ТОП 10:

Гор. Кенигсберг. 12.VI. 1945 года



 

Составлен настоящий акт бригадой Комитета по делам культпросветучреждений майором Беляевой, подполковником Брюсовым и майором Пожарским, бригадой Комитета по делам искусства майором Цырлиным и майором Сергиевской и представителем политуправления фронта гвардии капитаном Чернышевым в том, что при обследовании старого замка в целях отыскания Янтарной комнаты, вывезенной немцами из гор. Пушкина Ленинградской обл., было установлено, что:

1. Янтарная комната находилась в старом замке в упакованном виде и стояла вместе с мебелью Кайзерлинга в северном крыле здания во втором этаже…

2. В указанном помещении при обследовании были обнаружены следы пожара в виде большого количества пепла и кусков обгорелых досок, бронзовые панели дверей и небольшое количество обгорелых частей от резных украшений (частью сохранивших форму) Янтарной комнаты.

Кроме того, тут же лежала масса железных пластинок с винтами, которыми, по словам Роде, были прикреплены части Янтарной комнаты к стенам упаковочных ящиков.

ВЫВОД:Янтарная комната сгорела в старом замке Кенигсберга во время пожара…»

 

 

ГЛАВА LVI

 

Замок Луков, Чешская Республика

Пятница, 23 мая, 3.15

Маккой попытался подняться и сфокусировать взгляд, но не смог. Янтарная комната кружилась вокруг него. Его ноги были слабы, сознание затуманено. Кровь текла из раны в плече. Он время от времени терял сознание. Никогда он не думал, что так умрет, окруженный сокровищем стоимостью в миллионы, бессильный что-либо сделать.

Маккой ошибался насчет Лоринга. Старик не рисковал янтарем. Пуля просто застряла у него в плече. Маккою лишь оставалось надеяться, что Полу Катлеру удалось убежать. Гигант попробовал подняться. Из внешней галереи приближались шаги, направляясь к нему. Он снова упал ничком на паркет и затих. Подглядывая через ресницы, он увидел расплывчатый образ Эрнста Лоринга, который снова зашел в Янтарную комнату, пистолет все еще был в его руке. Маккой лежал совершенно неподвижно, стараясь собрать все те немногие силы, что у него остались.

Он глубоко вздохнул и ждал, когда Лоринг подойдет ближе. Старик ботинком осторожно подтолкнул левую ногу Маккоя, видимо проверяя, умер ли он. Маккой затаил дыхание и старался сохранять неподвижность. Его голова начала кружиться от недостатка кислорода и потери крови.

Ему надо было подпустить гада поближе.

Лоринг сделал еще два шага вперед.

Изо всех сил Маккой ударил старика по ногам. Боль пронзила его правое плечо и грудь. Кровь полилась из раны. Но он старался продержаться подольше, чтобы закончить.

Лоринг повалился на пол, удар ослабил руку, держащую пистолет. Правой рукой Маккой схватил старика за шею. Выражение удивления мелькнуло на лице Лоринга. Сознание Маккоя ускользало, и нужно было торопиться.

– Поздоровайся с дьяволом за меня, – прошептал он.

Маккой навалился на Лоринга всем своим грузным телом и двумя руками стиснул его горло. Старик хрипел и конвульсивно дергался, но великан не ослаблял хватку, несмотря на черные круги перед глазами. Эти мгновения показались Маккою вечностью, наконец сопротивление старика стало слабеть, он перестал хрипеть, его глаза вылезли из орбит, язык выпал. Зловоние, исходящее от старика, ударило Маккою в нос, и вокруг старика по его дорогим брюкам начало расползаться темное влажное пятно.

«Запах преисподней», – подумал Маккой, прежде чем провалиться в темноту.

 

Пол вышел из лабиринта коридоров первого этажа и кинулся к лестнице. Перед тем как выскочить в ярко освещенное фойе, он услышал два выстрела, хлопнувших наверху.

Пол замер.

