ТОП 10:

Глава 30. Мечты воплощаются в жизнь?



POV Tom

Уже с порога я услышал возмущенный возглас своего мальчика.
- Я не буду это есть! Я не ем каши с трех лет, да меня даже мама не могла заставить, зачем Вы пытаетесь? – возмущалось это недоразумение.
Я вошел в палату, не смог сдержаться, и мои губы растянулись в невольной улыбке. Мое чудо полулежало, облокотившись спиной о подушку, но с таким воинственным видом: волосы стояли торчком, глаза бешено сверкали, только что молнии не метали. А рядом стояла молоденькая медсестра, растерянно глядя на это кричащее и шипящее создание, боясь даже слово вымолвить, на прикроватном столике стояла тарелка с каким-то жидким месивом, именуемым кашей. Да, проблема, этот упрямый ослик вряд ли будет есть, что его душе не угодно. Ну что ж придется опять мне разбираться. Я обреченно вздохнул. Прошло только 2 дня, а мед. персонал уже практически вешался от этого неугомонного и упрямого пациента; справиться с этой ходячей, ну пока лежачей, катастрофой мог только я. Почему-то меня Билл слушался, правда при этом ворчал что-то себе под нос, но главное – результат: таблетки исчезали у него во рту, уколы от моей руки принимались беспрекословно, он даже пижамные штаны стягивал сам.
- Что здесь происходит, Элизабет? – спросил я у мед. сестры, заранее, зная всё, что она сейчас скажет.
- Оу! Герр Трюмпер, как хорошо, что Вы пришли!
Кто бы сомневался.
- Он требует нормальный завтрак, а я не могу позволить, только второй день, объясняю, что пока необходимо соблюдать диету, но он меня и слушать не хочет…
- Диета не означает эту мазню! – продолжало возмущаться мое наказание, - Я хочу фрукты!
- Идите Элизабет, я покормлю герра Каулитца.
Она с победной улыбкой направилась к выходу, гордо задрав голову. Но тут Билл, окликнув её, согнул пальцы в неприличном жесте прямо в ошарашенное лицо бедной девушки, она громко фыркнула и, резко развернувшись, почти бегом вылетела из палаты, а я не смог удержаться и залился громким смехом.
- Билл, ты скоро распугаешь весь персонал, они и так уже шарахаются, проходя мимо твоей палаты, - приглушенно проговорил я, подходя к его кровати, ласково заправляя прядь волос ему за ушко. Такое нежное, но такое невозможное создание.
- Вредина моя, - улыбался я ему.
- Я не вредина, - упрямо твердил Билл, при этом тоже начиная улыбаться, - Я просто отстаиваю свои права.
- Ага, я и говорю, - бормотал я, уже во всю лаская маленькие ушки, переходя на безупречные скулы и опускаясь на волнительные пухленькие губки, подушечки пальцев очертили их контур, вдруг Билл резко захватил мои пальцы губками, и очередная волна желания прокатилась по моему телу, почувствовав горячую влагу этого соблазнительного ротика. Я не сдержал стона. Нет сексуальнее картинки, чем мои пальцы в этих сладких недрах, ну если только заменить пальцы на… О! Меня уже заносит, пора остановиться.
- Ах ты, развратный маленький мальчишка, - проговорил я, но не удержался и потянулся к его губам.
Теперь уже языком очертив изгиб ротика, ожидая приглашения, не смея без спроса врываться в сладкую глубину. А этот негодник, видимо решил меня подразнить, потому что вытянул губки, не раскрывая их, а крепко сжав. Я тяпнул слегка его нижнюю губку, он возмущенно вскрикнул, а уста приоткрылись, что и требовалось моему языку. Он не растерялся и просто ворвался внутрь с напором, сминая на своем пути мягкие податливые губы и, пробираясь глубже, в манящие влажные недра. Вылизывая каждую стеночку, мой язык наконец-то встретился и с самим хозяином, и нас унесло в страну невероятного наслаждения, отключив мозги и, кажется, все инстинкты, кроме одного. Я с трудом заставил себя отстраниться, дыша как загнанное животное, с шумом выдыхая воздух. Это крышесносный мальчик. Невероятный. Я ласково поцеловал его в висок, при этом взъерошив рукой волосы.
- Ну, а теперь завтрак, - тоном, не терпящим возражений, сказал я.
- Предупреждаю сразу: это я есть не буду, - он с отвращением покосился на столик.
- У меня есть кое-что получше, - я загадочно улыбнулся.
И принялся доставать из принесенного мной пакета бананы и йогурты.
- Ну, как Вам это, мой господин?- спросил я игриво.
Билл покраснел от смущения.
- Том, я просто, правда, никогда не ем каши, я их не люблю.
- Малыш, ты что? Я помню. Никаких каш. Обед я тебе уже заказал.
- Том, мне надо у тебя кое-что спросить, - немного замялся он, теребя края своей пижамной кофты.
- Конечно, спрашивай.
- Том, что происходит? – он скромно посмотрел на меня.
- В каком смысле, малыш?
- Ну, между нами, что происходит? – он замер в ожидании ответа.
- Разве ты ещё не понял? Билл… - я подошел к нему.
На меня смотрели самые огромные глаза в мире.
- Прости меня. Я такой дурак. Я так долго мучил тебя и себя, пока не понял, что ты – центр моих ощущений, в тебе заключена моя жизненная энергия. Ты рядом, и мне хорошо, не будь тебя – и для меня уже всё потеряет смысл.
- Том…

