Глава 15. Эвтаназия: право на достойную смерть или убийство?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 15. Эвтаназия: право на достойную смерть или убийство?



Эвтаназия (от лат. euthanazia (ей — хорошо и thanatos — смерть) — хорошая, "блаженная" смерть) — относительно безболезненная смерть, когда применение обезболивающих средств облегчает умирание при неизлечимых и мучитель­ных болезнях. Понятие эвтаназии в последнее время приме­няется и к прекращению существования новорожденных с явными физическими аномалиями (как не вспомнить обычай древних спартанцев сбрасывать со скалы хилых и больных младенцев!). Различают пассивную эвтаназию (уход за боль­ными в виде паллиативного лечения, не приводящего к выз­доровлению) и активную эвтаназию (безболезненное умерщ­вление больного по его просьбе и с согласия родственни­ков)1.

По проблеме эвтаназии общественное мнение раско­лото на два непримиримых лагеря. Одни напоминают о введенной в действие Гитлером программе "Эвтаназия" по умерщвлению умственно отсталых, психически боль­ных, парализованных (а затем и просто неарийцев) в га­зовых камерах или о серийном "убийце-гуманисте" Дже­ке Геворкяне из Калифорнии, другие — о мучительной смерти родных и близких, умолявших прекратить их стра­дания2.

Есть незримый религиозный, моральный, этический ру­беж, перейти который страшно... Священник Георгий Чистя­ков пишет: "Беда сегодняшней цивилизации заключается в том, что в большинстве случаев наши родные и друзья, а потом и мы сами умираем в больнице, в изоляции от реаль­ности, вдали от родных и друзей. В страшном одиночестве больницы. Сегодня человек умирает неуслышанным..."3 Ис-

1 См.: Рейчеле Дж. Активная и пассивная эвтаназия // Этическая мысль.
Научно-публицистические чтения. М., 1990.

2 См.: Миллард Д. У. Эвтаназия: дебаты в Британии // Социальная и
клиническая психиатрия. 1996. № 4.

3 Чистяков Г. Умирание или эвтаназия? // Русская мысль. 1998. 3—9 дек.
С. 19.


Глава 15. Эвтаназия

тинный гуманизм, по его мнению, — помочь человеку, пре­одолевая боль и страдания, "пережить огромный духовный рост" в последние дни своей жизни, преодолеть тот потолок, которым он, казалось, уже навсегда был ограничен: "Не дать человеку пережить это — недопустимо"1.

Признаться, нам понятнее логика испанского христиан­ского философа и антрополога Карлоса Вильверде:

"Человек страдает больше животных, потому что сознает свое страдание. Он страдает и знает, что страдает. Но, с дру­гой стороны, страдание усиливает неотъемлемое сознание собственного "Я". Телесное и тем более душевное страдание убеждает нас в том, что ни тело, ни душа не суть объекты, а также в том, что страдание затрагивает всего человека. Можно поделиться своей болью с другими, и это доставляет облегчение, как и всякое человеческое сочувствие, которое рождается в общении с другими. Но страдание имеет настолько личный характер, что убеждает нас: каждый должен жить, сознавая свою ответственность за собственную уникальность. В последнем счете каждый остается наедине с Бытием, то есть с Богом"2.

Здесь, по крайней мере, признается личныйхарактер страдания и осознание человеком ответственности за свою уникальность. К. Вильверде осуждает "западное отношение к смерти" как нарушению процесса наслаждения жизнью: "Теперь стараются не говорить о тяжести болезни или о смерти ни с больным, ни с его близкими, потому что в "сча­стливом мире" это неприятно". Безболезненная смерть и до­веденный до абсурдной банальности обряд погребения ста­новятся общепринятым стандартом, поставленным на ком­мерческий поток: "Все, к чему прикасается капитализм, он дегуманизирует и превращает в способ извлечения макси­мальной выгоды"3.

1 Схожие мысли высказывают и другие христианские мыслители: Ха-
ратсас С. Православие и биоэтика // Человек. 1994. № 2.

2 Вилъверде К. Философская антропология. Пер. с исп. Глава "Страдание
и смерть". М., 2000. С. 330.

:( Там же. С. 340—341.


446 Часть VI. Антропология права и современная цивилизация

Кыргызским врачам, живущим в обществе, далеко не достигшем стадии "наслаждения жизнью", проблема эвтана­зии видится под другим углом зрения:

"В условиях развития современной медицины еще сохра­няются, а также появляются новые заболевания, не излечи­мые в настоящее время (рак, саркома, СПИД и т. д.). Кроме того, уровень развития экономики государств не обеспечива­ет возможности полноценного лечения. Экономическое состо­яние семьи как ячейки общества также не дает возможности оплатить дорогостоящее лечение. Поэтому эвтаназия на се­годняшний день приобретает определенную актуальность.

