Глава 8 НЕ ВСЕ ЛИСЕ МАСЛЕНИЦА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 8 НЕ ВСЕ ЛИСЕ МАСЛЕНИЦА



За женщиной остается последнее слово в любом споре. Всякое слово, сказанное мужчиной после этого, является началом нового спора.

Из протокола допроса Синей Бороды

Ну, наконец-то не чье-то платье, а мое, личное!

— Как тебе?

Пальцы погладили изумрудный шелк, обтягивающий тело.

— Отлично! Спасибо, Ангела! — улыбнулась я и, повиснув у портнихи на шее, поцеловала в щеку. — Мне безумно нравится.

Еще бы! Платье не отличалось шиком и богатством, зато великолепно сидело на моей фигуре, подчеркивая все достоинства и скрывая недостатки. А уж как удобно было сделана дырочка для хвоста, прямо под заниженной линией талии. И цвет тоже не подкачал — темно-зеленый, переливчатый. Глубокий вырез и рукава три четверти отделаны золотистыми осенними листочками из тафты. Остальным украшением служили рыжие волосы, ниспадающие на полуобнаженные плечи, и мой хвост.

Правда, на шею так и просилась какая-нибудь побрякушка или хотя бы просто цепочка, но единственную приличную вещь у меня забрал Нелли. А попросить что-то взамен, даже на один вечер, у меня язык не повернулся. Я и так должна мальчишке за приют. С ним мне спокойнее. Он не позволит меня обидеть. Сильно. А уж нападки Рейвара я потерплю. Тут ведь главное — самой голову не потерять.

— Сейчас я тебе еще немного тут затяну. Вот, теперь смотри, какая талия тонюсенькая стала.

— Ага. Но может, я все-таки подышу?

Ангела чуть ослабила шнуровку, и я удовлетворенно вздохнула. Пусть талия не в рюмочку, зато мне уютно и удобно. Я и туфли себе по этому принципу выбрала. Зачем каблуки, тонкие, как ножка бокала? Трех сантиметров, по-моему, вполне достаточно.

— Ну, где же Нелли? — волновалась я, чуть пританцовывая на месте.

Если быть честной, от волнения меня даже подташнивало. А вдруг сделаю что-то не то, или упаду, или платье мое не понравится, или я сама? Да и язык мой, как сегодня стало известно, — общий враг. Хотелось снять платье, залезть на кровать и зарыться в одеяло.

— А ну, не раскисай. Нелли — умный мальчик, он тебя не оставит. Давай я тебе лучше румяна наложу, а то ты бледненькая сегодня.

— Нет. Хватит с меня косметики. Ну, где же Нелли?!

Как по заказу в дверь постучали. Я, было, обрадовалась, но потом поняла, что мальчишка не станет стучаться, чай, не чужой.

Ангела, которую я просила помочь мне с этим приемом, зычно крикнула:

— Да входи уж! Ой…

Еще какое «ой». Они, конечно, похожи, но спутать отца с сыном невозможно. И дело не только в пресловутых ушах и юношеской фигуре Нейллина. Причина скорее в их энергетике. Если к Нелли хочется прислониться, чтобы получить поддержку и поддержать его самого, то при виде этого нелюдя появляется желание спрятаться ему за спину — все лучше, чем стоять лицом к лицу.

— Что ты тут забыл? — нахмурилась я. А то стоит, молча рассматривает меня с ленивым интересом, словно экскурсант в двадцатом зале Третьяковки.

— Тебя. Нейллин сопровождает свою тетку, графиню Маришат. А судя по твоей сегодняшней выходке, за тобой нужен глаз да глаз.

Я скривилась. Желание забраться в постель и никуда не ходить усилилось. Но подводить Нелли тоже не хотелось, а ведь он меня так просил поддержать его. Для юного наследника прием — тоже дело нелегкое.

Подходить к Рейвару очень не хотелось, но я это сделала. Хорошо хоть здесь не принято подавать даме руку при ходьбе. Разве что на ступеньках длинные платья требовали соблюдения этого правила. Прикасаться к Рейвару нежелательно. Мало мне панического страха, особенно без прикрытия Нелли и лисьей шкуры, так я еще и не знаю, как сама отреагирую на подобный контакт. Лучше на него не смотреть. Хватило и беглого взгляда, чтобы понять — присутствие Рейвара рядом будет смертельным для моей выдержки.

Он был одет в белое. Разве тут еще нужны какие-то объяснения?

— Если что-нибудь выкинешь — придушу, — бросил он уже перед выходом в большой зал. Я кивнула. Совершенно серьезно.

Ой, мамочка, сколько здесь народу! Я туда не пойду-у. Там люди в шикарных костюмах, блестят драгоценностями, дамы обмахиваются веерами, мужчины крутят усы и поглядывают на декольте своих собеседниц. Там начищенный паркет и одуряющий запах духов и вина. Там строгие оценивающие взгляды и надменность в позах. Косметика и кружева, прячущие истинные эмоции. Я же там буду как белая ворона! Точнее рыжая лиса на псарне.