POV Bill
- Том… - в горле образовался комок, а глаза грозились разразиться потоком.
Никогда ещё ни от кого я не слышал таких волнующих слов. Я что, попал в сказку? Все тайные самые смелые желания начинают реализовываться в жизни. Я даже не рассчитывал на такой исход. Но Том никогда не был с парнями, будет ли он готов идти до конца? Пока дальше поцелуев у нас не заходило. Вдруг ему станет противно? Вопросы, одни вопросы.
- Эй-эй! Ты что, маленький мой?
Том, присев на мою кровать, с беспокойством заглянул мне в глаза.
- Болит что-нибудь?
- Нет, с чего ты взял? – я пытался утихомирить свои эмоции, - Просто…я растерян, Том. Это неожиданно.
- Ну, надо признаться, что для меня тоже. Ты вызываешь во мне сразу столько чувств. Я и предположить не мог, что могу все это чувствовать по отношению к парню. Со мной такое впервые, и мне понадобилось время, чтобы разобраться в себе. Но сейчас я уверен в себе как никогда. Я говорил уже тебе, но могу повторить ещё тысячу раз: я люблю тебя, маленький мой.
Том нежно провел рукой по моей груди, цепляя сосок, остановился, слегка ущипнув через кофту, тут же погладил, затем принялся за другой. Я замер, боясь пошевелиться и спугнуть эту ласковую руку, что дарила моему телу неземное наслаждение. А Том тем временем уже принялся ласкать мою шею, заставив меня максимально откинуть голову назад, давая простор его исследующим рукам. Вдруг резко все ласки прекратились.
- Такой нежный, отзывчивый… мой…малыш. Надо подождать, тебе сейчас противопоказаны физические нагрузки.
Я разочаровано выдохнул, а Том рассмеялся, щелкнув меня по носу.
- Завтрак в постель, - произнес он, открывая йогурт и протягивая его мне вместе с ложкой.
- Банан хочу.
Том только хмыкнул. В дверь несмело постучали.
- Войдите, - прокричал я.
Дверь отворилась и показалась взволнованная физиономия моего лучшего друга.
- Густав, наконец-то. Друг называется, пришел на 3 день, - ворчал я.
- Я приходил, но меня не пускали, - ответил Густав, хмуря брови.
Что-то Том подозрительно опустил голову, боясь посмотреть на меня. Ладно, потом выясню. Все-таки я соскучился по другу.
Мы проболтали часа 2, умяв все бананы и йогурты, что принес Том, пока он не выпроводил моего друга, что-то говоря про процедуры. Какие процедуры? Перевязку мне по утрам делают.
Том отлучался на несколько часов в клинику, где работал. В это время со мной была мама. Она последнее время просто светилась вся, загадочно улыбалась и все твердила про какой-то сюрприз, ожидающий меня при выписке. Ближе к вечеру она убежала, потискав меня от души. Я немного устал за сегодня и сам не заметил, как провалился в сон. Проснулся я от того, что кто-то целует меня в лоб, одновременно прохладными пальцами щупая мое запястье.
- Том?
- Разбудил? Извини, маленький. Мне показалось, ты горячий, хотел проверить температуру.
- И как? Проверил?
- Да. 37,2. Ну, думаю, это вполне допустимо. Тебя что-нибудь беспокоит? – проговорил Том, кладя на тумбочку электронный градусник.
- Угу, ты. Очень волнуешь, у меня сейчас и пульс зашкаливает, проверьте доктор, и давление, наверное, выше нормы, - я поймал его за галстук и потянул на себя.
- Никогда не любил галстуки, - Том уже учащенно дышал.
- А мне нравится, когда ты такой, - внезапно я его отпустил и уже совершенно спокойным тоном добавил, - Полежи со мной.

