ТОП 10:

Правильный путь тем хорош, что каждый его размер уже полезен. Даже не следует задумываться, где предел пути? Можно улучшаться на любом размере.



ПРИЛОЖЕНИЕ 10

 

Дайзетцу Т. Судзуки

“Лекции о дзэн-буддизме”

(Материалы конференции, посвящённой проблемам

Взаимоотношения дзэн-буддизма и психоанализа.

Г. Куэрнавака, Мексика, август, 1957 г.)

 

………………………………….

 

Противоречия, с которыми сталкивается и от которых страдает сегодня Запад:

1. Личность и машина противостоят друг другу, а потому Запад переживает огромное психологическое напряжение, заявляющее о себе в различных сторонах современной жизни.

2. Личность предполагает индивидуальность, тогда как машина является продуктом интеллекта, абстракции, обобщения, тотализации, групповой жизни.

3. Личная ответственность бессмысленна, если она является объективной, машинообразной. Ответственность логически соотносится со свободой, но в логике нет свободы, поскольку всё в ней подчинено жёстким правилам силлогизма.

4. Как часть живой природы, человек управляется биологическими законами. Наследственность - это факт, которого не изменит никакая личность. Я рождён не по своей свободной воле. И родители произвели меня на свет не по своей свободной воле. Запланированное рождение не имеет ни действительности, ни смысла.

5. Свобода - это ещё одна бессмысленная идея. Я живу в обществе, в группе, которая ограничивает меня во всех моих движениях, как умственных, так и физических. Даже в одиночестве я вовсе не свободен. У меня имеются самые разнообразные побуждения, они далеко не всегда мною контролируются - иные из них влекут меня вопреки мне самому. Пока мы живём в этом ограниченном мире, мы никогда не можем говорить о нашей свободе или действии в соответствии с желанием. Даже это желание нам не принадлежит.

6. Личность может говорить о свободе, но машина её со всех сторон ограничивает. Свобода сводится к болтовне о свободе. Западный человек изначально зажат, стеснён, не свободен. Спонтанность принадлежит не ему, а машине. У машины не бывает творчества - она работает в соответствии со своим устройством. Она никогда не действует "как личность".

7. Личность свободна лишь там, где утрачивается личность. Человек свободен, когда отрицает себя и поглощается целым. Точнее, он свободен, когда собою и является и не является. Человек не дорос даже до разговора о свободе, ответственности или спонтанности, пока не постигнуто это противоречие. Например спонтанность, о которой так много говорят на Западе - прежде всего некоторые психоаналитики, - представляет собой всего лишь детскую или животную спонтанность, но никак не спонтанность зрелой личности.

8. Машина, бихевиоризм, условный рефлекс, коммунизм, искусственное осеменение, автоматика, вивисекция, водородная бомба - все они самым тесным образом взаимосвязаны, образуют звенья одной замкнутой логической цепи.

9. Запад стремиться к квадратуре круга. Восток пытается приравнять круг к квадрату. Для дзэн круг есть круг, квадрат есть квадрат, но в то же самое время квадрат - это круг, а круг - квадрат.

10. Свобода есть субъективное понятие и не может истолковываться объективно. Когда мы пытаемся это сделать, то неизбежно впадаем в неразрешимые противоречия. Поэтому разговор о свободе в этом полном ограничений объективном мире не имеет смысла.

11. На Западе "да" есть "да", "нет" есть "нет"; "да" никогда не станет "нет" и наоборот. Восток заставляет "да" скользить к "нет", а "нет" - к "да", между ними нет чёткого различия. И это природа самой жизни. Только в логике такое различие неустранимо. Логика создана человеком для утилитарной деятельности.

12. Когда Запад приходит к сознанию этого факта, он изобретает для необъяснимых явлений такие понятия, как известные в физике принципы дополнительности или неопределённости. Однако, умножая понятия, он не в силах уловить ими факты существования.

13. Религия нас здесь не касается, но небезынтересно отметить следующее: христианство, религия Запада, говорит о Логосе, Слове, плоти, воплощении и бурной временности. Религия Востока стремится к развоплощению, молчанию, поглощённости, вечному миру. Для дзэн воплощение есть развоплощение; молчание громоподобно; мир есть не мир; плоть не является плотью; здесь и теперь равнозначны пустоте (шуньята) и бесконечности.

 

..................................................................

 

Перед тем как перейти к заключению, позвольте мне назвать то, что называется кардинальными добродетелями бодхисаттвы, или человека дзэн. Они известны как парамитас:

 

1. Дана (милосердие).

2. Шила (заповеди).

