Образы выведения мертвых клеток из организма



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Образы выведения мертвых клеток из организма



Мы уже говорили, что способ представления процесса выведения мертвых и умирающих клеток из организма отражает то, насколько вы доверяете естественному функционированию своего тела. Некоторые из наших пациентов включают в визуализации что-то вроде волшебства или чуда, благодаря которому мертвые раковые клетки выводятся из их организма. Это тоже одна из форм проявления веры в могущество рака, поскольку даже когда раковые клетки мертвы, они все-таки продолжают обладать такой силой, требующей вмешательства потусторонних сил.

 

Представить себя здоровым

Ваша главная задача — выздороветь, и поэтому очень важно то, как вы представляете себе возвращение здоровья, жизненной силы и энергии. Если вам удается увидеть, что белые кровяные тельца и проводимое лечение побеждают рак, но трудно вообразить себя здоровым, вполне вероятно, что вы не очень верите в возможность выздоровления. Попробуйте представить себе, как вы занимаетесь чем-то, что сейчас не можете сделать из-за болезни, или постарайтесь почувствовать себя так, как если бы вы были здоровы. Выберите какой-то момент своей

 

жизни, когда вы чувствовали себя максимально здоровым. Постарайтесь вспомнить это ощущение и перенесите его на настоящее.

 

Достижение поставленных целей

Постановка целей — очень существенный этап работы с воображением (мы подробнее обсудим его в четырнадцатой главе). Если вам трудно представить себя здоровым и занятым какими-то интересными и приятными делами, это может свидетельствовать о ваших сомнениях в возможности поправиться. Постарайтесь вообразить, что вы достигаете поставленных целей и это доставляет вам удовольствие.

Рисунки и их интерпретации

Мы попросили вас изобразить увиденные во время визуализации образы по одной простой причине. Рисунок фиксирует представления, свойственные вам в определенный момент времени, так чтопозже вы сможете проследить за тем, как они развиваются. Мы обычно просим своих пациентов сделать такой рисунок раз в три месяца, а потом о нем рассказать. Сравнивая символы, изображенные во время первого сеанса, с теми, что были нарисованы позже, мы можем судить о том, как развиваются отношения наших пациентов к раку, как изменяются их представления. Ниже мы приводим три истории болезни, показывающие, как со временем менялись визуализации и представления отдельных пациентов.

 

Бетти

Впервые уБетти обнаружили рак груди в 1973 г., когда ей было 35 лет. Ей сразу же сделали операцию и удалили одну грудь. Через некоторое время у нее был обнаружен рак второй груди, и ее тоже удалили. Когда мы стали работать с Бетти в Форт-Уорте, лечилась она с помощью химиотерапии.

Глядя на первый рисунок Бетти, сделанный в начале нашей работы (рис. 2), можно было не сомневаться, что белые кровяные тельца победят. Вид у них былвесьма свирепый, с острыми страшными зубами. Бетти сделала пометку «как пираньи» — знаменитые своей прожорливостью рыбы южноамериканских рек. Как подсказывал наш опыт, такие острые зубы обычно свидетельствуют о сильной злобе и враждебности, и действительно, во время первого сеанса в поведении Бетти очевидно присутствовали эти качества. На протяжении некоторого времени эти чувства работали в ее пользу: сила, символически выраженная в ее рыбах, не оставляла сомнений в победе белых кровяных телец.

Но в ее рисунке есть два элемента, которые вызвали у на некоторое сомнение. Во-первых, раковые клетки нарисованы довольно большими, или же это рак изображен как однородная масса. Лучше, когда пациенты могут различать отдельные раковые клетки. Тем, кто не выделяет отдельных клеток, часто трудно разглядеть, что проблема или трудность, с которой они столкнулись, состоит из нескольких моментов. Они воспринимают ее как единое целое, и это целое действует на них подавляюще.

Второе, что смутило нас в визуализации Бетти — это изображение химиотерапии в виде заостренных стрел. Этот символ часто встречается в визуализациях пациентов и нередко отражает страх перед лечением и представление пациента, что лечение пагубно влияет не только на раковые, но и на здоровые клетки. И хотя многие больные действительно испытывают побочное действие химиотерапии,

 

оно может быть значительно уменьшено, если представлять его себе в несколько другом виде, скажем, в виде 4лекарственной мази, которая целенаправленно втирается в каждую раковую клетку.

