другие. Но этих врагов немецкая пропаганда никогда не будет называть неполноценными. До самого конца войны нацисты будут делить своих врагов на равных себе (то есть людей) и «недочеловеков». К первым отношение будет хорошее. В плен к нацистам в 1940 году попало около 1,5 млн французских солдат, затем десятки тысяч английских и американских военнослужащих. Большая часть из них вернулась домой. Их кормили, лечили, над ними не проводили бесчеловечных экспериментов. А из более чем 2 млн наших военнопленных, захваченных летом и осенью 1941 года, подавляющее большинство умрут в течение ближайшей зимы в гитлеровских лагерях от голода и лишений.

Да что говорить! В лагерях для пленных английских летчиков во Франции немцы разрешали британцам играть в «Монополию»!И английская разведка этим пользовалась. В лагеря отправили специальные комплекты этой игры, куда были тайком вложены миниатюрные карты окружающей местности, для того чтобы облегчить узникам побеги[591].

А как же операция «Морской лев»? А как же жестокие бомбардировки Лондона? А как же воздушная битва за Англию? Разве это не является доказательством борьбы британцев с нацистами и желания Гитлера покорить Альбион?

Нет, не является. Вся эта «борьба» была лишь маленьким эпизодом, одним невыразительным кадром на фоне часового кровавого фильма, что чуть позже начнут «снимать» гитлеровцы на Востоке.

Начнем по порядку. 13 июля 1940 года, за шесть дней до своего «мирного» выступления в рейхстаге, фюрер отдал директиву № 16: начать разрабатывать планы против англичан. Эта директива начиналась констатацией того факта, что Англия, «несмотря на свое безнадежное военное положение, еще не дает признаков готовности к соглашению»[592]. Команду фюрер дал, но эта разработка планов по вторжению в Великобританию очень напоминала подготовку к спектаклю, когда, разучивая тексты, артисты абсолютно уверены, что представление не состоится. Потому и роли свои они фактически не учат, прекрасно зная, что режиссер ставить спектакль на самом деле вовсе не собирается. Что имеется в виду? Высадки в британской метрополии не хотел сам Гитлер, иначе зачем накануне он расформировал 50 дивизий и еще 25 перевел на штаты мирного времени[593]? Какой руководитель страны в разгар боевых действий будет готовиться сокращать свою армию? Только уверенный в окончании войны путем переговоров.

Думая, что Англия согласится на мир после того, как он лично спас от разгрома в Дюнкерке 300 тысяч британских военнослужащих, фюрер готовился не к борьбе, а к ее завершению. Зная трепетное отношение Гитлера к англичанам и его крайнее нежелание с ними воевать, германские генералы готовили план «Морской лев» тоже спустя рукава. Потому что были уверены: высадка в Британии не состоится. «Предложение осуществить вторжение в Англию было абсурдно, так как для этого не имелось необходимого числа судов. На все это мы смотрели как на некую игру. У меня было такое чувство, что фюрер никогда всерьез не намеревался осуществлять план вторжения»[594], – рассказал следователям союзников уже в 1945 году германский генерал фон Рунштедт. Его коллега, генерал Блюментрит, также утверждал, что между собой немецкий генералитет говорил об операции «Морской лев» как о блефе[595].

Независимый американский журналист Уильям Ширер, процитировавший позднее германских военных в своей книге, в августе 1940 года приехал на побережье Ла-Манша и не обнаружил там никаких признаков подготовки к вторжению на британские острова[596].Да и сроки готовности немецкой армии к нападению на Англию Гитлер переносил с 15 сентября на 21, затем на 24 и, наконец, на 12 октября. Но вместо приказа о высадке в этот день свет увидел совсем другой документ: «Фюрер принял решение о том, что приготовления к высадке в Англии с настоящего времени и до весны сохранялись лишь как средство политического и военного давления на Англию»[597].