— Может, ты меня отпустишь?

Только тут я поняла, что мертвой хваткой вцепилась в руку Рейвара, словно утопающий — в кусок пенопласта.

Эх, с Нелли мне было бы куда спокойней. Он мог меня подстраховать, а этот будет следить за каждой ошибкой. Только усугубляя дело. Так что надо побыстрее найти мальчика и отбить у этой курицы-гриль. Надеюсь, это позволительно. Не следят же здесь, кто с кем ходит?

— И чего ты так перепугалась? — испытующе посмотрел на меня Рейвар, затягивая назад, в небольшую комнатку перед лестницей. — Волкодавов дразнила, в обрыв прыгала, на здоровенного мужика со своими клыками полезла, а тут перепугалась.

— Тогда я рисковала собой, своей жизнью. А не честью. Тем более честью Нелли. Меня считают его гостьей. Я же никогда не была на таких мероприятиях, вдруг сделаю что не так. Каменный Грифон — совсем другое дело, там мне были все знакомы, а тут… Кто знает, понравлюсь ли я им.

— Ты хвиса, ты не можешь не нравиться.

— И поэтому все вокруг так стремятся меня прибить! — развела я руками. — Ну, спасибо! От большой любви, наверное. Просто Кармен себя чувствую!

— Прибить тебя хотят за излишне любопытный нос, — щелкнул Рейвар меня по вышеозначенному. — Веди себя естественно, тебе многое спишут как хвисе. Главное — никому не хами и постарайся удержаться от своих дурацких шуточек. Все поняла?

Я кивнула и выпустила свой хвост, который до этого терзала в руках. Это так успокаивает! Потом опомнилась и схватила Рейвара, намылившегося к гостям, за рукав:

— Последний вопрос можно?

— Совсем последний? — Ну и какого черта он так улыбается? У меня же коленки подкашиваются. Улыбающийся Рейвар, одетый в белое, — это для моих нервов чересчур.

— Нет, в данный момент. Как я выгляжу?

— Привычно наглой. Идем же, нам уже давно стоило появиться, это может вызвать подозрения.

— Чихать мне на подозрения. Сейчас начну громко жаловаться, что у тебя случился острый приступ несварения желудка, поэтому мы и задержались. И вообще, неужели так сложно ответить?

Меня окинули быстрым взглядом, задержавшимся на груди. Вырез платья хоть и был довольно глубок, но это эффектно скрывали лепестки полупрозрачной тафты, переливающейся зелено-золотыми искрами. Так что тут Рейвару не к чему придраться.

— Хорошо ты выглядишь. Когда только успела.

— Еще в Каменном Грифоне, — пожала я плечами. М-да, лучше бы Вареник молчал, теперь я заподозрила худшее: видимо, мое платье мало того, что отвратительное, так еще и сидит, как стринги на бегемоте.

— Ну и чего ты опять расстроилась?

— Да ничего. Из меня аристократка, как из индюка — перелетная птица. Сразу понятно, что бедная родственница, взявшаяся неизвестно откуда. Ладно, идем.

— А ну, стой, — схватил он меня за предплечье. — Действительно, это никуда не годится.

И пока я стояла, с удивлением наблюдая за действиями Рейвара, он вытащил из-под узкого воротника длинную цепочку с овальным кулоном. Подвеску полукровка убрал, а цепочку протянул мне. Красивая, не простого плетения, а крученая, звенья вроде мелкие, но в три ряда. Затем Рейвар расстался с одной из своих сережек. Даже нет, это больше напоминало клипсу, треугольную, размером с мой ноготь. Посередине оказался вставлен камень, вроде прозрачный, но в моих руках поменявший цвет на зеленый.

— Это притус. Он один стоит многих побрякушек. Надевай.

Сейчас я решила не возражать, хотя понимала, что цепочка мне слишком велика — бывшая сережка затерялась где-то в вырезе платья.

— Ну почему с тобой не бывает легко? — вздохнул Рейвар, доставая потерянную драгоценность.

От его прикосновения к груди по телу пошла дрожь, к щекам прилила кровь. А уж когда этот нелюдь начал что-то крутить с цепочкой, оборачивая ее вокруг моей шеи, притом едва ощутимо дотрагиваясь до горящей кожи… В общем, сволочь он нехорошая. Ведь прекрасно знает, как я к нему относилась, мне всегда казалось глупым прятать свой непраздный интерес.

Вот теперь получай мечту идиотки в непосредственной близости от себя.

Кулон же действительно пришелся очень кстати. На двойной цепочке он свисал чуть ниже яремной впадины, очень органично вписываясь в мой наряд и подчеркивая его скромность и особый шик простоты, которая так дорога мне в этих зеленых оковах.

— Теперь готова?

Я кивнула. Теперь — хоть в клетку со львами! Хотя… мне как хвисе львы предпочтительней!

