ТОП 10:

ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ТИБЕТСКАЯ МЕДИЦИНА



Тибетская медицина является древней медицинской системой, сформировавшейся примерно в VII веке н.э. в Центральной Азии, в Тибете. На формирование и последующее развитие тибетской медицины оказали большое влияние медицинские системы соседних с Тибетом стран, Индии, Китая, Ирана. Формирование тибетской медицины шло путем освоения, синтеза теоретических и практических положений вышеуказанных систем медицины. При этом на ранних этапах развития предпочтение отдавалось китайским научным и практическим медицинским тра­дициям.

В IX веке более значительное влияние на состояние и последующее развитие тибетской медицины в связи с политическими событиями, происходившими в жизни Тибета, оказали философские, мировоззренческие позиции, а также и медицинские традиции Индии.

При анализе основных трактатов тибетской медицины, таких как «Чжуд-ши», произведений-комментариев к нему «Вайдурья-онбо», «Лхантаб» и др., согласно мнению исследователей, занимавшихся этим вопросом (Хайдав и др.), можно проследить литературную основу и индийской Аюрведы и китайской медицины, послуживших материалом для написания основных руководств тибетской медицины. В качестве таких материалов указываются индийский трактат «Аштанга-хридая-самхита» и китайское произведение «Сома-Раджа». Не сохранились на тибетском языке тексты, которые можно было бы отнести к арабской, греческой, персидской школам медицины; в тибетской литературе нет также ссылок на литературные источники этого происхождения, использованные при формировании теоретических позиций и практических положений тибетской системы. Однако, это не исключает возможности влияния медицинских систем этих регионов на формирование тибетской медицины.

Во всяком случае, как в теории, так и в практической части тибетской медицинской системы достаточно хорошо прослеживается влияние Аюрведы и китайской медицины. Так, при ознакомлении с теорией тибетской медицины можно видеть, что в ней присутствуют представления Аюрведы о трех системах, регулирующих состояние организма, а позиции китайской медицины об инь-ян со­ответствуют тибетским понятиям о состояниях холод-тепло. Положения о трех регулирующих состояние организма системах, ветре, желчи, слизи, и о тепле и холоде представляют ключевые позиции теории тибетской медицины. По поводу разделов практической части тибетской медицины в тексте «Чжуд-ши» сказано: «Сугаты и их воплощения ради пользы живых существ рассказывали в Индии в основном о лекарственных составах, в Китае о прижигании и очищении сосудов, в стране Дол о кровопускании, в Тибете об исследовании пульса и мочи».

Основным трактатом тибетской медицины является «Чжуд-ши» — четырехтомное руководство по теории и практике этой системы, написанное в стихах, автором его является выдающийся тибетский врач и ученый Ютог Йондан-гонпо (1112—1203 гг.). Создание «Чжуд-ши» относится ко второй половине XII века. Трактат этот получил широкое распространение и признание современников. В последующий период развития тибетской медицинской системы «в русле его комментирования появлялись и исчезали различные школы тибетской медицины и была создана обширная медицинская литература» (Д. Б. Даши-ев, 1988).

Ютог Йондан-гонпо разработал своеобразную систему медицины, которую невозможно однозначно отнести ни к китайской, ни к индийской системам. И «содержание классического трактата тибетской медицины» («Чжуд-ши») ни в коей мере не сводится к компиляции индийских и китайских источников. Мы вправе предполагать в качестве третьего важного источника мощную струю собственно тибетской медицины, обработанную и изложенную в духе книжной учености своего времени» (Д. Б. Дашиев, перевод «Чжуд-ши», I, И и IV тома, 1988). Прежде всего, это относится к тем положениям тибетской медицинской системы, которые не имеют аналогов в литературе тех медицинских систем, из которых были заимствованы теоретические позиции и практические разделы: это практические рекомендации по лекарственному сырью, по способам его заготовки, хранения, использования, рекомендации профилактического и лечебного плана по питанию, образу жизни и др.

