ТОП 10:

И. Кант Критика чистого разума (1780)



Введение

I. О различии между чистым и эмпирическим познанием

Без сомнения, всякое наше познание нач-ся с опыта. Однако из этого не следует, что оно целиком происходит из опыта. Наше опытное знание, это

1. то, что мы воспринимаем через впечатление +

2. то, что наша познавательная способность дает от себя самой

Возникает вопрос: есть ли такое независимое от опыта и даже от всех чувственных впечатлений познание? Такие знания – априорные, их отличают от эмпирических(апостериорных, исходящих из опыта).

Априорные знания – безусловно независимы от всякого опыта, они чистые знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое.

Эмпирические знания – возможны только посредством опыта

 

II. Мы обладаем некот. априор. знаниями и даже обыденный рассудок никогда не обходился без них.

Необходимость и строгая всеобщностьсуть верные признаки априорного знания.

Человеч. знание действительно содержит такие чистые априорные суждения; например, все положения математики

 

III. Для философии необходима наука, определяющая возможность, принципы и объем всех априорных знаний.

 

IV. О различии между аналитич. и синтетич. суждениями. Во всех суждениях, в кот. мыслится отн-е субъекта к предикату (S и P), это отн-е может быть двояким:

Р-т В принадлежит S-ту А как нечто, содержащееся в А à В целиком вне А, хотя и связано с ним à
аналитические суждения à синтетическиесуждения à
связь Р с S мыслится через тождество à связь Р с S мыслится без тождества à
поясняющие суждения à расширяющие à
Н-р, «все тела протяжены» (мы не выходим за пределы понятия «тело», мы только расчленяем его) Н-р, «все тела имеют тяжесть» (Р иное, чем S)

 

Все эмпирич. суждения – синтетические (в аналитич. я не должен выходить за пределы понятия, след-но, мне не нужен опыт.

Априорные синтетические суждения («все, что происходит, имеет свою причину») не связаны с опытом.

 

V. Все теорет. науки, основанные на разуме, содержат априорные синтетические суждения как принципы.

1. матем-ка («прямая линия есть кратчайш. расстояние м/у 2 точками»)

2. естествознание («при всех изменениях телесного мира количество материи неизменно»)

3. метафизика должна заключать в себе априорные синтетические суждения

 

VI. Общая задача чистого разума: как возможны априор. синтетические суждения?

 

VII. Идея и деление особой науки, называемой критикой чистого разума

Разум – способность, дающая нам принципы априорного знания. Чистый разум – дает принципы безусловно априорного знания. Органон (метод) чистого разума – совокупность тех принципов, на которых можно осуществить все чистые априорные знания. Полное применение такого органона дало бы систему чистого разума.

Наука, лишь рассматривающая чистый разум, его источники и границы – пропедевтика к системе чистого разума, не учение, а только критика чистого разума. Она может служить для очищения нашего разума от заблуждений. Система таких понятий называлась бы трансцендентальной философией.

Мы уже занимаемся трансцендентальной критикой, т. к. наше исследование имеет целью не расширение самих знаний, а только их исправление, и служит критерием (не)годности всех априорных знаний.

К критике чистого разума относится все, из чего состоит трансцендентальная философия: она есть полная идея трансцендентальной философии, но еще не сама эта наука. Она должна содержать 1) учение о началах 2) учение о методе чистого разума


 

ГЕГЕЛЬ. Философия истории.

Что такое всемирная И? Есть 3 формы историографии:

1. первоначальная И. – описание событий, протекающих у историков на глазах (Геродот), без рефлексии.

2. рефлективная И. – изложение ее возвышается над соврем. эпохой даже не в отношении времени, а в отн-и духа

a. всеобщая И. – И. народа, страны либо мира

b. прагматическая И. – описание прошлых событий так, что духу открывается настоящее, т. к. хотя события и различны, но общее и внутреннее, их связь, едины

c. критическая И. – излаг-ся не сама И, а история И, дается ее оценка

d. частная И. – И. права, религии, иск-ва

3. философ. история – это мыслящее рассмотр-е И., т.к. разум господствует в мире, из чего следует, что всемирно-историч. процесс совершался разумно.