На втором рисунке Бетти, сделанном шесть месяцев спустя (рис. 3), пираньи (белые кровяные тельца) все еще присутствовали, но их зубы стали несколько меньше, хотя они и продолжали оставаться достаточно опасными для рака. Зато теперь у рыб появились явно выраженные глаза, что свидетельствует об их бдительности и целенаправленности действий. В ходе этой встречи в Бетти было значительно меньше злобы, и она рассказала группе, как все последнее время работала с этой проблемой.

Теперь раковые клетки выглядели маленькими и были похожи на виноград, обвивавший нормальные клетки. Бетти связывала этот образ с сильным страхом, который последнее время испытывала (мы обратили внимание, что вьющиеся, переплетенные символы и проекции в форме пальцев обычно отражают страх). Во время работы с Бетти нам стало ясно, что кроме осознаваемого страха смерти, причем смерти в одиночестве, в ней жил страх от ее выздоровления и того, что ей снова придется решать проблемы, временно отодвинутые болезнью на второй план.

 

Бетти где-то усвоила неверные представления о предраковых клетках, и на этом рисунке изобразила их в виде штопоров. Кое-гдё даже кажется, что они нападают на белые кровяные тельца. Она решила, что предраковые клетки способны внедряться в нормальные клетки, что с медицинской точки зрения — неверно. Сейчас Бетти вполне здорова и физически, и душевно, и занимается с психологом-консультантом в своем родном городе.

Дженифер

У тридцатилетней Дженифер был обнаружен широко распространившийся рак яичников. Глядя на нее, можно было сразу понять, что это — застенчивая женщина, которой трудно настоять на своем и удовлетворить свои эмоциональные потребности.

Когда ее попросили нарисовать то, что она представляла себе во время визуализации, Дженифер сделала два рисунка. На первом (рис. 4) рак был изображен в виде ледяной глыбы, а белые кровяные тельца — в. виде солнца, лучи которого растапливают этот лед. Химиотерапия выглядела как белый порошок, которым посыпался рак, рядом с которым Дженифер сделала пометку раковое чудовище. Очевидно, слово чудовище отражало ее страх перед раком и одновременно его силу и свирепость. Образ химиотерапии был весьма слаб: порошок едва ли может что-то поделать с чудовищем. И хотя солнце (белые кровяные тельца) способно растопить глыбу льда, оно все же является слабым образом, которому не хватает определенной направленности — оно как бы светит вообще и заодно растапливает рак.

Ее второй рисунок (рис. 5) свидетельствовал об ощущении еще большей беспомощности. Рак был изображен в виде бревен, застрявших в ходе лесосплава, а один единственный человечек, символизировавший белые кровяные тельца,

 

пытался устранить этот завал. Бревна удастся спустить только в том случае, если этот человечек сможет разобрать завал, но даже и тогда они останутся не измененными, то есть раковыми клетками, плавающими в ее организме. Имея в арсенале всего одно такое белое кровяное тельце, Дженифер вряд ли справится с образовавшимся завалом.

Рисунок говорил и об отсутствии твердости и силы — то есть той энергии, которая могла бы прорвать завал накопившихся в ее жизни проблем (люди, изображающие всего одно белое кровяное тельце, обычно ощущают, что если им предстоит что-то совершить, то делать это им придется в одиночестве, без посторонней помощи, и это еще больше усиливает их чувство беспомощности и безнадежности).

Образ химиотерапии на этом рисунке тоже не отличался силой — это был яд, потихоньку капавший на рак, опять-таки обозначенный раковое чудовище и, по всей видимости, не наносивший ему серьезного вреда. Само чудовище выглядело достаточно человекообразно — у него были глаза и рот, что предполагало ум и бдительность, с помощью которых оно могло защитить себя.

 

Судя по обоим рисункам, Дженифер находилась в состоянии полного замешательства, ее образы постоянно менялись, и она не верила в то, что химиотерапия или ее собственная естественная защита смогут существенно повлиять на рак.

