ТОП 10:

Почему Запад не любит ни Молотова, ни Риббентропа



 

Победителя позднее не спросят о том, говорил ли он правду.

В развязывании и ведении войны имеет значение не правда, а победа.

Адольф Гитлер

 

 

Отечество надо защищать честным или хотя бы бесчестным образом. Все средства хороши, лишь сохранена была бы целость его.

Никколо Макиавелли

 

Правда о причинах германо-польского конфликта, который привел ко Второй мировой войне, покрыта густым слоем лжи. Множество историков, публицистов и исследователей всех мастей приложили к этому руку. Чтобы прикрыть неприглядную политику западного мира, в оборот был пущен незамысловатый миф. Мол, Гитлер был сумасшедшим, одержимым манией захватить весь мир. И поэтому в угоду своей агрессивности нападал поочередно на всех соседей, пока прогрессивное человечество не снесло ему и его режиму голову. Мы же видели, что поглощение фюрером Чехословакии и Австрии, его участие в испанской войне были вызваны отнюдь не жаждой безграничной власти. Это были логичные действия политика, имевшего тайные договоренности с определенными кругами западного истеблишмента, которые желали очередного сокрушения России-СССР.

Адольф Гитлер – величайший преступник всех времен и народов, осужденный судом человеческим и, без сомнения, Судом Высшим, перед которым предстанет каждый из нас. Но не нужно выливать на него всю грязь и мерзость политики того времени в попытке обелить других участников хитроумных интриг, в результате которых германский фюрер смог уложить в могилы десятки миллионов человек. Пусть каждый политический деятель получит справедливую оценку своего вклада в строительство нацистской военной машины. Ведь до сих пор под личиной «миротворцев» и «борцов за свободу» и прячутся главные виновники страшного кровопролития 1939–1945 годов.

Все «загадки» Второй мировой можно разгадать, если понять логику поступков основных участников событий тех дней. Историки удивляются: почему у Германии было так мало подводных лодок на момент начала войны с Великобританией, а судостроительная программа рейха должна была завершиться только в 1944–1945 годах? Ответ прост: так распорядился Адольф Гитлер. В мае 1938 года он проинформировал главу немецкого ВМФ адмирала Редера, что Англия является потенциальным противником Германии[376]. Говорит ли это о намерении Гитлера напасть на Британию? Нет. В современном нам мире и США вместе с блоком НАТО, и Китай являются потенциальными противниками Российской Федерации. Потенциальными – значит, возможными. Следовательно, Генеральный штаб нашей армии обязан иметь планы на случай конфликта с ними. Говорит ли это об агрессивности России? Нет, нисколько. Потому что у США, Великобритании и Китая мы точно так же числимся в списке вероятных противников, и военные этих стран имеют планы войны с нашей державой. Это обычная практика всех государств.

 

На 01.09.1939 в составе военно-морских сил находилось: авианосцы:Англия – 7, Франция – 1, Германия – 0; тяжелые крейсеры:Англия – 15, Франция – 7, Германия – 2; легкие крейсеры: Англия – 49, Франция – 12, Германия – 6; эскадренные миноносцы:Англия – 183, Франция – 59, Германия – 22; миноносцы:Англия – 0, Франция – 12, Германия – 20; подводные лодки:Англия – 65, Франция – 78, Германия – 57; торпедные катера:Англия – 27, Франция – 9, Германия – 20; мониторы:Англия – 3, Франция – 0, Германия – 0[377]. Гросс-адмирал Редер докладывал фюреру, что для войны с Англией нужно 300 подлодок, но, когда война началась, у Германии оказалось даже не 57 субмарин, готовых к выходу в Атлантику, а всего 23! То есть в 13 раз меньше, чем считали необходимым руководители германского флота! Разве можно так готовиться к войне с морскими державами? Конечно же, нет! Гитлер и не готовился к войне на море, без которой разгромить Британию, «владычицу морей», было просто невозможно. Потому что не готовился к войне с Англией и Францией вообще! Вот такой вот странный агрессор, который якобы собирался захватить весь мир.