«Чжуд-ши» написан в краткой сжатой форме, очевидно, в расчете на то, что читатели трактата должны были быть знакомы с традиционными представлениями науки и врачебной практики той эпохи, а также в стихотворной форме, предназначавшейся для заучивания и запоминания текста. Подобная форма изложения материала была причиной того, что в последующие годы были созданы различные трактаты-комментарии к «Чжуд-ши», разъясняющие различные его положения. Основным произведениемком­ментарием к «Чжуд-ши» считается «Вайдурья-онбо», написанный регентом V Далай ламы крупнейшим политическим деятелем и ученым своей эпохи Дэсрид Санчжай-Чжамцо. «Вайдурья-онбо» (1685 г.) является комментарием ко всем четырем томам «Чжуд-ши» и представляет критический анализ всей системы тибетской медицины, оценку и обобщение почти тысячелетнего опыта этой системы. Автор «Вайдурья-онбо» заказал также комплект цветных иллюстраций из 76 картин к тексту трактата, который получил название «Атласа тибетской медицины».

В последующие годы Дэсрид Санчжай-Чжамцо написал также другой комментарий «Лхантаб» к третьему тому «Чжуд-ши», посвященный вопросам клиники и терапии заболеваний.

Существует также ряд других менее распространенных произведений-комментариев к «Чжуд-ши», посвященных различным разделам и частным вопросам тибетской медицинской системы.

.Следовательно, в «Чжуд-ши» изложены общие положения по каждому из представленных разделов медицины: представления о типах конституции людей, правила по сохранению и поддержанию здоровья, причины возникновения заболеваний, принципы классификации болезней, принципы профилактики и лечения, основные положения, которые необходимо соблюдать при составлении сложных лекарственных прописей, и т. д. Для практического использования приведенного материала необходимо располагать более детальной информацией по каждому из затронутых вопросов. Такая детальная информация, в частности, ,фармакогностические характеристики растительного лекарственного сырья, сведения о дозировках отдельных компонентов в сложных составах, технологические параметры приготовления лекарственных составов и др. излагаются в соответствующих руководствах, посвященных этим вопросам.

Тибетская медицинская система, будучи тесно связан­ной с буддизмом, распространялась по другим регионам и странам вместе с буддизмом.

В налгу страну тибетская медицина «пришла» через Китай (XII век) и Монголию (XVII век) в XIX веке и была распространена в регионах с буддийским вероисповеданием, в Бурятии, Туве и Калмыкии. В европейской части страны, в Санкт-Петербурге, благодаря трудам П. А. Бадмаева, были организованы и функционировали тибетская поликлиника, где вели прием больных, и аптека, обеспечивавшая больных лекарственными средствами, приготовленными по тибетским рецептам.

В настоящее время в библиотеках нашей страны, в Рукописном Фонде Бурятского научного центра, в библиотеках буддийских храмов-дацанов в значительном количестве находится литература по тибетской медицине, которая лишь частично исследована современными специалистами, большая часть ее еще остается неизученной.

В 1969 году в системе Академии наук СССР, в Бурятском филиале Сибирского отделения, был создан научно-исследовательский отдел биологически активных веществ индо-тибетской медицины, с целью исследования различных аспектов тибетской медицинской сис­темы.

Тибетская медицина представляет собой свод информации об организме человека, полученной в другую эпоху, при изучении человека, анализе его, с иных позиций. Человек, по представлениям тибетской системы, является частью Великой Вселенной — макрокосмоса, он живет, организм его функционирует в соответствии с закономерностями, действующими в ней. Космические влияния на организм человека действуют во времени и пространстве. К факторам среды, влияющим на организм человека, относят время, которое определяет возрастные особенности организма, особенности сезона года, время суток, климато-географические условия региона проживания, характер питания, образ жизни человека. Перечисленные факторы среды можно подразделить на две группы: 1. Объективные, не зависящие от человека и 2. Субъективные, определяемые человеком.

К первой группе можно отнести фактор времени (возраст человека), сезоны года, время суток, влияние их не определяется человеком. Воздействие на организм человека факторов второй группы, к которой можно отнести образ жизни, трудовой деятельности, особенности питания, половой жизни, в значительной мере определяется самим человеком.

Действие факторов среды и первой и второй группы формирует состояние организма человека. В связи с тем, что набор факторов среды второй группы, субъективных, может определяться самим человеком, тибетская медицина предлагает неблагоприятные для организма действия факторов первой группы (объективных) корректировать с помощью действия факторов второй группы, субъективных. Для эффективного использования действия факторов второй группы на состояние организма необходимо располагать информацией о характере действия на организм факторов среды обеих групп, иметь сведения об их взаимоотношениях на уровне организма. Тибетская система предлагает такую информацию.