Разум – субстанция, т. е. то, в чем и благодаря чему вся действ-ть имеет свое бытие. Разум – бесконеч. содержание, и явл-я для себя тем предметом, на кот. направлена его дея-ть, т. к. он не нужд-ся во внешнем мат-ле, он извлекает содерж-е и объекты своей деят-сти из самого себя. Он явл-ся для себя конеч. целью и ее воплощением. Всемирная И. разумна, ее ход разумен и она является разумным обнаружением мирового духа.

Два убеждения по поводу того, что разум господствует в мире и во всемир. И.

A. Ум вообще, или Разум, правит миром, но не ум, как самосознатель.разум, не дух, как таковой (движение солн. системы идет по неизменным законам, кот. есть ее разум, но планеты не осознают этого). Эта же мысль выражается и в понятии божественного провидения, кот. управляет миром – и выяснения его плана означает возможность познать бога.

B. Определ-е разума совпадает с вопросом какова конечная цель мира(т. к. разум рассм-ся по отнош. к миру). Сюда относятся два вопроса: содерж-е этой конеч. цели и как она осущ-ся.

Т. к. всемирная И. осущ-ся в дух. сфере, то чтобы выяснить конечную цель мира, надо начать с определений, относящихся к природе духа:

а) каково определение природы духа

б) средства, кот. пользуется дух

в) форма, - полная реализацией духа в наличном бытии – гос-во.

a. Природу духа можно выяснить путем его сопоставл-я с противопол-тью – материя. Субстанция материи – тяжесть, субстанция духа – свобода. Материя тяжела, т. к. тяготеет к центру, она состоит из составных эл-тов и ищет своего единства, т. е. пытается преодолеть себя. Дух имеет центр в себе, он нашел единство в себе. Именно это и есть свобода, т. к. если я зависим, то отношу себя к ч-л другому, чем я не являюсь, я не могу быть свободен без чего-л внешнего; я свободен тогда, когда я есть у себя. Это бытие духа у себя – самосознание, сознание самого себя. Сознание состоит из 2 частей: что я зн̀аю и чт̀о я знаю?, а в самосознании эти две стороны совпадают, т. к. дух познает самого себя. Дух или человек как таковой в себе свободен. Итак, конечная цель мира – признание духом его свободы; природа духавообще - идея свободы.

b. Средства, благодаря которым свобода осущ-ет себя в мире – это нечто внешнее (в отличие от внутр. понятия свободы). Для того, чтобы то, что есть в себе, есть возмож-ть, стало действит-ным, т. е. вышло из себя, нужен второй эл-т, а именно осуществл-е; это прояв-ся в деят-сти человека. Та деят-ть, кот. реализует эту возмож-ть – это потребность, стремл-е, склонность и страсть ч-ка. Страсть – это частные интересы, эгоистич. намерения людей, кот. делают его тем, что он есть. Индивидуумы добив-ся своих интересов, но благодаря этому осущ-ся и нечто дальнейшее. Что скрыто содержится в них, но не входило в их намерения (пример: спичка – бревно – дом – смерть людей, кот. не входила в планы). Есть всемирно-исторические личности, частные цели кот-х содержат в себе тот субстанциальный эл-т, кот. составляет волю мирового духа. Они – герои. Они знают как бы ближайшую ступень в развитии их мира, сделали ее своей целью и вложили в ее осуществление всю энергию они – доверенные лица всемирного духа, вся их натура в их страсти. Когда цель достигнута они умирают, их убивают, ссылают: Цезарь, Александр, Наполеон.

c. Форма, кот. эта цель принимает – государство. Госуд-во представляет собою ту действ-сть, в кот-й индивидуум обладает своей свободой и пользуется ею. Гос-во явлется осуществл-ем свободы, т.е. абсолютно конечной цели, оно сущ-ет для себя. Вся ценность чел-ка, вся его духовная действ-ть сущ-ет исключительно благодаря гос-ву. Право, нравст-сть, гос-во – обеспеч-е свободы чел-ка. Гос-во есть божеств. идея как она сущ-ет на земле, след-но, оно – предмет всемирной истории, в кот-м свобода получает свою объективность и сущ-ет, наслаждаясь этой объективностью.