 

Чтобы оценить степень агрессивности германского фюрера, нам надо посмотреть, какие задания он давал своим военным, какие планы просил их разработать. Вот здесь нас ждут любопытные сюрпризы. После откровений фюрера о том, что Англия потенциальный противник, адмирал Редер предложил Гитлеру на выбор два плана развития германского флота:

• первый предполагал усиленное строительство подлодок в самой срочной перспективе;

• второй, известный как план «Z», был рассчитан на длительный срок, так как обосновывался тем, «что в ближайшие десять лет война не начнется»[378]. Согласно этому плану надо было построить множество больших надводных кораблей. Несмотря на то, что рассчитывался план на 10 лет (до 1948 года), Гитлер потребовал выполнить его за 6 лет. Значит, судя по выбранному плану развития флота, фюрер собирался воевать с Англией не ранее 1944–1945 годов. А начал в 1939-м! И главной ударной силой в начавшейся войне стали подводные лодки, производить которые в большом количестве и сразу Гитлер как раз и запретил! Зачем же фюрер выбрал план «Z»?

Вот что пишут по этому поводу англосаксонские исследователи: «Причину такого весьма ошибочного, в свете последовавших событий, решения понять довольно трудно. Гитлер, по-видимому, считал, что крупные военные корабли смогут оказать политическое влияние»[379]. По мнению западных историков, Гитлер просто «забыл», что еще в Первой мировой войне германские подводные лодки поставили Британию на грань гибели, отправляя на дно десятки и сотни английских кораблей. Ведь Англия – остров, и все ее снабжение осуществляется морским путем. А вот тягаться с английским надводным флотом – затея неумная: британцы внимательно следят за кораблестроением других стран и на каждый ваш корабль могут построить два своих. Возможности судостроительных верфей Британской империи превосходили в то время возможности любой другой державы.

И вот, готовясь «захватить весь мир», Адольф Гитлер принимает план: подлодок строить минимум, надводных кораблей – максимум. Сроки выполнения тоже не могут не удивлять: 1944–1945 годы. В своем ли уме Гитлер? Ведь от момента принятия плана до начала войны в сентябре 1939 года пройдет всего один год, и надводные корабли еще не будут построены! Чем же фюрер собирается воевать с английским флотом, запрещая строить подводные и не успевая создавать надводные военные суда?

Читать западных историков – одно удовольствие: такое впечатление, что они своих книг в глаза не видели. Иначе бы вычеркнули из них неимоверные ляпсусы, которыми эти книги пестрят. Например, такой: «Гитлер постоянно ошибался в определении момента начала войны – 1 сентября 1939 года»[380].

Вдумайтесь: главный агрессор всех времен и народов ошибался со сроками войны, которую сам и развязал!Как такое может быть? Это же бред! Со сроками войны может ошибиться только тот, на кого нападают, а вот нападающий ошибки совершить не может, так как сам дату начала военных действий и назначает. Решил Гитлер ударить по СССР 22 июня 1941 года – и ударил, решил на Польшу напасть 1 сентября – и напал… Какая же тут ошибка может получиться? А нам горе-историки высказывают взаимно исключающие идеи: Гитлер, мол, войну агрессивную и захват всего мира запланировал, вот только со сроками ее ошибся. Рановато начал. И в словесной шелухе теряется главный факт: Германия, начиная войну первой, совершая нападение на Польшу, почему-то к войне была совсем не готова. Зачем же Гитлер начал войну, не подготовившись? Вот здесь и идет в ход тезис о его идиотизме и непомерной агрессивности – и объяснений никаких вроде не надо. Маньяк, он и есть маньяк, какой с него спрос.

Только объясните нам, дорогие историки, как этот агрессивный идиот собрал более 40 % голосов на выборах, как создал армию, которую уничтожали потом долгих шесть лет почти всем миром, как сумел без единого выстрела собрать германские земли вновь воедино? Почему до мая 1945 германские солдаты фанатично дрались за своего фюрера? Как получилось, что этого маньяка американский журнал «Тайм» выбрал «человеком года» в последнем мирном 1938 году[381]?

Если мы хотим узнать страшную правду о событиях того времени, если хотим определить виновников колоссальной человеческой катастрофы, в которую вылилась Вторая мировая война, надо прямо смотреть в глаза неприятным фактам. Нельзя позволять засорять свои головы сказками и небылицами. Адольф Гитлер не был идиотом. Он был германским государственным деятелем, который до 01.09.1939 весьма ловко восстановил свою страну. И вдруг этот удачливый во всех отношениях политик «ошибается» в сроках начала войны. Почему? Да потому что он все время своего пребывания у власти готовился к другой войне – к нападению на СССР. А не к той Второй мировой, которая состоялась в реальности. Получая сигналы по разным каналам от англичан, Гитлер был уверен, что Британия и Франция не вмешаются. Ведь прежде именно их информация помогала фюреру быть «провидцем» и предугадывать все события на политической сцене. Вот отсюда и все «странности» и «ошибки», о которых толкуют исторические книги.

