И право вверенного на попечение



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

И право вверенного на попечение



Потом Он — Преславен Он — предписал другие права для одних людей над другими, и сделал он эти права друг друга уравнивающими и друг к другу обязывающими, и некоторые из них неприменимы иначе как вкупе с остальными. И возвеличил Он — Преславен Он — над остальными предписанными правами право попечителя над вверенными на его попечение и право подданных на своего попечителя, обязанностью, коей обязал Он — Преславен Он — всех и каждого, и сделал Он это порядком ради их единения, для религии их укреплением, ведь не будет подданным добра без правильных попечителей, и не будет попечителям добра, если подданные не будут стоять твердо, и если соблюдать станут подданные права попечителя над ними, а попечитель — их права на него, то укрепится истина промеж ними, и восставлены будут стези религии, укоренятся знаки справедливости, и соблюдаться будут подобающим образом их традиции, и эпоха тем самым оздоровится, и власть не прекратится, и посягательства врагов в ничто обратятся. Но если одолеют подданные попечителя своего либо правитель станет притеснять подданных своих, то речение тогда извратится, знаки бунта явятся, заблуждения в религии приумножатся, традиции перестанут люди держаться, станут по страстям своим поступать и верные суждения оставлять, болезни душевные будут умножаться, и даже великих прав нарушениям и великой лжи соблюдению не стоит удивляться! Тогда праведники будут в унижении, злодеи достигнут укрепления, и воспоследует рабам Аллаха от Него — Преславен Он — за это великое преследование. Так возьмите же себе это наставление, в его сени да будет добрым ваше друг с другом поведение, и да никто — как бы сильно он довольство Аллаха ни оберегал, как бы долго к добродетели усилия ни прилагал — не преступит права, Аллаху — Преславен Он — надлежащего, в том, чтобы Ему подчинялись. Однако из прав Аллаха над рабами Своими непременных (также) то, чтобы те по мере сил друг друга наставляли, чтобы друг другу помогали в том, чтобы промеж собою истину установляли. И не надлежит человеку — сколь бы возвышенным в правах ни было его положение, сколь бы в религии ни стяжал он пред другими предпочтения – гнушаться помощью других в осуществлении права, возложенного на него Аллахом. И не должно быть человека — сколь бы люди его ни умаляли, сколь бы низким его ни представляли, — кто остался бы в одиночестве, не поддерживая в этом и не будучи поддержан.

И ответил ему — да будет над ним мир — один из его (А) сподвижников длинной речью, приумножая в ней в его (А) адрес восхваления, упоминая о своем внимании к нему (А) и повиновении, и сказал он (А) на это — да будет над ним мир:

Поистине, в праве того, кто величие Аллаха — Преславен Он — в душе своей возвеличил и превознес в сердце своем Его положение — умалить в присутствии сего величия все, что кроме Него, и более надлежит быть таковым тому, кому от Аллаха дарованы великие милости, оказаны великие добродеяния, поскольку никому Аллах не увеличивает милость Свою, не увеличив права Своего на него. И, поистине, худшее положение повелителей в глазах людей праведных в том, чтобы думали о них, что те почитают земную славу и что дела их управляются самовозвеличением, и не желаю я, чтобы пришло в ваши мысли, что люблю я величания и слушать восхваления, я — слава Аллаху — не таков, и если бы желал я, чтобы так говорили, я бы оставил эти речи из смирения пред Аллахом — Преславен Он, — чтобы отнесли эти речи к Тому, Кто более их достоин Своим величием и возвышенностью. Возможно, наслаждаются некоторые восхвалениями после того, как выдержали испытания, но подождите меня восхвалять за то, что я изо всех сил старался — пред Аллахом и пред вами, — боясь не исполнить обязательства, от исполнения которых меня никто не освобождал и осуществление которых было неизбежным., и не обращайтесь ко мне так, как обращаются к притеснителям, и не избегайте меня, как избегают людей суетных, и не встречайте меня лестью, и не думайте, что я прогневаюсь, если будет мне сказана правда в лицо, или что я надеюсь на ваше восхваление, ибо для человека, который боится высказанной в лицо правды или представленного пред ним справедливого суждения, будет потом труднее их соблюдать и по ним поступать, и не сторонитесь высказывания правды или совещания о справедливости, поскольку я не чувствую в душе, что я выше того, чтобы ошибаться, и не зарекаюсь от этого в своих поступках, если только Аллах не избавит меня от того, над чем у Него больше власти, ведь, поистине, и вы, и я — рабы во владении Господа, кроме Которого нет никакого господа, он владеет тем нашим, чем мы сами не владеем, и вывел нас из того состояния, в котором мы пребывали, к тому, которое лучше для нас, и заменил нам заблуждение на прямое на­ставление и даровал нам после слепоты прозрение.