Том, развязав галстук, закинул его на соседнюю кровать, следом полетел пиджак. Наклонившись надо мной, он выдохнул прямо мне в губы
- Несносный, балованный мальчишка…
- Накажи меня…
Уже не сдерживая себя, простонав, Том впился в мои губы властным поцелуем, по-хозяйски орудуя у меня во рту, его язычок нащупал металлический шарик пирсинга на моем языке и принялся с ним играть, попутно оглаживая бока, затем просто посасывая мой язычок. Меня вело от ощущений, таких горячих поцелуев у меня не было ни с кем. Дыхание сбилось. Нам пришлось оторваться друг от друга. Часто дыша, я смотрел на Тома
- Что же ты со мной делаешь, малыш? - услышал я голос с хрипотцой.
- То же, что и Вы со мной, герр Трюмпер.
Том лежал рядом со мной, его рука гуляла по моему телу, изучая изгибы и все, что попадалось ей на пути. Она легко прошлась по груди, ненадолго задержавшись на маленьких уже твердых горошинах, проскользнула ниже, добралась до моего животика, аккуратно огибая небольшую повязку справа, забралась в углубление пупка, пощекотав там кончиком пальца. Вдруг вместо шаловливого пальчика Тома я почувствовал его язык, влажный горячий, он стократ увеличивал все ощущения, что получал я от этих ласк. Я громко застонал. С замиранием сердца я думал, как далеко зайдет Том, лаская меня. Может мне самому его остановить? Но тут я почувствовал, как меня освобождают от штанов, секундное дело, и я лежу обнаженный с гордоторчящим членом и пунцовыми от смущения щеками. Я никогда столько не краснел за всю историю своих похождений, точнее, я вообще никогда не краснел. Да, видимо, метаморфозы произошли не только с моим любимым доктором, но и со мной. А дальше все мысли мгновенно улетучились из моей головы, освобождая место острому наслаждению, что огромной лавиной охватило мое тело, когда я почувствовал, как язык Тома осторожно ласкает мою плоть. Медленно, пробуя на вкус, он лизнул мою головку, поцеловал, причмокнув, а затем мягко обхватил её своими умопомрачительными губами, и принялся осторожно посасывать, при этом оглаживая одной рукой основание члена, а другой – мои яички и очень чувствительную точку за ними. Меня хватило ненадолго, может, сказалось длительное воздержание, а может просто этот парень дарил мне ранее не испытываемое наслаждение.
- Тооом, - простонал я, обильно заливая свой живот и губы Тома.
Том провел пальцем по своим губам, собирая белесую жидкость и, высунув язык, вдруг облизал его, причмокнув губами, произнес
- Мне нравится твой вкус, ты вкусный.
Я ошалело смотрел на эту возбуждающую картинку, открыв рот и, кажется, потеряв дар речи.
- Иди ко мне, маленький.
Том притянул мою голову к себе, зарывшись пальцами в волосы и уткнувшись носом в мою макушку.
- Том, я тоже люблю тебя.
В ответ я услышал облегченный выдох.
- Я уже думал, что не услышу от тебя этих слов.