 

Немецкие подводные лодки были основным средством борьбы Германии с Великобританией. Почему же Адольф Гитлер запрещал производить их накануне начала Второй мировой войны?

 

А теперь вернемся к немецким подводным лодкам. Ведь для того чтобы субмарины могли показать свои возможности, нужен достойный противник. Точнее говоря, подходящая жертва. Чтобы пускать на дно десятки торговых и боевых кораблей, необходимо, чтобы у потенциального противника эти корабли были. Для сотен подводных лодок работа найдется, лишь если поставлена цель потопить флот Великобритании и ее союзников. Больше ни у кого такого большого торгового и военного флота в мире нет. СССР достаточным количеством судов, а значит, и целей для атак немецких субмарин не располагал. Наш флот к 1941 году обладал 3 линкорами, 4 тяжелыми крейсерами, 5 легкими крейсерами, 31 эсминцем, 19 миноносцами, 156 подлодками, 120 торпедными катерами[382].

Это будет потом ясно видно на примере реального хода боевых действий. На всех морях за время всей Второй мировой войны немецкие подводники утопили 2759 судов[383]. Но нас интересуют корабли, носившие флаг СССР. Поскольку Карл Дениц о принадлежности судов не говорит, мы попытаемся определить, складывая цифры жертв в морях, где советские корабли плавали во время войны. Предположим, что все 26 судов, погибших в Черном море, были нашими, 18 утопленных в Балтийском море тоже, 99 погибших в Ледовитом океане, водах Норвегии, Баренцевом море и на Северном морском пути также отнесем на наш счет. (Хотя очевидно, что в норвежских водах и в конвоях, шедших в Мурманск, топили и англичан, и корабли других стран.) Тогда получится, что немецкие подлодки потопили за время войны 143 советских корабля.

Но даже по этой заведомо завышенной оценке потерь нашего флота видно, что лишь около 5 % (!) жертв германских субмарин плавали под флагом Советского Союза! Поэтому еще до начала конфликта с СССР Гитлеру было ясно, что Германии для борьбы с советским флотом много подводных лодок не нужно. А вот для войны с Англией нужно, и чем больше, тем лучше. Но Гитлер ведь готовился воевать со Сталиным и потому запретил строить подлодки в больших количествах. К чему переводить дефицитные сталь, каучук и мощности немецких верфей?

Вот график спуска на воду германских субмарин: 1935 год – 14 подлодок; 1936 – 21; 1937 – 1 (!) подлодка; 1938 – 9; 1939 – 18 подлодок[384]. Перед нами график державы, о войне с Англией даже не помышлявшей! Сначала пару лет строят подлодки, чтобы они были в «ассортименте» немецкого флота, потом два года практически не делают их, а когда появляются признаки конфликта с Британией, вновь начинают производить. Восемнадцать лодок за 1939 год – это много или мало? По сравнению с одной в 1937-м их выпуск увеличился в 18 раз, а вот в сравнении с цифрами последующего производства может показаться, что до того немцы подлодки не делали вообще. Начав Вторую мировую с 57 субмаринами, они произвели с 1 января 1940 по 8 мая 1945 года – 1095 подводных лодок[385], значит, более 200 в год. Вот и сравните…

А как же быть с гитлеровскими планами строительства авианосцев и линкоров? О чем говорят они? Да о том же: к войне с Англией и в 1945 Гитлер не готовился. Это легко понять, взглянув на цифры плана «Z». Не будем утомлять читателя этой арифметикой: кто хочет, может посмотреть их самостоятельно[386]. Отметим лишь очевидный факт: даже после стопроцентного выполнения плана строительства авианосцев и линкоров немецкий флот был бы все равно меньше даже одного британского, не говоря о совокупной мощи англо-французского флота. Не говоря уже о том, что все шесть лет выполнения плана «Z» британские верфи тоже бы не простаивали.