ХУТБА 217

Жалоба на притеснения курайшитов

Господи, я ищу Твоего гнева на курайшитов и их помощников; вот, они обрезали со мною родственные связи, и перевернули вверх дном мою чашу, и сговорились лишить меня права, в котором у меня перед остальными было преимущество, и сказали: нет, по праву тебе взять это, но по праву и нам отказать тебе в этом, так что терпи в горести или умри в сожалении. И посмотрел я, и вот — нет у меня ни защитника, ни охранителя, ни помощника, кроме людей моего дома; и не желал я смерть на них навлечь, так что пред пылью заставил себя очи плотно сомкнуть, и в горести слюну проглотить, и терпел в гневной печали, что была горше колоцинта и болезненнее сердцу, нежели удар ножом.

Комментарий Сайида ар-Рази: Эта речь уже приводилась в составе одной из предшествующих хутб, но я снова упомянул ее по причине разницы в версиях.

ХУТБА 218

Упоминание о тех, кто направляется в Басру,
чтобы сразиться с ним (А) — да будет над ним мир

Они выступили против моих наместников и хранителей казны мусульманской, что в мою власть препоручена, и против жителей города, принесших мне присягу и повинующихся мне; и внесли они раздор в их речи, и общину их против меня направили, на сторонников моих напали, и убили некоторых их них предательски, других же — в открытом бою на мечах, и избивали их, покуда те не предстали пред Аллахом праведниками.

ХУТБА 219

Произнесена, когда Повелитель Верующих —
да будет над ним мир — проходил мимо тел
Талхи бин Абдаллаха и Абдуррахмана бин Аттаба бин Асида, которые были убиты в день «Верблюжьей битвы»

Вот, стал (Талха) Абу Мухаммад в этом месте странником (покинутым)! Хотя — Аллах свидетель — немило мне было, чтобы были курайшиты убиваемы под звездным небосводом! Совершил я мщение свое над сыновьями Абд Манафа, но убежали от меня вожди Бани Джумаха. Они протянули шеи свои к делу, что их не касается, и обломали их себе вместо того, чтобы цели добиться.

ХУТБА 220

Описание следующего по пути к Аллаху —
Преславен Он

Он разум свой оживил, себялюбие свое умертвил, пока тело его не истончилось, покуда тучность его не утончилась, и вспышка сверкающая пред взором его засветилась, и дорога его прояснилась, и по стезе он устремился, и разными вратами он направился к вратам упокоения, к месту постоянного пребывания, и укрепились ноги его уверенностью тела в твердом, безопасном, отдохновенном пребывании, за то, как использовал он свое сердце, принося довольство своему Господу.

ХУТБА 221

Сказал он (А) после прочтения стиха:
«Обуяла вас страсть к приумножению,
покуда могилы вы не узрели» (Коран 102:1–2)

О, насколько цель их далека! И как посетители (могил) пренебрежительны! И как страшно это дело! Они исключили из своей среды всякого наставляющего и наущаются чем-то далеким! Ужели телами предков своих они похваляются! Ужели множеством умерших приумножаются! Хотят в тела снова душу вдохнуть, недвижным (членам) движение возвернуть. Пусть будут уроком — лучше для них, чем быть предметом гордости; скромное унижение более заслужено ими, нежели на почетное место вознесение! Вот, глядели они на них взорами затуманенными и упали из-за них в яму невежества, и если бы могли они говорить с ними из этих домов разоренных, покинутых, из дворов опустошенных, то сказали бы, что ушли они в землю заблудшими, и устремились вы вслед за ними невежественными, вы черепа их попираете, на мертвых телах их сеете и пожинаете, стремитесь к тому, что они оставили, живете в том, что они разрушили, но дни, что меж ними и вами, вас оплакивают, поминальные оды вам читают.

