Воспитание, жизненный путь, предболезненное состояние



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Воспитание, жизненный путь, предболезненное состояние



Таблица 3

Предиспозиционные факторы развития заболевания при личностном комплексе «творческого высокомерия»

ПАРАМЕТР ВАРИАНТЫ Абсо­лютн. кол-во боль­ных М±т
Стиль воспитания «Избавителя» 25 0±7,8
Смешанный 6,0:5:4,3
«Преследователя» 69,0±83
Образование Неполное среднее 3,0±3,0
Среднее специальное 41,0±8,8
Незаконченное высшее 3,0±3,0
Высшее 53,0±8,9
Семейное положение Состоящие в первом браке 44,0±8,9
Холостые 25,0±7,8
Разведенные 18,0±7,0
Состоящие в повторном браке 13,0±5,9
Время появления признаков невротизма Детство 56,0±8,9
Зрелые годы 44,0±8,9
Соматическое заболевание 28,0±8,1
Личный конфликт 50,0±9,9
Производственный конфликт 22,0±7,4

 

Чаще всего больные этой группы воспитывались в довольно жестком стиле «преследователя» (по типу «Золушка», «ежовые рукавицы»). В детстве им то и дело напоминали, что они всем обязаны своим родителям и должны испытывать по отношению к ним чувство благодарности. Реже воспитание шло по типу «кумира семьи». В нескольких случаях имела место смена стиля воспитания с «кумира семьи» на «Золу­шку» после рождения второго ребенка. Практически во всех случаях больные данной группы довольно рано мечтали по тем или иным причинам уйти из семьи.

Учеба большинству больных давалась легко. Многие имели общественные нагрузки, занимались спортом, учились в музыкальной школе, посещали различные студии и кружки.Не исключено, что такая занятость объясняется особенностями личностного комплекса и является механизмом, компенсирующим недостаток в эмоциональных связях. Уровень образования у больных данной группы был достаточно высоким. Среди них были професси­ональные художники, педагоги школ и вузов, руко­водители подразделений различных организаций и предприятий. Стиль руководства у последних был авторитарным, а больные, причастные к искусству, плохо переносили критику. Лишь один больной не получил среднего образования, что было связано с войной. В профессиональной деятельности он дос­тиг высокого мастерства и работал бригадиром.

В брак больные данной группы вступали довольно рано (иногда основной причиной выступало желание уйти от родителей). Семейная жизнь складывалась не­благополучно. Поддержание относительного мира шло, как правило, за счет уступчивости партнеров по браку. У одних больных на момент лечения семейный конфликт был явным и входил в содержание болез­ненных переживаний, у других имелись серьезные пре­тензии к супругам, третьи были в разводе и неодно­кратно неудачно предпринимали попытки устроить свою личную жизнь, быстро разочаровываясь в новых избранниках.

Явления невротизма у большей половины больных возникли в раннем детстве. В основном это были дети из неблагополучных семей, получившие воспитание в стиле «преследователя» и испытавшие жестокое об­ращение. Основными формами невротических реак­ций являлись истерические реакции, реже – астеничес­кие с гиперстенической формой реагирования и исте­рической нюансировкой.

На этом фоне становление ведущего синдрома у этих больных протекало достаточно остро, и к психи­атру они попадали быстрее, чем больные предыдущей группы. Тем не менее и здесь больные длительно лечились до направления к психиатру (у невропатолога, уролога, отоларинголога и т.д.). Так, один больной начинал лечиться у окулиста с диагнозом «острый конъюнктивит» (в действительности это был ис­терический невроз). Заболевание прогрессировало, присоединялось стридорозное дыхание. С диагнозом «бронхиальная астма» в течение двух лет 6 раз прошел курс лечения в стационаре. Наконец, для купирования «приступов» стали применять наркотики, и с диаг­нозом «наркомания» бальной был направлен к пси­хиатру.

В качестве причины невроза больные чаще всего на­зывали лично-семейный конфликт, затем соматичес­кое заболевание и производственный конфликт. Ис­тинные же причины невроза ими не осознавались.

Таким образом, особенности воспитания опреде­ляют формирование минуса в позиции «ВЫ», что нарушает функционирование личности в микросоциосреде, вызывая фоновое эмоциональное напря­жение. Минус в позиции «ВЫ» означает готовность личности к конфликтам, которые с каждым разом возникают по все более ничтожным поводам. Проис­ходит стабилизация позиции, а затем появляется тен­денция к появлению минуса в позиции «ОНИ». Компенсаторными механизмами для данного комплекса являются различные формы агрессивности поведения, смена микросоциального окружения и т. д. Когда и эти механизмы не срабатывают, возникает невроти­ческая симптоматика.