Вот теперь в самый раз вновь вспомнить англосаксонских историков. Что они там утверждали? Гитлер считал, что «крупные военные корабли смогут оказать политическое влияние». Да, для того фюрер их и строил, чтобы иметь это самое влияние на друзей-англосаксов, чтобы они его уважали. Чтобы легче потом было с ними разговаривать, чтобы приняли они Германию в клуб ведущих держав. Но не для того, чтобы с англосаксами воевать! Для войны нужно не «влияние», а торпеды и снаряды. Но не видят столь очевидной логики западные историки. Просто «не видят» или «не видят» за деньги и академические звания, за большие тиражи и за свою известность в литературных и научных кругах?

Гитлер в 1939 году не думал о большой войне. А в маленьком конфликте с Польшей он надеялся обойтись своими силами. И поэтому впутался в мировую войну, не имея надежного союзника. СССР для Германии таким союзником не был и воевать на стороне Гитлера не собирался. Но на стороне Германии не собирались воевать даже итальянцы! 20 августа 1939 года, то есть за 11 дней до начала войны, о планах Гитлера узнал Муссолини. И пришел в ужас! Уже на следующий день, 21 августа, министерство иностранных дел Италии составило для немцев специальную записку. В ней говорилось, что германо-итальянский союз, так называемый «Стальной пакт», был подписан на условиях, что война будет развязана не ранее чем через два-три года. А тут выясняется, что она начнется менее чем через 2 недели! Когда в ответном послании немцы попросили Муссолини указать, что надо сделать для того, чтобы более ранние сроки Италию «не смущали», итальянцы выставили такие заведомо нереальные объемы поставок материалов, оружия и амуниции, что выполнить их Германия не смогла бы никогда. А без всего этого, резюмировал Муссолини, он воевать не может. Что, вы думаете, сделал Гитлер, лишившись своего по сути ЕДИНСТВЕННОГО союзника на тот момент? Ничего. Решил воевать в одиночку[387]! Со всем миром? Ведь нам говорят, что Гитлер развязал именно мировую войну. И навоевался досыта.

 

С 1939 по 1945 год в состоянии войны с Германией находились 52 (!) государства[388]. Вот график вступления во Вторую мировую войну этих стран.

1939 год:

1 сентября – Польша;

3 сентября – Великобритания, Австралия, Индия, Новая Зеландия, Франция;

4 сентября – Южно-Африканский союз;

7 сентября – Канада;

1940 год:

9 апреля – Норвегия;

10 апреля – Дания;

10 мая – Нидерланды, Бельгия, Люксембург;

1941 год:

6 апреля – Югославия и Греция;

22 июня – СССР;

8 декабря – Китай;

11 декабря – США, Куба, Доминиканская республика, Гватемала, Никарагуа, Гаити, Гондурас и Сальвадор;

16 декабря – Чехословакия (эмигрантское правительство в Лондоне);

1942 год:

13 января – Панама;

28 мая – Мексика;

28 августа – Бразилия;

9 октября – Абиссиния (война объявлена вновь утвердившимся правительством);

1943 год:

16 января – Ирак;

7 апреля – Боливия;

9 сентября – Иран;

13 октября – Италия (правительство маршала Бадольо);

29 ноября – Колумбия.

И Гитлер реально планировал разбить и оккупировать все эти страны? Неужели у него хватило бы солдат, чтобы просто поставить во всех покоренных странах гарнизоны? При этом к начавшейся шестилетней войне Германия оказалась совсем не готова! А ведь в 1944 году противниками Германии стали Либерия, Румыния, Болгария, Венгрия и даже маленькое, но гордое государство Сан-Марино. А в 1945 году – Эквадор, Парагвай, Перу, Уругвай, Венесуэла, Турция, Египет, Сирия, Ливан, Саудовская Аравия, Финляндия. Последним государством, объявившим Третьему рейху войну, стала Аргентина, сделавшая это 27 марта 1945 года…

 

Не понимая логики появления, роста и развития нацизма, не понимают историки и мотивы «странных» решений фюрера. Если же допустить «крамольную» мысль, что Адольф Гитлер никогда не помышлял о мировом господстве, все становится на свои места. Германский лидер хотел стать равным партнером англосаксонского мира и воевать с ним вовсе не собирался. Но ведь в клуб избранных держав так просто не пускают. «Входным билетом» для гитлеровской Германии должно было стать уничтожение России-СССР.

Начав против своей воли борьбу с Англией и Францией, Гитлер в итоге попытался приобрести этот билет 22 июня 1941 года.