Они — предшественники ваши в достижении вашей цели, что опередили вас у источника, те, что были обладателями места почетного и великой гордости, царями и вождями. Отправились они стезею барзаха, в то время как земля их поглотила, мясо их съела, кровь их испила; и стали они во чреве могильном безжизненными, никто дальше не идет (не растет), сокрытыми, и никто их более не найдет. Наступление бедствий их более не пугает, и перемена обстоятельств в печаль не повергает, ни землетрясения, ни громы небесные их больше заботой не одолевают. [Стали они] скрытыми, и их более не ожидают, очевидными, но их не наблюдают (букв.: «отсутствующими в видимом присутствии». — Т.Ч.), были они вместе — и рассеялись, были они в союзе — и разделились не из-за срока долгого, не из-за места далекого вести о них нас не достигают, дома их в молчании пребывают, нет, но напоили их из чаши, что речь немотою заменяет, а слух — глухотою подменяет, движения в недвижность обращает, как будто они внезапным образом оказались погружены в глубокий сон. Соседи, но друг к другу не притягиваются, друзья, но друг друга не посещают. Сорваны с них взаимного признания узы, обрезаны все их братские союзы, каждый из них — одинок, хотя они и все вместе, все — изгнанники, хоть и друзья, не ведают для ночи рассвета, не знают для дня заката. День или ночь, в которые они отошли, словно пребывают с ними вечно, и увидели они опасности своего нового обиталища большими, чем те, которых опасались, и узрели из знамений его более великие, нежели те, на которые рассчитывали, и каждая из двух целей (рай и ад. — Т.Ч.)была распростерта пред ними на расстояние, находящееся за пределами страха и надежды. И если бы дано было им рассказать об этом, они бы молчали, не в состоянии описать засвидетельствованное.

И хотя стерты их следы и прервались от них сообщения, возвратились к ним взоры увещевающиеся, обратился к ним слух размышляющих, и говорили они без слов: изуродованы лица благородные, и изъедены тела прекрасные, вот, облачили нас в саван истертый, и объяло нас стеснение могильное, и унаследовали мы одиночество, и обуял нас трепет молчаливый, и стерлись тел наших прекрасные очертания, не распознать более черты лица нашего, и затянулось наше одинокое пребывание, и нет нам от боли избавления, от тесноты расширения!

И если разумом своим ты их чему-либо уподобишь или если будет сорван пред тобою покров, их скрывающий, когда уши их изъедены червем и оглохли, когда взоры их землею засыпаны и ослеплены, когда языки, некогда красноречивые, в их устах в клочья разорваны, и замерли их сердца в груди, некогда бодрые, когда в каждый член их проникла какая-то болезнь, изуродовав его и проложив к нему дорогу погибели, так что нету у них ни защитника отвращающего, ни сердца скорбящего, — тогда познаешь ты печаль сердечную и пыль в глазах. Бедствия их довольно одним описать: они не покидают их, и отчаяние не отпускает их. О, скольких поела земля из мощных телесным сложением, обладающих цветом кожи здоровым, кто в жизни довольством насыщался, кто в почете был взращен! Искал он убежища у счастия своего в час печали, утешал себя разными удовольствиями, когда приходило к нему испытание, в стремлении к легкой жизни и в жажде баловства и игр! И покуда он над миром насмехался тот также над ним насмехался, в тени жизни небрежной, но вот, время вырвало его колючку, дни его обратили в слабость силу его, и с близкого расстояния стала смерть взирать на него. Затем одолела его печаль, коей раньше не знал, и тайная забота, которой раньше не ведал, так что зародились в нем слабости и болезни, которые заняли место здоровья, которым он прежде обладал. И прибег он к тому, что врачи ему обещали, пытаясь жар загасить холодом, а холод растопить горячим, но холодом он жар лишь возбудил, а не затушил, а горячим лишь холод усилил. И не было ему проку ото всех этих мер, кроме усиления болезнь его, покуда не отчаялись целители, покуда не стали брезговать им сиделки, пока родные его не стали с омерзением описывать болезнь его, избегая отвечать на вопросы о состоянии его, препираясь за его спиной о грозных прогнозах, что от него скрывали, и говорит один: он останется как есть, обнадеживая их его выздоровлением, другой же призовет об утрате его проявлять терпение, напоминая примеры умерших (от схожей болезни) прежде него. И пока он стоит так на краю расставания с миром и оставления своих друзей, явлено ему будет столь сильное удушье, что око разума его помутится, влага языка его испарится. О, сколько ответов на важные вопросы было известно ему, но не в состоянии он был произнести их, сколько молитв, доставлявших боль его сердцу, было слышимо ему, но оставался он подобным глухому к ним, ко всем — от старого, которого он почитал, до малого, коему милость свою оказал, и, поистине, объятия смерти — слишком чудо­вищны, чтобы объять их описанием или постигнуть разумением живущих в этом мире.

ХУТБА 222

Произнесена после прочтения стиха:
«Восхваляют Его утром и вечером люди,
коих торговля их от поминания Аллаха не отвращает»
(Коран 24:36–37)

Вот, Аллах — Преславен Он и Всевышен — сделал поминание для сердец освещением, давая через него им слышать после глухоты, прозревать после слепоты, наставляться после возмущения.