А как же расценивать знаменитую воздушную битву за Англию? Зачем Гитлер отдал приказ начать активные бомбардировки Туманного Альбиона? Правильное понимание стратегии Гитлера неотделимо от понимания его целей. Воевать с Англией он не хочет, однако и Британская империя мирный договор заключать не собирается. Что в такой ситуации остается главе Германии? Либо пойти на условия англичан (что для победителя глупо и неприемлемо), либо постараться склонить их к миру. Именно склонить, а не разбить или уничтожить. Ведь даже успешная высадка десанта в Англии ничего Гитлеру не даст. В случае оккупации Острова королевская семья и британская элита сядут на военные корабли и действительно отправятся в Канаду, не сдаваясь и мирный договор не подписывая. И что дальше? Война рисуется для Германии бесконечной, ведь, как мы уже говорили, у немцев практически нет флота. Что им даст оккупация Англии? Ровным счетом ничего. Но Гитлер надеется, пускай и не очень сильно, что демонстративные приготовления к высадке и наглядная демонстрация ужасов войны на английской территории склонят британское руководство к мирному компромиссу. Надо лишь с помощью бомбардировок и блефа дать понять англичанам, что в случае их упрямства последствия будут нешуточными. Для этого, как якобы первая часть «Морского льва», и начинается воздушная атака Острова – «Битва за Англию». Кстати, продлилась она всего лишь два месяца: с 10 июля по 15 сентября 1940 года.

Мы все время находимся в плену мифов и стереотипов. Спроси любого, кто начал бомбежки мирных городов, и услышишь ответ – нацисты. А на самом деле первую бомбардировку, причем гражданской цели противника, осуществила вовсе не германская, а британская авиация. 11 мая 1940 года Уинстон Черчилль, только накануне ставший премьером, приказал бомбить германский город Фрейбург (в Бадене). Почему? Потому что 10 мая фюрер начал наступление на Францию, и Британия таким образом дала ему понять, что будет вести борьбу, невзирая ни на какие законы и правила. Хотя 2 сентября 1939 года Лондон, Париж и Берлин объявили о том, что бомбардировкам будут подвергаться «строго военные объекты в самом узком значении этого слова». И 15 февраля 1940 года тогдашний премьер-министр Великобритании Чемберлен заявил: «Что бы ни делали другие, наше правительство никогда не будет подло нападать на женщин и других гражданских лиц лишь для того, чтобы терроризировать их»[598].

Однако английской принципиальности хватило лишь на период «странной войны». Как только стало ясно, что все надежды натравить Гитлера на СССР рухнули и он наносит удар на Западе, на следующий же день после этого английские бомбы полетели на мирный немецкий город Фрейбург. Желавший мирного соглашения с Британией Адольф Гитлер никак на это не отреагировал. Только после двух месяцев бомбежек английской авиации, 10 июля 1940 года, германская авиация совершит свой ПЕРВЫЙ налет на британскую территорию. Эта дата и станет началом «Битвы за Англию»[599].

Если с тем, кто первым начал атаку мирного города, имеется полная ясность (это англичане), то разобраться в вопросе, кто первым начал бомбить жилые кварталы столицы противника, куда сложнее. Информация крайне противоречива и запутанна. «На спорадические налеты, совершавшиеся на Лондон в конце августа, мы немедленно ответили репрессивными налетами на Берлин»[600], – пишет Уинстон Черчилль. И лжет. Никаких «налетов» на Лондон не было – была трагическая ошибка. 24 августа один немецкий самолет, сбившись с курса, случайно сбросил бомбы на британскую столицу[601]. Это случилось лишь однажды и не являлось результатом приказа германского руководства. Но в ответ англичане начали систематические ночные налеты на столицу рейха.

Большую часть «Битвы за Англию» немецкие асы атаковали военные объекты противника. Англичане же чередовали налеты на военные цели с бомбардировкой городов Германии. Наконец, 25, 26, а затем 29 августа английские самолеты бомбили Берлин[602]. 4 сентября 1940 года, выступая в своей атакованной столице, Адольф Гитлер говорил именно об этой воздушной борьбе: «…Едва увидев огоньки на земле, англичанин бросает бомбу на жилые кварталы, фермы и деревни. В течение трех месяцев я не отвечал, так как верил, что этому безумию придет конец. Но мистер Черчилль воспринял это как признак нашей слабости. Теперь мы ответим налетом на налет»[603].

Лишь 7 сентября начались регулярные налеты немецких самолетов на Лондон, а британские военные объекты были оставлены в покое. Этот факт, кстати, также является наглядным доказательством того, что высаживаться на Острове Гитлер не собирался. В противном случае прекращение подавления английской авиации и начало ответных налетов на гражданские объекты выглядит полным идиотизмом. Если бы германское руководство готовилось к захвату Англии, то оно не стало бы бомбить британскую столицу вместо того, чтобы разрушать аэродромы и военные объекты, препятствующие высадке немецкой армии.