Неправы те, кто утверждают, что чел-к от природы свободен, а гос-во ограничивает его свободу. Естественное состояние – состояние насилия, вызываемых необузданными естеств. влечениями бесчеловечных поступков и ощущений. Гос-во ограничивает, но дикие влечения и проявления произвола и страсти. В рез-те пробуждается реальная свобода – разумная и кот-й присущи право и нравственность.

Гос-во есть духовная идея, проявл-ся в форме чел. воли и ее свободы. Поэтому исторический процесс изменения вообще совершается при посредстве гос-ва.

Выше были определены а) идея свободы как абсолютная конечная цель, б) ср-во, ведущее к достижению этой цели – субъективная сторона знания и хотения, со свойств. ей жизненностью, движением и деят-стью, затем было определено в) гос-во как нравтсвенное целое и реальность свободы, и благодаря этому – оно единство этих 2 моментов. Цель всей дух. деят-сти – чтобы это соединение (т.е. свобода) стало сознательным. Формы этого сознатель. соединения:

а) религия – в ней мирской дух сознает абсолютный дух и воля ч-ка отказывается от частного интереса

б) искусство – должно изображать если не дух божий, то образ божий

в)философия – высшая форма, т.к. истинное выражается не только в форме чувства (религия) или созерцания (искусство), но и в мыслящем духе.

→ Рассм ход всемирной истории.

Абстрактное изменение вообще, кот-ое соверш-ся в истории, должно пониматься как развитие, переход к лучшему, более совершенному, но не в природе, а в духовной сфере (свойственной лишь чел-ку). В основе принципа разв-я лежит дух. и это не разв-е вообще, а осуществ-е цели – ей явл-ся дух, а именно дух по своему существу, по понятию свободы. Он явл-ся основным предметом, а благодаря этому и руководящим принципом при рассмотр-и событий.

Итак, всемирная история – ход развития принципа, содержаниекот-го есть сознание свободы. Ступени развития: а)погружение духа в естественность б)выход из этого состояния и сознание своей свободы в)возвышение от этой частной свободы до ее чистой всеобщности, до самосознания и сознания собственного достоинства самой сущности духовности.

Начало истории: - лишь когда в мире начинает осущ-ться разумность, а не с того времени, когда она явл-ся еще только возмож-тью в себе – с того времени, когда сущ-ет такое состояние, при кот-м она проявл-ся в сознании, воле и действии – т.е. возникновения совр. гос-ва. Неорганическое состояние духа, неорг. состояние свободы, т. е. свобода, не сознающая добра и зла, а след-но, и законов – не явл-тся предметом истории. Свобода состоит в том, чтобы осознавать такие субстанции как право и закон и создавать соотв-но им действительность – гос-во. Народы могут долго прожить без гос-ва, но рассмотр-е этого доисторич. времени не наша задача. Лишь в гос-ве, в кот-м развилось знание о законах, совершаются обдуманные действия, сопровождаемые ясным сознанием о них.

Ход истории: Всемирная история – развитие сознания духа о своей свободе и производимой этим сознанием реализации. Развитие выраж в том, что является рядом ступеней, рядом дальнейших определений свободы, вытекающих из понятия предмета.Всякая ступень, имеет свой собственный принцип. Таким принципом в истории является определенность духа – особый дух народа. В этой определенности он выражает как конкретные все стороны своего сознания, всей своей действ-ти; она является общей отличительной чертой его религии, полит. строя, нравст-сти, правовой системы. Всемирная история – повествование о деяниях духа народов, о тех индивид. формах, кот. он принимал на внешней почве действ-ти.