И одновременно Аллах — благословенны милости Его — во всякое время после времени, во всякую эпоху и период прерывания (цепи ниспослания пророков. — Т.Ч) избирал Себе рабов, с которыми тайно говорил, с умами которых беседовал, и начинали они — со светом ясным во взорах, слухе и сердцах — о днях Господа напоминать, местом Его возвышенным (остальных) устрашать, подобно знакам в пустыне. Кто прямо к цели устремился, тому славной представили его дорогу, тому о спасении возвестили, кто же отклонился влево или вправо, тому дорогу его показали униженной, остерегали его от гибели, став таким образом светильниками, эту тьму освещающими, указателями, от этих сомнений отвращающими. И вот, у поминания (зикра) есть слуги верные, которые его себе взяли взамен этого мира, и ни торговля, ни прибыль не смогли их от него отвратить. Дни жизни своей стали они в нем проводить, о запрещенном Аллахом возмутителям возглашать, до слуха пренебрегающих это доводить, призывая к справедливости и ею проникаясь, запрещая недозволенное, сами от него отстраняясь, как будто оторвались от этого мира в сторону мира загробного, все же в здешнем мире находясь, наблюдая то, что лежит за его пределами, как будто ведомы стали им тайны обитателей барзаха во время их тамошнего пребывания, и День Воскресения исполнил им свои обетования, и раскрыли они покров тайны для обитателей этого мира, и стали они как будто видеть невидимое, и слышать неслышимое. И если попытаешься вообразить их своим разумом — на их местах достохвальных, на седалищах видимых, — вот, раскрыты записи их поступков, готовы к отчету за малые из них и большие, будучи рассчитаны за то, что им повелели, а они не исполнили, и за то, что запретили, а они совершили, возложив ношу на свои плечи, но не в силах тяжести ее вынести, воплем вопят, друг с другом со стенанием говорят, к защите Аллаха прибегают от места сожаления и раскрытия (прегрешений), и увидишь ты тогда их признаками правильного руковод­ства, светильниками, тьму освещающими, ангелами окруженными, низводится на них Божья благодать (сакина), и врата небесные пред ними раскрываются, и места почетные для них приготовляются, на седалищах, о которых Аллах их предуведомил, будучи довольным их стремлениями и прославив их местопребывание. Возносят они к Нему молитвы, вдыхая милость прощения, будучи заложниками нужды в Его милости и пленниками унижения в присутствии Его величия. Долгая печаль погубила сердца их, а долгий плач — очи их изранил. Во всякую дверь снискания Господа десница их — стучащая, испрашивают они у Того, Кого щедрость не утруждает и Кто стремящихся к Нему на разочарование не обрекает.

Так давай расчет своей душе за самого себя, что же до душ остальных, то найдется другой, кроме тебя, кто их рассчитает.

ХУТБА 223

Произнесена после прочтения стиха:
«О человек, что ввело тебя в заблуждение
о твоем Господе Щедрейшем?» (Коран 82:6)

Из всех, кого спрашивали, он (такой человек) — слабейший доводами, и из всех обманутых — наименее достойный оправдания. Сам себя вверг он в состояние невежества.

О человек, что вдохновило тебя на прегрешение, что ввело в заблуждение о твоем Господе, что заставило удовольствоваться гибелью души своей? Ужели для болезни твоей нету исцеления, а для сна твоего — пробуждения? Неужели для себя не пожелаешь той милости, что желаешь другим? Вот, например, если видишь ты выставленного на жаркое солнце, то покроешь его тенью, а если видишь пораженного болью, терзающей тело его, то заплачешь из жалости по нему! Что же дает тебе возможность терпеть собственную болезнь, что укрепило тебя в собственных бедствиях, что укрепило, чтобы душу свою не оплакивать — самую дорогую из всех душ на свете! Как же не пробудит тебя страх надвигающегося мщения, когда вовлек ты себя в пучину гнева (Божьего) своими прегрешениями? Так исцелись от болезни вялости в сердце своем решимостью, и ото сна пренебрежения во взоре своем пробуждением, и будь к Аллаху в повиновении, и в поминании Его — в удовлетворении. И вообрази себе, пока от Него убегаешь, что Он к тебе приближается, к прощению Своему тебя призывает, милостью своею тебя покрывает, ты же от Него — к другому обращаешься. Он — сильнее всякого сильного, и нет Его щедрее! Ты же — слабее всякого слабого в одолевшей тебя страсти к неподчинению! Ты под покровом Его обитаешь, по широте милости Его жизненное пространство обретаешь. И в милости Своей Он тебе не отказывал и покрова Своего от тебя не убирал, не оставался ты без благодеяния Его и на миг очей, в милости, которую он тебе постоянно обновлял, или в несчастье, которое он от тебя удалял, или в бедствии, которое он от тебя отвращал. И что будет, представь, если ты Ему подчинишься! Аллах свидетель, если бы речь зашла о двоих, сравнимых по силе, равных по мощи, ты был бы первым, порицающим себя за недобрый нрав и дурные поступки! Истинно я говорю! Не мир тебя соблазнил, но ты сам им соблазнился, он лишь раскрыл пред тобою разные возможности и позволил тебе выбирать свободно (так поступать или эдак). И в том, что обещал он тебе из ниспослания недугов на тело твое и истощения сил твоих, был он более правдив и верен, нежели был он лжив и обманчив. Возможно, много было у тебя наставников по поводу него, но их (во лжи) подозревали, многие верно тебе о нем сообщали, но их во лжи обвиняли. И если познаешь ты его (мир сей)
в селениях покинутых, во дворах опустошенных, найдешь ты его для себя лучшим напоминанием, красноречивым увещеванием, любезным с тобою и заботливым! Благостно местопребывание того, кто не удовлетворился этим местопребыванием, и место жительства того, кто не предназначил его себе для постоянного проживания. Кто будет счастлив этим миром завтра суть те, кто бежит от него сегодня.