Мы все время наблюдаем один и тот же повторяющийся факт: глава Германии ведет войну с Британией вполсилы и наносит ей только ответные удары. Так выиграть войну невозможно. Но Гитлер ее выигрывать и не собирался, он собирался ее прекратить! А это вовсе не одно и то же…

Насколько же разрушительными и страшными были те германские налеты? Согласно официальным данным, в Лондоне за период «Битвы за Англию» погибли 842 и были ранены 2347 человек[604]. В самом известном налете германской авиации на английский город Ковентри 14 ноября 1940 года погибли 568 человек[605]. Безусловно, смерть каждого человека – трагедия, но мы видим, что эти цифры блекнут на фоне миллионов жертв наших соотечественников. Так же выглядит и общий вклад Великобритании в дело уничтожения гитлеризма. За всю Вторую мировую войну Англия потеряла 388 тысяч человек, из них 62 тысячи гражданского населения[606]. Это значит, что к жертвам немецких бомбардировок за все время Второй мировой войны может быть отнесено только 62 тысячи британцев. Много это или мало? Все познается в сравнении. Французская территория, оккупированная немцами, не была для авиации союзников целью номер один. Поэтому от бомбежек англичан и американцев за 4 года (с лета 1940-го до лета 1944-го) там погибли 30 тысяч человек. Но вот произошла высадка в Нормандии, и авиация Британии и США с несравнимо большей частотой начала утюжить французские города и деревни для уничтожения немецких войск. В результате за 3 летних месяца 1944 года, в течение которых немцев из Франции выбили, от бомб своих освободителей погибли еще 20 тысяч французов (а всего – 50 тысяч)[607].

Потери же немецкого гражданского населения от бомбардировок до сих пор являются тайной за семью печатями. Общей цифры не называет никто. Потому что она ужасающа. Если бы во Второй мировой войне победила Германия, то Черчиллю, Рузвельту и руководителям авиации союзников было бы гарантировано место на скамье подсудимых и смертный приговор за сотни тысяч жертв. Но историю пишут победители. Поэтому в Нюрнберге судили других преступников за другие преступления, а те, кто уничтожал немецкие города вместе со всеми их жителями, спокойно ушли на пенсию…

Первой жертвой стратегической авиации англичан стал Гамбург. Операция «Гоморра» началась в ночь с 24 на 25 июля 1943 года. Налеты на германские города англичане совершали и ранее. Но именно в этом налете многое было впервые: и количество бомбардировщиков (700), и невероятное количество зажигательных бомб, сброшенных на город. Так в историю человечества вошло новое страшное явление – огненный шторм. Масса мелких пожаров, сконцентрированных в одном месте, очень быстро нагревала воздух до такой температуры, что более холодный воздух за пределами пожара, как в воронку, всасывался в пространство вокруг источника тепла. Разница температур достигала 600-1000 градусов, и таким образом возникали смерчи, не имеющие аналогов в природе, где перепады температур не составляют более 20–30 градусов. Горячий воздух с большой скоростью струился по улицам, неся с собой искры, мелкие части горящего дерева, воспламеняя новые строения и буквально испепеляя попавших в огненный смерч людей. Остановить этот огненный тайфун не было никакой возможности. Огонь бушевал в городе еще несколько дней, а столб дыма достигал 6 км в высоту.

А еще против жителей Гамбурга были использованы фосфорные бомбы. Частицы фосфора, прилипшие к телу, потушить невозможно: как только к фосфору поступает воздух, он вспыхивает снова. Жители города горели заживо, и помочь им было невозможно. «По воспоминаниям очевидцев, в городе кипели асфальт и хранящийся на складах сахар, в трамваях плавились стекла. Мирные жители сгорали заживо, обращаясь в пепел, либо задыхались от ядовитых газов в подвалах собственных домов, пытаясь укрыться от бомбежек»[608]. Едва пожары были потушены – новый налет, потом еще. За одну неделю в Гамбурге от авианалетов погибли 55 тысяч жителей города, то есть почти столько же, сколько в Англии за всю войну[609].

Вы не бывали в Гамбурге? Будете – поинтересуйтесь, почему ничего не сохранилось от старого ганзейского города. И вам расскажут, что было полностью выжжено 13 кв. км исторического городского центра; уничтожено 27 тысяч жилых и 7 тысяч общественных зданий, в том числе и древнейшие памятники культуры и архитектуры; 750 тысяч человек из двухмиллионного Гамбурга остались без крова[610].