Это глупо. Женщина вооружена. В кого она стреляла? В Рейчел? Маккой принял пулю, чтобы он смог убежать. Теперь, похоже, дело идет к тому, что пришла его очередь получить пулю.

Он побежал по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

 

Кнолль спустил штаны. Убийство Данцер оказалось приятной, возбуждающей прелюдией. Рейчел лежала распростертая на постели, все еще в полуобмороке от его последнего удара. Он бросил пистолет на пол и взял в руку кинжал. Подойдя к постели, он мягко раздвинул ее ноги и пробежал языком по ее бедрам. Рейчел не сопротивлялась. Это будет очень приятно. Рейчел, все еще явно слабая, застонала и ответила на его прикосновение. Он убрал кинжал в ножны под правым рукавом. Без сознания она была податлива. Нож не понадобится. Он обхватил ее ягодицы руками и направил свой язык к ее промежности.

– О, Пол, – прошептала она.

– Я тебе обещал – это будет приятно, – сказал он.

Он поднялся и приготовился взобраться на нее.

 

Пол повернул на площадке четвертого этажа и кинулся по последнему лестничному пролету. Он запыхался, ноги болели, но Рейчел была там и нуждалась в нем. Наверху он увидел тело Сюзанны, ее лицо было практически уничтожено двумя пулевыми отверстиями. Картина была тошнотворная, но он подумал о Макарове и своих родителях и не почувствовал ничего, кроме удовлетворения. Потом мысль электрическим током вспыхнула у него в голове.

Кто застрелил ее? Рейчел?

Стоны послышались дальше по холлу. Затем его имя.

Он пошел к спальне. Дверь была распахнута и перекошена. Верхняя петля отлетела. После яркого света его глаза не различали предметов в темноте. Постепенно глаза привыкли. Он разглядел мужчину в постели и Рейчел под ним.

Кристиан Кнолль.

Ярость охватила Пола, и он кинулся через комнату, прыгнув на Кнолля. Они скатились с кровати и упали на пол. Он приземлился на правое плечо, то, которое он повредил прошлой ночью в Штодте. Боль пронзила его правую руку. Он поднял кулак и ударил. Кнолль был крупнее и опытнее, но Пол был зол как тысяча чертей. Он снова махнул кулаком и ударил Кнолля по носу. Кнолль взвыл, но повернулся и ногами перебросил Пола через себя. Кнолль сгруппировался, откатился назад, затем сделал внезапный выпад и нанес Полу сокрушительный удар кулаком в грудь. Адвокат поперхнулся слюной, и у него перехватило дыхание.

Кнолль встал и рывком поднял его с пола. Еще один сокрушительный удар кулаком в челюсть, и Пол полетел в центр комнаты. Он почти вырубился, отчаянно пытаясь сфокусировать взгляд на крутящейся мебели и высоком мужчине, приближающемся к нему. Ему был сорок один год, и это была его первая драка в жизни. Было непривычно и странно ощущать себя избиваемым. Внезапно вид голой задницы Кнолля верхом на Рейчел вспыхнул у него в голове. Он взял себя в руки, вздохнул и сделал выпад, встретив животом еще один удар кулака.

Проклятье. Он проигрывал.

Кнолль схватил его за волосы.

– Ты прервал мое удовольствие, а я не люблю, когда меня прерывают. Ты заметил фройляйн Данцер по пути сюда? Она тоже вмешалась.

– Пошел ты, мерзавец!

– Какой дерзкий. И храбрый. Но слабый.

Кнолль ослабил хватку и снова сильно ударил Пола в лицо. Кровь хлынула из его носа. От удара Пол полетел через открытую дверь в холл. Его правый глаз не видел.

Больше он не мог выдержать.

 

Словно сквозь какую-то пелену, издалека к Рейчел медленно возвращалось сознание. В какой-то момент ей казалось, что Пол занимается с ней любовью, потом она услышала шум драки и скачущих по комнате тел. Затем голоса.

Она поднялась.