 

А все оказалось не так страшно, как я предполагала. Хотя тут надо признать заслугу Рейвара, который по каким-то своим, глубоко непонятным причинам, опекал меня не хуже Нейллина. Сейчас рядом с Рейваром я испытывала то же чувство защищенности, что когда-то позволило мне довериться этому мужчине, привязаться к нему.

Мальчишку я видела лишь мельком. Его сопровождала тщедушная вешалка, окинувшая меня презрительным ненавидящим взглядом. Зато на Вареника она смотрела со знатным аппетитом. Я прямо пожалела бедняжку, жуткая у нее диета. На мои слезливые просьбы: «Ну, можно я ей хоть булочку дам? Жа-алко тетю!» — Рейвар закатил глаза и фыркнул.

Сам же Нелли только и успел, что тихо прошептать: «Извини», бросая зашуганные взгляды на отца. Видать, не все так просто.

Пока я чего не натворила и не совратила Нелли на очередную шалость, Рейвар ухватил меня за локоток и потащил подальше от злобной худосочной мегеры и мальчика. Можно было и посопротивляться, но мне и самой не хотелось находиться рядом с этой женщиной, руки которой похожи на куриные лапки. Как с такими руками можно жить? А как такими руками нянчить ребенка? Или ласкать мужчину?

Рейвар от подобных рассуждений чуть не поперхнулся и посоветовал мне прикрыть ротик, пока я не оповестила всех, какими руками кого стоит ласкать. Свои я в этот момент прятала за спиной, считая, что они тоже далеки от совершенства — пальчики у меня не короткие, но и не музыкальные, а ладошка вообще не по-женски широкая. И коготки: не смотри, что маленькие и невинно-розовые — располосовать морду или спину, в зависимости от обстоятельств, вполне смогут.

А вот у леди Даяниры ручки ладные, ладошки узкие, пальчики ровные, ноготки блестящие. Эх, и сама она очень красивая.

Я покосилась на Вареника, идущего рядом. И как он мог проворонить такую женщину? Она же мало того, что красива, так еще и добрая да умная. И такая теплая. Мужчины все же круглые дураки.

Мы еще немного потолкались в зале, попивая какой-то напиток из высоких бокалов. Рейвар то и дело останавливался рядом с кем-нибудь, беседовал, но было заметно, что он здесь такой же чужак, как и я. Только у него были изысканные манеры и какой-то шарм, чисто мужской, который проявился именно сейчас. Он даже улыбался. И иногда делал это так, что у меня сердце екало. Еще совсем недавно, живя в замке и лишь подозревая об истинной сущности этого мужчины, я бы многое отдала за такую улыбку, подаренную мне. Сейчас же она раздавалась всем дамам подряд. Я же чувствовала себя совершенно лишней. Зачем мне таскаться за Рейваром хвостом, наблюдая, как этот нелюдь действует на женщин? Да они от его сдержанности, соблазнительных улыбок и теплых глаз чуть ли не штабелями укладывались!

Обидно. Просто обидно. Неужели я когда-то выглядела такой же дурочкой, не сводящей с Рейвара томных глаз?

— Леди Лисавета, вы совсем заскучали. Как ваш кавалер мог оставить такую милую спутницу без внимания?

Здоровенный черноволосый мужчина сграбастал мою ручку, смотрящуюся в его огромной ладони просто образцом изящества и миниатюрности, и поднес к своим губам.

— Добрый вечер, — сказала я, не найдя ничего лучшего.

— Виделись уже, — хохотнул он. — Должен признать, вы очаровательны в обеих ипостасях.

Я польщенно раскраснелась. Все же нечасто мне тут приятное говорят, обычно ругают, а то и обзовут как.

— И не напоминайте. Некрасиво получилось. Меня иногда заносит, особенно в звериной ипостаси.

Тут Рейвар распрощался с одной из мадемуазелек и повернулся к нам. Окинув медведеподобного купца пристальным взглядом патологоанатома, он сказал:

— О своей спутнице я позабочусь сам.

— Да уж вижу, как вы заботитесь, рэ’Адхиль. Кто вам вообще оборотня доверил? Разве нас можно держать на поводке?

— Нас? Вы — оборотень? — улыбнулась я. Это просто здорово — встретить настоящего оборотня, хоть кого-то, подобного такой недоделке, как я.

— Да, — кивнул он и пристально посмотрел на Рейвара. Потом перевел взгляд на меня и улыбнулся, показывая крепкие зубы: — А ты не поняла, маленькая лисичка?

— Вы мне показались похожим на медведя… а подумать у меня и времени не было.

— Ну, не медведь, а барг. Мамка моя как-то погуляла с одним заезжим моряком — с кем не бывает. Да ты не смущайся, мы, жители портового города Крайна, люди простые. Да и нелюди тоже.

— Я запомню. — Если в том городе такие жители, как этот чернобородый, можно рассмотреть это место в качестве приюта для одной хвисы.