 

Бомбардировки мирных городов привели к разрушениям и гибели людей во всех воюющих странах. Кто первым начал совершать такие налеты, разобраться невероятно сложно. Но наибольшие жертвы и разрушения от бомбежек понесла, безусловно, Германия

 

Но это было лишь начало. Второй в истории человечества огненный шторм был устроен 22 октября 1943 года в городе Касселе. Тогда в городе с 250-тысячным населением погибли 10 тысяч жителей. Потом будут Нюрнберг, Лейпциг и многие другие. Серьезным разрушениям подвергся 61 германский город с общим населением в 25 млн человек, остались бездомными 8 млн жителей, погибли около 600 тысяч[611]. Среди них масса детей, стариков, женщин и совсем немного мужчин. Ведь они в большинстве своем были на фронте…

Самый страшный огненный шторм был организован английской и американской авиацией в Дрездене. Первый налет был произведен английской авиацией в ночь с 13 на 14 февраля 1945 года. На следующее утро пылающий Дрезден был подвергнут второму удару – на этот раз авиации США. Всего было задействовано 1300 бомбардировщиков, что привело к образованию огненного шторма невиданной силы. Дрездена просто не стало. Считавшийся одним из самых красивых городов Германии, сегодня он практически не имеет архитектурных достопримечательностей. Число жертв до сих пор определить невозможно: по разным оценкам, в огненном аду погибли от 60 до 100 тысяч человек. Обратите внимание на дату налета и задайте себе вопрос, а зачем за два месяца до конца войны, когда все уже было ясно, надо устраивать такую бойню в городе, где нет никаких военных целей, никаких оборонных заводов? Случайность? Ошибка? Вспомните, кто сбросил атомную бомбу на Хиросиму и Нагасаки в самые последние дни Второй мировой войны. Эти преступники также не понесли никакого наказания.

 

Плохо знакомые даже с историей Великой Отечественной войны, мы практически совершенно не знакомы с подробностями сражений Второй мировой, происходивших на другом конце Евразии. Борьбу Японии и США мы представляем себе в основном по голливудским фильмам: беззащитные американцы и армады японских самолетов. Между тем, помимо удара по Перл-Харбору, территория США ни разу за всю войну не подверглась бомбардировке. Зато Японию утюжили не хуже Германии. Самый страшный удар американская авиация нанесла 9 марта 1945 года (примерно через месяц после уничтожения Дрездена). Три сотни бомбардировщиков обрушились на японскую столицу, неся от 6 до 8 тонн напалмовых бомб каждый. Японские историки считают этот налет самым разрушительным в истории. Бушевавший огненный шторм полностью уничтожил 16,5 квадратных миль токийской территории. По различным оценкам погибло от 80 до 300 тыс. жителей. Японию бомбили так сильно, что разрушения от двух атомных бомбардировок составили всего лишь 6 % от общего числа разрушений, которым подверглась страна восходящего солнца. Вы думаете, что японцы все это забыли и простили[612]?

 

Англия на мирные переговоры не шла. Она хладнокровно бомбила германские города. Она показывала решимость бороться до конца. С ней можно было воевать и даже ее победить, но, анализируя эти возможности, Адольф Гитлер задавал себе два вопроса. Какой ценой будет достигнута эта победа? И главное – зачем? Германии предстояла тяжелая борьба без видимого конца, а на Востоке, пусть и лояльный пока, СССР спокойно решал свои стратегические задачи. Сразу после разгрома Гитлером Франции Сталин решил прибалтийскую проблему: Латвия, Литва и Эстония вошли в состав СССР. Точно так же была возвращена и захваченная Румынией Бессарабия. Война на Западе – война выращенного англо-американцами Гитлера со своими бывшими хозяевами – вполне Советский Союз устраивала. Но устраивал ли такой поворот событий самого Адольфа Гитлера? Всю жизнь он стремился уничтожить коммунизм и вступить в союз с англосаксами, а вместо этого все происходило наоборот.

И тогда 10 мая 1941 года в Великобританию якобы по своей инициативе улетел ближайший соратник Гитлера Рудольф Гесс[613]. Это была отчаянная попытка заключить мир между Германией и Англией. Собственно, данная цель Гесса тайной и не являлась: «Он (Гесс. – Н. С.) знал и понимал внутренний мир Гитлера – его ненависть к Советской России, его страстное желание уничтожить большевизм, его восхищение Англией и искреннее желание жить в дружбе с Британской империей…»[614].

До нападения на СССР оставалось чуть больше месяца. Гитлеру надо было решать, проводить «Барбароссу» или нет. И этот удар не являлся предрешенным. Окончательное решение напасть на нашу страну не принималось вплоть до полета Гесса: «Приказ об ударе по СССР в соответствии с планом Барбаросса появился только 10 июня»[615]. Адольф Гитлер никогда не начал бы войну на два фронта. Почему же все-таки начал? Потому что в момент удара по СССР он был убежден, что никакого второго фронта нет и не будет! Это и был результат полета Гесса.