Глава 31. Первая ссора.

POV Bill

Прошло уже 5 дней с момента, как я попал в больницу, и 3 дня с того вечера, когда Том решился на что-то большее в наших отношениях. Казалось бы, теперь, когда «точка невозврата» пройдена, всё должно быть намного проще, и наше сближение должно помочь перейти на новый уровень отношений, предполагающий полное раскрепощение в интимном плане. Но ничего подобного. Уже утром следующего дня я почувствовал скованность Тома, даже какую-то отстраненность. Если раньше он свободно позволял себе целовать меня, ласкать чуть ли не прилюдно, то сейчас максимум на что я мог рассчитывать: это братский поцелуй в щечку, или того хуже – макушку или лоб. Что-то неуловимо изменилось. Нет, Том по-прежнему был самым внимательным и терпеливым, всё также просиживал со мной днями, развлекая, за исключением нескольких часов, что он работал в клинике. Но всю эту заботу можно было отнести к разряду «очень внимательный доктор и его пациент». К тому же ночевать Том стал ездить домой. Первые 2 ночи, когда он ночевал в моей палате, боясь послеоперационных осложнений, я до безумия был счастлив, даже просто ощущать его присутствие. Он спал, а я наслаждался словно музыкой его спокойным равномерным дыханием. Что же произошло? Где я ошибся? Я несколько раз пытался заговорить с Томом об этом, но он ловко переводил разговор в другое русло, намеренно уходя от интересующей меня темы. Я был в отчаянии.

Мои нерадостные размышления прервал звук открывающейся двери. И на пороге появился виновник моей утренней головоломки. Том вошел в палату, улыбаясь своей неотразимой улыбкой, как всегда, добавляя тем самым в мою жизнь маленький кусочек индивидуального счастья. Я улыбнулся в ответ, невозможно игнорировать его улыбку. Он словно солнечный зайчик в пасмурную погоду: теплый, яркий, ласковый. Том подошел к моей кровати, поцеловав в висок, и радостно произнес
- Ну вот. У персонала больницы начинаются праздничные дни, сегодня тебя должны выписать.
Я только фыркнул в ответ. Том приблизил свое лицо и неожиданно коснулся моих губ легким едва заметным поцелуем, просто нежное прикосновение губ, а меня словно разрядом тока долбануло. Я вздрогнул, но не успел посмотреть на реакцию Тома, раздался стук в дверь. Личико уже знакомой молоденькой медсестры выглянуло из-за двери
- Герр Трюмпер, профессор просил Вас зайти к нему в кабинет.
- Спасибо, Элизабет. Скажите герру Вассерману, что я буду через 2 минуты.
Дверь моментально захлопнулась, а Том по-хозяйски начал выкладывать что-то из принесенного им пакета.
- Пока я оформляю все необходимые бумаги на выписку, ты должен позавтракать. И можешь потихоньку собирать свои вещи. Но учти: наклоняться нельзя, тяжелое поднимать тоже. Так что, если будут затруднения, дождись меня, я помогу.
И скинув пиджак на спинку рядом стоящего стула, он вышел из палаты.
Что происходит? Так и не найдя вразумительного ответа на свои риторические вопросы, я от досады прикусив губу, принялся быстро закидывать вещи в сумку. Внезапно зазвонил телефон, я уже потянулся к тумбочке, где лежал мой мобильник, но рука остановилась на полпути. Мой телефон лежал молча. Повернул голову на источник звука. Точно, мелодия раздавалась из кармана пиджака. Ну, кто там такой настойчивый? Вынув телефон, я уже хотел его отключить, как мой взгляд выцепил изображение на дисплее. На меня смотрело лицо все той же девушки, что я постоянно вижу с Томом. Как её, Хелен? Ах, да, бывшая невеста! Какого черта? Тут я заметил ещё одну деталь: под фотографией девушки высвечивалось её имя, а именно – моя девочка. Какого черта? – чертыхнулся я в очередной раз. Я смотрел на экран не в силах даже выдохнуть. То, что творилось у меня внутри просто неописуемо: смятение, разочарование, боль. Боль, которая разлилась по моим венам, пропитала каждую клеточку моего организма. Я мешком свалился на кровать, и, наверное, нечаянно принял вызов, потому что трубка начала голосить
- Томми, солнышко, ты почему так долго не берешь трубку? Надеюсь, ты не забыл, что мы сегодня встречаемся в 19.00 в ресторане «Ратскеллер». Ты меня вообще слышишь?
Со злости я запустил трубку в противоположную стену. Не рассыпалась, а жаль.