Когда разразится землетрясение, когда со всем ужасом своим наступит День Воскресения, и будут собраны последователи всякого учения в местах поклонения их, и всякому объекту поклонения будут представлены те, кто поклонялся ему, и всякому властителю — люди, что были у него в подчинении, тогда не получит Его справедливости и правосудия в тот день ни мигание ока в воздухе, ни легкий шаг по земле — ничего, кроме истинного, заслуженного воздаяния, и сколько доводов в тот день будет сочтено пустыми и сколько оправданий будет отвергнуто!

Так выбери для себя дела, за которые твои оправдания будут действенными, и твои доводы — действительными, и из того, что уйдет от тебя, непреходящее себе возьми; устремись с легкостью в путешествие за вспышкой света спасения и седла свои навьючь.

ХУТБА 224

Об отстранении от притеснения

Аллах свидетель, лучше мне проводить ночь в бессоннице на колючках ас-саадана или пусть меня протащат в цепи закованным, чем встретить в День Воскресения Аллаха или Его Посланника притеснителем кого-либо из рабов (Божиих) или присвоившим себе что-либо из добра. И как я смогу притеснить кого-либо ради (удовлетворения) души своей, которая к смерти стремится и долго под землей ее пребывание продлится?

Аллах свидетель, вот, видел я Акиля, который, обнищав, из доли пшеницы вашей попросил у меня саа, и видел я мальчиков его с растрепанными волосами, пыльного цвета от бедности своей, как будто лица их покрыты краской индиго, и возвращался он ко мне, настаивая, и повторял слова свои снова и снова, и обратил я слух свой к нему, и думал он, что я продам ему мою религию и что последую путем его, расходящимся с моею дорогою, и раскалил я для него кусок железа и после приблизил к его телу, чтобы извлек он урок из этого, и завопил он от боли воплем пораженного страшным недугом, как будто весь сгорел от этого прижигания, и сказал я ему: да станут оплакивать тебя плакальщицы, о Акиль! Рыдаешь ты от железа, раскаленного человеком для забавы, и тянешь меня в огонь, который разжег Всемогущий для Своего гнева? Ты рыдаешь из-за боли - не должен ли и я рыдать из-за пламени? И удивительнее этого — когда явился к нам путник в ночи с сосудом, в котором был состав из различных трав, замешанных с медом, но мне он показался противным, будто замешан он на слюне змеи или ее блевотине, и спросил я его: это — приношение, закят или милостыня? — ведь все это запрещено нам, Людям Дома! Сказал он: не то и не это, но это — подарок. И сказал я: «Да оплачут тебя бездетные плакальщицы, от религии ли Аллаха явился ты меня предательски увести? Или ты безумец, или одержимый, или же говоришь без понятия?» Аллах свидетель, если бы дадено мне было все что в семи чертогах (небесных) под небосводом их, за то, чтобы я не подчинился Аллаху хоть бы и в том, чтобы отобрать у муравья ячменное зерно, то я никогда не поступил бы так, ведь этот ваш мир пред взором моим значит меньше, чем лист во рту саранчи, когда она его пережевывает. Что Али за дело до благ исчезающих, до сладости преходящей? Прибегаем мы к помощи Аллаха от огрехов разума и от мерзостей ошибок, и на Него мы полагаемся.