Важно понять, что во всей загадочной истории с прилетом в Англию заместителя фюрера тайной является не предложение Гитлера, а британский ответ на него!

Англичане гарантировали свой благожелательный для Гитлера нейтралитет в его будущей войне с СССР. И заключение долгожданного для Германии мира по итогам разгрома России.

«Небезызвестный Гесс для того, собственно, и был направлен в Англию немецкими фашистами, чтобы убедить английских политиков примкнуть к всеобщему походу против СССР. Но немцы жестоко просчитались. Великобритания и США, несмотря на старания Гесса… наоборот, оказались в одном лагере с СССР против гитлеровской Германии»[616], – сказал в осажденной фашистами Москве Сталин. Это и есть ответ. Как мог просчитаться в такой ситуации Адольф Гитлер? Ведь если бы правительство Англии категорически отвергло предложения фюрера и однозначно отказалось бы от переговоров с ним, то на что глава Германии мог надеяться, развязывая войну на Востоке? С какой стати Гитлер мог полагать, что Лондон «примкнет» к всеобщему походу на СССР, если у него был английский ОТКАЗ? В ситуации, когда Англия на мир не идет, нападать на Советский Союз – чистое безумие. А вот если англичане гарантируют свое невмешательство в конфликт, пообещают пусть не воевать вместе с нацистами против русских, а хотя бы просто тихо сидеть на своем Острове, то это выход из тупика. Надо только разгромить Россию, и мир с Англией будет заключен.

Раз Гитлер решился атаковать СССР, значит, Англия его на этот поход благословила. Иначе быть не может. Именно Великобритания планомерно натравливала гитлеровскую Германию на Россию, и в конце концов англичанам удалось заставить фюрера напасть на нашу страну.Англофилия Гитлера сыграла с ним злую шутку. Глава Германии поступил вопреки здравому смыслу потому, что очень любил своего британского врага, и потому, что ему был обещан английский нейтралитет. И сразу после визита Гесса мощные налеты немецкой авиации на Англию вдруг разом прекратились, чтобы возобновиться уже лишь в январе 1943 года[617].

17 августа 1987 года Рудольф Гесс, последний остававшийся в живых руководитель Третьего рейха, покинул эту бренную землю. Рудольфу Гессу на момент смерти в тюрьме Шпандау было почти 93 года. В заключении он отсидел уже 46 лет. Все те, кто вместе с ним по приговору Нюрнбергского трибунала были отправлены в тюрьму, уже давно покинули ее. С 1966 года он стал единственным узником тюрьмы Шпандау. Отсидев 8 лет из 15, под предлогом слабого здоровья на свободу вышел дипломат Константин фон Нейрат. Покинули тюрьму адмирал Дениц и глава «Гитлерюгенда» Бальдур фон Ширах, отбывшие по 20 лет. А Рудольф Гесс все сидел и сидел.

Почему? Потому что он был приговорен к пожизненному заключению, скажет читатель. И… ошибется. Точно такой же пожизненный приговор не помешал освободиться адмиралу Редеру, отсидевшему лишь 10 лет, и министру экономики Третьего рейха Вальтеру Функу, отбывшему 12. Их выпустили на волю, потому что они не обладали такой страшной тайной, какой владел Гесс. Ведь он один знал, что пообещали Гитлеру англичане и почему фюрер им поверил…

Да и смерть Гесса была весьма загадочной. Девяностолетний дряхлый старик на прогулке сделал попытку лишить себя жизни и повесился, обмотав шею электрическим шнуром. Охранявшие Гесса начали делать ему искусственное дыхание, да с таким усердием, что сломали грудную клетку и ребра[618]. Сын покойного, не поверив официальному заключению английских патологоанатомов из Британского госпиталя, куда было доставлено тело, провел повторное вскрытие. И, надо сказать, основания у него для этого были вполне вескими. Гесс всегда находился под присмотром, а в день смерти охранник оставил его одного буквально на несколько минут. «За это время дряхлый старик сумел написать предсмертную записку, привязать удлинитель к оконной щеколде, накинуть на шею петлю, затянуть узел так, чтобы петля действовала как удавка – ибо был оставлен горизонтальный основанию шеи след, – и упасть или броситься на землю?»[619]

В результате повторного вскрытия немецкими врачами на шее трупа был обнаружен второй след от шнура. Выходило, что девяностолетний старик умудрился «повеситься»… дважды. Следы и повреждения на шее однозначно свидетельствовали, что Гесса задушили. Предварительно же нанесли удар по голове сзади, результатом которого стала странная и необъяснимая при самоубийстве гематома на затылке…[620]

 

Рудольф Гесс привез англичанам мирное предложение фюрера. Великобритания одобрила нападение Гитлера на Россию, обещав содействие, но обманула немцев уже 22 июня 1941 г.

