А. Взаимоотношения терапевтических моделей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

А. Взаимоотношения терапевтических моделей



Поскольку невротические, психотические и психосоматические расстройства могут рассматриваться как сужение реальных от­ношений, то четыре формы переработки конфликтов становят­ся ведущей терапевтической линией. Мы различаем формы переработки конфликтов и реальных отношений, которые были гипертрофированы, высокодифференцированы и привели к резко выраженной односторонности, и формы, которые превра­тились в конфликтный потенциал, поскольку не существовало возможностей для их развития Иными словами человек забо­левает не только от того, что он пережил, но и от того, что он не смог пережить, если заложенные в нем способности не имели необходимых условий для развития Конфликтные диспозиции развиваются, накапливаясь в форме незаметных наслоений микротравм, которые соответствуют устоявшимся семейным и переработанным в семье общественным концепциям В соответ­ствии с этим мы изображаем четыре формы переработки кон­фликтов в виде двух равнозначных, или комплементарных, схем (рис 10)

деятельность

фаитаэия

контакты

Рис.10.

Четыре формы переработки кон­фликтов как проявление акценти­рования и сверхдифференциации

Четыре формы переработки кон­фликтов как отражение сфер, ос­тающихся в тени

Эта схема представляет типичную форму подверженности кон­фликтам, которая объяснима с точки зрения индивидуального развития при помощи четырех моделей для подражания и содер­жательно описывается в дифференциально-аналитическом опрос-нике (Peseschkian, 1977, S 70) Эти функциональные взаимоот­ношения моделей могут быть наглядно продемонстрированы на конкретном примере Бизнесмен 34 лет, который прежде всего стремился сохранить импозантность, после многолетних попыток

лечения у других психотерапевтов попал на прием ко мне. Он жач ловался на функциональные сердечные расстройства, повторяют щиеся боли в желудке и чувство страха, который был прежд^ всего страхом перед неудачей. До сих пор терапия затрагивала прежде всего психосоматическую переработку и связанную с про^ фессиональной деятельностью проблематику достижения. в1. русле представленной модели мы расширили терапевтический] спектр: на первом месте в проблематике находилась деятельность! как форма переработки конфликтов. Его жизнь, сколько он себя] помнил, строилась вокруг достижений. Идеальный образ, создан-1 ныи им для самого себя, определялся понятиями успеха, активно'] го, требовательного и бескомпромиссного бытия. Это нарцисси<| ческое желание неоспоримого совершенства шло рука об руку с| глубоким страхом оказаться несостоятельным При заполнении! опросника отрицательное значение в репертуаре его возможное-1 теи по переработке конфликтов имели сферы тела, контактов и| фантазий. Несмотря на то что это внесло большой вклад в дина" мику его конфликта, пациент этого не осознавал. Они как бы на-1 ходились на окраине его действительности и не представляли ин­тереса; они были недостаточно развиты и порождали в свою оче-| редь тревогу Это можно объяснить с точки зрения моделей для| подражания, которые описывают пережитые в детстве семейные | отношения. Они проявились как страхи и чувство утраты. Дости­жение было перенято в качестве направляющего стимула. В отно­шении проблематики достижения для пациента как бы произошло 1 слияние с образом его отца. Напротив, дефицитарные сферы'' стали оказывать влияние на потенциал потребностей пациента, который — подходя теологически — проявился в возникновении симптомов. Оба родителя больного были трудолюбивы и активны и внушили ему, что эмоциональное удовлетворение можно полу­чить только в активности и достижениях. Контакты семьи были значительно ограничены. Если они выходили за пределы семьи, то это были производственные контакты. Прочее общение было «глупой затеей» или избегалось вследствие опасений возможного соперничества При этом идеальным образом служило представ­ление о таком товарище, который мог бы бескорыстно помочь на­шему больному, если бы у него возникли сложности на работе или он вдруг не смог чего-то добиться. В то же время он критичес­ки относился к этому идеальному образу, поскольку все-таки та­кого не существовало, и прежде всего потому, что он боялся, будто в результате его привязанности к другим людям сможет по-страдать его независимость и бескомпромиссность

Достижение было нарциссически компенсаторно гипертро-фировано. Оно было той сферой, в которой пациент мог реали­зовывать свои желания и представления согласно с концепцией грандиозного Я. В отношении собственного организма, межлич­ностных контактов и фантазий, которые не соприкасались со сферой достижения, сформировалась при этом неудовлетворен­ная потребность В этих областях он был особенно уязвим.

Для своей защиты в воображении он создал себе грандиоз­ного друга, который никогда не смог бы его разочаровать и ко­торый — «как хороший отец» — смог бы вынести, если боль­ной оказался бы несостоятельным и слабым в своей деятельнос­ти В то же время эта фантазия отвергалась как нереалистич­ная, и он отказывался от усилий построить реальные устойчи­вые отношения. Наконец, никто уже не мог соответствовать его вымышленному идеалу и оправдать его ожиданий.

Из актуальных способностей на первом плане стоят дея­тельность, бережливость, аккуратность, пунктуальность и обязательность. Они обнаруживаются в концепциях, которые проявляются в его жизненном стиле, которые он называл свои­ми мотивами и в которых складывалось его восприятие.

Конфликтная ситуация может, таким образом, быть пред­ставлена так, как на рис. 11.