3. Кшанти (скромность).

4. Вирья (энергия).

5. Дхьяна (медитация)

6. Праджня (мудрость).

 

1. Дана, милосердие, означает: отдать во благо и на пользу всем существам (сарвасаттва) всё, что можно отдать - не только материальные блага, но и познания, будь они мирскими, религиозными или духовными (знание дхармы, последней истины). Все бодхисаттвы были готовы отдать для спасения других даже свою жизнь.

История японского буддизма даёт один наглядный пример самопожертвования наставника дзэн.

В политический период японской истории, называемый "эрой войн" (ХVІ в.), страна была разорвана на множество независимых княжеств, во главе которых стояли воинственные властители. Ода Нобунага оказался сильнейшим из них. Когда он нанёс поражение соседнему семейству Такэда, один из членов последнего спрятался в дзэнском монастыре. Армия Оды требовала передать его им в руки, но настоятель отзывался, говоря: "Теперь он под моим покровительством, и, как последователь Будды, я не могу его выдать." Осадивший монастырь военачальник грозился сжечь весь монастырь вместе с обитателями. Настоятель не поддавался, и все строения были преданы огню. Настоятель вместе с несколькими монахами оказались загнанными на второй этаж надвратной башни, где они уселись скрестив ноги. Настоятель потребовал, чтобы монахи выразили те мысли, которые возникли у них в этой ситуации, дабы преданные ему приготовились к последнему моменту. Каждый высказал свою позицию. Когда очередь дошла до настоятеля, тот тихо произнёс следующие строки:

 

Для мирной практики дхьяны (медитации)

Нет нужды уходить в горное убежище.

Очистить ум от всех страстей,

И даже огонь тогда холоден и свеж.

 

А затем сгорел вместе с остальными.

 

2. Шила есть соблюдение данных Буддой заповедей моральной жизни. В случае покинувших свои дома монахов эти заповеди имеют целью поддержание порядка или братства (сангха). Это модель общества, идеалом которого является мирная и гармоничная жизнь.

3. Кшанти обычно понимается как "терпение", но на деле означает терпеливое и даже равнодушное претерпевание всех унижений. Как говорит Конфуций, "благородный человек не питает злых чувств даже там, где его заслуги и труды не признаны другими". Ни один последователь буддизма не почувствует себя униженным, если его недооценили или даже несправедливо оставили без внимания. Они стойко выносят также самые неблагоприятные условия.

4. Вирья этимологически означает "мужество". Человеку дзэн следует преданно и энергично совершать всё, что согласно с дхармой.

5. Дхьяна представляет собой удержание ума в покое в любых обстоятельствах, будь они благоприятными или нет, без помех и без печалей даже там, где одна за другой возникают враждебные ситуации. Это требует немалых упражнений.

6. Праджня. Для неё нет подходящего английского или вообще европейского слова, поскольку у европейских народов нет равноценного праджне опыта. Это опыт человека, когда он чувствует - в самом фундаментальном смысле слова - бесконечную тотальность вещей. Психологически это происходит, когда конечное эго прорывает свою скорлупу и предаётся бесконечному, которое охватывает всё конечное, ограниченное, а потому преходящее. Такой опыт в чём-то родственен целостной интуиции, трансцендирующей всякий частный, специфический опыт.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 11

 

СИНТО

(ПУТЬ БОГОВ)

 

Это древняя японская религия. Хотя история её, по общему признанию, неизвестна, ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что она возникла и развилась в Японии вне китайского влияния.

Японец обычно не стремится вникать в суть и происхождение синто, для него это и история, и традиция, и сама жизнь. Синто напоминает древнюю мифологию. Практическая же цель и смысл синтоизма состоит в утверждении самобытности древней истории Японии и божественного происхождения японского народа. Согласно синто, считается, что микадо (император) - потомок духов неба, а каждый японец - потомок второго разряда - ками. Для японца ками означает божество предков, героев, духов и т. д. Мир японца населён мириадами ками. Верующий японец считает, что после смерти он станет одним из них.

Синтоизм свободен от религиозной идеи "центральной власти" всевышнего, он учит главным образом культу предков и поклонению природе. В синтоизме нет других заповедей, кроме общежитейских предписаний соблюдать чистоту и придерживаться естественного порядка вещей. У него есть одно общее правило морали: "Поступай согласно законам природы, щадя при этом законы общественные". По синтоистским представлениям, японец обладает инстинктивным пониманием добра и зла, поэтому соблюдение обязанностей в обществе тоже инстинктивно: если бы было не так, то японцы "были бы хуже зверей, которых ведь никто не учит, как надлежит им поступать". Сведения о синтоизме в древних книгах "Кодзики" и "Нихон ги" дают достаточное представление об этой религии.