Если с одной стороны организм человека находится под влиянием факторов среды, космических факторов, то с другой стороны, сам организм представляет собой своеобразный микрокосмос. Внутренняя среда организма — микрокосмос, имеет особенности у разных людей. По параметрам внутренней среды организма тибетская медицина выделяет в человеческой популяции группы людей с более или менее определенным характером внутренней среды, конституциональные типы, три чистых и четвертый.— смешанный. Определенные свойства внутренней среды организма, его конституциональные особенности, соответствующим образом «преломляют» влияние факторов среды, определяют результаты их влияния, последствия их действия. У людей разных конституциональных типов они различаются.

В связи с этим, на воздействия одинаковых факторов среды люди различных конституциональных типов реагируют по-разному. Подобные позиции тибетской системы обеспечивают индивидуальный подход к человеку, к здоровому и больному. Эти же позиции лежат в основе тибетских рекомендаций по поддержанию здоровья, профилактике заболеваний, по лечению болезней. Поэтому в тибетской медицине, наряду с лекарственными и физическими способами профилактики и лечения болезней, обязательно используются лечебное питание, лечебный образ жизни, которые варьируют в зависимости от конституции человека и характера заболевания.

Естественно, что особенности эпохи, в которую формировалась тибетская медицина, определили и характер лекарственных средств, использовавшихся для лечения бо­лезней, все они естественного происхождения, большинство из них — лекарственные растения, в меньшей мере использовались металлы, минералы, ткани и секреты животных.

Как правило, лекарственные средства в тибетской медицине применяли в составе многокомпонентных препаратов. Рекомендации по их составлению и использованию детально разработаны и изложены в соответствующей литературе.

В настоящее время, благодаря усилиям фармакогностов, ботаников, идентифицированы многие виды лекарственных растений, использовавшихся тибетской медициной (А. Ф. Гаммерман, Т. А. Асеева, С. М. Баторова и др.). Предпринимались также попытки провести сопоставление некоторых форм заболеваний, выделяемых тибетской медициной, с современными нозологическими формами патологии (Э. Г. Базаров, 1984 г.). В то же время основные, ключевые позиции тибетской медицинской системы — представления о трех системах регуляции состояния организма, а также понятия о тепле и холоде, горячих и холодных болезнях, остаются малопонятными, нерасшифрованными с позиций науки сегодняшнего дня. Без полного представления о трех регулирующих системах организма невозможно понять те логические связи, которые тибетская медицина проводит между системами регуляции организма и конституцией человека. Вследствие этого невыясненными остаются механизмы влияния на состояние организма таких факторов среды, как климатические особенности региона проживания, сезонов года, времени суток, образа жизни, характера питания, которые заложены в тибетской системе. С теоретическими положениями тибетской медицины также связаны представления о причинах развития болезней, их классификация, а также принципы лечения болезней, составления сложных лекарственных препаратов, т. е. все разделы практической части этой системы медицины, и их правильное, т. е. эффективное, использование при лечении современных форм патологии.

Следовательно, выяснение сути, современного содержания трех тибетских систем регуляции, понятий о тепле и холоде, горячих и холодных болезнях является первоочередной задачей исследователей тибетской медицины.

Барьером на пути к современному пониманию основных теоретических позиций тибетской медицинской системы является отсутствие полных законченных переводов на русский и европейские языки основных тибетских трактатов («Чжуд-ши», «Вайдурья-онбо», «Лхантаб» и др.). Необычная для современного читателя и специалиста форма изложения материала в тех разделах трактатов, которые переведены на русский язык, также является моментом, затрудняющим современное комментирование тибетской медицины.

Настоящая публикация представляет собой попытку современного комментирования основных положений теории тибетской медицинской системы: положений о трех системах регуляции состояния организма, ветра, желчи и слизи, и представлений о тепле и холоде, горячих и холодных болезнях. Практические разделы тибетской медицины, посвященные лекарственным средствам, сложным лекарственным составам, лекарственным формам, в которых они используются, физические методы лечения болезней также приведены в настоящей монографии, в соответствии с теоретическими позициями.