 

Зачем же убивать старого человека и кто совершил это убийство? Сын Гесса Вольф Рюдигер ни минуты не сомневался, что убили его отца англичане[621]. Страшная тайна британской дипломатии, воодушевившей Гитлера напасть на СССР, не должна была открыться. А непосредственной причиной для убийства стала безудержная болтливость Михаила Сергеевича Горбачева. Этот безграмотный политик подписал смертный приговор не только своей державе, но и престарелому нацисту. Дело в том, что уже достаточно давно раздавались голоса с призывом отпустить Гесса. Основным противником этого всегда выступал СССР, чья позиция была очень последовательной: нацистам на свободе нет места. Зная, что Советский Союз не даст согласия на выход Гесса из тюрьмы, Великобритания могла поиграть в «доброго следователя» и всегда заявляла, что она против освобождения ничего не имеет. Но вот началась «перестройка», возобладало «новое мышление», и ничего не понимающий в истории и политике Михаил Сергеевич заявил своим западным друзьям, что готов сделать им приятное и согласен отпустить Гесса. Для Горбачева это был жест доброй воли, еще один штрих к портрету «социализма с человеческим лицом», а Лондону сие заявление доставило массу неприятных хлопот. Поскольку никаких поводов держать опасного старика в заключении не оставалось, англичанам пришлось предотвратить утечку информации, убив ее носителя.

Все вещественные доказательства причин смерти Рудольфа Гесса: домик в саду, шнур и мебель, даже сама тюрьма Шпандау – были уничтожены сразу после его кончины. Папки с документами по делу Гесса засекречены британским правительством до 2017 года. Но почему? Что такого может скрываться в протоколах его допросов? Что прятать Великобритании, если она, как нас уверяют, решительно отказалась от переговоров с нацистами? Наоборот, эти документы надо развешивать на каждом столбе, печатать во всех газетах. Ведь это же доказательство прогрессивности и демократичности Туманного Альбиона! Какой великолепный повод для пропаганды: мы, англичане, категорически отвергли все предложения кровавого Адольфа Гитлера! А вместо этого строжайшая секретность. Нелогично? Нет, логично. Потому что ОТКАЗА не было, а было СОГЛАСИЕ. Вот его-то от нас и скрывают.

…Когда Гитлер напал на Сталина, он был жестоко обманут. Сразу же, в первый же день! Вечером 22 июня Черчилль, выступая по Би-Би-Си, сказал: «Мы полны решимости покончить с Гитлером и всеми следами нацистского режима. Следовательно, мы окажем любую возможную помощь России и русскому народу»[622].

Однако британской помощи в должном размере СССР не получал. В самые сложные первые месяцы нацистского вторжения Англия помогала нам добрым словом, а не оружием. Да это и понятно, ведь Россия и Германия должны были друг друга обескровить, а потом на арену мировой борьбы вышли бы победители – англосаксы. Читая документы переписки между Лондоном и Москвой после начала Великой Отечественной войны и зная повадки британской дипломатии, удивляться вы не будете. Англия всегда верна себе.

 

Телеграмма посла СССР в Великобритании

в Народный комиссариат иностранных дел СССР

27 августа 1941 г

Вчера я имел серьезный разговор с Иденом по вопросу о британской помощи СССР. Я воспользовался случаем и, заявив, что говорю только от своего собственного имени, сказал ему примерно следующее:

1…В течение 10 недель СССР ведет тягчайшую борьбу против обрушившейся на него и только на него германской военной машины, самой могущественной, какую видел мир… В течение всего этого времени, когда СССР напрягал и продолжает напрягать свои силы в труднейшей битве своей истории, что делала Англия?

