ТОП 10:

Генетическая ущербность ИУДЫ



 

1.

 

«Перестройка», «плюрализм мнений», «новое мышление» и прочие демагогические постулаты провозглашались Горба­чевым с целью «задурить голову» простым людям. Не зря на первом же, после воцарения, Пленуме ЦК КПСС, в апреле 1985 года он провозгласил для страны свою главную внут­реннюю политическую концепцию: "Вся жизнь, весь ход ис­тории убедительно подтверждают великую правоту ленин­ского учения. Оно было и остается для нас руководством к действию, источником вдохновения, верным компасом в определении стратегии и тактики движения вперед.» 32

Весь период правления Горбачева и отношение народа к процессу перестройки условно можно разделить на четыре этапа. П е р в ы й э т а п - с 1985 по 1987 годы сопровождал­ся обвальной эйфорией народа пронизанной не осмыслением происходящего, а эмоциональными порывами, что на тот пе­риод было вполне оправдано. Народ смертельно устал от де­бильства власти, от беспредела партийных сатрапов на местах, от невыносимо тяжелой, скотской жизни, от дикой социаль­ной несправедливости, от старых маразматиков в Политбюро, живших двойной жизнью, от дряхлых и больных руководите­лей страны не способных не то что управлять государством, но даже произнести пару слов без бумажки...

В этот период практически никаких экономических пре­образований не осуществлялось, да и не могло осуществиться. И главное здесь заключалось в том, что: «Не по Сеньке оказа­лась шапка.» Уровень М.Горбачева не дотягивал даже до ру­ководителя заштатного города. Ведь за все время своего сиде­ния на Ставропольском крае, он так никакой памяти о себе и не оставил (имеется ввиду делами). Кроме этого, проводить реформы было некому, так как все руководящие звенья ин­ститутов государственной и партийной власти были разложе­ны в период Брежневской вакханалии и смутного времени 1983-1984 годов. Более того и сам народ был разложен и не способен в цивилизованных условиях начать реализацию ре­форм. Нужны были очень жесткие и кардинальные меры чрезвычайного характера.

Все это безусловно привело к тому, что никакой пере­стройки экономики не было, были декларации о намерениях, и не более того. М.Горбачев и сам вскоре понял, что управ­лять страной нажатием кнопок не получается. Нужно было засучивать рукава и влезать в «дерьмо», чтобы расчистить ав­гиевы конюшни, но он этого не умел, да и не очень хотелось браться за такую грязную работу. Представители же тех са­мых 8-10 процентов населения, которое тянуло на себе всю страну, первыми начали задумываться о сути и реалиях дек­ларативных заявлений Горбачева.

Именно эти первые три года импотентного бездействия Горбачева позволили пятой колонне ускорить мобилизацию своих сил для захвата власти в стране. Тяжело больное госу­дарство не лечили, ему день ото дня заговаривали зубы тем, что его вылечат, что оно станет здоровым... А течение болез­ней стало переходить в необратимую фазу, приближая неот­вратимый коллапс. Именно в эти три года был сломлен тот мощнейший энтузиазм народа, который возник в 1985 году, что окончательно подорвало веру народных масс в возмож­ность что-либо изменить в нашей стране.

В т о р о й э т а п - перестройки, с 1988 по 1989 годы, характеризуется отрезвлением, но еще не всего народа, а пока только тех 8-10 процентов, которые в максимальной степени обеспечивали жизнедеятельность государства. Остальная же, подавляющая часть населения, все еще слепо нежилась в по­токе демагогических обещаний своего кумира осчастливить их завтра, обвиняя во все нарастающих проблемах и бедах старую партократию, врагов Горбачева, всяких там сталини­стов, КГБ, и т.д. В общем обвиняли всех, только не себя и не Горбачева, полностью подчиняясь сиономасонской пропаган­де внутри страны, которая еще не получила указание из-за границы, «мочить» Горбачева.

Именно в эти два года пышным цветом расцвели: пре­ступность, спекуляция, наркомания, проституция, появился рэкет, резко возросло: количество тяжких преступлений и убийств, началось повальное разложение армии и как следст­вие - на черных рынках городов СССР появилось в продаже оружие и даже взрывчатка. Резко ухудшился жизненный уро­вень населения, качество товаров упало до самой низкой от­метки, особенно продовольствия. Полки магазинов опустели, народ уже не мог потратить заработанные деньги.