Сначала она увидела лицо Пола, потом другое лицо. Кнолль.

Пол одет, но Кнолль был голым от пояса. Она пыталась переварить информацию, дать объяснение тому, что вначале казалось невозможным.

Она услышала голос Кнолля.

– Ты прервал мое удовольствие, а я не люблю, когда меня прерывают. Ты заметил фройляйн Данцер по пути сюда? Она тоже вмешалась.

– Пошел ты, мерзавец!

– Какой дерзкий. И храбрый. Но слабый.

Кнолль ударил Пола в лицо. Хлынула кровь, и Пол отлетел в холл. Кнолль пошел за ним. Она попыталась встать с постели, но упала на пол и медленно поползла по паркету к двери. По дороге она наткнулась на брюки, ботинки и что-то твердое.

Это были два пистолета. Она проигнорировала оба и продолжала ползти. В дверях она смогла подтянуться и встать на ноги.

Кнолль надвигался на Пола.

 

Пол понял, что это конец. Он едва дышал от ударов в грудь, его легкие сжались, несколько ребер, скорее всего, были сломаны. Его лицо невероятно болело, и он почти не видел. Кнолль просто играл с ним. Адвокат не пара профессиональному бойцу. Пол еле стоял на ногах, опираясь на каменные перила, не похожие на перила в аббатстве высоко над Штодтом. Он посмотрел вниз с четвертого этажа и почувствовал, что его сейчас вырвет. Свет яркой хрустальной люстры жег ему глаза, и он отвел взгляд. Его тело внезапно было откинуто назад и в полете развернулось. Улыбающееся лицо Кнолля неотчетливо проступало сквозь темную пелену.

– Тебе достаточно, Катлер.

Все, что он придумал в эту минуту, – это плюнуть в лицо Кнолля. Немец отшатнулся и нанес еще удар. Страшная боль пронзила живот. Он закашлялся кровью и стал хватать воздух. Еще один удар по шее, и Пол как подкошенный рухнул на пол. Кнолль наклонился и потянул его за ноги. Потом убийца прислонил Пола к перилам, взглядом отступил назад и повернул свою правую руку.

Появился кинжал.

 

Рейчел смотрела затуманенным взглядом, как Кнолль избивал Пола. Она хотела помочь, но ей едва хватало сил, чтобы стоять. Ее лицо болело, опухоль на правой щеке начала перекрывать глаз, мешая ей видеть. Острая боль пронзала голову. Все вокруг было размыто и кружилось. Живот крутило как на море в шторм.

Тело Пола осело на пол. Кнолль нагнулся и рывком поставил его на ноги. Она вдруг вспомнила о пистолетах и, спотыкаясь, вернулась на середину спальни. Она ощупывала пол, пока не нашла один из них, затем, пошатываясь, вернулась к двери.

Кнолль отступил от Пола и стоял к ней спиной. Нож появился в руке немца. У нее есть только секунда, чтобы что-либо предпринять. Кнолль двинулся в сторону Пола. Рейчел наставила пистолет и впервые в жизни нажала на спусковой крючок. Хлопок, будто лопнул воздушный шарик на детском дне рождения.

Пуля вошла в спину Кнолля.

Кнолль вздрогнул от сильного толчка, но устоял на ногах, повернулся и двинулся с кинжалом в ее сторону.

Она выстрелила снова. Ее рука дрогнула, но Рейчел удержала оружие и выстрелила еще раз. Затем еще. И еще.

Пули прошили грудь Кнолля. Она подумала о том, что могло произойти в постели, и опустила пистолет ниже, посылая еще три выстрела в низ его живота. Кнолль издал рев раненого зверя, но удивительным образом остался на ногах, глядя вниз на кровь, хлещущую из раны в паху. Кнолль качнулся назад к перилам. Рейчел собиралась выстрелить снова, но Пол вдруг схватил полуголого, окровавленного немца за ногу и рванул ее вверх. Кнолль перевалился через перила и полетел вниз. Пол и Рейчел припали к перилам и смотрели, как тело Кнолля встретилось с люстрой и сорвало массивную хрустальную конструкцию с потолка. Кнолль и стекло летели в свободном падении на мрамор внизу, глухой стук от тела сопровождался звоном разбившегося вдребезги стекла, хрусталь разлетелся, отражая в многочисленных гранях сноп голубых искр, вызванных обрывом электрического кабеля. Осколки забренчали по полу, как аплодисменты после кульминационного завершения симфонии.