2. В середине июля Советское правительство предлагало Британскому правительству создание второго фронта на Западе, однако по разным причинам, на которых я сейчас не хочу останавливаться, Британское правительство отклонило это предложение. Англия не открывает второго фронта и в тоже время не дает нам самолетов и оружия в сколько-нибудь серьезных количествах. Разумеется, мы благодарны Британскому правительству за те 200 «Томагавков», которые были переданы нам около месяца назад и которые до сих пор еще не доставлены в СССР, но по сравнению с нашими потерями в воздухе… что это значит? Или еще пример: мы просили у Британского правительства крупных бомб – министр авиации в результате длинных разговоров в конце концов согласился исполнить нашу просьбу, но сколько же бомб он дал нам? Шесть бомб – ни больше, ни меньше…

3. Что мы еще имеем от Англии? Массу восторгов по поводу мужества и патриотизма советского народа, по поводу блестящих боевых качеств Красной армии. Это, конечно, очень приятно… но уж слишком платонично. Как часто, слыша похвалы, расточаемые по нашему адресу, я думаю: «Поменьше бы рукоплесканий, а побольше бы истребителей».

…Фактически выходит так, что Англия в настоящий момент является не столько нашим союзником, товарищем по оружию в смертельной борьбе против гитлеровской Германии, сколько сочувствующим нам зрителем[623].

 

Это весьма горький анекдот. Мы вам помогаем. Мы уже послали вам 6 бомб, 3 автомата и 5 пистолетов. Вооружение будет доставлено британским военно-морским флотом. Когда? Как только это станет возможным. А пока разрешите передать вам искреннее восхищение мужественной борьбой советского народа.

Как вы думаете, с какого момента Великобритания и Советский Союз стали официальными союзниками в борьбе с гитлеровским рейхом? Тот, кто подумает, что со 22 июня 1941 года, сильно ошибется. Тот, кто решит, что на подписание документов и всяческие формальности могло уйти еще пару недель, ошибется точно так же.

Только 26 мая 1942 года в Лондоне был подписан договор между СССР и Англией о союзе против Германии!Целых одиннадцать месяцев между «союзниками» никакого союза не было! Англия вовсе не была обязана нам помогать и могла помощь эту прекратить в любой момент с совершенно спокойной совестью. Причина такой затяжки понятна: ждали, пока ситуация на русско-германском фронте прояснится. Когда поняли, что Гитлеру войны не выиграть, тогда и подписали договор. А до той поры оставляли двери открытыми для диалога с победоносным германским рейхом. Немцы убивают русских – это же великолепно. Русские убивают немцев – замечательно. Надо лишь следить, чтобы и у тех, и у других была возможность это делать. Поэтому не было до 1944 года бомбардировок германских заводов синтетического топлива, не было атак румынских нефтепромыслов. А Советский Союз находился в сложном положении, и, чтобы он мог воевать, в СССР шли поставки вооружений. Тот самый ленд-лиз. В итоге до 1944 года, когда англичане и американцы высадились во Франции, Германия и Россия потеряли миллионы своих граждан. А ведь Сталин почти три года просил, настаивал, требовал, чтобы в Европе был открыт второй фронт. Но под всякими благовидными предлогами Англия и США этого не делали. Только когда стало совершенно ясно, что СССР и в одиночку справится с рейхом, произошла высадка в Нормандии.

Так проиграл ли Советский Союз Вторую мировую войну, как это утверждают Суворов-Резун и его последователи?Ни в коем случае! Война эта готовилась в Лондоне, а затем и в Берлине нам на погибель, и мы должны были стать ее главной коллективной жертвой. Но мы выстояли и победили. О каком поражении можно говорить, если Россия-СССР, которая должна была просто исчезнуть с карты мира, закончила войну в Берлине? Мы победили, и эту победу у нас не украсть!

Но остались еще вопросы, на которые ответов пока нет. Кто заставил Гитлера напасть на СССР, мы теперь знаем. Но список неясностей этим не исчерпывается.

• Почему, нападая на Советский Союз, Гитлер был так уверен в своей победе?

• Почему, готовясь к войне с Россией, германские заводы не производили теплые шинели и полушубки, а штамповали пробковые тропические шлемы и шорты?

• Почему план «Барбаросса» строился на уверенности в том, что Красная армия будет покорно стоять у самой границы, что позволит быстро ее уничтожить и не допустить отхода в глубь советской территории?

• Почему Сталин не выказывал признаков беспокойства, имея неопровержимые свидетельства развертывания у своих границ немецкой армии?

• Против кого сосредоточивались германские дивизии на нашей границе, если глава СССР был совершенно спокоен и «не верил» в возможность гитлеровского нападения?

• И что же привез Сталину немецкий «Юнкерс-52», вторгшийся в советское воздушное пространство через пять дней после вылета Гесса в Англию и благополучно приземлившийся 15 мая 1941 года прямо в Москве недалеко от стадиона «Динамо»?