Клиника и лечение

Таблица 4

Основные клинические характеристики, методы лечения и его результаты при личностном комплексе «творческого высокомерия»

ПАРАМЕТР ВАРИАНТЫ Абсолютн. кол-во боль­ных М±Ж
    Неврастения 22,0*7,4
Форма невроза Навязчивых состояний 28,0±8,1
    Истерический 50,0*9,0
    Астенический 9,0±5,2
Ведущий синдром Астенодепрессив-ный 9,0±5,2
Астеноипохондри-ческий 6,0±4Э
Обсессивно-фоби-ческий 28,0±8,1
Истерический 48,0±8,9
Методы лечения ПТ 22,0±7,4
пт+кпт 31,0±8,1
ПТ+КПТ+АР 31,0±8,1
ПТ+КПТ+АР+СТ 15,0±6,6
Непосред­ственный результат лечения Полное выздоровление 38,0±8,6
Значительное улучшение 34,0±8,5
Улучшение 22,0±7,4
Без перемен 6,0±4,3
Отдаленный результат лечения Полное выздоровление 63,0±8,7
Значительное улучшение 13,0±5,9
Улучшение 15,0±6,5
Без перемен 9,0±5,2

 

Чаще всего у больных данной группы отмечался ис­терический невроз. Во всех случаях он протекал на фоне выраженного конфликта. У одних больных он был в се­мье (с супругом, детьми, родителями и родственниками), у других – на производстве (увольнение с работы, угроза от­числения из института, перенос очереди на квартиру).

Вся истерическая симптоматика протекала на фоне тревоги, все претензии предъявлялись обстоятельствам и партнерам по общению. Симптоматика была крайне раз­нообразной, но чаще всего отмечались двигательные про­явления: блефароспазм, тики, истерические припадки (у одной больной они были настолько выражены, что требовали дифференцированной диагностики с опухолью), фарингоспазм, астазия-абазия, писчий спазм, истерическая икота, афония и др. Тревога, подавленность сочетались с легко возникающими приступами гнева. К истерической симптоматике на более поздних этапах присоединялись на­вязчивости.

При неврозе навязчивых состояний обращало на себя внимание содержание навязчивостей. Здесь чаще отмеча­лись социофобии. Это был страх потери сознания во вре­мя выступления, позыва к мочеиспусканию во время сви­дания с девушкой, агорафобия. Нозофобия наблюдалась редко. Кроме того, в структуре невроза навязчивых состо­яний были истерические компоненты (если не в период наблюдения, то в период становления симптоматики).

Неврастения возникала на фоне производственных конфликтов. Астенический синдром имел гиперстеническую форму. Для поведения больных было характер­но то, что раздражительность и гневливость несли в себе оттенок демонстративности. На отдаленных этапах, когда присоединялась субдепрессивная симптоматика, синдром молено было типировать как астенодепрессивный. Истерическая симптоматика тогда становилась менее выраженной. Иногда наблюдалась трансформа­ция астенического синдрома в астеноипохондрический, когда к астении присоединялись сенестопатии и навяз­чивые опасения нозофобического содержания.

Сексуальная проблема как основная в данной груп­пе указывалась относительно редко (шесть больных).

Суицидальное поведение отмечалось всего в четырех слу­чаях и носило характер демонстративно-шантажных вы­сказываний.

Личностный комплекс оказывал влияние на пове­дение больных в процессе лечения и подтверждал пред­варительную клинико-биографическую диагностику. В стационаре они осваивались обычно быстро и находи­ли себе определенный круг для более тесного общения. Довольно скоро становилась заметной претенциозность и конфликтность больных этой группы. Вначале это были конфликты с больными, медперсоналом, а потом, если не наступало улучшения, и с лечащим врачом. Довольно быстро они оставались в окружении тех, кто им безропотно подчинялся либо использовал их в своих интересах. Так, одна больная, высококвалифицирован­ный парикмахер, удерживала возле себя довольно широкий круг больных женщин, которым делала при­чески, хотя при этом язвительно критиковала их вкусы.

В занятия групповой психотерапией как при амбу­латорном, так и при стационарном лечении больные включались довольно активно. При этом можно было наблюдать два варианта поведения. При первом больные внимательно слушали всех членов группы и особенно врача. Вскоре они сами вступали в дискуссию, тут ста­новилось ясно, что больные пытались не столько усвоить информацию, сколько поймать врача на противоречии. При втором варианте больные внезапно становились настолько откровенными, рассказывая о своих пережи­ваниях (в том числе и интимных), что шокировали дру­гих членов группы. Они легко становились в оппози­цию при малейших ошибках в действии врача, превра­щаясь при этом в отрицательных лидеров и стараясь увес­ти группу от решения конкретных вопросов в сторону общих рассуждении. Для нейтрализации такого эффек­та здесь с успехом использовалась техника амортизации: врач моментально соглашался со всеми положения­ми, которые выдвигал больной, хвалил его в такой степе­ни, что похвала становилась абсурдом и вызывала у других членов группы ироничное отношение к больному.