POV Tom

Все эти дни я чувствовал, что Билл растерян, я понимал его, но объясниться с ним сейчас не мог. Слишком быстро все завертелось. В тот вечер я получил незабываемые ощущения. Этот мальчик словно создан для ласк. Его хотелось трогать, нежить, выцеловывать каждый сантиметр его совершенного тела. Необыкновенно красивый, экзотический цветок, но очень нежный хрупкий, требующий внимательного ухода.
Утром я проснулся со стояком. Билл спал рядом под боком у меня, щекоча своим дыханием мою подмышку. Левая его рука уютно расположилась на моей груди, а левая нога устроилась на моем бедре, коленом упираясь прямо в мой стояк. Член проснулся раньше меня и уже очень заинтересовался соблазнительным объектом. Мой взгляд, скользнув по этой тонкой фигурке, задержался на единственной детали одежды – боксерах. Тонкий белый трикотаж плотно облегал мужское достоинство Билла, ничего не скрывая, а наоборот подчеркивая мужскую красоту. А подчеркнуть было что. Вырисовывался контур возбужденной плоти, ровный идеального размера член с подобранными твердыми яичками. Да этот малыш идеален везде. Я ничего не знаю о таких отношениях. Как это происходит между парнями? Нет, чисто теоретически представить я мог, но сам процесс пугал меня до жутиков. Я должен ему… туда?! Блин, то, что было вчера, это был взрыв эмоций, желание сделать приятное этому невероятному юноше, и мне это понравилось. Он весь, как наркотик, его пьешь, а все мало… Но как я смогу засунуть?.. А если он всегда был сверху? НЕТ! От этой мысли меня кидануло так, что я скатился с кровати, чуть не разбудив Билла. Боже! Я не готов!
На ночь я стал уезжать домой. И как прилежный ученик лопатил сайты в интернете, разыскивая информацию о сексе между мужчинами. Видео с гей-порно вызывало во мне ужас. Нет, это не для моей психики, но вид обнаженного Билла никогда не вызывал отвращения, а пробуждал во мне незнакомые доселе чувства. На второй вечер я махнул рукой, решив, что смотреть это вовсе не обязательно, главное знать теорию, чтобы моему мальчику было со мной приятно. Я решил, что как только пройдет 2 недели, и моему малышу разрешат небольшую физическую нагрузку, я устрою романтический вечер. Вот в таком приподнятом настроении я отправился к Биллу. Сегодня его должны выписать.
Профессор Вассерман дал рекомендации, которые необходимо соблюдать ещё в течение месяца после выписки. Пожелав мне удачи и терпения и напомнив, что через 5 дней необходимо показаться, чтобы снять швы, он с превеликим удовольствием распрощался со мной.

Как только я вошел, сразу почувствовал неладное. Посреди палаты валялась наполовину заполненная вещами Билла сумка, а сам он лежал на кровати лицом к стене.
Я подскочил к нему.
- Мальчик мой, что случилось? Где болит?
Билл очень медленно поднялся с кровати. И глядя мне в глаза злым и холодным взглядом, выкрикнул в лицо
- Никогда не смей меня так называть!