В этих трактатах объединены две идеи - идея кровного племенного единства и идея политической власти. Отражение первой - в расширении племени во времени: в отношении к прошлому, в соединении с рождения вообще всех вещей, во включении всего инородного в состав племени, в подчинении ему, в притягивании генеалогической линии по главным представителям - богам, вождям, царям - как проявление единства племени. Отражение второй - в представлении политической власти как выполнения богами, вождями, царями воли высших богов.

Японские хроники утверждают, что первоначально в мире царил хаос, но затем всё приобрело стройность: небо отделилось от земли, обособились женское и мужское начала: первое - в лице богини Идзанами, второе — в лице ее мужа Идзанаги. У них родилась богиня солнца Аматэрасу; бог луны Цукиеми и бог ветра и воды Сусаноо вступили между собой в борьбу. Аматэрасу победила и осталась на небе, а Сусаноо был изгнан в страну Идзумо на землю. Сын Сусаноо - Окунинуси - сделался правителем Идзумо. Аматэрасу не смирилась с этим и принудила Окунинуси передать правление её внуку Ниниги. Ниниги сошёл с неба и принял управление государством Идзумо. В знак власти ему вручили три священных предмета - зеркало (символ божественности), меч (символ могущества) и яшму (символ верности подданных). От Ниниги произошёл Дзиммутэнно (титул тэнно означает "Верховный правитель"; сохраняется за царствующим домом до наших дней; передаётся на европейских языках словом "император"), мифический первый император Японии - микадо. Зеркало, меч и яшма с тех давних пор остаются эмблемой японского императорского дома.

Император микадо в сознании японца благодаря своему "божественному" происхождению состоит в родстве со всем народом, он - глава нации-семьи. Даже сёгуны, господствовавшие в Японии более трёхсот лет, называли себя представителями микадо. Идея микадо, освящённая синтоизмом, не исчезла из сознания японцев и сегодня, хотя, конечно, её регулирующая сила значительно ослабла.

Даже современные японцы, внешне как будто бы и не придавая серьёзного значения этой идее, подсознательно искренне благоговеют перед ней. До сих пор в синтоистских храмах совершаются различные обряды в честь императорской семьи (по некоторым данным их насчитывается более ста тысяч).

Синтоизм сформировал у японцев особый взгляд на мир вещей, на природу, взаимоотношения. Этот взгляд базируется на пяти концепциях.

Первая концепция утверждает, что всё сущее является результатом саморазвития мира: мир появился сам по себе, он хорош и совершенен. Регулирующая сила бытия, согласно доктрине синто, исходит из самого мира, а не от какого-то верховного существа, как у христиан или мусульман. На таком понимании мироздания покоилось религиозное сознание древнего японца, удивлявшегося вопросам представителей других конфессий: "Какая у вас вера?" или того более - "Верите ли вы в Бога?"

Вторая концепция подчеркивает силу жизни. Согласно мифологии, первое сексуальное сближение произошло между богами. И потому секс и моральная вина никогда не связуются в сознании японцев. Все, что естественно, согласно данному принципу, должно уважаться, не уважается только "нечистое", но и всякое "нечистое" может быть очищено. Именно на это направлены ритуалы синтоистских храмов, вырабатывающие у людей наклонности к приспособлению, адаптации. Благодаря этому японцы оказывались способными принять почти любую новацию, модернизацию после того, как она очищена, скорректирована, согласована с японской традицией.

Третья концепция утверждает единство природы и истории. В синтоистском воззрении на мир нет разделения на живое и неживое, для приверженца синто всё живое: и животные, и растения, и вещи; во всём природном и в самом человеке живёт божество ками. Некоторые считают, что люди и есть ками, или, вернее, ками располагаются в них, или, в конечном счёте они могут в последствии стать ками и т. д. Согласно синто, мир ками - это не потустороннее обиталище, отличное от мира людей. Ками объединены с людьми, поэтому людям не нужно искать спасения где-то в другом мире. Согласно синто, спасение обеспечивается путём слияния с ками в повседневной жизни.

Четвертая концепция связана с многобожием. Синто возник из местных культов природы, поклонения местным, родовым и племенным божествам. Первобытные шаманские и колдовские обряды синто начали приходить к известному единообразию только с V-VI вв., когда императорский двор стал брать под свой контроль деятельность синтоистских храмов. В начале VIII в. при императорском дворе был создан специальный департамент по делам синто.