Хотя о чем я? Однажды это закончится, и я вернусь домой. Вот только сегодня эта мысль не принесла радости. За несколько дней я перестала быть всеми гонимой хвисой, обрела хоть какое-то подобие постоянства, защиты и друзей.

Эх, жаль, Рейвар так и не позволил отослать весточку Файте и циркачам.

— Позвольте представиться очаровательной леди, — меж тем слегка поклонился оборотень. — Арентий Малки, но друзья обычно зовут меня просто Малки-барг. Буду рад услышать это имя и из уст такой прелестной особы.

— А вы льстец, Малки-барг, — разулыбалась я.

— Ни в коей мере! Мой бездельник рассказал, какой дым коромыслом ты подняла, давненько я так не смеялся. Это ж надо было такое учинить с этими малолетними шалопаями!

— Я старалась… ой, то есть мне очень стыдно!

— Верю, — рассмеялся здоровяк.

— Господин Арентий, у вас какое-то конкретное дело? — зло посмотрел на мужчину Рейвар.

— Конечно! Мой сын намеревался пригласить леди Лисавету на танец, но вы, рэ’Адхиль, так активно отпугиваете всех, кто желает уделить диковинной гостье внимание, что это показалось Питину практически невозможным. Молодой он еще. Но парень хороший, не сомневайтесь, леди. Я его и ремнем учил и работой. А уж мать его и на репетиторах настаивала. Так что он парень обходительный, можете не беспокоиться.

— Какие беспокойства, с Питином-то я уже знакома. Чудесный юноша, — улыбнулась я, благодарная этому человеку за то, что вытянул меня из глухой покорности случаю и воле Рейвара. Ну а этот ушастый еще поплатится — надо же было так ловко воспользоваться моими страхами.

Он еще, оказывается, и мстительный!

— Буду рада принять его предложение, если он все же осуществит свои намерения и отважится пригласить меня. — Тут я вспомнила об одной значительной помехе. — Конечно, если мой спутник соизволит не гавкать, — чуть слышно добавила я, скосив глаза на Рейвара. Надеюсь, его высочество Ушастость все расслышал.

Тот смерил меня убийственным взглядом и процедил:

— Ну, пусть попробует.

Питин, высокий худющий парень лет восемнадцати, заметив подмигивание отца, весь засиял. Оставив собеседников, он ринулся к нам, едва ли не сбивая всех на своем пути, неловко принося извинения и ошарашивая гостей счастливой улыбкой.

Как же это приятно, когда кто-то так желает твоего общества. Как хорошо быть нужной, а не зверьком на коротком поводке.

Юноша учтиво склонился, бросая на Рейвара настороженный взгляд.

— Рэ’Адхиль, позвольте вам представить моего сына, Питина. Леди Лисавете его уже представил молодой наследник маркграфа.

— Я помню, — глухо отозвался Вареник. — Кажется, именно этот юноша изображал из себя милую лошадку.

Питин покраснел, что выглядело до того мило, что я не удержалась.

— Да, лошадка действительно была очень славной, — улыбнулась я юноше. — И вообще мы неплохо развлекались… пока кое-кто не появился.

— Этому кое-кому кое-кто рыжий обещал вести себя прилично, — огрызнулся Рейвар.

— У кое-кого ушастого вообще совести нету, и ничего, живет! — завелась я.

— Зато есть разум, позволяющий не собирать на свой хвост все неприятности в округе. И не искать приключения на эти самые уши, — сверкнул глазами Рейвар, широко раздувая ноздри и кипятясь, словно чайник.

Мы уже начали привлекать ненужное внимание, люди с интересом оборачивались на наш маленький скандальчик, вспыхнувший на пустом месте. Сидя в комнате без свидетелей, мы можем нормально разговаривать, болезненно и изящно кидаясь шпильками. А сейчас завелись так, что дым коромыслом. Никогда не видела Рейвара в таком откровенно неспокойном состоянии. Может, у него того… весеннее обострение?

Но, судя по красным отсветам в карих глазах, скорее кровожадность проснулась. Хотя раньше я не замечала, чтобы по ночам он выл на луну или с большим аппетитом косился на мою шею, все больше в вырез платья заглядывал. А ведь во время моего пребывания в Каменном Грифоне мы с ним частенько засиживались глубоко за полночь.

Хотя… с ним ли?

— Да вы, господин Рейваринесиан, их себе уже нашли, — рассмеялся Малки-барг, посматривая на меня. — Питин, а ты чего замолчал?

— Э-э… Леди Лисавета, можно вас пригласить на танец? — опять покраснел юноша.

Я чуть насмешливо скосила глаза на стоящего рядом мужчину.

Крепко сцепив челюсть, так что и крокодил удавился бы от зависти, Рейвар кивнул.

Разрешение было получено, и нас с Питином унесло подальше от этого строгого дяди с хищными карими глазами.

 

Она положила руку на локоть этого мальчишки и послушно пошла за ним. А Рейвар едва не взвыл, как сторожевой пес, у которого из-под носа увели сладкую косточку.