ХУТБА 225

Молитва о благосостоянии

О Аллах, сохрани на лице моем легкости выражение и не смущай его разорением, от Себя милостию меня надели, от испрошения хлеба насущного у просящих у тебя меня огради, и милости — у тварей твоих злобных, чтобы я в восхваление дающих мне не был вовлечен, чтобы порицанием отказывающих не был увлечен, ведь Ты за всем за этим стоишь — Попечитель дарования и отказа, «поистине, Ты — надо всякою вещью властен» (Коран 66:8).

ХУТБА 226

Об отстранении от мира

Сие — дом окружающих бедствий, обманчивостью своею известный, дела его вечно не пребудут, обитатели его в безопасности не будут.

Дела переменчивы, дороги изменчивы, жизнь в нем унижению подвергается, безопасность уничтожается, и люди его — цели намеченные, копья он в них бросает, смерть их уничтожает.

И знайте, о рабы Аллаха, что вы сами и то, среди чего находитесь в этом мире — на пути тех, кто прошел прежде вас, кто был жизнью вас длиннее, домами полнее, чьи следы простирались дальше. Голоса их замолкли, движения затихли, тела сгнили, дома опустошились, следы истерлись. И сменили они дворцы возвышенные и ковры распростертые на скалы и камни разложенные, и могилы подобно пещерам высеченные, основание коих на руинах покоится, глиной сооружение их укрепляется, места их друг к другу приближенные, но обитатели их друг от друга в странствии удаленные, будучи промеж обитателей местных одинокими, от трудов свободными, но озабоченными, ни к какой родине они не привязаны, с соседями соседскими узами не связаны, несмотря на близость соседства и доступность места. И как могут они друг друга посещать, когда размололо их жерновами разложение, отданы они земле и камням на съедение.

И вы как будто тоже отправились куда и они, поймало вас (в ловушку) то же место сонное, и схватило вас то же место пребывания. И как будете вы, когда дела придут в завершение и могилы постигнет извержение (дабы вывести всех, кто в них): «Тогда представится всякой душе то, что после себя оставила, и возвращены будут к Аллаху, их истинному Повелителю, и отвернется от них все то, что они измышляли» (Коран 10:30).

ХУТБА 227

Его Светлость (А) обращается к Аллаху,
чтобы Он наставил его (А)

Господи, Ты — самый привязанный ко своим возлюбленным, более всех готовый помочь на Тебя полагающимся. Ты их в местах сокрытия их наблюдаешь, все, что скрывают они, ведаешь и степень прозорливости их знаешь. И секреты их пред Тобою раскрыты, и сердца их к Тебе устремлены. Если отяготит их одиночество, утешит их Твое поминание, если обрушатся на них тяготы, к Твоей защите будет их прибегание, по знанию, что узда всякого дела — в деснице Твоей и начало его — по предписанию Твоему.

Господи, если не смогу я просьбу свою правильно изложить или нужды свои до конца разглядеть, то укажи мне то, что имеет пользу для меня, и направь сердце к цели, истинно предписанной для меня, ведь это не есть ни отрицание Твоего наставления, ни относительно поддержки Твоей введенное нововведение.

Господи, веди меня к Своему прощению и не веди меня к Своему осуждению!

ХУТБА 228

В ней подразумевается
некто из его (А) сподвижников

У Аллаха — воздаяние такого-то, кто кривое распрямил, и болезнь исцелил, и сунну установил, и с ересью в противостояние вступил! Ушел он в одеянии незапятнанном, прегрешениями не отягощенным. Встретил он [в этом мире] долю лучшую, а оставил худшую. Аллаху он повиновался и по истине Его боялся. Ушел и оставил их на дорогах расходящихся, которыми не наставится заблуждающийся и не обретет уверенности наставляющийся.

ХУТБА 229

В ней описывается присяга
Повелителя Верующих (А)
при вступлении в должность халифа

Комментарий Сайида ар-Рази: Подобная речь уже приводилась нами в других выражениях

Вы протянули мою руку, а я ее придержал, вы вытянули ее, а я ее удержал, потом вы столпились вкруг меня словно стадо жаждущих верблюдов у водопоя, так что порвались сандалии и упала накидка, и растоптан был слабый, и так было явлено счастье людей от присяги, принесенной мне, что в восторг пришли малые, и поплелись ко мне [навстречу] старые, и принесен был туда беспомощный [на носилках], и прибежали девочки с непокрытыми головами.

ХУТБА 230

О целях загробной жизни

Истинно, богобоязненность — ключ к наставлению, поклажа на день возвращения, от всякого рабства освобождение, спасение от всякого уничтожения, ею стремящийся преуспевает, к ней убегающий прибегает, здесь всяк своей цели достигает.