Пятая концепция синто связана с национально-психологической основой. Согласно этой концепции, боги синто, ками, породили не людей вообще, а только японцев. В связи с этим в сознании японца с самых первых лет жизни укореняется представление о том, что он принадлежит синто. Отсюда вытекают два важнейших фактора регуляции поведения. Во-первых, утверждение, что ками самым интимным образом связаны только с японской нацией; во-вторых, синтоистская точка зрения, согласно которой смешно, если иностранец поклоняется ками и исповедует синто - такое поведение неяпонца воспринимается как нелепость. Вместе с тем синто не удерживает самих японцев от того, чтобы они исповедовали любую другую религию. Не случайно почти все японцы параллельно с синтоизмом считают себя приверженцами какой-нибудь другой религиозной доктрины. В настоящее время, если суммировать количество японцев по принадлежности к отдельным конфессиям, то получится число, превышающее общее население страны.

В древности культовое действие в синто заключалось в поклонении божеству конкретного храма, которое, в сущности, не имело отношения к другим храмам. Ритуалы синтоистских храмов состояли в услаждении местного божества. Эта простота церемонии, требующая от людей лишь приношений и простейших ритуальных действий, явилась важнейшей причиной стойкости синто на протяжении столетий. Для древнего японца, который жил в сельской местности, свой храм, его ритуалы, его красочные ежегодные праздники стали необходимой частью жизни; так жили его отцы и деды, так жил он сам, не прилагая к этому никаких усилий; так было заведено, так поступают все родственники и соседи.

Несмотря на отсутствие единства в почитании божеств, устройство синтоистских храмов, тем не менее, единообразно. Основу каждого храма составляет хондэн (святилище), в котором хранится синтай (святыня, божество). К хондэну примыкает хайдэн, т. е. зал для молящихся. Изображений богов в храмах нет, однако некоторые храмы украшены изображениями львов или других животных. При храмах Инари есть изображения лис, при храмах Хиэ - обезьян, при храмах Касуга - изображение оленей. Эти животные рассматриваются в качестве посланников соответствующих божеств. Всё это свидетельствует о связи синто с многочисленными специфическими народными верованиями.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 12

 

Храм Айки в городе Ивама

 

Чтобы в полной мере принять введение названия "Айки-до" и понять некоторые основания для этого, включая изменения в мыслях Основателя, мы должны обратить внимание на создание Храма Айки в городе Ивама префектуры Ибараки, к северо-востоку от Токио. Это место, известное всем занимающимся Айки-до, оказалось особенно важным для новых начинаний, последовавших после Второй Мировой войны.

Мысль о создании духовного центра Айки-до появилась у Основателя около 1935 года. Она зародилась из глубокого осознания необходимости поиска истин Вселенной на основе бу-до. Для этой цели он хотел иметь специальное место. С созданием крепкого центра Айки-до в Токио его желание распространения в мире истинного бу-до в чистом виде было выполнено, и он радовался достигнутым успехам. Но, в тоже время, он был неудовлетворён лишь этим и фактически, казалось, ему не нравилось то, что принесла слава - ограничение возможностей личной жизни и недостаток времени. Основатель проявлял полное безразличие к предметам обычных желаний человека - социальному положению, почестям и наградам, материальным благам и удобствам. Его единственной потребностью было развитие духа на основе изучения бу-до.

Около 1935 года, использовав небольшие собственные сбережения, он начал работать в лесном районе в пригороде города Ивама. Фермерство было у него в крови, что показывает его деятельность по колонизации района Ширатаки на Хоккайдо, где он планировал обрабатывать землю и очищать дух для духовного бу-до. Но его желание вернуться к обработке земли не могло быть легко исполнено, поскольку, как известный мастер боевого искусства, он постоянно получал приглашения в разные места, и его рабочее расписание не оставляло ему времени для осуществления настоящего желания.

В военное время, когда все формы боевых искусств пытались организоваться в виде единой бюрократической системы, представилось уникальная возможность. В условиях, сделавших невозможным продолжение нормального развития Айки-до, от него больше не требовалось направлять это развитие, а по мере сгущения туч войны уменьшалось число его учеников и число приглашений для представления Айки-до. Несомненно, он чувствовал, что это идеальное время для принятия решения на будущее. Приказ присоединиться к Японской Ассоциацией боевых искусств, как часть военной политики, был последней каплей. Основатель объявил об образовании Айки-до, а затем принял решение о жизни в Иваме для развития своего собственного Пути.