— Только не срывайте злость на моем сыне, — насмешливо и в то же время серьезно посмотрел на него оборотень. — Вы сами не смогли ее удержать.

Еще раз поклонившись, барг пошел прочь.

Рейвар же совладал с первым яростным порывом немедленно вернуть себе рыжую прохвостку и поднялся на одну из галерей, с трех сторон обрамлявших большой зал для танцев. Отсюда как нельзя лучше видна яркая макушка сбежавшей девчонки, кружащей в танце со своим юным кавалером.

Ему такой искренней счастливой улыбки, которой она сейчас попусту разбрасывалась, давно не доставалось.

А ведь сегодняшний вечер обещал принести такие щедрые плоды!

Для начала удалось отвоевать у Нейллина его очаровательную рыжую подружку, которую тот упрямо желал вести на бал. Рейвару даже пришлось выдвинуть мальчишке ультиматум — или Нейллин идет со своей теткой, или Лисавета останется запертой в комнате. А перед этим пришлось пережить фырканье Маришат, не питавшей особого желания появляться на приеме с мальчишкой — она метила на место рядом с его отцом, что не устраивало Рейвара. У него были собственные планы на сегодняшний вечер и, как он надеялся, ночь.

Но это все стоило того. Смущенная, чуть испуганная Лиска — это такая редкость! Вот только ее покорность и мрачность Рейвару совсем не пришлись по вкусу. Все же эту женщину он ценил за иное.

Она ему нравилась такая — танцующая бранль, веселая, улыбающаяся, с забавным рыжим хвостом. А с недавних пор это чудесное существо, радующее окружающих своим неподдельным весельем и блеском зеленых глаз, словно выцвело. Замкнутая, грустная, зашуганная. Признаться, это немало удивило Рейвара, привыкшего видеть Лиску совсем другой, причем в любых обстоятельствах.

Хвиса, как всегда, взмахом рыжего хвоста разрушила его планы. Рейвар ожидал, что в толпе незнакомых, чужих людей она проникнется к нему доверием, а вместо этого получил притихшего зверька, который совершенно не торопился искать у него поддержки. Лиска даже не думала проявлять хоть какие-то признаки ревности, когда он нарочито флиртовал со всеми этими разряженными девицами. Словно он ей безразличен, хотя Рейвар знал, что это не так.

Она ведь по-прежнему реагирует на его прикосновения, все так же заливаясь румянцем, не в силах сдержать участившееся дыхание. Правда, взгляд становится затравленно-больным. Но если она до сих пор неравнодушна к нему, значит, не все потеряно, верно?

— Ну, наконец-то! Я уже совсем утратил надежду выудить тебя из залы, — усмехнулся его друг Хельвин, осторожно подкравшись сзади. Рейвар почувствовал его, но реагировать не стал, хотя в первую секунду, еще до момента узнавания своего заместителя, напрягся и незаметно для всех скользнул пальцами к кинжалу, скрытому под одеждой.

— Я был немного занят.

— Да уж понял. Кружил головы местным барышням. Да от Лисаветы всех отпугивал. Что ж ты так недосмотрел? — кивнул Хельвин на танцующую в кругу девчонку.

— Пусть развлекается, — ухмыльнулся Рейвар. — Пока глупости не делает.

— Лиса мне не кажется способной на глупости. На пакости и хулиганство — может быть, но, по моему наблюдению, это довольно здравомыслящая девица. Особенно на фоне некоторых пустоголовых девчонок ее возраста.

— Мы сейчас точно об одной хвисе говорим?

— Вот и я смотрю на тебя и думаю об этом. Не забывай, сколько дней я наблюдал за ней. И ничего ужасного не заметил. Как большинство хвис, она довольно легкомысленна, но не глупа. Правда, чересчур доверчива, сразу видно, что до тебя ее никто не трогал. — Увидев, как Рейвар приподнял бровь, его друг пояснил: — Ребята мне рассказали, какую охоту ты на нее вел. И не надо так угрожающе смотреть. Они просто сопоставили разговоры внутри моей группы со своими представлениями о хвостатой и пришли выяснить, что я знаю по этому поводу. Представь мое удивление от подобных вопросов! Мы ничуть не сомневались в Лисавете. У них с Нелли такие теплые отношения. Да и колечко твое у нее на шее болталось, кому попало ты бы его не дал. Ребятам она вообще сразу понравилась, не чета твоим обычным девкам. Мягонькая, ласковая, а если кого отвадить от подсматривания надо — быстро дубиной отходит!

— Ты меня искал, чтобы поговорить о хвисе, или есть какие сведения поважнее? — наконец не выдержал Рейвар.

— Тебя сразу всем обрадовать или ты хочешь еще немного повеселиться?

— Выкладывай. Все равно планы на сегодня уже порушены.

— Того, второго, мы так и не нашли, — тряхнул головой Хельвин. — Даже с заклинаниями поиска.