Основой для этой работы послужил трактат-руководство тибетской медицины «Чжуд-ши», переводы его на русский язык, сделанные П. А. Бадмаевым в 1903 г. (I и II томы), П. Н. Позднеевым в 1906 г. (I и II томы) и Д. Б. Дашиевым в 1988 году (I, II и IV томы).

Нередко современные интерпретации грешат тем, что в угоду принятым научным и практическим представлениям, обсуждаемый предмет полностью «подгоняется» под современные рамки, при этом утрачивается первоначальная оригинальная сущность, заложенная в исходных понятиях, выхолащивается их содержание. В связи с этим, любые попытки адаптирования какой-либо информации другого временного периода, другого региона должны производиться с максимальной осторожностью, направленной на сохранение содержания комментируемого предмета, даже в тех случаях, когда смысловая сторона понятий остается еще непонятой до конца или вообще неизвестна, а, возможно, и не укладывается в рамки привычных современных представлений.

Исходя из изложенного, авторы стремились при комментировании с современных позиций трех тибетских регулирующих систем организма, представлений о тепле и холоде, о горячих и холодных болезнях максимально сохранить исходные тибетские представления» о них.

В соответствии с теми задачами, которые ставили перед собой авторы настоящего издания, главы трактата, посвященные теоретическим позициям тибетской медицины, даны в значительно комментированной форме, в то же время разделы «Чжуд-ши», посвященные конкретным практическим вопросам, например, диагностическим приемам, лечебным составам, их лекарственным формам, технологии приготовления и др., с целью максимального их сохранения для воспроизведения даны в соответствии с текстом трактата и лишь с некоторыми комментариями к ним.

КЛЮЧЕВЫЕ ПОЗИЦИИ

Ключевыми положениями тибетской медицинской системы являются два момента: 1) три системы регуляции состояния организма и 2) понятия о тепле и холоде, горячих и холодных болезнях.

Целью нашей работы является идентификация трех тибетских систем регуляции состояния организма с современных позиций на основании сопоставления тибетской и современной информации по механизмам регуляции. Мы попытались также интерпретировать представления тибетской медицины о тепле и холоде, горячих и холодных болезнях.

По представлениям тибетской медицины, состояние организма человека регулируют три системы: первая называется «рлунг» (дословный перевод — ветер), вторая — «мкхрио (желчь) и третья — «бадкан» (слизь).

Исходя из названия систем, можно предполагать, что каждая из систем имеет специфические способы и факторы действия.

Так, фактор регуляции, используемый в первой системе, подобен ветру, он распространяется, перемещается, как ветер.

Вторая система регуляции — желчь, очевидно, пользуется способом регуляции, который подобен способу распространения желчи. Используемый этой системой фактор регуляции также подобен желчи, т. е. вырабатывается в клетках тканей, как желчь в клетках печени, распространяется по сосудам, как желчь, и попадает в различные органы и ткани, где и действует как фактор регуляции.

Третья система — слизь, возможно, имеет фактор регуляции, подобный слизи, который .образуется в тканях и реализует свое влияние в месте образования, т. е. эта система является местнотканевым способом регуляции.

Подобные интерпретации каждой из трех систем регуляции по факторам и способам регуляции, очевидно, адекватны, однако они являются лишь частичными характеристиками систем регуляции. Направленность и результаты функционирования каждой из трех систем являются следующими важными их параметрами.

Внутри каждой из трех тибетских систем регуляции различают по пять разновидностей, подсистем, которые имеют свои специфические функции в организме. Каждая из пяти разновидностей (подсистем) системы ветра, а также и двух других систем, желчи и слизи, имеет названия, соответствующие тем функциям, которые они выполняют в организме.

Разновидности системы ветра имеют следующие названия и участвуют в регуляции перечисленных ниже процессов:

1) жизненный, или поддерживающий жизнь, регулирует функционирование сердечно-сосудистой системы, дыхание;

2) движущийся вверх — участвует в развитии всех процессов, происходящих в верхней части тела, в области головы;

3) проникающий всюду — регулирует разнообразные процессы в тканях и органах всего тела; ровный огонь — участвует в регуляции пищеварения и усвоении пищи; очищающий вниз — определяет выделение нечистот из организма (кала и мочи), функционирование половой сферы.