Но вернемся в март 1939 года. Горячим выдался этот месяц для дипломатов всех стран! Плавились от напряжения трубки телефонов, ломались клавиши печатных машинок, в урны летели упаковки таблеток от бессонницы и головной боли. Так тщательно выверенный, фактически ювелирный план создания Третьего рейха и последующего сокрушения им Советской России вдруг в одночасье растаял в воздухе. Новая реальность могла вогнать в депрессию любого, кто знал, какой она должна была быть. В центре Европы расцветала Германия, вобравшая в себя все земли кайзеровской империи и присоединившая лучшие куски империи Габсбургов. А западным руководителям надо было решать (и очень быстро), как вести себя в ситуации выхода Гитлера из-под контроля. Теперь, когда он так ловко всех провел с «неприсоединением» Украины, оставалось только два выхода: либо садиться с ним за стол переговоров для переписывания сценария на его условиях, либо заставить строптивого фюрера вернуться к соблюдению прежних договоренностей путем жесткого нажима. Запад выбрал второй вариант.

И не потому, что неожиданно обрел потерянную уверенность в себе. Просто дипломаты Англии, Франции и США как никто другой знали один печальный для германского фюрера факт: вся мощь его рейха была дутой, искусственно созданной. Без подпитки извне, без внешних ресурсов Германия с ее непомерно разросшейся военной структурой существовать не могла. Единственным выходом для Гитлера, решением всех его внутриэкономических проблем была война. И вот здесь руководители западных демократий могли позволить себе быть очень большими оптимистами.

Пусть собака, которую вы вырастили, сорвалась с цепи, рычит и к себе не подпускает. Неприятно, но терпимо. Через некоторое время она ведь захочет есть. А кормить ее теперь никто не будет. Что сделает собака? Начнет искать пищу. Если в этот момент закрыть дом и, взяв в руки ружье или хорошую дубину, встать у дверей, то голодный зверь на вооруженного хозяина наброситься не решится. Чтобы не умереть с голоду, собаке придется разорвать на части кого-то другого.

Что вышедший из-под контроля Гитлер может сделать? Как «укусить» голодной гитлеровской собаке взрастивших его Францию и Англию? Да никак! К войне с англичанами и французами немцы не готовы, ибо эта война не может быть только сухопутной, а, как мы знаем, германский флот уступал и французскому, и британскому по отдельности, не говоря о совокупной морской мощи союзников. Разве может решиться всерьез воевать с Францией и Англией выращенный ими Адольф Гитлер? Ведь за их спиной две необъятные империи, раскинувшиеся на земном шаре. Ведь за ними «нейтральные» Соединенные Штаты, которые никогда не допустят уничтожения Великобритании. Даже до британских и французских колоний, раскинутых по всему миру, до Канады, до Южной Африки и Австралии, немцам элементарно не доплыть!

А из этого очевидного факта следовали определенные выводы. Сценарий Первой мировой витал над политиками и военными той поры. Начнись боевые действия – и германская экономика будет удушена морской блокадой, которую начнут англичане. Пути подвоза с Востока, по суше, тоже немцев не спасут: рядом с Германией находятся верные союзники англичан и французов – Польша и Румыния. Их ведь еще Гитлеру передать не успели. А раз он не контролирует румынские месторождения, значит, у него нет ни одного гарантированного источника поставок нефти! Следовательно, воевать Гитлер не может: запасы бензина и керосина кончатся быстро, а без топлива никакая современная война невозможна. Поэтому здравый анализ ситуации подсказывал лидерам Англии и Франции, что дела их не так уж и плохи. Надо только достаточно жестко показать зарвавшемуся Гитлеру, что у него нет альтернативы, кроме как следовать старому сценарию.

Оценивая дипломатические маневры Запада с марта по сентябрь 1939 года, когда началась Вторая мировая война, надо четко понимать, что все шаги английской и французской дипломатии были направлены вовсе не на ее предотвращение.Запад уже не только пряником, но и кнутом пытался заставить Германию напасть на СССР. Нужно было быстро «отрезвить» германского фюрера, у которого от успехов, похоже, начала кружиться голова. Надо было резко и жестко продемонстрировать, что вся его экономика несамостоятельна, а никакие внешнеполитические акции Берлина без разрешения Лондона и Парижа более не будут возможными. Все, триумфальное шествие Гитлера закончилось!

