ТОП 10:

Глава 28. И снова семейный ужин. Не состоялся.



POV Tom

Отец позвонил мне с утра, чтобы напомнить о семейном ужине, как я их теперь называю, который состоится в доме Симоны. Семейные ужины теперь станут традицией? Я вздохнул. Побывать дома у Билла…Не могу сказать, что сильно обрадовался такой возможности, но сердце как-то заинтересовано встрепенулось и забилось чуточку быстрее. Глупое. Оно, не понимает, что ему ничего здесь не светит? Я устал заниматься самокопанием, пытаясь постичь глубины своего сознания, в вечных вопросах, ответы на которые я не нашел до сих пор. Мое тело, как будто живет своей отдельной жизнью, когда рядом оказывается этот необыкновенный юноша. Я даже прошел тест на скрытый гомосексуализм, который надыбал в интернете. Но оказалось, я не являюсь латентным геем. Тогда, что со мной? Может это временно? Ну, типа, по инерции? Тело привыкло так реагировать на его присутствие, оно же помнит этот запах – он дурманил меня, эту нежность бархатной кожи и шелк волос – мои руки хранят все прикосновения. Оно, мое бедное измученное тело не хочет мириться с тем, что это не девушка, а парень… Хельга права, нечего уже лечить, последние мозги расплавятся от перенапряжения. Ну, вот, опять голова трещит.
К ужину я решил подготовиться. В цветочном магазине я выбрал красивый букет нежных персиковых роз для Симоны, означающий мое расположение к человеку и намек на искреннюю дружбу, так меня уверила молоденькая продавщица. И теперь передо мной встала дилемма: а что подарить Биллу? Ну, я же иду на званый ужин к людям, которые вроде как уже близкие, почти родственники. И Билл мне теперь как сводный брат? Может с отцом посоветоваться? Через полчаса душевных метаний я все же позвонил, но не отцу, а Йону.
- Привет, Йон, как жизнь?
- Нууу… Не так богата событиями как у некоторых, - я почувствовал, что друг улыбается.
- Мне твой совет нужен, а не стеб, друг называется, - я ворчливо его отчитывал.
- Ты всегда можешь на это рассчитывать.
- Блин, Йонатан, тут и правда - "события"… Вообщем, помнишь, я тебе говорил, что отец встретил женщину, которая наконец-то смогла его увлечь?
- Угу.
- Так вот, эта женщина – мать Билла…
- А-а-а… Аха- ха-х, - я слышал, как друг закатился .
- Эй, укурок, ты успокоился?
- Я же говорил, что это судьба…. А ты… - трубка продолжала закатываться.
- Я сейчас трубку брошу, - пытался вразумить друга.
Когда трубка немного успокоилась, я услышал сдавленную речь
- Но Том… Извини…Я слушаю.
- Сегодня у нас семейный ужин, - я уловил, как по ту сторону хмыкнули, не обращая внимания, я продолжил, - И мне надо что-то подарить новоявленному сводному братцу, - наконец-то я добрался до сути.
- Что?! Братцу?! Биллу что ли?! – дальше я ничего расслышать уже не мог, потому что ржач стоял такой, что мои барабанные перепонки грозились не выдержать.
- Йон, ты там ничего не курнул? А то я уже переживать начал, - ворчал я.
- Том, я знаю тебя всю жизнь, и за это время ты много раз заставлял меня улыбаться, но сегодня… Меня редко можно довести до такого состояния, но тебе это удалось. Том, я тебя люблю.
- Я тебя тоже придурок, - я улыбался, - Ты мне поможешь?
- Я постараюсь. Ну, он вроде сладкое любит, купи ему коробку Lindt , у них классные конфеты.
- А мужчинам дарят конфеты?
- Кода мужчине еще семнадцать, несомненно, - с улыбкой в голосе произнес друг.
- Хорошо.
- Том? …. – голос друга стал неожиданно серьезным.
- Что? – я замер в ожидании, уже предполагая, что тот хочет сказать.
- Ты это… Не наделай глупости… Он ребенок ещё. И, кажется, влюблен в тебя по уши. Не обижай.
- Йон, все будет нормально, обещаю.

POV Bill

Я боялся этого ужина. Я совсем не знал как себя вести. Ради мамы и Гордона нам надо научиться общаться с Томом. Подружиться? Но в том и проблема, что я чувствую к нему далеко не дружеские чувства. Ох, и веселый будет вечерок.

В ожидании сегодняшнего вечера меня уже потряхивало. Это даже Густав заметил. Он как-то подозрительно на меня посмотрел, а затем озабоченно спросил
- Билл, у тебя температура? Ты чего трясешься?
- Густ, я нервничаю, каждая наша встреча, это же просто испытание какое-то.
- Сегодня все будет спокойно, по-семейному, - уверенно произнес друг.
А мне очень хотелось в это верить. В столовой я есть ничего не стал. Честно признаться, от вида школьной еды мутило неимоверно. Даже еда собственного приготовления не вызывала таких отвратительных ощущений: глядя на то, как Густав поедает огромный гамбургер, меня затошнило вполне реально. Он даже остановился в процессе, уставившись на меня, спросил
- Билл, ты как-то неважно сегодня выглядишь, ты случайно ужин вчера не сам готовил? Может, отравился?
Несмотря на мое отвратительное состояние отвесить другу подзатыльник сил у меня хватило.
Ближе к вечеру я понял, что я все-таки заболел. У меня действительно поднялась температура, но невысокая 37, 8. Я решил не портить маме вечер, а просто выпил потихоньку от нее жаропонижающее и обезболивающее. Мама что-то говорила про сюрприз, который они готовят с Гордоном. Как-то напрягают сюрпризы в последнее время.