Пять разновидностей (подсистем) системы желчи имеют следующие названия и выполняют перечисленные ниже регуляторные функции:

1) пищеварительная — участвует в пищеварении;

2) меняющая цвет — участвует в усвоении поступающего в организм, в кроветворении, определяет окраску кожных покровов и других тканей;

3) сопутствующая — регулирует функции сердечно-со­судистой системы, определяет ясность мысли, гордость, решительность, различные желания;

4} дающая зрение — дает возможность видеть;

5) чистящая цвет кожи — определяет чистоту кожных покровов.

Пять разновидностей системы слизи и их функции в организме приведены ниже:

1) поддерживающая — дает жизнь;

2) смешанная — участвует в пищеварении;

3) испытующая — определяет формирование вкусовых ощущений;

4) удовлетворяющая — регулирует функционирование всех органов чувств, участвует во всех процессах, происходящих в мозге;

5) соединяющая — «соединяет конечности», определяет чувствительность И движения в них.

Каждая из трех систем регуляции имеет свои центральные и периферические структурные образования — органы, а две системы — ветер и желчь, также имеют сосудистую сеть.

Местоположение центральных структурно-морфологических образований, органов и их функций по каждой из трех систем регуляции просматривается, начиная с эмбрионального периода, со времени его закладки.

Так, центральный орган системы ветра у эмбриона закладывается в пояснично-крестцовой области, в тазу. У взрослого человека центральный орган этой системы регуляции также находится в поясничной области.

Центральный орган второй регулирующей системы организма — желчи — находится в печени эмбриона, а затем, после рождения, система желчи, имея центральное местоположение в печени, распространяется по организму и присутствует практически во всех тканях взрослого человека.

Центральный орган третьей системы регуляции слизи закладывается у эмбриона в мозгу и затем на протяжении жизни это структурное образование в мозгу продолжает оставаться центральным органом этой системы! Система слизи также имеет представительство во всех тканях организма. Каждый из пяти подвидов системы регуляции имеет основное местоположение, однако конкретные структурные образования в этих местоположениях в тексте «Чжуд-ши» не указываются.

Ветер и желчь, факторы регуляции этих систем, распространяются в организме повсеместно, проникают всюду, циркулируют по сосудам четырех видов, белым, желтым, красным и черным. Судя по цвету сосудов, а также по схемам, представленным на картинах «Атласа тибетской медицины», сосуды белые являются нервными стволами, нервами, сосуды желтые — лимфатическими, а красные и черные.— кровеносными сосудами. Третья система регуляции, как уже было отмечено, использует фактор регуляции, который действует местно в тех тканях, где он образуется, поэтому система слизи не имеет своей специфической сосудистой сети.

Европейская медицина, как известно, различает только две системы регуляции состояния организма, нервную и гуморально-эндокринную.

Различные аспекты строения и функционирования нервной и гуморально-эндокринной систем регуляции достаточно хорошо исследованы, этим вопросам посвящена обширная литература. В настоящей главе приводится лишь та, небольшая часть литературной информации, посвященной системам регуляции, их механизмам, веществам и эффектам, которая была необходима для идентификации тибетских систем регуляции.

В последние два десятилетия сведения о регуляторных системах организма, нервной и гуморально-эндокринной, значительно пополнились и вместе с этим представления о них существенно изменились. Изменения в представления о механизмах нервной и гуморально-эндокринной регуляции внесли данные о роли пептидов в регуляторных процессах. Изучение пептидов проводится в течение почти столетия, однако лишь информация, полученная в 70—80-е годы, позволила, хотя и далеко еще не полностью, установить их важную роль в механизмах регуляции различных процессов, происходящих в организме.

Пептиды представляют особый класс активных регуляторных соединений, участвующих в определении состояния различных органов и тканей организма.

Полипептиды, по определению Фишера (Fischer, 1906),— соединения, образуемые аминокислотами и имеющие в своем составе амидные связи, регулярно повторяющиеся связи аминокислотных остатков. По числу аминокислот в пептидной цепи различают ди-, три-, тетра-пептиды и т. д. Пептидные цепи могут спонтанно укладываться в сложные трехмерные структуры, что является характерной особенностью белков.