«Больше успехов не будет» – вот основная мысль, которую доносили до фюрера все поступки западных дипломатов. Будут трудности, очень большие трудности. А если попытаешься броситься на хозяина, тебе гарантирована война со всем миром, как это было в Первую мировую. Шансов на победу – ноль. Единственный выход – вернуться в «объятия» старых друзей…

Запад в одночасье становится в отношении Гитлера непримиримым и жестким. Звучат из уст глав Англии и Франции речи, обличающие его агрессивную сущность. Такими же гордыми становятся и союзники Лондона и Парижа. В первую очередь самые важные – поляки. Их отношения с гитлеровской Германией всегда были трогательно душевными и дружественными. Их связывало очень многое. У обеих держав был один и тот же отец-создатель – Англия, Франция и США. Да и способы правления в Польше и Германии были удивительно похожими – диктатура. Было между Варшавой и Берлином и еще много общего. Например, антисемитизм. Но об этом чуть позже.

Для того чтобы убедиться, с кем была связана своей пуповиной родившаяся[389] после Первой мировой войны Польша, надо просто посмотреть на дату ее рождения, только очень внимательно. В любом учебнике истории мы эту дату найдем и прочитаем: 11 ноября 1918 годаПольша была провозглашена независимой.

Интересная наука история. Главное в ней – это даты. Учителя заставляют учеников запоминать их, ими забиты головы профессоров и доцентов. Но почему-то никто и никогда не сопоставляет даты в учебниках по этой науке. А ведь они сразу откроют нам скрытый смысл происходящих событий. Вот как в случае с Польшей: читают люди, когда она создана, и какие мысли приходят на ум самому рядовому читателю? Никаких. А вы напишите рядом, что именно 11 ноября 1918 годагерманская делегация подписала в Компьенском лесу то самое перемирие с Антантой, что так смахивало на безоговорочную капитуляцию[390]!

Вспомните, как бессовестно врал принц Макс Баденский об отречении кайзера, чтобы это перемирие можно было подписать. Вспомните всю ту грязь предательства и низости, которую влили несколько дней ноябрьской немецкой революции 1918 года в германскую историю. Вспомнили? А теперь подумайте, почему же польские «борцы за свободу» провозгласили восстановление своей страны именно в этот день? Не раньше и не позже? Кто же им сказал, что Германии больше уже не будет? Что ее правители предали свой народ и своего кайзера? Кто мог прогнозировать дальнейший ход событий? Ведь не лучше ли было подождать пару дней и посмотреть, как дела пойдут дальше? И объявить о воссоздании Польши числа этак 13-го? Ладно, 13 – цифра несчастливая, значит, 14 ноября. Но нет, поляки быстро создают свое государство именно в этот день!

Значит, ждали, значит, готовились, значит, были предупреждены, что сообщение о подписании перемирия – это не перерыв в войне, а ее конец. Кто же так хорошо знал всю подоплеку мировой закулисы? Тот, кто эту политику сам и вершил. Ну, а на вопрос, кто организовал и нашу, и немецкую революции, мы уже ответили в предыдущих главах. Из разведок стран Антанты черпали свою осведомленность польские «патриоты». А если посмотреть, какой политической масти они были, то увидим мы до боли знакомую картину: ребята сплошь члены ППС, польского аналога социал-демократической партии.

 

Основоположником современного польского государства считается глава Партии польских социалистов (ППС) Юзеф Пилсудский. В мемуарах другого «борца за свободу», только русского – главы партии эсеров Виктора Чернова, мы можем прочитать фантастический рассказ о том, как будущий глава Польши мог предсказывать будущее. Никакой иронии в этом нет. Чернов пишет, что накануне Первой мировой войны, примерно за полгода до ее начала, когда никто и не мог подумать, что она начнется, Пилсудский прочитал лекцию, где дал удивительно точный прогноз. Он предсказал в самом скором времени военный конфликт и его участников, а также со стопроцентной точностью обрисовал весь ход противоборства держав: «…Пилсудский ставил ребром вопрос: как же пойдет и чьей победой кончится война? Ответ его гласил: Россия будет побита Австрией и Германией, а те в свою очередь будут побиты англо-французами (или англо-американо-французами). Восточная Европа потерпит поражение от Европы Центральной, а Центральная – в свою очередь от Западной. Это и указывает полякам направление их действий»[391]. Это не предсказание – это знание. После общения с первоисточником – британской разведкой. Поэтому и объявляет Пилсудский с товарищами создание Польши именно в ЭТОТ день!