Но когда у больного состояние улучшалось и качественное содержание позиции «ВЫ» начинало меняться, он из отрицательного лидера превращался в союзника психотерапевта. Высокая активность таких больных спо­собствовала эффективной работе группы: с их участием последняя в стационаре фактически работала в течение всего дня, а не только в специально отведенные часы. По­рой даже приходилось сдерживать инициативу бальных.

При индивидуальной работе больные во время бесе­ды старались как можно подробнее изложить свои жа­лобы, подчеркнуть их исключительность. К лечению требовали приступить немедленно. Обычно были на­целены на «сильный гипноз» или «хороший подбор медикаментов». Рассказывая о своих жизненных обсто­ятельствах, также подчеркивали их исключительность, своей микрогруппе давали отрицательную характеристи­ку («террариум», «мещане», «мафия» и т.п.). Считали себя жертвами конфликта и не видели в нем своей роли.

При перестройке позиции «ВЫ-» в позицию «ВЫ+» упор следовало делать на позицию «Я». Здесь было при­нято во внимание большое желание больных этой груп­пы управлять людьми, перевоспитывать их. Необходи­мо было не критиковать это стремление, а подчеркнуть, что управление людьми можно считать истинным толь­ко в том случае, если у партнера по общению возникает желание сделать то, что нужно тебе. В процессе работы с больным врач не критиковал его иррациональные идеи, а только старался помочь найти ему средства для их реализации. Это приводило к тому, что бальной сам отказывался от иррациональных компонентов своих идей.

В процессе лечения бальной овладевал техникой об­щения. Правильное общение приводило к тому, что партнеры больного начинали относиться к нему лучше, что позволяло ему в свою очередь увидеть положитель­ные качества своих близких. Таким образом происхо­дила замена минуса на плюс в позиции «ВЫ».

Для решения этой задачи применялся ряд такти­ческих приемов. Прежде всего больному надо было пока­зать связь симптоматики со стилем жизни, продемонстри­ровать ему, что при такой жизни, какую он вел, он должен был заболеть, стиль же поведения зависит от структуры личностного комплекса. Поэтому основной упор врач делал на личность больного, хотя последний старался свес­ти беседу к обсуждению симптомов. Беседа с данной кате­горией больных велась с использованием техники сокра­тического диалога и приемов когнитивной терапии. Раз­работка сценария поведения больного и психотравмирующей ситуации шла с использованием техники трансактного анализа. Если был невозможен непосредственный контакт с конфликтующей стороной, прибегали к пере­писке, что в ряде случаев, когда выражена эмоциональная патология, более целесообразно.

Непосредственный результат лечения в этой группе оказался достаточно высоким, как и в предыдущей груп­пе. Неэффективной терапия оказалась только у двух чело­век. Катамнестические наблюдения показали, что достиг­нутые позитивные результаты имели тенденцию к закреп­лению. Многие больные, посещавшие КРОСС после ос­новного лечения, отмечали, что занятия помогают им пра­вильно строить отношения в семье и на работе. Ухудше­ния состояния ни у кого из них не было.

После лечения два человека повысили свой соци­альный статус, получили повышение по службе, три получили возможность продолжить учебу в институте, хотя до этого ставился вопрос об их отчислении, одна больная защитила диссертацию и вышла замуж. Боль­шинство больных улучшили свои отношения в семье и на производстве.

Пример описан в «Алгоритме удачи».

 

4. «Я +, ВЫ-, ОНИ+, ТРУД+»(личностный комплекс «чистого высокомерия»)

Эти больные по характеру межличностных отно­шений напоминают больных с комплексом «творчес­кого высокомерия». Однако труд ими рассматривается как источник материальных благ. Отличием этой группы от двух предыдущих являласьопределенная асоциальность (если не в поступках, то в намерениях).

Жизненная траектория больных данной группы напоминала таковую больных группы «творческого высокомерия», но происходило здесь все на более низком эмоциональном уровне. Компенсаторными механизмами яв­лялись склонность к накопительству, сомнительный в моральном плане образ жизни, иногда гиперсексуаль­ность. Отсутствие стойких и глубоких межличностных контактов и удовлетворения от своей деятельности обу­словило возникновение фонового эмоционального на­пряжения, в структуру которого входили тревоги, гнев­ливость, некоторая подавленность.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.223.5 (0.008 с.)