В настоящее время число известных регуляторных пептидов составляет несколько десятков и численность их продолжает увеличиваться, среди них: окситоцин, вазопрессин или антидиуретический гормон, нейрофизин, кортикотропин или адренокортикотропин (АКТГ), метионинэнкефалин, лейцинэнкефалин, а-меланотропин, соматотропин или гормон роста (СТГ), соматолиберин, соматостатии, кортиколиберин, тиролиберин, люлиберин, пролактолиберин, пролактостатин, меланолиберин, меланостатин, субстанция Р, эледоизин, физалемин, бомбезин, нейротензин, ангиотензин I, ангиотензин II, ангиотензин III, каллидин, брадикинин, пептиддельта сна, панкреатический полипептид, холецистокинин-панкреозимин, гастрин, гастринрилизинг пептид, глюкагон, инсулин (А цепь), инсулин-рилизинг пептид, вазоактивный кишечный пептид (ВКП, ВИП). Предлатается также включить в этот перечень регуляторных пептидов у-аминобутирил, уротензин, проктолин, тимопоэтин, тафцин, лейкоцитарный интерферон и др. Перечисленные пептиды обнаружены в ткани мозга и в тканях внутренних органов.

В ткани мозга содержатся следующие пептиды: окситоцин, вазопрессин, липотрофин, АКТГ, Д-эндорфин, а-эндорфин, у-эндорфин, метэнкефалин, лей5-энкефалин, а-меланотропин, меланотропин, у-меланотропин, СТГ, соматолиберин, соматостатин, кортиколиберин, соваган, тиролиберин, люлиберин, гонадолиберин, пролактолиберин, пролактостатин, меланолиберин, меланостатин, субстанция Р, эледоизин, физалемин, бомбезин, ранатензин С и ранатензин В, алитензин, церулоплазмин, церулеин, нейротензин, ангиотензин II и ангиотензин III, каллидин, брадикинин, панкреатический полипептид, холецистокинин-панкреозимин, гастрин, гастрин-рилизинг пептид, секретин, глюкагон, инсулин-рилизинг пептид, инсулин, ВИП, гамма-аминомасляная кислота (ГАМК). Перечень пепти­дов, обнаруживаемых в клетках мозга, продолжает увеличиваться. Как следует из приведенных данных, в число пептидов мозга входят классические гормоны, участвующие в функционировании системы пищеварения: гастрин, инсулин, холецистокинин-панкреозимин, глюкагон и др.

Как известно, существуют нейроны, секретирующие адреналин, норадреналин (адренэргические) и продуцирующие ацетилхолин (холинэргические). По мере детального исследования нейрональных секретов было установлено существование пуринэргических (Burnstock, 1972), а также пептидэргических нейронов (Larsson, 1980). Вместе с тем, многие исследователи выражают сомнение в существова­нии пуринэргических нейронов (Bloom, Polak, 1978, Humphrey, Fischer, 1978, Jones, 1978, и др.) и приводят доводы в пользу существования только трех типов нейронов: адренэргических, холинэргических и пептидэргических (Larsson, 1980).

Кроме того, показано, что «в одном нейроне одновременно с классическими нейромедиаторами могут находиться регуляторные пептиды, например, в клетках мин­далевидного комплекса, в нейронах шва продолговатого мозга, а также в нервных терминалях в мозге обнаружены норадреналин и энкефалин, норадреналин и соматостатин, или серотонин и субстанция Р и т. д. (Hokfelt at al., 1978a, 19786).

Вследствие выяснения подобных ситуаций несостоятельной оказалась принятая ранее концепция Дэйла (1953) (цитировано по П.К.Климову, 1986) «один нейрон — один трансмиттер».

Деятельность мозга основана на объединении нервных клеток в целостную систему, в которой существуют различные виды связи, взаимодействия клеток внутри самого мозга и с различными висцеральными системами и тканями организма.

В пределах мозга связи различных нейронов, разных областей и структурных образований могут осуществляться нейромедиаторным путем, а также гуморально-эндокринным дистантным и паракринным, местно-тканевым, способами.