 

Только Польша была «объявлена», как буквально на следующий день ее официально признали Англия, Франция и США. И началась бурная история восстановленного польского государства. Не прошло и полгода, как в марте 1919-го поляки начали активно сколачивать «Великую Польшу» в границах XVI века. А поскольку для этого требовалось сильно урезать территорию России, то в помощниках и спонсорах недостатка не было. Снабжение польской армии целиком взяли на себя американцы. Она была ими одета с иголочки и досыта ими же накормлена. За шесть месяцев 1919 года США поставили полякам 260 тысяч тонн продовольствия на огромную по тем временам сумму 51 млн долл. И это только продовольствие! Военные поставки были еще более внушительными. Весной 1920 года Англия, Франция и США поставили Польше 1494 орудия, 2800 пулеметов, 385,5 тысячи винтовок, 42 тысячи револьверов, около 700 самолетов, 200 бронемашин, 800 грузовиков, 576 млн патронов, 10 млн снарядов, 4,5 тысячи повозок, 3 млн комплектов обмундирования, 4 млн пар обуви, средства связи и медикаменты[392].

Хотите провести небольшой «следственный эксперимент»? Найдите, какое количество вооружения, комплектов обмундирования, тонн продовольствия Англия, Франция и США поставили русским белогвардейцам, и сравните с приведенными цифрами поставок этих же стран полякам. И вы стразу поймете, что армию, ведущую борьбу за Россию,у наших «друзей» никак не получалось вооружить, одеть и обуть, зато борющиеся против Россиивсегда получали полное обеспечение от Запада. Эта ситуация не изменилась и по сей день…

Не удивительно, что поначалу польская армия потеснила Красную армию и оккупировала значительную часть Украины и Белоруссии. Однако сами поляки не были в состоянии пользоваться новейшей техникой того времени – не хватало квалификации. Поэтому эскадрилья имени Костюшко, действовавшая против армии Буденного, была сформирована из американских летчиков, а командовал ею полковник армии США Фаунтлерой. В июле 1919-го свой вклад в строительство независимого польского государства внесла и Франция, на территории которой была сформирована и доставлена на русско-польский фронт 70-тысячная польская армия, состоявшая в основном из граждан США и военнопленных германской и австро-венгерской армий польской национальности[393].

8 августа 1919 года воодушевленные поляки захватили Минск. Но это были, так сказать, «пограничные инциденты». Дата «официального» старта советско-польской войны в историографии – 25 апреля 1920 года, когда началось наступление польских войск на Киев. Вторжение сопровождалось еврейскими погромами и массовыми расстрелами. Тысячи евреев погибли во время резни в городах Ровно и местечке Тетиево. Состоялись массовые расстрелы мирного населения в деревнях Ивановцы, Куча, Собачи, Яблуновка, Новая Гребля, Мельничи, Кирилловка. Украинские газеты того времени полны сообщений с мест, куда ступила обутая в американский ботинок нога польского солдата: «В Черкассы 4 мая доставлено 290 раненых из городов и местечек, занятых поляками, – говорилось в одном из сообщений, – женщины и дети. Есть дети в возрасте от года до двух лет… Раны нанесены холодным оружием»[394].

В современном нам мире это называлось бы этнической чисткой. Поляки называли освобождением от большевизма.

7 мая 1921 года столица Украины была «освобождена»[395]. Затем последовал мощный удар Красной армии, и агрессоры покатились назад. Отступающая польская армия, как смерч, проходит по территории, круша и сжигая еврейские местечки. Пинск, Лунинец, Василевичи, Городея, Койданово, Несвиж, Песочное, Мир, Узда, Столбцы, Уречье – вот далеко не полный перечень уже «белорусских» еврейских погромов, учиненных борцами за Великую Польшу. По данным информационно-статистического отдела Евобкома (Еврейский областной комитет) минимальноеколичество евреев, пострадавших при отступлении поляков из Беларуси летом 1920 года, составило 350 тысяч человек (120 тысяч детей и 80 тысяч взрослых)[396].