Основатель был патриотом в истинном смысле, и верил в желание человека отдать жизнь за Родину. Он решил не выступать против национальной военной политики. В то же время, он был не согласен с решением соединить все формы бу-до под юрисдикцией правительства, для него это указание и любовь к Родине не имели ничего общего. Более того, новая организация требовала всё больше и больше бумажной работы и присутствия на заседаниях, а и то, и другое противоречило его желанию продолжить поиск своего понимания бу-до.

При полном отсутствии интереса он сказал: "Я не гожусь для бумажной работы. Для меня возможны только занятия Айки-до". И, сказав это, он послал одного из своих ближайших учеников, Хираи Минору, представлять Айки-до на заседаниях. А своего сына Киссёмару Уэсибу, в то время ещё студента Высшей школы Васеда, он назначил главным инструктором школы в Токио и потребовал, чтобы его лучшие ученики, такие как Осава Кисабуро, помогали ему. Затем он уехал из Токио в Иваму со своей женой Хатсу. Это было сделано так, как Основатель делал всё, - не теряя времени при выполнении принятого решения.

Город Ивама расположен недалеко от Мито, центра науки и искусств эпохи Токугава. Тогда тот район был малонаселённым, встречались лишь отдельные фермы и везде был густой лес: 90% территории было занято соснами, фруктовыми и другими деревьями. Основатель расчистил 20 тыс. цубо (6,62 га) территории и начал обрабатывать землю, воплощая в жизнь свою долгую мечту о соединении фермерства с боевым искусством. Посетители его маленького дома были потрясены его убогостью, но Основатель находился в самом высоком состоянии духа.

Поселившись в Иваме, Основатель держал в уме три плана реализации своей идеи истинного бу-до. Первым было создание Храма Айки, который бы символизировал Путь ай-ки и дух Айки-до. Вторым планом было создание школы на свежем воздухе, пронизанной природной ки, где было бы возможно обучение идеальному бу-до в форме такэ-мусу. Третьим планом было реализация его давней мечты о соединении фермерства с боевым искусством. Он хотел связать занятия бу-до (такэ), находящиеся в гармонии с защитной жизненной силой (мусу) и работу фермера, за счёт которой земля даёт пищу, поддерживающую жизнь.

Храм Айки был создан как место поклонения 43 богам, защищаюх Айки-до и дающим ему созидательную силу. Он стал священным местом для всех занимающихся Айки-до, решивших продолжать путь во благо всего сущего. Выбранные 43 божества, связанные с боевыми успехами и другими достижениями, прославлены в традиционном фольклоре Японии. Основатель свято верил, что его сила в бу-до исходит не от него самого, а от богов, защищающих его и поддерживающих его возможности. Это показывало его скромность и критическое отношение к себе: доверяя себя высшей силе он никогда бы не стал хвастаться своими достижениями. Эта скромность, результат его искренности и внимательного отношения к тренировкам, представляет собой то, что сердцем должны чувствовать все занимающиеся Айки-до.

Архитектура Храма Айки основана на принципах кото-дама. Расположение внутреннего дворика, основного зала, входных ворот и других частей знания соответствует принципам треугольника, круга и квадрата. Эти три фигуры символизируют дыхательное упражнение, изучаемое в системе кото-дама. Как говорил Основатель: "Когда треугольник, круг и квадрат соединяются в одно целое, оно двигается, вращаясь с потоком ки, и рождает Айки-до, основанное на суми-кири (состояние просветления тела и ума)".

В том, что отражающий эту сложную философию Храм Айки мог быть построен в трудные годы после Второй мировой войны, большая заслуга плотника по имени Матсумото, жившего в городе Ивама, и непрерывной поддержки множества учеников. Завершение строительства основной части здания в 1943 году вызвало слёзы радости на глазах Основателя. Мечта его жизни исполнилась, и основа дальнейшего развития Айки-до была заложена. Сейчас Храм - Мекка для всех занимающихся этим искусством.

Наиболее крупное празднество в Храме Айки проводится в ежегодно 29 апреля, собирая любителей Айки-до не только из Токио, но и со всей страны и из-за границы. Это крупный фестиваль, представляющий всё лучшее в Айки-до.

Создание школы на открытом воздухе, вторая часть планов Основателя, была осуществлена в одном из уголков его фермы. Но с увеличением числа студентов оказалось необходимым построить небольшое помещение на 30 цубо. Оно было закончено в 1945 году, сразу после конца Второй мировой войны. Эта школа несколько отошла от исходной цели соединения сельского хозяйства с боевым искусством, но принесла Айки-до неожиданную пользу.