А пятая колонна, по давно написанному сценарию стала переводить экономические проблемы в политические. Есте­ственно это происходило не стихийно и не самотеком, а в рус­ле стратегии сиономасонских центров США и Европы - по расчленению Советского Союза. Дезинтеграцию и расчлене­ние СССР планировалось осуществить с одной стороны через межэтнические и межнациональные конфликты в среднеази­атских и кавказских республиках, чьи элиты были более под­вержены менталитету средневековых сатрапий (в чем мы и убедимся с приходом к власти Б.Ельцина). А с другой сторо­ны - через прибалтийских карликов: Эстонию, Латвию и Лит­ву, вхождение которых в СССР так и не было признано Запа­дом. Подрывная работа, направленная на расчленение нашей страны мощно подпитывалась из-за океана и счет шел на десятки миллиардов долларов, о чем не таясь заявляли полити­ческие деятели Латвии уже в конце 90-х годов.

Т р е т и й э т а п - 1990 год можно назвать годом под­готовки государственного переворота, годом срежиссированных пятой колонной протестов, митингов, забастовок и мяте­жей по всей стране. Многие из этих процессов сопровожда­лись кровопролитием. Здесь необходимо отметить пожалуй самый важный элемент эпохи перестройки. Как международ­ные снономасонские стратеги, так и верхушка пятой колонны врагов народа внутри страны понимали, что на их пути к за­хвату власти над страной стоит два основных и потенциально опасных препятствия: КПСС и русский народ. Надо заметить, что КПСС конца 80-х годов это не только партноменклатура, но и 18 миллионов простых людей, членов КПСС не имев­ших никакого отношения к партноменклатуре: врачей, инже­неров, учителей, военных, государственных служащих, рабо­чих и крестьян, причем в значительной степени лучших и в образовательном и в профессиональном плане, чем остальная часть населения, которые своим трудом обеспечивали устой­чивость власти и цементировали общество в целом.

Поэтому пятой колонне в первую очередь надо было раз­рушить КПСС, как центральный стержень власти страны и тогда эта власть сама упадет им в руки. С другой стороны опасное препятствие - русский народ, 150 миллионов это не шуточки. Но его опасались не как мощной силы способной организоваться и спасти страну, он давно уже был оскоплен и за время оккупации с 1917 года деградировал сначала из на­ции в народ а затем из народа в население, в серую, безволь­ную и безликую массу. С этой стороны русское население не было опасно пятой колонне. Просто они брали во внимание, что не дай бог среди этой огромной 150-миллионной массы русских появятся мощные лидеры или вождь, тогда не исклю­чен тот страшный русский бунт, при котором все фонари страны превратятся в виселицы для пятой колонны...

Но сиономасонские стратеги внутри страны, в отличие от своих зарубежных коллег, хорошо владели ситуацией и знали, что у русских нет лидеров, зря что ли проводилась селекция и лучшие из гоев либо уничтожались, либо не подпускались к власти. А вот создать ситуацию, при которой русские стали бы врагами для остальных народов СССР, переложить на них всю вину за сионобольшевистский террор и эксперимент над народами России, стреножить эту огромную массу людей чувством вины не только перед народами нашей страны, но и перед всем миром - задача крайне необходимая. И есть для этого методы сто крат проверенные на деле во всем мире. Главное валить все с больной головы на здоровую. Одним действием решать сразу несколько задач - это альфа и омега сиономасонских адептов еще с древнейших времен.

И вот, чтобы свалить КПСС, сначала развертывается спра­ведливая и широкомасштабная пропаганда и обработка масс по низвержению партноменклатуры, широко освещаются во­ровство и коррупция как верхушки ЦК КПСС (не щадя и сво­их соплеменников, которых всегда потом можно вывести из под удара), так и руководителей обкомов и горкомов на мес­тах. Освещается беспредел партийной власти, ее некомпе­тентность, неумение, а подчас и преступность. А затем эта кампания плавно переводится в травлю всей КПСС. И здесь главным оружием становится провозглашенная Горбачевым и освященная сиономасонским Западом - Гласность. Средства массовой информации - газеты, журналы, издательства, теле­видение и радио находятся уже полностью в руках евреев и их сиономасонских руководителей. Начинается тотальная война СМИ против КПСС, а на том этапе значит и против го­сударства, особенно шельмуются русские пробившиеся через многие заслоны к высоким постам в государстве.