Наилучшие деяния

Поступайте, когда поступок высокопочитаемый, когда из покаяния польза извлекаема, когда молитва внимаема, когда состояние умиротворенное, а письменные трости записывают. Торопитесь с благими поступками до наступления старости, в сложении искривляющей, болезни изнуряющей, смерти внезапно хватающей. Поистине, смерть — сладости жизни вашей уничтожитель, страстей ваших — укротитель, стремлений ваших — удалитель, незваный она для вас посетитель, противник непобедимый, враг неотвратимый. Связали вас путы ее, окружили вас злые козни ее, направлены на вас наконечники стрел ее, ее господство над вами усилилось, ее вражда к вам обрела непрерывность, возможность, что упустит вас, — уменьшилась, и скоро покроют вас мрак ее темноты, жестокость ее болезни, тьма ее отчаяния, отчаянные угрызения совести, горе разрушения, тьма многослойного поглощения, болезненность вкуса ее. Как будто пришла к вам неожиданно, заставив замолчать тех, что с вами шептались, рассеяться тех, что вас окружали, следы ваши сотрет, обиталища ваши опустошит, наследников ваших приведет и наследство ваше распределит между другом приближенным, не способным помощь оказать, и родственником опечаленным, не способным смерть отвращать, и другим, радостным, что не станет по тебе горевать.

Преимущество стремления

И заповедую вам стремление и особое усилий приложение, снаряжение ваше и приготовление, поклажей нагружение для места предназначения. Да не введет вас жизнь мирская в заблуждение подобно тому, как ввела в него прежние поколения, и века ушедшие, которые молоком ее напоились, и были обманчивостью ее поражены, и было долгим их пребывание, так что на старое поменялось бывшее в новом состоянии. И сделались могилами мирские обиталища и наследством — его сокровища. Кто посетил их, они не знают, на оплакивания их внимания не обращают и призывающим их не отвечают. Берегитесь же этого мира, ведь он — поистине — лживый, обманчивый и предательски поступающий, дающий и обратно забирающий, наряжающий и раздевающий, довольство его долго не продлевается, тяготы его не кончаются, бедствия его не прекращаются.

В продолжение этой же хутбы следует описание аскетов: Были они народом из людей этого мира, но в то же время — не из них, и были в нем как те, кто не от него, делали в нем то, о чем имели прозрение, бежали того, о чем имели предостережение, смешиваясь с группою обитателей мира загробного, и видели людей мира сего, смерти телесной много внимания уделяющих, и ей более, нежели живущих сердец умерщвлению, значение придающих.

ХУТБА 231

Произнесена в Зикаре по пути в Басру;
упоминает о ней аль-Вакиди
в книге «Аль-Джамал»

Он (Пророк (С)) то, что было ему приказано, явил, и послания Господа своего передал, и через него Аллах разрушающееся укрепил, и распадающееся соединил, и связи между родственниками восстановил, хотя таили они в груди вражду лютую, а в сердцах — злобу укоренившуюся.

ХУТБА 232

Произнесена в адрес Абдаллаха бин Замаа,
по поводу того, что Абдаллах бин Замаа,
будучи сторонником Повелителя Верующих (А),
явился к нему (А) в период его (А) халифата,
требуя деньги

Эти деньги — не твои и не мои, но они — мусульман, мечей их добыча. И если участвовал бы ты с ними в сражении, надлежала бы тебе доля, подобно им, а иначе — добыча рук их будет только для ртов их.

ХУТБА 233

Произнесена после того,
как один из сподвижников Повелителя Верующих
пытался произнести речь, но не сумел сделать этого
подобающим образом, а речь была о достоинствах
Людей Дома Пророка (С) и о бесчестье эпохи

Поистине, язык — часть человека, и речь не приводит его к успеху, если язык отказывает, и не дает ему передохнуть, если он многословен. Поистине, мы — повелители речи, чрез нас проходят ее жилы, над нами нависают ее ветви.

О смутном времени

И знайте, что вы — да смилостивится над вами Аллах — живете в эпоху, когда мало тех, что истину изрекают, и язык в речении правды бессилие являет, а призывающий к правде в унижении пребывает. Люди этого времени неподчинением (Аллаху) занимаются, лишь в лести и обмане преуспевают, юноши их — порочны, старейшины их — грешны, ученые их — лицемерны, выступающие — низкопоклонны. Малый старого их не почитает, богатый бедному не помогает.