В течение трёх лет после войны Хомбу Додзё в Вакаматсу-чо было вынуждено прекратить работу по ряду причин, включавших запрет на боевые искусства, наложенный объединенными оккупационными властями. Все функции центральной школы тогда были переданы в Иваму, поэтому в то время, когда отношение к боевым искусствам в целом было резко отрицательным, Айки-до удалось сохранить благодаря школе в Иваме. Сейчас она называется Ибараки Додзё и посвящена памяти Основателя.

Основатель долго вынашивал идею создания Айки-центра. То, что это удалось выполнить, причём с минимальными изменениями, в тяжелый период военных лет и послевоенного хаоса, было почти фантастическим. Основное значение здесь имеет работа Основателя, который нашёл возможность уйти от напряженной жизни в Токио и полностью посвятить себя реализации идеалов истинного бу-до.

Путь восстановления Айки-до начался в феврале 1948 года с официальным юридическим утверждением федерации Айкикай. Её первые показательные выступления состоялись в Токио в сентябре 1956 года и в мае 1960 года. Максимум деятельности по послевоенному восстановлению соответствовал завершению строительства нового Хомбу Додзё в январе 1969 года.

Репутация и успехи Айки-до сегодня основаны на решении Основателя посвятить себя духовному поиску истины боевых искусств на земле Ивамы. Учитель Уэсиба показал на своём собственном примере, что достоинство Айки-до измеряется не количеством последователей, но глубиной и интенсивностью личного поиска истины в процессе занятий и тренировки. Я верю, что в этом основная причина того, что Айки-до стало таким, какое оно есть сегодня.

В дзэн говорят: "Смотрите на свои следы", подразумевая то, что мы всегда должны видеть, стоим ли мы на твёрдой земле. Как занимающиеся Айки-до, мы должны всегда "смотреть на свои следы", даже если мы вместе двигаемся вперёд ,стремясь к истине и высоким идеалам.

Нет ничего более желанного, чем рост и распространение. Но если наш взгляд будет прикован только к поверхности явлений и мы потеряем проникновение в суть Пути Айки-до, точно так же, как крутящийся волчок, теряющий равновесие и момент вращения, а затем падающий, наш Путь потеряет жизненность, разделится и распадётся. Когда я думаю о годах, проведенных Основателем в Иваме, это снова напоминает мне о моей основной задаче - распространения Айки-до в широких массах.

ПРИЛОЖЕНИЕ 13

 

ЯПОНСКИЕ ПОСЛОВИЦЫ

 

Древние японские пословицы представляют собой зеркало тогдашнего состояния общества. В них отражена психология этнической общности людей. Пословицы говорят о мировоззрении японцев, национальном характере, который уже сформировался к описываемому периоду, о чувствах, чаяниях этой древней нации.

 

1. Где люди горюют, горюй и ты.

2. Радуйся и ты, если радуются другие.

3. В дом, где смеются, приходит счастье.

4. Не бойся немного согнуться, прямее выпрямишься.

5. Пришла беда - полагайся на себя.

6. Друзья по несчастью друг друга жалеют.

7. И Конфуцию не всегда везло.

8. Нет света без тени.

9. И добро и зло - в твоём сердце.

10. Злу не победить добра.

11. Бог живёт в честном сердце.

12. Выносливость лошади познается в пути, нрав человека - с течением времени.

13. Где права сила, там бессильно право.

14. Таланты не наследуют.

15. И мудрец из тысячи раз один раз да ошибается.

16. Слугу, как и сокола, надо кормить.

17. Любит чай замутить.

18. Кто родился под грохот грома, тот не боится молний.

19. Женщина захочет - сквозь скалу пройдёт.

20. Бессердечные дети отчий дом хают.

21. Какая душа в три года, такая она и в сто.

22. Об обычаях не спорят.

23. Кто чувствует стыд, тот чувствует и долг.

24. Кротость часто силу ломает.

25. С тем, кто молчит, держи ухо востро.

26. Кто плавать может, тот и утонуть может.

27. За излишней скромностью скрывается гордость.

28. Прямой человек, что прямой бамбук, встречается редко.

29. Свою лысину три года не замечают.

30. Из пороков самый большой - распутство, из добродетелей самая высокая - сыновний долг.

31. Сострадание - начало человеколюбия.

32. Гнев твой - враг твой.

33. Лошадь узнают в езде, человека - в общении.

34. И камень может проговориться.

35. Металл проверяется на огне, человек - на вине.

36. У кого веселый нрав, тот и сквозь железо пройдёт.

37. Кто любит людей - тот долго живёт.

38. За деньги ручайся, за человека - никогда.