— Этого следовало ожидать. Что-то еще?

— Похоже, мы выяснили, кто передавал информацию из замка. И это не Лиска.

Ему бы стоило встретить это заявление со спокойным лицом, но вздох облегчения сдержать не удалось. Хельвин чуть заметно дернул уголком губ, не желая ставить своего друга и командира в еще более неловкое положение.

— Что же касается нее… Мы вообще ничего не нашли. Появилась словно из ниоткуда. Никто нигде ее до этого не видел. Ты можешь считаться первым.

— Это все?

— А тебе не хватило? Мне не жалко — добавлю! На границу стягиваются войска. По нашим сведениям, нападение планируется через два дня после окончания ярмарки. Дают чужакам убраться. Добренькие какие.

— Графствам невыгодно отпугивать торговцев своими разборками.

— Распоряжения?

— Моих ребят оставь в столице, надо сохранить иллюзию неподготовленности. Всех остальных стягивай к границам. Через три дня они должны быть готовы к небольшой вылазке.

— А регулярная армия?

— Я переговорю с их главнокомандующим, пусть начинает готовиться. Но их пока не трогаем, будут только под ногами мешаться. Мне нужен один, мощный удар, желательно без жертв с нашей стороны. Все понятно?

— Ага, — ухмыльнулся друг, глаза которого уже загорелись в предвкушении.

— Что касается доносчика… Он знает, что его вычислили?

— Надеюсь, нет, иначе грош нам цена.

— Проследите за ним. И при первой попытке сдать информацию задерживайте. Желательно со вторым лицом.

— А что будем делать с напарником Лискиной жертвы?

— Ищите. Достаньте хоть из пустыни. Я хочу знать имя заказчика. И еще одно: отработайте-ка эту сушеную воблу.

— Кого? — округлил глаза Хельвин.

— Графиню Маришат. От Лиски дурных слов нахватался.

— Ну, эта может! Она как приложит. Хорошая девочка. Ты все же подумай, возможно, пора освободить Елну от статуса лэй’тэри. Ей бы внуков воспитывать, а не нас, охламонов великовозрастных!

— Ты на что намекаешь? — зло сощурился Рейвар, и без того поняв, куда клонит друг.

— На то, что тебе жениться пора!

— Хельвин, давай раз и навсегда закроем тему? Ты и сам прекрасно знаешь мое положение. — Он оперся руками о холодный мрамор, пустым взглядом скользя по танцующим парам. — Еще раз перенести все то, на что пришлось пойти ради спасения жизни Нейллина, я не хочу. Как и обрекать любимую женщину на бездетность. Жениться же только ради лэй’тэри… это очень жестоко.

— А оставлять нас без нее — это очень по-доброму, да? Ну, подумай, Рейвар, что с тобой было бы, если бы не Елна? И что было бы со всеми нами, если бы не она. Да и тебе жена не помешает. Остепенишься, перестанешь пугать благородные семейства с подрастающими дочерьми своей остроухой персоной.

— Да чего ты-то к моим ушам прицепился? И вообще, я сам разберусь.

— Разбирайся. Только помни — хвису твой братец примет куда спокойнее, чем человеческую невестку.

Но Рейвар привычно пропустил это мимо ушей.

И чего они все к ним цепляются? Нормальные уши. Наследство деда, вампира. К сожалению, не единственное. Кровь по отцовской линии вообще говорила в нем довольно уверенно, что в его положении было скорее недостатком.

Он вспомнил, как из-за этих самых ушей Лиска поначалу приняла его за эльфа, и улыбнулся. Более глупого предположения он в жизни не слышал. В нем даже капли эльфийской крови нет. И не надо. Кое-что от этих блондинистых неженок есть у Лизина, но гены сказались лишь на его внешности, но никак не на магических способностях и силе. И вообще, полукровки у эльфов редкость. Это и последний деревенский увалень знает.

И только рыжая хвиса, похоже, не имеет об этом никакого понятия!

И как такое возможно? Где ее растили, в полной глуши? Да еще, судя по всему, люди воспитывали.

— Пойду вытаскивать это чудо рыжее. А то совсем молодежь развратит, — вздохнул он.

— Хе-хе, лучше бы тебя совратила, да?

 

В нашу сторону, словно айсберг в океане, двигался Рейвар.

Довольно высокий, широкоплечий, облаченный в безупречно белое… Но не это заставляло людей и нелюдей расступаться перед ним. Я склонна сваливать столь яркий эффект на откровенно хищническое выражение лица полукровки. С таким наглым, самоуверенным пофигизмом гуляет по саванне лев.

Ну, или бабуин.

Я скользнула языком по пересохшим губам, тянущимся в издевательской улыбке, и тут же отвернулась, дабы не смущаться и хоть немного успокоиться.

— Какой мужчина! — восхищенно выдохнула Дэниз, дочка одного из местных.

— Нравится? Забирай! Тебе ленточкой его повязать?

Девочка непонимающе хлопнула длинными ресничками, а я нервно дернула хвостом.