Боевые действия советско-польской войны (которую правильно называть войной русско-польской) плавно переместились под стены Варшавы, которую едва не захватила Красная армия. Однако огромная помощь Польше со стороны Антанты и ошибки советского командования не позволили этому случиться. В итоге 18 марта 1921 года был заключен Рижский мирный договор, по которому к Польше отошли Западная Белоруссия и Западная Украина. По сравнению с «аппетитом» создателей новой Польши достигнутые поляками результаты успехом никак не назовешь. Никакой великой Польши «от моря до моря» создать не удалось, а вот гигантский Советский Союз появится на карте через совсем небольшой промежуток времени. Но почему-то Рижский мир до сих пор считается дипломатическим поражением России.

Однако на этом поляки свою воинственность не утратили. Получив отпор на Востоке, они начали разбойничать на Западе. В октябре 1920 года, бесцеремонно нарушив Сувалкский договор, польские войска захватили Вильно (Вильнюс) и Виленскую область у такой же «свежеиспеченной» независимой Литвы. Еще через семь месяцев Польша начала вторжение на территорию впавшей в анархию и хаос Германии. Цель вторжения – захват Верхней Силезии, богатой промышленными предприятиями и угольными копями. Весьма любопытна предыстория этой агрессии. На Версальской мирной конференции было решено разрешить германо-польский спор мирным путем – через референдум. Польша вела бешеную агитацию среди польской части населения и даже несколько раз поднимала восстания, желая поставить Германию и мировое сообщество перед совершившимся фактом захвата этого района поляками. Однако германские добровольцы и полиция подавили попытки путча, и голосование все-таки состоялось 20 марта 1921 года. Победу почти с двукратным перевесом получили сторонники присоединения к Германии.

Но результаты голосования для правительств мало значат, если речь идет о сталелитейных заводах и угольных шахтах. Поэтому, проиграв плебисцит, Польша устроила в Силезии восстание, подкрепленное вторжением 3 мая 1921 года польской армии. Англия, Франция и США этой агрессии покровительствуют и сообщают Веймарскому правительству, что немецкая армия не должна полякам противодействовать. В случае использования рейхсвера союзники вмешаются в конфликт на стороне Польши. Поэтому германская армия бездействовала, а с поляками сражались только отряды немецких добровольцев («Фрайкорпс»). В результате немцы были оттеснены, а часть провинции захвачена. А в октябре 1921 года конференция союзнических послов, проигнорировав результаты голосования, узаконила польский разбой и решила передать Польше 30 % территории Верхней Силезии. Думаю, вы не удивитесь, узнав, что именно в этих 30 % территории заключаются 95 % всех угольных запасов этой земли[397].

Отдельная тема экскурса в историю Польши – отношение поляков к попавшим к ним в плен солдатам противника. Речь идет о красноармейцах, оказавшихся в руках поляков во время советско-польской войны. Их было много, и точное их число неизвестно. По данным польских источников, в плен попало около 100 тысяч красноармейцев, из них погибли 16–18 тысяч. Согласно советским и российским источникам, эти показатели значительно занижены: из 157 тысяч красноармейцев, взятых поляками в плен, погибли в лагерях от болезней, голода и плохих условий содержания 60 тысяч[398]. Другие наши источники называют еще большую цифру.

Отчего погибли русские солдаты в польском плену? Да оттого же, от чего умрут спустя 20 лет их братья и сыновья, взятые в плен германским вермахтом страшным летом 1941 года. От нечеловеческого обращения!

Речь идет обумерщвлении 80 (!) тысяч пленных красноармейцев в польских концлагерях[399]. Их названия не знакомы широкой публике. Они ничего вам не скажут. И возникли они на два десятилетия раньше немецких лагерей смерти. Освенцим – это всего лишь «продолжение» польских концлагерей Стшалков и Тухоли. Садисты разных народов очень друг на друга похожи. Вот и предмет особых издевательств со стороны немцев будет сходен с польским: коммунисты, евреи или заподозренные в принадлежности к ним[400].

Пленных бьют, над ними издеваются. Впрягают вместо лошади в повозки с испражнениями и заставляют их возить. По свидетельству полпреда РСФСР в Польше, «арестованных ежедневно выгоняют на улицу и вместо прогулок обессиленных людей заставляют под команду бегать, приказывая падать в грязь и снова подниматься. Если пленные отказываются ложиться в грязь или если кто-нибудь из них… не может подняться…, то их избивают прикладами»[401].

Имеются свидетельства о таких преступлениях, совершенных польскими войсками, за которые судили в 1945-м офицеров германских дивизий СС. Это массовые расстрелы захваченных пленных и приказы «пленных не брать», что, по сути, означало то же самое[402].







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.240.35 (0.02 с.)