Я спустился вниз, помочь маме накрыть на стол.
- Мам, ты сегодня шикарно выглядишь, - я улыбнулся.
Но моя улыбка вышла, наверное, жалкой, потому что мама, посмотрев на меня, обеспокоенно заговорила
- А ты что-то не очень. Зеленый какой-то. Съел что-то не то?
- Нет, простыл где-то, была температура, но я уже выпил лекарство, так что мне уже лучше, - обманул я.
На самом деле лучше мне не становилось. Температуры не было, но появилась боль в животе, а тошнота усилилась. Может и правда отравился?
Мама подошла ко мне и поцеловала меня в лоб, проверяя на ощупь наличие температуры. Результат ее, по-видимому, удовлетворил, потому что она тут же развернулась и принялась хлопотать с ужином. Я перевел дыхание. Не хватало ещё, чтобы мама беспокоилась лишний раз.
Уже через 40 минут я услышал звонок Тома в дверь. Как он умудряется так по-особенному звонить? Мама что-то доставала из духовки, поэтому открывать дверь пришлось мне.
- Привет, услышал я, - Это тебе.
И в грудь мне уперлась большая коробка очень дорогих шоколадных конфет.
- Надеюсь цветы не мне?
- Нет. Это для Симоны. Впустишь? – спросил Том.
О! Я опомнился и растерялся от того, что держу его на пороге.
- Конечно, проходи, - посторонился я.
Мы прошли в гостиную, где уже был накрыт стол. Я усадил Тома на диван, а сам устроился в кресле напротив него. Надо сказать, что живот болел уже так сильно, что даже присутствие Тома меня нисколько не смущало. Я старался не делать лишних движений, потому что боялся блевануть прям здесь. Том смотрел на меня пристально, но ничего не говорил, и только когда в животе полосонуло так, что я не сдержался от вскрика, он подскочил ко мне
- Что, Билл? Живот? – он встревожился не на шутку.
- Д-а-а-а…. – я уже почти хрипел.
Физическую боль я всегда переносил плохо, а сейчас ощущение было, что меня изнутри ножом режут. Кажется, я начал падать, но почувствовал, как сильные руки подхватили меня и осторожно уложили на диван. Меня трясло.
- Без паники, малыш, говори, где именно болит, - голос Тома можно было назвать спокойным, но я чувствовал в нем нотки некоторого напряжения, все-таки за время, проведенное вместе, я научился различать по интонации голоса его внутреннее состояние. И сейчас он очень беспокоился. Я что умираю?
Наверное, я сказал это вслух, потому что тут же услышал сердитое
- Ещё чего, этого я тебе точно не позволю. Потерпи малыш, сейчас я тебя осмотрю. И он надавил мне прямо на живот, а затем резко отпустил руку, меня прошило болью так, что я почти закричал.
- Прости, маленький, так было нужно, я должен был удостовериться. Тошнота? Температура?
Я утвердительно махнул головой, живот болел так, что я и слово не мог произнести. Я чувствовал, как по моим щекам стекают слезы. Теплые ласковые руки обняли меня, мое тело доверилось этим рукам, они были для него родными. Как же я скучал без них! Том ласково подушечками пальцев стирал мои слезы и шептал мне
- Малыш мой, все будет хорошо, скоро будет не больно, потерпи немножко. Симона, Вы где? Вызывайте скорую, у Билла похоже аппендицит. Услышав такое, я пришел в ужас. Аппендицит? Да я при виде шприца в обморок падаю, а тут же без операции не обойтись. Да я сейчас сдохну.
На кухне что-то разбилось, и сразу вылетела моя мама. С ужасом в голосе начала быстро говорить
- Как это? Почему не сказал, что у тебя что-то болит? Что же делать?
Громкий окрик Тома прекратил начинающуюся истерику.
- Симона, успокойтесь немедленно, мне нужна Ваша помощь. Посмотрите на меня. А теперь делайте все, что я скажу. Сейчас Вы принесете мне грелку с холодной водой, а сами позвоните в нашу клинику и вызовите нашу скорую. Я позвоню отцу, он договориться с Университетской клиникой Магдебурга , там работает его друг, это лучшая клиника, все будет хорошо. Вы меня понимаете?
Этот спокойный собранный голос заставил маму сконцентрироваться, и она убежала в ванну. Вскоре я почувствовал, как Том оголяет мой живот, и мой правый бок соприкасается с холодной грелкой. Сознание от боли помутнело. Все происходило вокруг как в тумане. Я слышал, как звонил Том отцу, рассказывая про какие-то симптомы, одновременно поглаживая меня, куда придется, слышал, как плакала мама, пока Том вообще её не выставил собирать мои вещи. Чувствовал Его губы, которые все время что-то шептали мне в ухо, успокаивая и лаская слух. Его шепот было последним, что я слышал, а потом я потерял сознание.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.77.252 (0.006 с.)