Деморализованное КГБ, во главе с импотентным Крюч­ковым открывает архивы для еврейских средств массовой пропаганды, которые начинают обрушивать на головы неис­кушенного и неинформированного народа тысячи тонн ин­формации о преступлениях и зверствах большевиков, а зна­чит КПСС против России и ее народов. При этом ни слова не говорится и не пишется о том, что эти зверства совершались евреями и еврейками или иностранными наемниками под их руководством. Таким образом получалось, что мол это рус­ские совершали зверства, пытки, казни и прочие преступле­ния, что естественно в глазах других народов страны делало русский народ ответственным за все преступления жидома­сонских уголовников со времен Октябрьского переворота.

Здесь надо отметить один существенный момент. В этот важнейший период почти все более менее образованные ев­реи, по призыву мировой закулисы, независимо от профессий бросились в публицистику разоблачать большевиков, а значит и правопреемницу КПСС, раскрывая действительно страш­ные преступления с 1917 года. При этом надо не забывать, что львиное число еврейских большевиков-уголовников скрыва­ли свою национальность под русскими фамилиями, что для 99 процентов непосвященного народа делало преступников - русскими. Десятки тысяч статей на эту тему публиковались и тиражировались миллионами экземпляров по всей стране, а с экранов телевидения неслись уже пропагандистские атаки пя­той колонны в программах «Взгляд», «Пятое колесо», «ВИД» и многих других, о которых русский народ не забыл, как не забыл и тех кто руководил и организовывал эту вакханалию.

А что же наша, так называемая русская интеллигенция? Наши писатели и поэты? Они по инерции, как недоумки (за исключением очень немногих) продолжали писать о деревне, о колхозах, о Великой Октябрьской революции, о родной боль­шевистской партии, о вожде пролетариата Ленине, о прекрас­ной перестройке... И только немногие думающие русские осознали тогда, что русский народ не имеет ни своей элиты, ни своих лидеров и вождей. Только единицы начали тогда противодействие и появились первые работы с правдой о том кем же был на самом деле Ленин, о большевиках, о масонах о сионизме, о их страшных преступлениях перед нашим наро­дом и нашей страной. Более менее широкий поток такой ли­тературы, проливающей свет на истину того, что произошло с Россией и нашим народом, появился уже после захвата ими власти в стране и особенно, после расстрела Белого дома в 1993 году. То есть, когда Россию захватили и разграбили Ельцинская банда и международное еврейство.

И что особенно важно, просвещать наш народ в этом пла­не стала не продавшаяся интеллигенция, а русские инженеры, преподаватели, госслужащие, военные, предприниматели, бросившие свои дела и ушедшие в публицистику по зову сер­дца и своей генетики. Это благодаря им наш народ смог уз­нать правду о завоевании России евреями в 1917 году, и о том кто такие большевики и чекисты, и о том, кто творил невидан­ные на земле злодеяния, и кто уничтожал русский народ...

1990 год был годом начала сепаратистских процессов, мобилизации сил пятой колонны и сосредоточения их на пер­вых рубежах атаки во всех порах государственной власти. Они начали процесс создания в стране кризисной экономиче­ской ситуации и голода, повторяя те же сценарии, которые были реализованы ими в России во второй половине 1916 и начале 1917 года. Народ усиленно по всей стране готовили к голодным бунтам, при помощи которых можно было опроки­нуть существующую власть.

И наконец ч е т в е р т ы й э т а п - 1991 год. Это год не путча, как долдонили об этом еврейские СМИ, а год госу­дарственного переворота и захвата власти в стране пятой ко­лонной сиономасонских преступников. Члены так называе­мого ГКЧП - и по сути и по юрисдикции не могут являться путчистами, так как занимали самые высокие государствен­ные посты в государстве и вправе были создавать любые структуры власти, ибо это было в компетенции Совета Мини­стров СССР. Но и здесь все пошло по запланированному про­цессу все валить с больной головы на здоровую. Законную власть назвали путчистами те, кто сами совершили путч, хотя и пятая колонна и сами «путчисты» играли в одну игру, на обман народа и предательство страны во имя личных интересов, но об этом в конце книги...

 

2.

 

Самой острейшей проблемой в стране, производными от которой были десятки и других крупнейших проблем, являл­ся алкоголизм. Инородная власть не просто спаивала народ, а целенаправленно его травила. Оккупационной власти не ну­жен был здоровый, физически крепкий и умный русский на­род. Такой народ мог вернуть себе законно принадлежавшую ему Родину и власть. Другое дело спившееся быдло, ничего не соображающее, ничего не понимающее и ни над чем не за­думывающееся. Таким серым стадом и управлять легко и гра­бить страну безопасно.