Мы должны познавать конкретный дух народа, проявл-йся во всех делах и стремлениях народа, он осуществ. себя и доходит до понимания себя, т.к. имеет дело лишь с тем, что он сам у себя производит. Но высшее достижение духа – знать себя (а не только созерцать). Познание себя одновременно является гибелью и наступлением другого духа, другого всемирноисторич. народа, другой эпохи всемирной истории. След-но: всемирная история – проявление духа во времени. история – картина бесконечно разнообразных формирований народов, гос-в непрерывно др. за другом.

Дух по существу действует, он делает себя тем, что он есть в себе, своим действием, своим произведением. Таким образом действует дух народа. Он есть определенный дух, создающий из себя наличный действительный мир, кот-й в данное время держится и сущ-т в своей религии, в своем культе, в своих обычпях, гос. Устройстве, полит. Законах, во всех учреждениях, в своих действиях. Это дело – есть народ. Народы есть то, чем оказываются их действия. Е. g. англичане – те, кто плавает по океану, кот. принадлежит Ост-Индии, всемирная торговля, у кот-й есть парламент, суд присяжных и т.д.

 

 

В. РАССЕЛЛ Человеческое познание 1957.— С. 177-191..

Факт, вера, истина и познание

А. Факт

«Факт» в моем понимании этого термина, может быть определен только наглядно. Все, что имеется во вселенной, я называю «фак­том». Солнце — факт; переход Цезаря через Рубикон был фак­том. Факты есть то, что делает утверждения истинными или ложными. Под «фактом» и имею в виду нечто имеющееся налицо, не­зависимо от того, признают его таковым или нет. Большинство фактов не зависит от нашего воления, поэтому они называются «упрямыми».

Вся наша познавательная жизнь является с биологичес­кой точки зрения частью процесса приспособления к фактам. Этот процесс имеет место, в большей или меньшей степени, во всех формах жизни, но называется «познавательным» только тогда, когда достигает определенного уровня развития.

Б. Вера

Веру - нечто такое, что может иметь доинтеллектуальный характер и что может прояв­ляться в поведении животных. Я склонен думать, что иногда чи­сто телесное состояние может заслуживать названия «веры». Например, если вы входите в темноте в вашу комнату, а кто-то поставил что-то на необычное место, вы можете наткнуться на кресло потому, что ваше тело верило, что в этом месте нет крес­ла. Вера, как я понимаю этот термин, есть определенное состояние или тела, или сознания, или того и другого, я буду называть ее состоянием организма.

У животного или ребенка вера обнаруживается в действии или в серии действий. Но у людей, в ре­зультате владения языком и задержанных реакций, вера часто становится более или менее статическим состоянием, содержа­щим в себе, возможно, произнесение или воображение соответст­вующих слов, а также чувства, составляющие различные виды веры (1-вера, связанная с наполнением наших ощущений выводами, свойственными животным; 2-воспоминание; 3-ожидание; 4-вера, нерефлекторно порож­даемая свидетельством, 5-вера, проистекающая из со­знательного вывода).

Рассмотрим случай веры в предложение: «Мой рост больше 5 футов 8 дюймов и 5 футов 9 дюймов». Назовем это предложение «S». Что происходит во мне, когда я верю и выражаю свою веру с помощью предложения «S»? С определенностью можно сказать только, что я нахожусь в таком состоянии,которое при определенных обстоятельствах может быть выражено словами«совершенно вер­но»,и что сейчас, пока еще ничего не изменилось, у меняесть идея этих обстоятельстввместес чувством,которое может быть выра­женословом «да».Я могу, например, вообразить себя стоящим у стенки со шкалой футов и дюймов и видеть в воображении вер­хушки моей головы, между отметками на шкале и иметь чувство согласия по отношению к этой воображаемой картине. Мы смо­жем считать это сущностью того что может быть названо «стати­ческой» верой в противоположность вере, обнаруживаемой в дей­ствии: статическая вера состоит из идеи или образа, соединенного с чувством согласия.