Все погрузилось в темноту и тишину.

Она повернулась к Полу:

– Как ты?

Он ничего не сказал, но нащупал ее руками. Она нежно коснулась его лица.

– Болит так же сильно, как жутко выглядит? – спросила она.

– О да, проклятье…

– Где Маккой?

Каждый вдох Пола сопровождался острой болью в груди.

– Принял пулю… чтобы я мог добраться до тебя. Последнее, что я видел… его истекающим кровью в Янтарной комнате.

– В Янтарной комнате?

– Долгая история. Не сейчас.

– Полагаю, мне надо будет забрать обратно все гнусные слова, которые я говорила о большом дураке.

– Думаю, да, ваша честь, – вдруг раздался голос снизу.

Она посмотрела вниз. Маккой, спотыкаясь, шел в полутемном фойе, держась за свое окровавленное левое плечо.

– Кто это? – спросил он, показывая на тело.

– Подонок, убивший моего отца, – отозвалась Рейчел сверху.

– Похоже, эти счеты сведены. Где та женщина?

– Мертва, – сказал Пол.

– Отличное избавление, черт побери.

– Где Лоринг? – спросил Пол.

– Я придушил чертова негодяя.

Пол поморщился от боли.

– Отличное избавление, черт побери. Вы в порядке?

– Ничего такого, чего не исправил бы хороший хирург.

Пол выдавил слабую улыбку и посмотрел на Рейчел:

– Мне начинает нравиться этот парень.

Она улыбнулась в ответ, преодолевая боль:

– Пожалуй, мне тоже.

 

 

Эпилог

 

Прага, Чешская Республика

Воскресенье, 25 мая

Пола и Рейчел поместили в одну палату Национального госпиталя в Праге. Маккой разместился за стеной. Еще через день их обещали отпустить домой, их раны заживали быстро под чутким надзором врачей и медсестер госпиталя. Было предобеденное время. Пол и Рейчел собирались немного отдохнуть от утренних осмотров и процедур. Резкий стук в дверь прозвучал внезапно, как выстрел.

– Входите, Вейленд, – улыбнулась Рейчел.

В больнице так стучать мог только Маккой.

Гигант ворвался, шумно пыхтя, молча рванул к телевизору и включил Си-эн-эн.

В выпуске новостей говорили о находке века.

– Следственная бригада Интерпола при содействии германской полиции начали опись имущества в Бург Херце, германской резиденции известного миллиардера, коммуникационного магната и коллекционера Франца Фелльнера, погибшего со своей дочерью и единственной наследницей Моникой Фелльнер при загадочном взрыве частного самолета, принадлежащего…

– Теперь в каждом выпуске новостей говорят о Янтарной комнате, – уменьшая громкость телеприемника, сказал Маккой. – О том, сколько ценностей украли Лоринг и Фелльнер, и о нас!

– Мы все в одну ночь стали международными знаменитостями! – подала голос Рейчел. – Раньше я о таком читала только в женских романах.

– Когда мы выберемся отсюда, – Пол сделал округлый жест рукой, – нас начнут на части рвать журналисты.

– Ага, – подхватил Маккой, – а еще я прочитал в газете, что по закону Германии за находку ценностей нам полагается неслабая премия. Речь может идти о десяти процентах оценочной стоимости плюс премиальные, объявленные хозяевами украденного. В итоге может получиться совсем неплохо. Не исключено, что мне хватит денег расплатиться с моими акционерами.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.249.15 (0.014 с.)