— Веселого вечера, господа, прекрасные леди, — согнулся Рейвар в легком поклоне. Его пальцы едва ощутимо пробежали по моей спине, рождая внутреннюю дрожь. — Позвольте, я украду у вашего милого общества свою даму.

— Мы не вправе отказывать леди Лисавете в ее желаниях.

Это Питин набрался достаточно храбрости. С ним мы танцевали бранль, и именно он позвал меня сюда, подальше от холодного полукровки. Так что, по их правилам, парень в какой-то степени ответственен за меня и должен вернуть Рейвару целой и невредимой. Чужая дама — это не носовой платок, который после использования можно не отдавать. Не правила, а договоры аренды просто. Куда я попала и где мои тапочки?!

Интересно, а что Вареник сделает, если я не захочу с ним пойти?

Но узнать мне так и не дали. Видно, уловив ехидство, он склонился к моему нестандартному уху и выдохнул одно-единственное слово. И я не берусь сказать, от чего именно у меня ослабли колени — от интонации, от теплого дыхания или от значения короткого: «Проголодалась?»

Дважды спрашивать меня не пришлось.

Оказывается, я такая продажная! Помани меня косточкой — прибегу.

— Куда мы идем? — дернула я Рейвара за рукав.

— Скоро гостей пригласят к столу, я не хочу искать тебя в начавшейся суете. Нейллин проинструктировал, как молодой аристократке следует вести себя за столом? А то у тебя глаза такие голодные, я начинаю опасаться худшего.

— Будешь вредничать, покусаю тебя вместо ножки ягненка, — пригрозила я.

В ответ Рейвар улыбнулся, заставляя глаза окружающих дам вспыхнуть порочным светом, и обнял меня одной рукой за талию. По их дурацким правилам, такая фамильярность между мужчиной и женщиной, пришедшими вместе, считалась нормальной. Во всяком случае, обнимающихся парочек я сегодня перевидала более чем достаточно. Так что и мне пришлось терпеть, мечтая повторить свой опыт покусания Варениковой задницы. Тем более что в белых брюках она, должно быть, выглядит очень аппетитно.

— Ладно, разберемся по ходу трапезы. Ты, главное, на еду сразу не налетай, а уж там следи за мной, и все пройдет гладко. Будь осторожна, я тебя очень прошу.

Я фыркнула. Нашел кому говорить — у меня ведь сначала хвост делает, а потом голова думает. Рейвар понимающе ухмыльнулся… и показалось ли мне, что на миг его уже привычно холодные глаза потеплели?

Эх, когда кажется, креститься надо!

Остальной путь до Нелли и его тощей спутницы мы проделали молча, лишь время от времени подозрительно переглядываясь. Графиня смотрела на меня недовольно и презрительно. Особенно ей не понравился глубокий вырез, слегка прикрытый полупрозрачной тканью, и почему-то рука Вареника, пристроившаяся на моей талии. Нет, мне это самой не по нутру (уж больно оно все заходится в жарких спазмах), но я вот так злобно глазами по этому поводу не сверкаю и зубами не скриплю. А могла бы!

Заметив друг друга, мы с Нелли радостно переглянулись. Но не успели и парой слов перекинуться, как эта жертва кефирно-селедочной диеты впилась взглядом в мое лицо и, внимательно следя за реакцией, сказала:

— Какой у вас миленький наряд, леди Лисавета. Чудесная ткань, дорогая. Уж я-то в этом разбираюсь, лет пять назад заказывала такую же на занавески в замок.

Если честно, я сперва обалдела. Ничего себе приласкала! Но уже через секунду побледневшие щеки обдала жаркая волна гнева.

Многого я не просила, просто одно платье, свое, личное. Не переделанное из чьего-то старого, пусть великолепно сохранившегося, но поношенного. Это платье сшито по моим меркам, на моих глазах. И точно не из занавески. Ткань действительно недешевая, просто графине цвет не подошел, она в нем дохлой курицей смотрелась бы. Ангела не решилась выкинуть отрез, на который впоследствии великолепно легло лекало платья.

Мое! Никому не дам портить!

— Ой, пять лет назад я еще такой мелкой была! — восторженно пролепетала я. — И как давно вы ведете хозяйство? Наверное, это непросто — десятилетиями присматривать за такими потрясающими местами.

Тетка открыла рот, но сказать ничего не смогла. Видно, я по больному ударила. Эта Маришат — женщина красивая, но возраст, вопреки всем ее стараниям и ухищрениям, очень заметен. Хотя, надо признаться, живи она в моем мире, имела бы большую популярность. У нас таких ядовитых и даже стервозных дамочек любят. Тут, видно, тоже.

А вот рядом с леди Даянирой она смотрелась бы сущим убожеством. И это меня радовало. Вареник в свое время был совершенно прав.

И словно в назидание себе, я представила Даяниру под руку с Рейваром. Темноволосые, статные, благородные, они были бы замечательной парой.