39. Рождают тело, но не характер.

40. Кто пьёт, тот не знает о вреде вина; кто не пьёт, тот не знает о его пользе.

41. Где нет чувства долга и людского глаза, там всё возможно.

42. У человека внешность обманчива.

43. Тигр бережёт свою шкуру, человек - имя.

44. Прощай другим, но не прощай себе.

45. Чрезмерное послушание — ещё не преданность.

46. Искренность - драгоценное качество человека.

47. Верный вассал двум сюзеренам не служит.

48. Если уж укрываться, то под большим деревом.

49. Писатель писателя не признаёт.

50. Хочешь узнать себя - спроси других.

51. Не будешь гнуться - не выпрямишься.

52. Нужен был - тигром сделали, нужда прошла - в мышь превратили.

53. Эгоист всегда недоволен.

54. Ущипни себя и узнаешь - больно ли другому.

55. Тщеславию, как и сыпи, любой подвержен.

56. Со старым человеком обращайся, как с отцом.

57. Хочешь узнать человека - узнай его друзей.

58. Задумал муравей Фудзияму сдвинуть.

59. Пляши, когда все пляшут.

60. В дружбе тоже знай границу.

61. Фальшивый друг опаснее открытого врага.

62. С деньгами и в аду не пропадёшь.

63. Кто беден, тот и глуп.

64. Нечестно нажитое впрок не идёт.

65. Деньги льнут к деньгам.

66. Колос зреет - голову клонит; человек богатеет - голову задирает.

67. Распутство лишает и денег и сил.

68. И Будда терпит лишь до трёх раз.

69. Воля и сквозь скалу пройдёт.

70. Кто терпелив, тот бедности не поддаётся.

71. Раннее вставание трём добродетелям равно.

72. Вспылил - дело погубил.

73. Ветви, что дают прохладу, не рубят.

74. Что оценивать шкуру неубитого барсука?

75. Отдавать вору на хранение ключи.

76. Дурака никаким лекарством не вылечишь.

77. Кто в сорок лет глуп, тот умным не станет.

78. Близ умного дети, не учась, читают.

79. Нет врага опаснее дурака.

80. Мудрому человеку не вода, а близкий зеркалом служит.

81. На подарок не жалуются.

82. Читать проповедь Будде.

83. И в пении и в танцах надо знать меру.

84. Ищет сладкого, а пирожок лежит на полке.

85. Коня за оленя принимает.

86. Кто слишком умён, у того друзей не бывает.

87. Когда насилие входит во двор - справедливость уходит.

88. Малые рыбки теснятся там, где большие.

89. Счастье приходит в весёлые ворота.

90. Двор сильнее насилия.

91. Стены слушают, бутылки говорят.

92. Купец купцу - враг.

93. Как только беда миновала - принарядись.

94. Пыль, нагромождаясь, образует горы.

95. В потёмках и собачий помёт не пачкает.

96. Красавица - это меч, подрубающий жизнь.

97. Чтобы понять родительскую любовь, надо вырастить собственных детей.

98. Владелец золотой горы тоже жаден.

99. Всё, что цветёт, неизбежно увянет.

100. Ну и досталось ему счастье - с малую раковину!

Список литературы

 

Агафонов Г. Г., Воронин Б. Ф. Айки-до - искусство самозащиты. - Киев; "Здоров'я", 1991; Ил. (рус. яз.)

Агни Йога. В 6 т. – М.; Русский Духовный Центр; 1992 (рус. яз)

Айки-до: искусство мира. - К.; "София" Ltd.; 1997 – 256 с.; Ил. (пер. с англ.)

Антарова Кора. Две жизни. – Рига; Угус; 1993; в 4-х томах (рус. яз)

Безант Анни. Исследование сознания. – М.; "Рефл-бук"; К.; "Ваклер"; 1997 – 256 с. (пер. с англ.)

Безант Анни. Учение сердца. – К.; "Арктур-А"; 1998 – 112 с. (пер. с англ.)

Белов А. К. Славяно-горицкая борьба. Искусство атаки. Книга 2. – М.; "Здоровье народа"; 1994 – 112 с.; Ил. (рус. яз)

Богданович В. Медитативный массаж. – СПб.; "Респекс"; 1995 – 306 с.; Ил. (рус. яз)

Бранд Рольф. Айки-до. Учение и техники гармонического развития. - М.; Издательство "Двойная звезда"; Агенство "Фаир"; 1994 – 320 с.; Ил. (пер. с нем.)