В Истина

Истинность есть свойство веры и свойство предложений, выражающих веру. Истина за­ключается в определенном отношении между верой и одним или более фактами, иными, чем сама вера. Когда это отношение отсут­ствует, вера оказывается ложной.

Разница между истинной и ложной верой: чтобы определить «истину» и «ложь», мы нуждаемся в описании того факта, кото­рый делает данную веру истинной, причем это описание не долж­но относиться ни к чему, если вера ложна. Такой факт или факты я называю «фак­том-верификатором» веры.

Значение предложения складывается из значений входя­щих в него слов и из правил синтаксиса. Значения слов должны получаться из опыта, а значение предложения не нуждается в этом. Значение предложения всегда может быть понято как в некотором смысле описание. Когда это описание дей­ствительно описывает факт, предложение бывает «истинным»; если же нет, то оно «ложно».

Существуют невообразимые факты, но не может быть такой веры, факты-вертификаторы которой были бы невообра­зимы. Мы можем знать общее предложение, хотя и не знаем никаких кон­кретных примеров его. Мы полностью понимаем утверждение: «Все люди смертны», как понимали бы его, если бы могли дать полный пере­чень всех людей; ибо для понимания этого предложения мы должны уяснить только понятия «человек» и «смертный» и зна­чение того, что представляет собой каждый конкретный пример этих понятий.Таким образом, когда я говорю, что мы понимаем такие предложения, я имею в виду, что мы можем вообразить себе факты, которые могли бы их сделать истинными.

Особенностью этих случаев является то, что мы можем во­образить общие обстоятельства, которые могли бы подтвердить нашу веру, но не можем вообразить конкретных фактов, являю­щихся примерами общего факта. Причина здесь та, что общие утверждения имеют дело только с содержанием вхо­дящих в них слов и могут быть поняты без знания соответствую­щих объемов.

Определение «истины» и «лжи». Об общей форме можно сказать: всякая вера, которая не является простым импульсом к действию, имеет изобразительную природу, соеди­ненную с чувством одобрения или неодобрения; в случае одобре­ния она «истинна», если есть факт, имеющий с изображением, в которое верят, такое же сходство; какое имеет прототип с обра­зом; в случае неодобрения она «истинна», если такого факта нет. Вера, не являющаяся истинной, называется «ложной».

Г. Познание

Ясно, что знание представляет собой класс, подчиненный истинной вере: всякий пример знания есть пример истинной ве­ры, ноне наоборот. Какой признак, кроме истинности, должна иметь вера для того, чтобы считаться знанием? Мы можем сказать, что знание состоит, во-первых, из определенных фактических данных и определенных принципов вывода, причем ни то, ни другое не нуждается в постороннем сви­детельстве, и, во-вторых, из всего того, что может утверждаться посредством применения принципов вывода к фактическим дан­ным. По традиции считается, что фактические данные поставля­ются восприятием и памятью, а принципы вывода являются принципами дедуктивной и индуктивной логики.

В этой традиционной доктрине много неудовлетворитель­ного, хотя я не уверен, что мы можем дать нечто лучшее. Во-первых, эта доктрина не дает содержа­тельного определения «познания»; не ясно, что общего между фактами восприятия и принципами вывода. Во-вторых, трудно сказать, что представляют собой факты восприятия. В третьих, дедукция не дает нового знания, кроме новых форм слов для установления истин, уже известных. В-четвертых, методы выводы никогда не были удовлетвори­тельно сформулированы, сообщают своим заключениям толь­ко вероятность; не обладают достаточной самоочевидностью и долж­ны приниматься на веру.

Мы пришли к заключению, что вопрос по­знания есть вопрос степени очевидности. Высшая степень оче­видности заключена в фактах восприятия и в неопровержимости очень простых доказательств. Ближайшей к ним степенью оче­видности обладают живые воспоминания. Когда какие-либо слу­чаи веры являются каждый в отдельности в какой-то степени правдоподобными, они становятся более правдоподобными, если связываются в логическое целое.

 

 

Руссо Жан Жак







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.016 с.)