Через шесть месяцев в визуализации Дженифер (рис. 6) произошли значительные положительные изменения. Ее белые кровяные тельца теперь выглядели как злые акулы с острыми зубами. Для Дженифер проявление каких-то признаков злобы и агрессии — а акулы бесспорно агрессивны — было большим шагом вперед. Раковые клетки тоже были гораздо меньше и менее зловредны. К сожалению, между акулами и раковыми клетками не происходило никакого взаимодействия, более того, судя по рисунку, акулы, казалось, направляют свою агрессивность на химиотерапию (которая удивительным образом напоминала «раковые бревна» с первого рисунка).

Эти образы соответствовали тому, что происходило в ее реальной жизни: Дженифер была явно враждебно настроена против химиотерапии. Хотя акулы символизировали ту ее часть, которая могла бы помочь ей поправиться, эту агрессивную силу следовало бы обратить не на лечение, а на действительный источник ее неприятностей. Несмотря на злость которую она испытывала к химиотерапии,

 

образ лечения был не очень сильным — она ассоциировала его с таблетками «Алка-зельцер», которые никак нельзя назвать сильным лекарственным препаратом, что свидетельствовало о слабой вере в результаты лечения. Хотя таблетки и растворялись у нее в крови, здесь снова не было показано никакого взаимодействия между химиотерапией и раком.
По сравнению с первым рисунком Дженифер очевидно делала некоторые успехи, но вновь обретенная твердость и энергия в тот момент все еще не были направлены на главный источник проблем. Однако за последние два года она значительно продвинулась вперед.

 

Гленн

Гленну было пятьдесят лет, и он работал психологом в клинике. У него был рак почки с метастазами в легкие, но уже в течение четырех лет болезнь не прогрессировала. Поскольку при этом виде рака химиотерапия не назначалась, он не получал никакого лечения.

На своем первом рисунке Гленн изобразил рак, окруженный белыми кровяными тельцами. Под их воздействием рак постепенно уменьшался, пока от него не оставалась одна единственная клетка (рис.7). Во время релаксации и работы с воображением Гленн никак не мог уничтожить эту последнюю клетку,

 

но вовремя бега трусцой ему удавалось представить себе, как эту последнюю раковую клетку поглощает гигантский лейкоцит.
Хотя на рисунке и было показано, что в конце концов ему удавалось уничтожить рак, образы Гленна все-таки выглядели недостаточно сильными. Казалось, что белые кровяные тельца располагались лишь по периметру рака, между ними и раком не видно было активного взаимодействия, лишь поверхностное соприкосновение (такое стремление быть на поверхности часто свидетельствует о нежелании пациента подробно проанализировать причины возникновения рака). Кроме того, уничтожение последней раковой клетки требовало от Гленна неимоверных усилий — для того, чтобы это произошло, ему непременно надо было бегать. В последней раковой клетке было что-то почти магическое, почти что нежелание расставаться с болезнью и указание на то, что для избавления от болезни потребуется невероятно большая белая клетка и какое-то сверхзначимое событие.

Шесть месяцев спустя его рисунок (рис. 8) говорил уже о наличии большего взаимодействия между белыми кровяными тельцами и раком, но относительные размеры опухоли и этих белых клеток не предполагали абсолютного перевеса в силе со стороны защитной системы организма. Внезапно, откуда ни возьмись, появлялась огромная белая клетка, которая разбивала опухоль, и ее осколки подбирали обычные белые кровяные тельца. Здесь снова рисунок показывал, что должно произойти что-то экстраординарное, что пока не произойдет чуда, рак будет оставаться цел и невредим. Мы в этом видели нежелание Гленна разбираться в составляющих главную проблему мелких обстоятельствах. Он, скорее, предпочитал выжидать, пока не произойдет нечто, что все объяснит и все решит.

Как это происходило и в визуализациях Гленна, его опухоль не уменьшается, хотя общее самочувствие остается неплохим, он продолжает преподавать в университете и бегать трусцой.