Алкоголизм ведь не только умственная деградация, это еще и: разрушение семей, основы любого государства; рож­дение детей с умственными и прочими отклонениями; выве­дение ущербной генетической наследственности; брак в рабо­те; низкая производительность труда; аварии и увечья на про­изводстве и в быту; отвлечение огромных средств на лечение алкоголиков и т.д. А ведь в начале века и до первой мировой войны потребление чистого алкоголя в царской России рав­нялось всего-то - 3,5 литра на человека в год. А с началом первой мировой войны (с 1914 года) был введен сухой закон и потребление алкоголя было сведено почти до нуля.

И хотя после гражданской войны сухой закон был отме­нен, его потребление росло очень незначительно. Сталин по­нимал вред алкоголя для народа и для государства. Перед вой­ной, в 1940 году, потребление алкоголя составляло всего 1,9 литра в год. Этот уровень сохранился практически до смерти Сталина и только с приходом Н.Хрущева началось тотальное спаивание населения. К 1985 году, то есть к приходу Горбаче­ва к высшей власти в стране, потребление чистого алкоголя на душу населения уже составляло почти 14 литров, то есть по 70 поллитровок водки на человека в год, в том числе и на ма­лого ребенка и на немощного старика. По оценке Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) численность алкоголи­ков в нашей стране превысила тогда 48 миллионов человек. Это фактически был каждый шестой житель страны.

Уже тогда, по закрытым данным Академии педагогиче­ских наук 3,5% родившихся в стране имели тяжелые психи­ческие и физические отклонения (это родившиеся без ручек, ножек, с поврежденными почками, и что самое страшное - без разума). А еще 13% рождались с отклонениями средней тя­жести. По причинам пьянства ежегодно погибало около полу­тора миллиона человек. Демагогия о том, что водочные день­ги обеспечивали бюджет - б р е д !, ибо 40 миллиардов руб­лей водочного дохода, только в 1983 году принесло почти 150 миллиардов рублей реальных УБЫТКОВ, на почве алко­голизма. И самое страшное - запили женщины и дети. А ведь в царской России в 1913 году, даже до введения сухого зако­на, 95% юношей и девушек до 18 лет не пробовали алкоголя. Так что пятая колонна день за днем делала свое черное дело.

О надвигающейся трагедии не уставал говорить извест­ный всей стране академик Углов, люди зачитывались его док­ладами в ЦК КПСС на эту тему. Но оккупационная инород­ная власть все молча игнорировала. Правда, время от време­ни Сионполитбюро провозглашало кампании по борьбе с ал­коголизмом. Но это были кампании заранее запланированные на поражение, так как они ничем не были обеспечены. Еще свежа была в памяти антиалкогольная компания начатая Анд­роповым и с блеском проваленная властью. Ей главное было показать видимость борьбы и сопротивления этому народа, чтобы потом, опираясь на мнение якобы этого народа, похо­ронить очередное начинание.

Не надо иметь большого ума чтобы понять: запретительными мерами эту проблему не решить. А раз принимают за­претительные меры, то есть повторяют то, что уже несколько раз доказало неэффективность таких подходов, значит и не собираются всерьез решать эту страшную для страны проблему. А ведь уровень бед и экономических потерь был та­ков, что требовал от власти широкомасштабной и длительной по времени, кропотливой и тяжелой работы. Значит нужно было срочно разработать Программу борьбы с алкоголизмом как минимум лет на десять. Разбить ее на этапы и направле­ния, назначить персонально отвечающих людей, установить жесточайший контроль за реализацией этой Программы по цепочке, от предприятия до Совета Министров и от первич­ных парторганизаций до ЦК КПСС. Поднять весь народ на решение этой беды. Причем, самое главное, напрочь исклю­чить запретительные меры, которые вели к самогоноварению, к вдыханию спиртсодержащих бытовых химпрепаратов и т.д.

Пусть пьют, хоть зальются. Ведь в среде пьющих есть такие, которых уже не исправить, на таких тратить силы и средства дороже обществу. Речь идет о тех, кого можно было вывести из под этого дурмана. Вот ради них, работу по борь­бе с алкоголизмом и пьянством повести совершенно в другой сфере, в сфере экономической и морально-психологической. Одним из важнейших направлений в этой работе должно бы­ло стать повышение общекультурного уровня ВСЕГО НА­СЕЛЕНИЯ, то есть заняться тем, чем инородная оккупацион­ная власть не занималась с 1917 года. Ибо то, в области куль­туры (балет, искусство, музыка и т.д), что мы имели, было предназначено для узкой прослойки интеллигенции, а не для народа в целом. Ведь за все годы своего владычества над Рос­сией, ни ВКП(б), ни КПСС ни разу, ни на одном из своих за­седаний, не рассмотрели в масштабах страны вопросы повышения общекультурного уровня населения, простого народа, включая маленькие поселки и деревни.