Представления о нейромедиаторной регуляции в целом и в частности на уровне самого мозга, его структур, в значительной мере изменились. «Простая и удобная схема для построения теории регулирования, по которой в центральной нервной системе действуют несколько нейромедиаторов, одни из которых передают возбуждение, другие его тормозят, оказалась сломленной под натиском новых фактов». (П.К.Климов, 1986). К числу подобных новых фактов относятся данные о том, что адренэргические и холинэргические межнейронные связи в ткани мозга составляют не более 15% всех синапсов (Nicoll, 1976, Snyder at al., 1976). Установлено, что нейротрансмиттерные функции, кроме классических нейромедиаторов — ацетилхолина и норадреналина, могут выполнять и другие соединения, такие как аденозинтрифосфатная кислота (АТФ), серотонин, гистамин, дофамин (в симпатических узлах млекопитающих), пептид субстанция Р (в сенсорных нервных волокнах) (Ноздрачев, 1983). Предполагается, что и некоторые другие пептиды могут выступать в качестве нейротрансмиттеров в межнейрональных связях. И. П. Ашмарин (1982) полагает, что значительная часть известных нейропептидов (бомбезин, холецистокинин, вазоактивный кишечный пептид, нейротензин, энкефалины, субстанция Р, тимозин и др.) могут быть нейротрансмиттерами, так как отвечают всем требованиям, предъявляемым к таковым. Так, энкефалины обнаружены в аксонах и нервных окончаниях со многими разветвленностями, имеющими соприкосновение с сетью терминалей нейронов, содержащих адреналин, дофамин, серотонин (Snyder, 1979). Места локализации энкефалиновых терминалей нейронов совпадают с местонахождением опиатных рецепторов. Волокна, содержащие энкефалин, есть в таламусе, бледном шаре, полосатом теле, также содержат энкефалиновые нервы хвостатое ядро, миндалевидный комплекс, особенно его центральное ядро, меньше таких волокон в коре и гипофизе. Нейропептиды, выполняющие функции нейротрансмиттеров, по нейрональным отросткам доходят до клеток-мишеней в мозге, выделяются в синаптическую щель, где и связываются с постсинаптической мембраной клетки-мишени. Пептиды в этом случае могут выполнять роль нейротрансмиттеров для относительно медленной передачи сигналов в центральной нервной системе. Не исключается также возможность того, что в синаптической щели они могут действовать на пре- или постсинаптические рецепторы с тем, чтобы модулировать состояние активности или торможения для облегчения или подавления синаптической передачи в интернейрональной связи (Stewart, Channabasavaian, 1979). Установлено участие в интернейрональной связи вазоактивного кишечного пептида, нейротензина, субстанции Р, октапептида холецистокинина (CCK8), гастрина, тиролиберина, люлиберина и др.

В настоящее время еще мало получено информации о нейротрансмиттерном использовании регуляторных пептидов на уровне мозга, в центральной нервной системе. Значительно больше литературных данных о функционировании их в качестве нейротрансмиттеров в автономной (периферической) нервной системе. Тем не менее, предположения о нейромедиаторной функции некоторых пептидов в мозге имеют фактическое обоснование.

Пептиды, секретируемые клетками мозга, могут также функционировать как гормоны в пределах мозга при выделении их в кровеносное русло. Так, например, известно, что пептиды гипофиза тиролиберин и люлиберин, которые могут выступать и в роли нейротрансмиттеров (при передаче регуляторного сигнала клеткам срединного возвышения гипоталамуса), преимущественно функционируют как гормоны, достигая с кровотоком эндокринных клеток гипофиза.

В мозге наиболее богаты пептидами нейроны гипоталамуса, миндалевидного комплекса и подкорковых ганглиев. Между этими структурами мозга существуют и нейрональные и эндокринные связи, которые крайне важны как для функционирования самого мозга, так и в определении состояния висцеральных органов (Баклаваджян, 1969, Черкес, 1969, Ажипа, 1979, Баранова, 1979, Константинова, 1979, С.С. Мусящикова и В.Н.Черниговский, 1973).