Развитие эвтаназии связывается с: а) социально-эконо­мической проблемой. Как отмечалось выше, при отсутствии эффективных методов лечения, тяжелом экономическом со­стоянии населения эвтаназия могла бы разрешить эту про­блему (но, с другой стороны, может ли общество, пропове­дующее всеобщую гуманность, не дать права на жизнь даже обреченным?); б) моральной проблемой. Готовы ли врачи со­знательно умерщвлять неизлечимых больных, не вызовет ли снижения ответственности за тяжелобольных массовое увлечение этим? С другой стороны, не будет ли на них накладываться печать "палачей"? К этой моральной про­блеме причастны и родственники больного, которые согла­шаются на эвтаназию, чтобы снять обузу со своих плеч (т. е. уход за ним). Но какой смысл в продолжении жизни не­излечимо больных, уставших от боли, если они сами молят о смерти? Какой смысл в существовании детей-идиотов, из-за которых нет и никогда не будет нормальной жизни у их родителей?

Однако больных нужно лечить несмотря ни на что, если есть хоть один шанс из тысячи на спасение. С момента, когда эта надежда утрачена, со всей остротой встает вопрос о ми­лосердии в его высшем проявлении. И в этом случае им будет только эвтаназия. Врач, имеющий право принять жизнь, дол­жен иметь право и забрать ее у больного, который вправе сам решать вопрос о собственном существовании. При обна­ружении же неизлечимых заболеваний у новорожденных про­блему об эвтаназии должны решать родители. Что лучше:


 

Глава 15. Эвтаназия

тратить деньги, и немалые, на лечение, выхаживание неиз­лечимых больных, олигофренов или пустить их на лечение пациентов, у которых есть хоть один шанс выжить? Но, с другой стороны, это может выглядеть негуманно"1. Правовую оценку праву человека на осуществление эв­таназии, как зеркальному отражению его конституционного права на жизнь, дают Ю. А. Дмитриев и Е. В. Шленова:

"...в случае наступления потребности в эвтаназии, т. е. сознательном, добровольном, волевом уходе человека из жизни,основание для реализации конституционного права на охрану здоровья оказывается исчерпанным, поскольку данная цель (охрана здоровья) уже не может быть достиг­нута. Дальнейшее оказание больному медицинской помощи только усугубляет его страдания. Поэтому в данном случае используется более общая по кругу регулируемых ею отно­шений конституционная норма ст. 20, закрепляющая право на жизнь.

Это право предполагает возможность человека самостоятель­но распорядиться своей жизнью, в том числе добровольно при­нять решение о сроках и способах ухода из нее. Полагаем, что можно даже вести речь, что право на жизнь юридически за­крепляет и ее пределы, т. е. право на самоубийство.

Вместе с тем возникают ситуации, когда человек, решив­ший покончить счеты с жизнью, не в силах (физически и/или морально) сделать это самостоятельно, но активно желает на­ступления собственной смерти. Это — проблема эвтаназии. <...>

Биолого-медицинский аспект проблемы заключается преж­де всего в установлении категорий пациентов, по отношению к которым может рассматриваться возможность применения эв­таназии. Среди таковых можно отметить пациентов, биологи­ческая смерть которых неминуема и которые, умирая, испыты­вают тяжелые физические страдания. Вопрос о прерывании жизни больного, физические страдания которого преходящи и могут быть ликвидированы применением соответствующих ме­дицинских средств, вообще не должен рассматриваться. Другая категория больных — это больные, находящиеся в устойчивом

1 Мукашев М. Ш., Набиев В. В. Указ. соч. С. 113.


448 Часть VI. Антропология права и современная цивилизация

вегетативном состоянии. В таком контексте медицинская сторо­на вопроса заключается в проблеме определения степени тяже­сти заболевания, насколько оно неизлечимо; достижения такой стадии в процессе лечения, когда все возможные медицинские средства оказываются исчерпанными; установления необрати­мости устойчивого вегетативного состояния"1. Разработка процедурно-юридических вопросов, касаю­щихся эвтаназии, уже ведется российскими юристами2. С другой стороны, новая формулировка клятвы врача, внесен­ная 20 декабря 1999 г. в текст Основ законодательства Рос­сийской Федерации об охране здоровья граждан, содержит прямой запрет "никогда не прибегать к осуществлению эв­таназии". Ю. Дмитриев, критикующий эту законодательную поправку как неконституционный акт, нарушающий челове­ческое достоинство больного, пишет: "Очевидно, что вопрос

0 юридическом обосновании эвтаназии, как и любой другой
этический вопрос (запрещение или разрешение разводов, абор­
тов и т. п.), должен прежде всего решать сам гражданин, а
затем уже законодатель, как это принято в большинстве
цивилизованных стран мира"3.