Реализация Программы по борьбе с алкоголизмом и пьян­ством должна была сопровождаться развертыванием широко­масштабной пропаганды в прессе, на телевидении, на радио, целью которой было превращение алкоголика или пьяницы в изгоя общества презираемого везде: в трудовом коллективе, в семье, на улице... Более того, ввести экономические санкции, систему штрафов за распитие спиртного на работе, за приход на работу в нетрезвом виде, за пьяный дебош или скандализм во внерабочее время и т.д. Любой проступок, совершаемый в состоянии опьянения должен был считаться отягчающим фактором. Любые стенания о том, что санкции против пьяниц ударяли бы по бюджету семей чистейший бред! Ущерб кото­рый пьющий приносит своей семье от употребления алкоголя стократ больше и зачастую именно пьянство приводит к рас­паду семей. Я уж не говорю о системе административных на­казаний в виде лишения премий, льгот, понижений по долж­ности и т.д. Причем, реализацию такой Программы вести не по затухающей, а по возрастающей схеме, тогда всем было бы понятно, что это не очередная кампания, а целенаправленная политика на всю оставшуюся жизнь.

Так вот, одним из первых шагов перестройки была имен­но кампания по борьбе с алкоголизмом, провозглашенная Горбачевым на майском Пленуме ЦК КПСС 1985 года. Но это не ему пришла в голову мысль о необходимости борьбы с проблемой, которая самым непосредственным образом угро­жала национальной безопасности страны. На местах и в об­комах партии, и в облисполкомах еще были люди радеющие за страну и свой народ. С их подачи, уже 23 марта 1985 года, когда Михаил и Раиса Горбачевы еще млели от счастья сва­лившейся на них власти, газета «Правда» публикует письмо саратовской рабочей-изолировщицы Р.Горюновой, в котором был провозглашен судьбоносный для страны и народа лозунг: «Трезвость - норма жизни.» Так в частности рабочая писала: «По моему глубокому убеждению, еще очень слабо ведется профилактика пьянства... Следует повсеместно создавать нетерпимые условия для пьющих, наиболее злостных исклю­чать из профсоюза (а это уже дает возможность экономиче­ских санкций, Ю.К.) Недопустимо, чтобы запои, как это быва­ет, оформлялись как отгулы, сверхурочные работы, команди­ровки в подшефные села и стройки. От кого скрываем зло?» 33

А что же М.Горбачев? Он развернул говорильню вокруг важнейшей для страны проблемы, обложился постановления­ми ЦК КПСС и Правительства, в которых напрочь отсутство­вали серьезные подходы в решении этой проблемы, никакой персональной ответственности, никакой пропагандистской работы, никакой долговременности в работе. Опять запрети­тельные меры, сокращение производства крепких спиртных напитков, нормирование времени их продажи в торговых точ­ках, введение водочных талонов и прочее дуреломство.

Естественно, что это породило массу новых проблем, но не снизило главную, потребление алкоголя. Резко возросли очереди за спиртным, подскочило самогоноварение и произ­водство левой суррогатной продукции продаваемой из-под по­лы. Большими темпами начала расти спекуляция спиртными напитками на вокзалах, в поездах и разных злачных местах. Даже государственные предприятия стали укрывать часть продукции для продажи на черном рынке по спекулятивным ценам. Так например, только внезапными проверками службы БХСС (борьбы с хищениями социалистической собственно­сти) в Москве было обнаружено укрытых от продажи спирт­ных напитков на сумму около 900 тысяч рублей (около 250 тысяч бутылок водки). 34

По данным статистики, только в 1988 году в медвытрез­вителе побывало - СЕМЬ МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК!!!... Нет необходимости приводить бесчисленные факты провала первой акции перестройки, ибо она и проводилась так, чтобы не получить реальных результатов, а продолжать дело пятой колонны по низведению населения в серую, тупую и безли­кую массу. Такая же судьба постигнет практически все начи­нания Горбачева. Другого и быть не могло...