На уровне мозга межнейронные контакты могут также осуществляться паракринным путем, через открытые межклеточные синапсы. Так, диффузия пептидов по межклеточным пространствам обнаружена в таких структурах мозга как базальные ганглии, новая кора, III желудочек (Krisch, Leenhardt, 1980). Передача информации от нейрона к нейрону при этом также может происходить с помощью широко распространенных в ткани мозга разнообразных пептидов. При паракринном взаимодействии различные виды секреторных клеток могут выделять в околоклеточную щель свои секреты — биологически активные вещества, т. е. создается при этих условиях своего рода открытый широкий синапс, который обеспечивает одновременное присутствие нескольких видов регуляторных сигналов. Естественно, что подобный открытый синапс не является жестко фиксированным по составляющим структурным компонентам, и как следствие этого выступает разнообразие физиологических процессов, развивающихся в различных тканях и даже в .пределах одной и той же ткани. В то же время межнейронные синапсы имеют жесткие анатомические пути, передающие и принимающие звенья регуляторной информации, передаваемой с помощью определенных нейротрансмиттеров, и как следствие этого — развиваемые ими более или менее однозначные физиологические эффекты. Механизмы действия гуморально-эндокринных регуляторов, транспортируемых через кровоток, и соответственно вызываемые ими физиологические эффекты, очевидно, занимают промежуточное положение между весьма разнообразными по виду и варьирующими по месту и времени развития физиологическими эффектами, развивающимися вследствие регуляции через местно-тканевые открытые межклеточные синапсы, и достаточно жестко закрепленными по времени и месту реализации, по путям передачи, по характеру физиологического эффекта нейромедиаторными регуляторными сигналами.

Биологически активные соединения, выделившиеся в околоклеточную синаптическую щель, могут вступать в непосредственную связь с рецепторами клеток, ограничивающих околоклеточное пространство, или могут вступать во взаимодействия с другими биологически активными соединениями, находящимися в околоклеточном пространстве, следствием чего может быть видоизменение регуляторного сигнала, его ослабление, усиление или нейтрализация.

Общеизвестно широкое распространение в тканях системы пищеварения клеток, содержащих регуляторные пептиды. Содержание таких пептид-секретирующих или пептид-содержащих клеток в других тканях исследовано в меньшей мере.

В слизистой оболочке кишечника в основе крипт и ворсинок обнаружены клетки, которые названы энтеро-хромафинными (ЕС), содержащие серотонин и пептиды (субстанцию Р, энкефалины, мотилин). Среди ЕС клеток выделяют ЕС1-клетки, содержащие серотонин и субстанцию Р, находятся они в кишечнике и поджелудочной железе, ЕСа-клетки, содержащие серотонин и мотилин, находятся в слизистой толстого кишечника и в поджелудочной железе, ЕС2-клетки, содержащие серотонин, обнаружены они в эпителии слизистой желудка и тонкого кишечника (Grobe U., Forssman W.G., 1979).

В слизистой же желудка, тонкого кишечника, поджелудочной железы находятся Д-клетки, содержащие соматостатин, мет-5-энкефалин, гастрин, в других клетках, которые называют Дг или Н-клетки, обнаружен ВИП, эти клетки встречаются в кишечнике, желудке и поджелудоч­ной железе. А-клетки поджелудочной железы, кишечника и желудка содержат целый ряд пептидов: глюкагон, глисентин, холецистокинин-панкреозимин, а также, возмож­но, эндорфины. S-клетки кишечника содержат секретин, дофамин и холецистокинин. В К-клетках тонкого кишечника присутствует желудочный тормозной пептид. Только нейротензин обнаружен в N (1)-клетках слизистой желудка, двенадцатиперстной кишки и кишечника. Р-клетки желудка, тонкого кишечника и, возможно, поджелудочной железы секретируют бомбезин, а РР(Ф)-клетки тонкого кишечника, желудка и поджелудочной железы хранят панкреатический полипептид и мет5-энкефалин.

Из приведенной информации следует, что, по меньшей мере, 17 пептидов находятся (секретируются или хранятся) в клетках тканей системы пищеварения.

Пептиды, содержащиеся в клетках тканей пищеварительной системы, возможно, реализуют регуляторное действие в пределах той ткани, в клетках которой они находятся, всеми тремя способами, нейромедиаторным, эндокринным и паракринным (местно-тканевым). Местные тканевые физиологические эффекты перечисленных выше регуляторных соединений описаны в соответствующей литературе (В.Т. Ивашкин, 1981, П.К.Климов, 1983, 1986).







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.29.190 (0.021 с.)