Ответы на все эти вопросы есть. Продолжение этой книги следует.

Автор будет признателен за ваш отклик и рецензию – nstarikov@bk.ru

 

Список литературы

 

1. Абрамович И. Л. Воспоминания и взгляды. М.: КРУК-Престиж, 2004.

2. Архив русской революции. М.: Терра, 1991.

3. Безыменский Л. А. Особая папка «Барбаросса». М.: АПН, 1972.

4. Безыменский Л. А. Гитлер и Сталин перед схваткой. М.: Вече, 2000.

5. Буллок А. Гитлер и Сталин. Смоленск: Русич, 1994.

6. Бьеркегрен Х. Скандинавский транзит. Российские революционеры в Скандинавии 1906–1917. М.: Омена, 2007.

7. Война и революция в Испании. 1936–1939. М.: Прогресс, 1985.

8. Волков Ф. Д. За кулисами Второй мировой войны. М.: Мысль, 1985.

9. Волков Ф. Д. Тайное становится явным. М.: ИПЛ, 1989.

10. Всемирная история. М.: АСТ, 2001.

11. Вторая мировая война. Итоги и уроки. М.: Воениздат, 1985.

12. Вторая мировая война: два взгляда. М.: Мысль, 1995.

13. Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба сухопутных войск 1939–1942 гг. М.: Воениздат, 1971.

14. Ганфштенгль Э. Гитлер. Утраченные годы. М.: Центрполиграф, 2007.

15. Гейден К. Путь НСДАП. Фюрер и его партия. М.: Яуза, 2004.

16. Год кризиса, 1938–1939: Документы и материалы. М.: Политиздат, 1990.

17. Горлов С. А. Совершенно секретно: Альянс Москва-Берлин, 19201933 гг. М.: Олма-Пресс, 2001.

18. Гражданская война и интервенция в СССР. Энциклопедия. М., 1987.

19. Гренье Ф. Дневник «странной войны». М.: Прогресс, 1971.

20. Данилов А. А., Косулина Л. Г. История России. ХХ век. М.: Просвещение, 1998.

21. ДеГолльШ. Военные мемуары. Призыв. 1940–1942. М.: АСТ, 2003.

22. Де Голль Ш. Военные мемуары. Единство. 1942–1944. М.: АСТ, 2003.

23. Дениц К. Подводный флот рейха. Смоленск: Русич, 1999.

24. Документы и материалы кануна Второй мировой войны. 19371939. М.: Политиздат, 1981.

25. Дьяков Ю. Л., Бушуева Т. С. Фашистский меч ковался в СССР. Красная армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922–1933. Неизвестные документы. М.: Советская Россия, 1992.

26. Затянувшийся блицкриг. Германские генералы о войне в России. М.: Яуза, 2006.

27. Иссерсон Г. С. Новые формы борьбы. М.: Военгиз, 1940.

28. История Первой мировой войны 1914–1918 гг. М.: Наука, 1975.

29. Как ковался германский меч. М.: Яуза, 2006.

30. Картье Р. Тайны войны. После Нюрнберга. М.: Вече, 2005.

31. Кершоу Я. Гитлер. Ростов н/Д.: Феникс, 1997.

32. Кормилицын С. В., Лысев А. В. Ложь от Советского информбюро. СПб.: Нева, 2005.

33. Краткий курс истории ВКП(б). М.: ОГИЗ, 1938.

34. Кузнецов Н. Накануне. М.: АСТ, 2003.

35. Ленин В. И. Полн. собр. соч. М., 1925.

36. Майский И. М. Испанские тетради. М.: ВИМО, 1962.

37. Маккензи У. Секретная история УСО: Управление специальных операций в 1940–1945 гг. М.: АСТ, 2004.

38. Мартиросян А. Кто привел войну в СССР? М.: Яуза, 2007.

39. Мартиросян А. Трагедия 22 июня: блицкриг или измена. М.: Яуза, 2006.

40. Меллентин Ф. Бронированный кулак вермахта. Смоленск: Русич, 1999.

41. Мельников Д., Черная Н. Преступник номер 1. М.: АПН, 1982.

42. Мельтюхов М. Упущенный шанс Сталина. М.: Вече, 2000.

43. Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918–1939 гг. М.: Вече, 2001.

44. Нимиц Ч., Поттер Э. Война на море 1939–1945. Смоленск: Русич, 1999.

45. Нюрнбергский процесс. М., 1955.

46. Овинников Р. За кулисами политики «невмешательства». М., 1959.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.208 (0.036 с.)