 

3.

 

Таких кампаний, как борьба с пьянством Горбачев декла­рировал около двух десятков и ни в одной не было достигну­то каких-либо конкретных результатов. Вся беда выдвижен­цев типа М.Горбачева, не имевших производственного опыта и знания жизни народа заключалась в том, что они взобрав­шись на пирамиду власти считали, что их главная задача за­ключается в том, чтобы декларировать народу лозунги по то­му или иному вопросу, а дальше хоть трава не расти, мол все будет решаться автоматически, ведь есть аппарат ЦК, обкомы и горкомы партии, Правительство, обл и горисполкомы, есть министерства и ведомства. Имеющему мозги надо было всего лишь напрячь их, чтобы осмыслить то, что было уже понятно любому рядовому управленцу страны: государственный ме­ханизм власти разложен, деморализован, частично непрофес­сионален и лишен волевых качеств, и поэтому не может быть дееспособным без ж е с т к о г о у п р а в л е н и я и еще более ж е с т к о г о и н е п р е р ы в н о г о к о н т р о л я со стороны первых лиц государства. А ведь даже в годы правления Сталина, когда царили дисциплина и порядок, когда го­сударственный механизм работал как часы, вождю часто лич­но приходилось вникать в тысячи дел, зачастую лично подтал­кивать нерадивых исполнителей. А здесь, при полном развале системы управления, наш Демагог решил управлять государ­ством путем нажатия кнопок и декларативных заявлений.

Одним из разрушительных решений Горбачева была вы­борность начальников, от мастера до директора. Нельзя ска­зать, что Горбачев был просто идиотом, принимая такое решение. Такое решение не принял бы даже и трижды идиот, так как любому умственно нормальному человеку даже не рабо­тавшему на производстве было понятно, что при такой систе­ме станут выбирать не толковых и требовательных, не жест­ких и умных руководителей, а удобных, глупых, безвольных - которые не будут заставлять трудиться в поте лица; на кото­рых можно надавить и они согнутся, ибо пригрозят переизбра­нием; которых легко обмануть или обвести вокруг пальца. Те, кто сталкивался на производстве с пьянью, знает как они со­лидарны и умеют сплачиваться и давить на окружающих. Раз­ве такие изберут твердого и жесткого мастера, который будет требовать выполнения плана, нет, они изберут покладистых дружков, которые не будут кочевряжиться и всегда припишут им невыполненную работу, закроют липовые наряды и т.д....

Бывая в то время в командировках на металлургических и горнодобывающих предприятиях страны лично мог наблю­дать ту вакханалию, которая творилась в цехах и на рудниках предприятий. Руководители на местах отвечающие и пережи­вающие за конкретное дело, за выпуск продукции, за дисцип­лину и порядок, неразрывно связанные с производительно­стью труда, крыли Горбачева невоспроизводимым на страни­цах книги матом. Поток возмущений со всей страны и резкое ухудшение экономических показателей в народном хозяйстве заставили Горбачева пойти на попятную. Постепенно, в тече­ние года, эту авантюру ставропольского демагога похоронили.В это время перестроечный зуд Горбачева выдал на гора новую дурь. Это было решение не рассматривать жалобы тру­дящихся и вообще населения, если они не указывали на своих жалобах фамилии и обратного адреса. Дело в том, что воров­ство и властный беспредел правящей номенклатуры вызывал огромный поток жалоб и писем от населения в ЦК КПСС, в Правительство, в Комитет Народного Контроля. В большинстве своем это были анонимки, так как люди боялись распра­вы со стороны тех о ком они писали, причем не безоснова­тельно. В Брежневское время номенклатурные сатрапы научи­лись расправляться со своими обличителями. Но были и лжи­вые наветы, при помощи которых их авторы хотели поквита­ться со своими противниками чужими руками.

Но вводить порядок, при котором человек выявляющий факты преступлений со стороны неприкасаемой правящей номенклатуры должен был указывать свою фамилию и адрес, тем самым подвергая свою жизнь смертельной опасности был верхом идиотизма. Смеялась вся страна. Естественно поток писем резко сократился. Число дураков готовых пожертво­вать собой во имя государства и справедливости, не имея уве­ренности что эта справедливость восторжествует, резко пошло на убыль. Таким образом Горбачев вывел свою неприкасае­мую касту из под критики народа. Более того, чуть позже М.Горбачев вообще сделает торговой и партноменклатурой мафии царский подарок - разгонит Комитет Народного Кон­троля СССР, последнюю государственную структуру, кото­рая все же по письмам трудящихся призывала к ответу мно­гих воров и взяточников из высших эшелонов власти.