Чарльз

Чарльз был успешным предпринимателем, у которого в шестьдесят два года, после выхода на пенсию, развилась множественная миелома — рак костного мозга. Поскольку заболевание было выявлено лишь на основании лабораторных анализов, а у самого Чарльза не наблюдалось никаких болезненных симптомов, его лечащий врач решил подождать с химиотерапией. С тех пор прошло три года, и анализы показывают, что болезнь значительно отступила, хотя он так и не получал никакой химиотерапии. Еще до участия в нашей программе Чарльз в течение нескольких лет посещал частного психотерапевта, и одна из проблем, с которой они работали, состояла в том, что он испытывал трудности в выражении гнева.

Рисунки, которые Чарльз выполнил с промежутком в год, очень похожи друг на друга (рис. 9 и 10). На обоих белые кровяные тельца (акулы или крупные рыбы) очевидно сильнее рака, что отражает положительные ожидания пациента. Самое главное отличие рисунков заключалось в их размере: первый занимал почти весь лист, а второй — небольшую его часть. Это говорит о том, насколько меньше места занимает теперь рак в жизни Чарльза анализы крови свидетельствуют, что рак уменьшается, физическое состояние пациента продолжает оставаться отличным, и в свои шестьдесят лет он регулярно обыгрывает авторов этой книги в теннис.

Еще одним положительным знаком было то, что на первом рисунке рак был в большой степени отгорожен от внешнего мира организованными рядами белых кровяных клеток, иными словами, был изолирован, подобно тому, как Чарльз

 



 

изолировал свои жизненные трудности. На втором рисунке такой ограниченности гораздо меньше. Мы связали эти образы с меньшим стремлением Чарльза эмоционально защищаться и его большей готовностью открыто рассматривать встающие перед ним проблемы.

Об одной из таких проблем можно догадаться, глядя на второй рисунок: там у его акул или рыб нет пасти — их основного оружия. В то время, когда был сделан первый рисунок, Чарльз переживал сильную горечь и боль по поводу смерти близкого друга, и его злоба выразилась в острых, агрессивных зубах. Ко времени же выполнения второго рисунка он стал снова сдерживать свой гнев по поводу жизненных проблем, и нам пришлось еще раз вместе с ним работать над этой трудностью.

Визуализация как способ описания человеческого «я»

Интерпретируя рисунки наших пациентов, мы стремимся принимать во внимание все существенные жизненные проблемы, стоящие перед ними в данный момент. Мы стараемся понять рисунок исходя из того, что знаем о личности больного и его жизненной ситуации. Поэтому если для Бетти можно считать достижением, когда ей удается ослабить свой гнев и враждебность, выраженную в рыбах-пираньях, то для Дженифер, наоборот, прогрессом будет, если она изобразит естественную защиту своего организма в виде акул. В первом случае гнев и враждебность Бетти заставляли ее отвергать одобрение и признание окружающих, которого ей так недоставало и которое она, будем надеяться, все-таки получит. А для такого пассивного человека, как Дженифер, та энергия, которую иногда может нести с собой гнев, была совершенно необходима, хотя ей все еще предстоит научиться пользоваться этой энергией себе во благо.

Иногда работу с воображением можно использовать не только для выяснения представлений пациентов относительно рака, но и как способ описания более широкой психологической ситуации, в которой они находятся. Интерпретируя их визуализации, мы рассматриваем символ рака как ту часть личности человека, которая либо сама ищет смерти, либо хочет его убить, а белые кровяные клетки — как ту его часть, которая стремится к жизни или поможет ему выжить.

Болезнь становится физическим выражением схватки, которую ведут между собой две части человеческого 4я: та, которая отрицает и разрушает, и та, которая поддерживает и утверждает жизнь. Символическое соотношение сил между раком и естественной защитой организма — это не только показатель живущих в человеке представлений о болезни, оно говорит и о том, хочет ли он жить или умереть.

Наши пациенты выполняют подобные рисунки каждые три месяца, когда в очередной раз приезжают в Форт-Уорт. И хотя они полностью осведомлены о том, для чего эти рисунки нужны, это не влияет на их визуализации, которые остаются источником информации о внутренних психологических процессах.

Мы рекомендуем им использовать работу с воображением (включая свое отношение к самой этой работе и изменения мыслительных образов в ее процессе) в качестве важного способа познания своего психологического состояния. Когда наши пациенты начинают спрашивать себя: «Почему ко мне сейчас приходят именно эти образы? Какие изменения в моих представлениях они символизируют? Почему в данный момент я вижу вещи именно в этом свете?», то это означает, что они принимают участие в процессе формирования своих установок и в немалой степени им управляют.