ХУТБА 234

Сообщает Зилиб Аль-Йамами со слов Ахмада бин Кутайбы,
со слов Абдаллаха бин Йазида, со слов Малика бин Дихйи:
«Вот, были мы вместе с Повелителем Верующих —
да будет над ним мир, — когда было упомянуто о различиях между людьми, и он (А) сказал»

Вот, различает их меж собой различие источников глины, из которой созданы. Это — потому, что они — из соленой почвы либо из сладкой выведены, из глины грубой или же мягкой, и насколько земля, из которой они сделаны, похожа, настолько похожи и они, и в той мере, в которой отличается она, отличаются. Совершенный в сложении — разумом ущербный, длинный ростом краток в храбрости, умный в делах уродлив на вид, близкий ростом к земле может видеть далеко, человек добронравный имеет черты отвратительные, обладаю­щий сердцем неуверенным имеет мысли противоречивые, а красноречивый —острый ум.

ХУТБА 235

Произнесена, когда он (А)
был занят омовением тела Пророка —
да благословит его Аллах и род его —
и его (С) последним приготовлением

Да станут отец и мать мои жертвою за тебя, о Посланник Аллаха! Оборвалось со смертью твоею то, что не оборвалось со смертью никого другого из пророчества, и пророческого откровения, и небесных сообщений. Ты — избранный настолько, что обо всех остальных источником утешения стал, и общий настолько, что в тебе каждый (верующий с остальными) равенство обретал. И если бы ты не заповедал терпение и не запретил оплакивание, мы низвергли бы потоки слез, но и они не дали бы боли нашей утешения и не знало бы горе наше прекращения, но и то и другое было бы слишком мало для тебя! Однако это есть то, от чего невластны мы защититься и не способны мы оградиться! Да будут мои отец и мать жертвою за тебя, помяни нас у Господа своего и прояви к нам свою заботу!

ХУТБА 236

Здесь приводится воспоминание о том,
что произошло с Повелителем Верующих —
да будет над ним мир — после хиджры Пророка —
да благословит Аллах его и его род —
и до их (С) воссоединения

Я отправился путем Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род, — следуя в направлении его поминания, покуда не завершил путь в Аль-Арадже.

Пространный комментарий Сайида ар-Рази: Слова его — да будет над ним мир — фа ата-у зикрах — из числа слов, являющих собою высочайшую степень красноречия, под ними подразумевается выражение «на протяжении всего пути — с момента выступления и до прибытия в это место — я получал сообщения от Посланника Аллаха — да благословит Аллах его и его род», и Его Светлость (А) применил здесь это великолепное идиоматическое выражение.

ХУТБА 237

О стремлении действовать

Действуйте, покуда вы еще на просторе жизни ближайшей, и свитки раскрыты, и покаяние дозволено, когда ушедшего в сторону призывают и согрешившему надежду даруют, покуда возможность действовать не погаснет, время не истечет, жизнь к концу не придет, врата покаяния не затворятся и ангелы не воспарят.

Так да будет человек (пользу) извлекать сам для себя, от живого — для мертвого, от преходящего — для вечного, от ушедшего — для пребывающего. Человек да убоится Аллаха, ведь до смерти ему на (краткий) срок жизнь отведена и для дел его отсрочка дана. Возьми, человек, душу свою под уздцы и ухватись за ее поводья так, чтобы уздою от бунта против Аллаха отстраняться, поводьями к повиновению Аллаху направляться.

ХУТБА 238

О двух арбитрах и недостатках
людей аш-Шама

Грубые, низкие, рабы ничтожные собрались со всех сторон, сбежались со всякой своры, кому надлежит быть назидаемому, наставляемому, научаемому и обучаемому, на попечение предоставляемому, за руку ведомому. Они не есть из числа мухаджиров или ансаров, ни из тех, что поселились в доме (Медине) и в обиталище веры.

Вот, люди выбирают себе приближенных из народа, который они любят, вы же избрали себе приближенных из народа, который ненавидите. И вот, вчера Абдаллах бин Кайс говорил: «Поистине, это —
смута, так что обрежьте тетивы ваши и вложите в ножны мечи ваши». И если он прав был, то ошибался в выступлении своем — не подневольном, а если лгал, то стоит относиться к нему с подозрением. Так направьте Абдаллаха бин аль-Аббаса на встречу с Амром бин аль-Асом, и используйте отсрочку во днях, и укрепите рубежи Ислама, неужели не видите, что на города ваши набеги совершают, по рядам вашим стреляют?

ХУТБА 239

Упоминание о роде Мухаммада —
да благословит Аллах его и его род

Они для знания — оживление, для невежества — умерщвление. Сообщает вам их терпение об их знании, их явное — об их сокровенном, их молчание — о мудрости их речения. Истине они не противятся и в ней не разделяются. Они — опоры Ислама и прибежище (его) защиты. Ими истина на место свое возвратилась, и ложь с места своего сместилась, и язык ее от корня своего оторвался. Размышляли они о религии разумом внимательным и попечительным, не разумом слушателей и распространителей ибо много у знания распр



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.031 с.)