Все властное ворье ошалело от радости. Уже через корот­кий промежуток времени воровство, хищения приняли такой масштаб, что пришлось срочно вводить систему рабочего контроля, и в первую очередь, в сфере товаропроизводителей и торговли. Горбачев подписал Указ об усилении рабочего контроля в целях наведения порядка в хранении, транспорти­ровке и торговле продовольствием и товарами народного по­требления. Эффект от такого указа, - как писала тогда газета «Советская Россия», - оказался весьма скромным. Подметила газета и главное, что было во всех начинаниях Горбачева не­профессионализм и нежелание наводить в стране порядок: «Составители указа видимо не учли, что контроль не на сло­вах, а по существу - это не только возможность заглянуть под прилавок жуликоватого продавца. Ни положения, формули­рующего отличие новой контрольной структуры от действую­щего рабочего контроля профсоюзов, ни законодательного обеспечения соответствующих прав контролерам за указом не последовало. Так и остался этот документ фиговым листком для прикрытия бездеятельности тех, кто должен нести персональную ответственность за всеобщую растащиловку.» 35

Следующим перлом Генерального Демагога было объ­явление о том, что к 2000 году каждая семья будет иметь от­дельную квартиру. По этому вопросу была принята Целевая комплексная программа жилищного строительства до 2000 года. Впервые М.Горбачев озвучил планы по решению жи­лищной проблемы на XXVII съезде КПСС в феврале 1986 го­да, то есть спустя 10 месяцев пребывания в должности гене­рального секретаря ЦК КПСС. Затем последовали Постанов­ления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, решения Полит­бюро и Пленумов ЦК КПСС. Но народ уже давно знал повад­ки инородной власти, чем больше принимается решений, тем меньше будет конкретного дела.

Особенно трагикомичным выглядят строки доклада Гор­бачева на XXVII съезде КПСС по жилищному вопросу, где он, с одной стороны заявлял о выделении огромных средств на решение этой проблемы, а с другой стороны расписывался в полном бессилии и некомпетентности заявляя: «...Но надо сказать о главном - эти планы станут реальностью лишь при условии напряженного и активного труда каждого советского человека...» 36 Но ведь условий для напряженного и эффектив­ного труда не создано. Откуда же возьмется такой труд? Ни­жайшая дисциплина на производстве, пьянство, прогулы, сплошной ручной труд, отсутствие качества выполняемой ра­боты - какая там эффективность, не говоря уже о простоях, приписках и браке...

Еще абсурдней ставились задачи. Судите сами. В период за 1986-1990 годы планировалось построить 630 миллионов квадратных метров жилья, за 1991-1995 годы - 800 миллионов, и с 1996 по 2000 год еще 900 миллионов. Итого - около 2,4 миллиардов квадратных метров, а весь жилищный фонд Со­ветского Союза на тот период составлял 4,3 миллиарда. 37 Лег­ко было заниматься дешевой демагогией и лгать народу обе­щая кисельные берега. Ведь на тот период был острейший де­фицит строительных материалов: кирпича, цемента, железо­бетона, пиломатериалов, кровельного железа, не говоря уже об отделочных материалах - обоях, красках, кафеле, сантехни­ке и т.д. Из-за этого по всей стране стояли десятки тысяч не­завершенных строек, и если принимается такая гигантская про­грамма жилищного строительства, то где ее материальное обеспечение? Где сбалансированные планы строительства но­вых кирпичных, цементных, железобетонных, стекольных и прочих заводов, где планы по реконструкции старых заводов этого профиля? Где планы импортных закупок и собственно­го производства необходимого оборудования и комплектую­щих для этих предприятий? Где планы подготовки рабочих кадров для новых предприятий? Откуда возьмутся сотни мил­лиардов рублей для такой гигантской программы?...