Вестбрук Адель, Ратти Оскар. Айки-до и динамическая сфера. - К.; "София"; 1997 – 368 с.; Ил. (пер. с англ.)

Горин С. А. А вы пробовали гипноз? (Практическое руководство по применению гипнотических психотехник.) – СПб.; Лань; 1995 – 208 с.; Ил. (рус. яз)

Долин А. А., Попов Г. В. Кэмпо - традиция воинских искусств. - М.; Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990 – 429 с.; Ил. (рус. яз.)

Йог Рамачарака. Раджа-йога. Учение йогов о психическом мире человека. – М; МП "Оскар", 1991 (рус. яз)

Каратэ Мастер. №1, 1999 г. (рус. яз)

Красулин И. А. Жёсткий цигун: управление жизненной энергией в практике боевых искусств. – М.; "Энергоатомиздат"; 1992 – 152 с.; Ил. (рус. яз)

Маленькая энциклопедия Айки-до. - Тверь; "Мартин", "Полина", 1995 – 224 с.; Ил. (рус. яз.)

Норрис Чак. Тайная сила внутри нас. – К.; "София"; 1997 – 256 с. (пер. с англ.)

Оранский И. В. Восточные единоборства. - М.; Советский спорт; 1990 - 80с.; Ил. (рус. яз.)

Пиз Аллан. Язык телодвижений. Как читать мысли других по их жестам. - Н-Новгород; "Ай Кью"; 1992; Ил. (пер. с англ.)

Психологические аспекты буддизма. – 2-е издание. – Новосибирск; Наука. Сиб. отд-ние, 1991 – 182 с. (рус. яз)

Садао Камэи. Динамика Айки-до (стиль Ёсин-кан). - Харьков; 1997 – 130 с.; Ил. (рус. яз.)

Серия Meditatio. К.; "REFL-book", 1994

Meditatio-1. 1. Сахаров Борис. Открытие третьего глаза. 2. Вивекананда Свами. Афоризмы Патанджали. 3. Вуд. Э. Сосредоточение.

Meditatio-2. 1. Кацуки Сэкида. Практика Дзэн. 2. Железная флейта (100 коанов дзэна).

Meditatio-3. 1. Куан-Ю Лу. (Люк Чарльз). Секреты китайской медитации. 2. Книга тайны золотого цветка. (Перевод и комментарии Вильгельма Р.). 3. Книга сознания и жизни. (Перевод и комментарии Вильгельма Р.). 4. Лао-цзы. Доа дэ дзин.

Meditatio-4. 1. Хэмфрейс Кристмас. Концентрация и медитация. 2. Тартанг Тулку Ринпоче. Жест равновесия.

Meditatio-5. 1. Сосеки Канеко. Хара. 2. Ченнаянанда С. Медитация и жизнь. 3. Аджайа Свами. Психология йоги.

Сохо Такуан. Письма мастера дзэн мастеру фехтования. Миямото Мусаси. Книга пяти колец: руководство по стратегии для практикующих боевые искусства. - СПб.; "Евразия"; 1997 - 320 с.; Ил. (рус. яз)

Стивенс Джон. Три мастера бу-до. - К.; "София" Ltd.; 1997 - 96с.; Ил. (пер. с англ.)

Сугавара Тэцутака, Лунцзянь Син. Айки-до и китайские боевые искусства. - Токио; 1996; Ил. (пер. с англ.)

Теленанс Тони. Айки-до. Кэн-до. – 1967; Ил. (пер. с фр.)

Тохэй Коити. Айки-до в повседневной жизни. - Токио; 1970; Ил.(пер. с англ.)

Тохэй Коити. Айки-до. - Токио; 1965; Ил. (пер. с англ.)

Тохэй Коити. Книга Ки: координирование ума и тела в повседневной жизни. - Токио-Нью-Йорк; 1976; Ил. (пер. с англ.)

Трайор Карен. Не рычите на собаку. О дрессировке животных и людей. – М.; "Селена +"; 1995 – 416 с. (рус. яз)

Уэсиба Киссёмару. Айки-до. - Токио; 1985; Ил. (пер. с англ.)

Флоке Алан. Айки-будо. – Тверь; "Мартин", "Полина"; 1995 – 256 с.; Ил. (рус. яз)

Фомин В. П. Линдер И. Б. Диалог о боевых искусствах Востока. – 2-е издание – М.; "Молодая гвардия"; 1991 – 367 с.; Ил. (рус. яз)

Шмыгин И. Ю. Айки-до. Система самозащиты, рекомендации начинающим (материал книги "Айки-до" Набуйоши Тамура)







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.161.118.57 (0.081 с.)