 

Попробуйте использовать упражнение на релаксацию и визуализацию для исследования и других жизненных проблем. Конечно, в первые недели и месяцы главное внимание должно уделяться тому, чтобы поправиться — без этого вам будет трудно сосредоточиться на других проблемах. Но по мере того, как здоровье начнет к вам возвращаться, постарайтесь найти способ применить данный подход к более широкому спектру жизненных проблем. Как мы уже не раз повторяли, мысленное представление положительного результата является основным принципом самореализующегося предсказания. Оно поможет вам добиться желаемых результатов во множестве областей.

 

 

ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАТАЕННЫХ ОБИД

Психологические процессы, помогающие освободиться от неприятных чувств, выразить отрицательные эмоции и простить былые обиды (реальные или вымышленные) могут стать важным элементом профилактики заболеваний. Онкологические больные нередко носят в душе обиды и другие болезненные переживания, связывающие их с прошлым и не нашедшие своего выхода (как мы видели, часто развитию рака предшествует пережитое в детстве чувство одиночества или отверженности). Чтобы наши пациенты могли поправиться, им нередко бывает необходимо научиться освобождаться от своего прошлого.

Мы ощущаем стресс не только в тот момент, когда переживаем определенное событие, способствующее формированию отрицательных эмоций, но и каждый раз, когда вспоминаем об этом событии. Как показывают наши собственные исследования и работы других ученых, подобный «отсроченный» стресс и связанное с ним напряжение могут оказывать сильное отрицательное воздействие на естественную защитную систему организма.

Затаенная обида — не то же самое, что гнев или злоба. Чувство гнева обычно бывает однократной, хорошо нам знакомой не слишком продолжительной эмоцией, тогда как затаенная обида — это продолжительный процесс, оказывающий на человека постоянное стрессовое воздействие.

Давайте, например, предположим, что вы едете по улице, и вдруг откуда ни возьмись выскакивает машина, битком набитая подростками и чуть не врезается в ваш автомобиль. Вы переживаете стресс — возникает сильное сердцебиение, учащенное дыхание, в кровь выбрасывается адреналин и т. д. В конце концов это событие вызывает у вас две основные эмоции: страх, а затем гнев по поводу неосторожности водителя машины. В этой реакции нет ничего ненормального.

Но вот событие закончилось, и наши действия (реакции) приобретают особое значение. Первое, что приходит в голову — догнать этих ребят и разобраться, почему они так ездят. Если они извинятся или объяснят, в чем дело — может, у них случилось что-то серьезное или они опаздывали на работу — вероятно, ваш гнев постепенно остынет. Однако чаще всего такое выяснение отношений ни к чему хорошему не приводит.

Если мы не имеем возможности тут же отреагировать на какое-то внешнее событие вроде только что описанного, наш гнев может обратиться на всех остальных молодых людей в других машинах (или вообще на всех водителей). Злость, пережитая во время первоначального события, сохранится, и если это чувство не найдет выхода, оно может остаться в нас в виде своего рода затаенной обиды и станет источником постоянного стресса.

У многих людей на душе лежат обиды, копившиеся годами. Нередко во взрослом человеке живет горечь детских переживаний, и какое-то болезненное событие он помнит всю жизнь в мельчайших подробностях. Это может быть

 

воспоминание, которое он связывает с нелюбовью родителей, с неприятием его другими детьми или учителями, с каким-то конкретным проявлением жестокости родителей и бесконечным числом других болезненных переживаний. Люди, в которых живет такая обида, часто мысленно воссоздают травматическое событие или события, и подчас это происходит в течение многих лет, даже когда их обидчика уже нет в живых.

И даже если в самом начале такие чувства были абсолютно оправданы, то в дальнейшем, продолжая их носить «в себе», он обязан будет оплачивать это повышенным физиологическим и эмоциональным напряжением. Если такие чувства присутствуют и у вас, то прежде всего вам придется признать, что не кто иной, как вы сами являетесь основным источником стресса.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 111; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.017 с.)