Сценарий разработок таких глобальных программ прост. Подсчитали сколько людей в стране нуждается еще в жилье, определили прирост населения за 15 лет и вывели необходи­мую цифру жилья, которую разбили на пятилетки. А дальше трава не расти. К финалу уже и разработчиков в живых не бу­дет. В 1986 году, по данным «Экономической газеты» (№ 43, 1986 г.), численность городского населения страны составля­ла 182,9 миллиона человек и сельского - 95,9 миллиона. При этом 27,5 миллиона горожан проживали в коммунальных ква­ртирах. Причем 18,3 миллиона горожан и почти 64 миллиона жителей деревень, то есть, более 82 миллионов человек жили не имея коммунальных услуг (горячая вода, канализация и пр.) Жилищная программа была с треском провалена. Правая рука в Правительстве и ведомствах не ведала, что делает левая, шло гигантское распыление материальных ресурсов. Так зампред Совмина СССР и председатель Госстроя СССР - Ю. Баталин писал об этом в своей статье в журнале «Коммунист»: «Фронт строительных работ остается неоправданно большим. Одно­временно сооружается более ТРЕХСОТ ТЫСЯЧ (выделено Ю.К.) включенных в план производственных объектов...» И далее: «...результаты обследований показывают, что во мно­гих случаях настоятельной необходимости в новом строи­тельстве не было...» 38

 

4.

 

Было бы конечно смешным списывать все провалы на чи­новничью дурь, как это часто делают еврейские СМИ. Пятая колонна успешно стреножила любые начинания, любые ре­формы, не давая экономике страны встать на ноги. Все шло по четко расписанным планам сиономасонских жрецов по ус­тановлению Нового Мирового Порядка. Если собрать весь комплекс проблем стоявших перед экономикой страны, ста­новится понятным, что на дурь чиновников более 8-10 про­центов общих провалов не спишешь, так как слишком многие проблемы и вопросы были понятны даже простым и неискушенным людям. При этом надо не забывать, что инородная оккупационная власть двигала вверх по служебной лестнице далеко не умных, а покорных и продажных людей.

Характерным для стройиндустрии всех регионов страны является откровение начальника планово-экономического управления крупнейшей тогда фирмы в стране «Главмоспромстройматериалов А.Титова: «В целом по главку износ промышленно-производственных фондов составляет 60%. Одна­ко наши заявки на замену устаревшего и изношенного обору­дования удовлетворяются лишь на 20-40%. В течение пятна­дцати лет (с 1971 по 1985 год) темпы обновления действую­щих основных производственных фондов составляли в сред­нем менее 3%....» 39 Оно и понятно, сиономасонские вотчины Госплана и Госснаба СССР делали свое дело...

Здесь читателю необходимо напомнить, что никакая про­блема в экономике страны не может быть изолированной, она взаимосвязана с десятками вопросов и проблем в смежных отраслях. Понятно, что ввод в строй нового, современного предприятия, по производительности часто заменял несколь­ко старых. Поэтому, срыв ввода в эксплуатацию даже одного нового предприятия, приводил к срыву выполнения планов на десятках предприятий не только в своей, но и в смежных от­раслях. Поэтому естественно, при острой нехватке строитель­ных материалов, необходимо было резко сокращать количест­во строек и вести жесточайшую борьбу за сокращение запа­сов неустановленного оборудования, особенно импортного, так как его годовая гарантия становилась пустым звуком, ибо это оборудование, часто под открытым небом, лежало и ржа­вело по 5-10 и более лет.

Совершать экономические диверсии в стране, где царит жесткий порядок беспрецедентно сложно и опасно, а вот где царит хаос, где власть импотента и агонизирует, проще паре­ной репы. Главное создавать ситуацию острейшей нехватки финансовых средств, для чего нужно планировать и начинать строительство все новых и новых объектов, особенно, так на­зываемых «строек века»: крупнейших гидроэлектростанций, гигантских металлургических и химических комбинатов и т.д. Именно такие гигантские стройки дают возможность распы­лять гигантские средства, как финансовые, так и материаль­ные. Более того, торможение одного или нескольких объектов этого уровня приводили к замораживанию огромных средств, до нескольких миллиардов на самом объекте, а также наноси­ли ущерб в десятки миллиардов рублей в смежных отраслях. Одним из таких ярких примеров было строительство Байкало-Амурской магистрали - БАМа...

Пуск в эксплуатацию этой магистрали давал жизнь десяткам новых городов и ускорял освоение десятков новых месторо­ждений каменного угля, меди, олова, цинка, золота и других полезных ископаемых. Официально БАМ был «пущен» еще до Горбачева, многие помнят знаменитую стыковку и «золо­тое звено» этой магистрали. Но это было для показухи, для обмана народа и контрольных органов. БАМ так и не работал, так как все стопорилось массой возникших (не «учтенных» при планировании и проектировании) проблем, в том числе и на проходке Северо-Муйского тоннеля, главного на БАМе.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.02 с.)