Представляется, что задача современного законодателя состоит в том, чтобы учитывать изменения представлений о гуманизме: если раньше гуманизмом считалось поддержа­ние жизни человека любой ценой, даже ценой его страда­ний, то сейчас, видимо, имеет право на существование и понятие о гуманизме как об облегчении страданий неизле­чимо больного по его просьбе: вопрос в расширении преде­лов свободы выбора человека, особенно если он атеист4.

1 Дмитриев Ю. А., Шленова Е. В. Право человека в Российской Федера­
ции на осуществление эвтаназии // Государство и право. 2000. № 11. С. 53.

2 См., например: Ардашева Н. А. Эвтаназия как метод искусственного
прерывания жизни: Правовые условия ее применения // Вестник Рос­
сийской академии медицинских наук. 1996. № 2; Ковалев М. И. Право
на жизнь и на смерть // Государство и право. 1992. № 7.

3 Дмитриев Ю. А. Конституционное право человека в Российской Федера­
ции на осуществление эвтаназии // Право и политика. 2000. № 7. С. 130.

4 См.: Сибирский В. Право на легкую смерть // Литературная газета.
1989. № 33. 16 авг.; Рязанцев С. Танатология (учение о смерти). Гл. III. "Право
на легкую смерть". СПб., 1994.


 

Глава 15. Эвтаназия

В заключение, для того чтобы дать представление о движении законодателей в этом направлении, приведем ин­тересный документ, подготовленный Министерством иност­ранных дел Нидерландов: "Вопросы и ответы о нидерланд­ском законе "Проверка случаев окончания жизни по просьбе пациента и оказания помощи при самоубийстве" (законопроект рассмотрен Первой Палатой парламента 10 апреля 2001 г.)1. Считаем при этом, что осваивающие курс антропологии права имеют право на свободный доступ к такой информации. "Для чего нужен закон об эвтаназии?В Нидерландах под эвтаназией понимается окончание жиз­ни пациента при помощи врача по просьбе пациента. Нидер­ландские власти не закрывают глаза на факт применения эвтаназии. Вопрос о том, следует ли ограничить наказуемость эвтаназии, и если да, то как — уже почти тридцать лет яв­ляется предметом широкой политической и общественной дис­куссии.

Вследствие включения в Уголовный кодекс специального основания для исключения наказуемости врач, который осу­ществляет прекращение жизни по просьбе или оказывает помощь при самоубийстве, уже не подлежит наказанию, если им выполнены установленные законом требования должной тщательности и он уведомил о происшедшей неестественным путем смерти региональную комиссию по эвтаназии.

Главная цель такого подхода к решению существующих проблем — обеспечить максимальную осторожность и тща­тельность при совершении этого акта путем гласности и еди­нообразного контроля за действиями по окончанию жизни ме­дицинскими средствами.

Боли, потеря интереса к жизни и стремление умереть до­стойным образом - - главные мотивы пациентов, обращаю­щихся с просьбой об эвтаназии. Врачи как в Нидерландах, так и в других странах все чаще сталкиваются с вопросами принятия решений, связанных с окончанием жизни. Это свя­зано, в частности, со старением населения, с прогрессом

1 Текст передан судьей Европейского Суда по правам человека, из­бранной от Нидерландов, Вильгельминой Томассен, которой выражаем искреннюю благодарность.


450 Часть VI. Антропология права и современная цивилизация

медицинской технологии продления жизни и с увеличением доли смертности от рака. Под эвтаназией не следует пони­мать отказ от лечения в тех случаях, когда (последующее) лечение не имеет смысла. В этом случае врач в рамках нор­мальной медицинской практики прекращает лечение и пре­доставляет природе делать свое дело. Это же относится и к предписанию больному принимать болеутоляющие средства, побочным результатом чего является более быстрое наступ­ление смерти. В Нидерландах проблемы, связанные с опла­той лечения, не являются поводом для обращения с просьба­ми об эвтаназии. Благодаря системе социального страхова­ния каждому жителю Нидерландов обеспечено медицинское обслуживание.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.013 с.)