Так что, Лиска, тебе никакой вырез не поможет, хоть до пупа его делай.

Стоило мне отвлечься на нерадостные мысли, очнулась Маришат:

— Рэ’Адхиль, может быть, пригласите меня на танец?

— Не думаю, что в данный момент это уместно, графиня.

— Уместно, до моего распоряжения к столу все равно не позовут.

Это вешалка решила Вареника шантажировать, что ли? И чем, едой!

Хотя я бы не против вытолкать их. У меня уже желудок сводит от голода.

Вареник меж тем бросил на графиню такой взгляд, что та побелела, словно на ней не было слоя пудры. Но ему все равно пришлось с ней танцевать. Кивнув, он выпустил меня из своей хватки, напоследок проведя рукой по самым кончикам мягкой шерстки хвоста. Меня словно током ударило!

Проводив отца с теткой взглядом, Нелли подобрался поближе и заговорщицки склонился к моему острому уху:

— Лис, мне с тобой посоветоваться надо.

Это что-то новенькое. Обычно со мной не советуются, а обсуждают планы диверсий. А тут… да еще с такой миной серьезной. Прямо, даже страшно.

— Что случилось, Нелли? — заглянула я ему в лицо.

— В общем… Я все думал… Вот… Я решил поговорить с Рейваром.

— По поводу? — напряглась я. Одно это имя заставляет мой хвост метаться из стороны в сторону, а спину — покрываться мурашками. А уж про то, что внизу живота возникает довольно приятная жаркая тяжесть, вообще молчу.

— Пусть, наконец, признает меня сыном или чапает из графства. А то взялся неизвестно кто, неизвестно откуда и командует тут. Тебя вон до чего довел. Ведь ты не оставишь меня, правда?

— Нелли, но разве это умно? Может, отложить все до более удобного случая? Вот закончится это смутное время, тогда можно будет и вопросы компрометирующие задавать. Этот сухарь вполне может глазами сверкнуть, забрать своих полукровок и отправиться домой. Просто из вредности характера.

— Вот и пусть отправляется. Зачем мне такой отец? А, Лис? Это, конечно, просто — дождаться, когда он всех разгонит, когда я стану ему должен. Тогда мне по-любому придется считаться с ним. Не хочу потом, хочу сейчас, устал я.

— Мой мальчик, — дотронулась я до его щеки.

— Я уже давно не маленький! Я взрослый мужчина, — пылко заявил он, убирая мою руку от своего лица, но не отпуская. — Я не хочу быть трусом, который прикрылся другими в момент опасности. Спросить его позже может каждый. А я хочу сейчас. Лис, ну неужели я неправ?

— Ты прав. Просто мне все равно страшно за тебя. Будь, пожалуйста, осторожней в словах. Рейвар тоже не железный, доведешь его до бешенства, нам обоим несдобровать. На клочки порвет! — продолжала пугать я.

Если быть честной — мальчик меня приятно удивил. Отважный!

— Так ты будешь со мной? — искренне и светло улыбнулся Нелли, сжимая мою руку у своей груди. Ну, чистый ангел, если не знать его коварных мыслей. И все же умный, весь в папочку.

Который не нашел лучшего времени для своего возвращения.

— И куда ты зовешь эту вертихвостку?

Нелли удивленно икнул и сжал мою руку еще сильнее, так, что даже косточки захрустели. Все же кровь нелюдя в нем начинает сказываться.

Хотя я его понимаю — попасть под такой пристальный взгляд очень неприятно. Я даже ушки поприжала и хвост между складками юбки запрятала. Во избежание отрывания!

— Как куда? — зло фыркнула я. — Есть! Точнее сесть с нами за столом рядом.

Похоже, Рейвар мне нисколько не поверил. Ну и пусть, я уже к этому привыкла. Зато он довольно строго глянул на Маришат, потирающую запястье. Та ответила испуганным, непонимающим взглядом. Потом проморгалась и, обернувшись куда-то в сторону, кивнула.

Мужчина с посохом в руке громко стукнул им об пол и чинно поклонился гостям. Те навострились, словно голодные кошки у черного хода общественной столовой. Да уж, правильно меня Вареник выцепил, иначе затоптали бы!

Сделав маленькую рокировку, этот остроухий интриган посадил меня между собой и графиней, занимавшей место во главе стола рядом с Нелли. Садист! Мне же так кусок в горло не полезет.

Заметив, как я мнусь и нерадостно кошусь на эту грымзу, Рейвар чуть склонился к моему уху и прошептал:

— Пусть слюной изойдет, будет чем стрелы смазывать вместо яда.

Я хихикнула и удивленно покосилась на Вареника — умеет же нормальным быть, так чего выделывается?

Но еще большим шоком для меня стало его дальнейшее поведение. Вежливый, предупредительный, чуткий… Что-то я отвыкла от такого Рейвара. Настолько, что хвост опять начал искать убежище, чувствуя неприятности на то место, отку



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.021 с.)