Формы переработки конфликта (гипертро­фированные сферы) 4 измерения иде (развитие Я и с концепций) валов оциа; льны х Формы перерабс конфликтов (нег режитые сферы) этки lie-
    Я             тело    
/\. ^^ l^^J деятельность \/^ ПРА МЫ С^ МЬ > I ты     /^ Фантазии п»\ будущее \^\ ^ контакта > ы
Преобладание деятель­ности (страх отказа) Актуальные способности я мать отец (Страх потери объекта)    
    трудолюбие/ деятельность ++ ++ ++        
    бережливость + + +        
    аккуратность + + +        
    пунктуальность +++ + +++        
    надежность + + +        
    контакты Актуальные спосс эбнос ти из ДАО        

 

Рис. 11 Возможная форма переработки конфликтов

Терапевтическая стратегия была направлена в первую очередь на неразвитые сферы, которые могли быть заново переработа­ны с точки зрения перевоспитания (расширение цели в отноше­нии к своему телу, межличностным контактам и воображению).

Параллельно с этим проводился анализ гипертрофирован­ных жизненных областей, причины чего были разъяснены па­циенту (Peseschkian, 1977, S.176-179).

Б. Сообщение для экспертов

/. Спонтанные сведения (комментарии)

«Последние 8 месяцев я постоянно плохо сплю, это связано чувством страха и желудочными расстройствами. Затем в тече­ние дня я страдаю головными болями. С тех пор как на пред»-' приятии произошла реорганизация, я стал сомневаться в том, что смогу соответствовать поставленным требованиям. Я дли­тельное время испытываю чувство, что уволен, и поэтому так волнуюсь, что чаще вступаю в конфликты с коллегами. От этих переживаний я сдаю гораздо быстрее, чем когда бы то ни было. И дома у меня тоже не все гладко. Прежде всего меня глубоко задело то, что мой сын остался на второй год. Мое сегодняшнее состояние приводит меня в отчаяние. Я чувствую себя неблаго-1 получно и тоскливо, мне кажется, что всё бессмысленно. Вслед-1 ствие этих расстройств я недавно посетил терапевта. Он мне по-;

советовал пройти курс психотерапевтического лечения» (Сооб-, щение пациента в первом интервью). |

2. Описание жизненного пути

а) Семейный анамнез: матери больного 62 года, секретарша, здоровье соответствует возрасту. Отец был столяром и умер два года назад в возрасте 62 лет. У него был апоплексический удар. Брак родителей был браком по расчету и с точки зрения паци­ента не был благополучен. Отец часто изменял матери и был абсолютным патриархом. У пациента есть два брата (на 4 и 3 года моложе его), отношения с ними сдержанные. Как стар­ший, он всегда был ответствен за младших братьев и служил им примером.

6) Физическое развитие: пре-, пери- и постнатальное развитие без особенностей. Ходить начал в 15 мес, говорить — в 20. Дет­ские болезни: корь, коклюш, паротит. В 29 лет операция (грыжа пищеводного отверстия диафрагмы). Три года назад появились желудочные расстройства. Лечения не проводилось.

в) Психическое развитие: пациент уже с раннего возраста был опрятным (точные данные о воспитании аккуратности не могут быть получены), однако в последующем какое-то время он страдал энурезом. Много времени ему уделяла бабушка. Мать он описывает как мягкую и решительную женщину («Она была настоящей брюзгой, все должно было быть в чистоте. Лучше было не приводить в дом много друзей, ведь они оставляют бес­порядок, а для матери это всегда было утомительным»). Воспи­тание, которое отражает первичную социальную среду пациен­та, характеризуется акцентированием вторичных способностей, при одновременной тенденции к наивным первичным способ-

ностям с их предрасположением к эмоциональной зависимости (ср.: Aktualfahigkeiten («Актуальные способности»), Ре-seschkian, 1974, S.49—104). Эти противоречивые тенденции, которые оказали сильное влияние на пациента как конфликт между личной автономностью и зависимостью, привели к кон­фликту и чувству вины, мотивация которых была частично вы­теснена. Отец был требовательным и часто бил его. Особо це­нил отец такие нормы поведения, как «успех», «усердие», «по­рядок», «бережливость», «справедливость» и «пунктуаль­ность». Со своими друзьями он был обычно уступчивым. В сек­суальной области пациент не был просвещен своими родителя- • ми. В своих сексуальных познаниях он был предоставлен само­му себе и информации друзей. Он рассказывает о стеснитель­ности по отношению к противоположному полу. Ситуация вос­питания: двойная привязанность. Это произошло в результате того, что родительская авторитарность усиливалась выражен­ной церковной ориентацией воспитания и впитывалась пациен­том как ограничивающее Сверх-Я. Он противостоял навязывае­мому матерью Я-идеалу (должен был стать учителем или свя­щенником).

г) Социальное развитие: 34-летний бизнесмен, диплом — про­мышленное хозяйство, женат 8 лет. Супруге 32 года, она слу­жащая, два сына (7 и 5 лет). Больной — евангелист, его же­на — католичка, дети — евангелисты. Уже в возрасте 5 лет па­циент пошел в школу. Он был хорошим учеником; посещал гимназию со специальным производственным образованием. Го­сударственный экзамен в 1982 г., с 1985 г. он работает на фирме своего дяди, достаточно быстро принял руководство фирмой. Он хотел бы получить другую профессию, однако отец и дядя этого не допустили. Три года назад фирма дяди была значительно преобразована, с тех пор дело пошло под гору. К тому же у больного стали часто возникать супружеские неурядицы (проблема времени, мировоззренческие разногласия и т.д.). Указаний на наследственную патологию нет.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.248.200 (0.038 с.)