Глава 32. Переезд.

 


POV Tom

Я настолько ошалел от слов Билла, что стоял безмолвно, не зная даже как реагировать. И что послужило этой истерике?
Ну, придется усмирять своими методами. Я начал медленно наступать, а Билл также отходить от меня, пока не уперся спиной в стену. Глаза в ярости просто горели огнем. Прекрасен, даже в гневе прекрасен. Дракончик мой маленький. Я, улыбаясь, придвинулся вплотную к такому соблазнительному телу. И вдруг мою правую щеку обожгла пощечина.
- Совсем сдурел?!
Билл в ужасе смотрел на меня, наверное, мысленно готовясь к отдаче. Глаза максимально расширены, нижняя губа задрожала.
Схватив его в охапку, прижал к себе крепко, но осторожно, боясь надавить на живот. Поглаживая по спинке, успокаивающе зашептал в маленькое ушко.
- Дурашка, ну чего ты всполошился? Успокойся, малыш мой.
Чувствуя, как рубашка намокает, обхватил руками личико этого невозможного создания, которое точно когда-нибудь сведет меня с ума. Приподняв голову, заглянул в глаза. Слезы крупными каплями скатывались по щекам. Как он красив, - уже в тысячный раз промелькнуло в голове.
- Что случилось? Расскажи, и мы во всем разберемся. Обещаю.
- Тооом, - Билл начал всхлипывать.
Я подвел его к раковине и, открыв кран, принялся умывать лицо холодной водой. Мое недоразумение фырчало, но хоть не брыкалось и не пыталось вырваться. Видно, на Билла накатила слабость, нервотрепка выматывает, потому что он практически обмяк в моих руках. Я осторожно подвел его к кровати, усадив, сунул стакан с водой. Подождал, пока он сделает несколько судорожных глотков. Затем, отставив стакан, заправил локоны волос за ушки и ласково улыбнулся.
- Теперь готов рассказать?
- Тебе звонила Хельга.
Я смутился, похлопав руками по карманам рядом лежащего пиджака, телефона не нащупал и в растерянности уставился на Билла.
- Он там, - махнул он куда-то в сторону.
Проследив траекторию его руки, увидел, что мобильник валяется на полу. Ндааа.
- И что она сказала?- спросил я спокойно.
- Что у вас встреча в каком-то там ресторане в семь вечера, чтобы ты не забыл, - бухтел Билл, низко опустив голову.
Я хлопнул себя по лбу. Блиин, как я мог забыть? И что он подумал? Я резко вскинул взгляд на мальчишку.
- Бииилл, посмотри на меня.
Дождался, когда он нехотя поднимет голову и посмотрит мне в глаза.
- Ты, что ревновал?
Моя довольная моська буквально светилась от такого расклада.
- Ну даже если и так?- с вызовом в голосе ответил мой мальчик, - Не хочешь объяснить, что все это значит? И что за « моя девочка»?
Глядя на эту воинственную фурию, я понял, что сейчас опять произойдет взрыв, поэтому поспешно скороговоркой выдал
- Она выходит замуж, устраивает смотрины, знакомит близких с женихом. Мы с ней вроде как друзья детства, поэтому я тоже в списке приглашенных. Кстати, ты тоже был приглашен. А запись… мы же были помолвлены… я не заморачивался на этом. Но если для тебя это имеет значение…
- Переименуй, - перебил меня Билл.
- Мальчик мой, - я сделал акцент на этих словах, - пообещай мне, что прежде, чем ты полезешь со мной драться, мы постараемся выяснить все на словах, - я вопросительно уставился на Билла, который медленно заливался краской.
- Извини, - пробормотало мое наказание.
***** ***** ****
Мы подъехали к дому Гордона. Билл, сидящий на переднем сидении, непонимающе уставился на меня.
- Это сюрприз, - проговорил я и посмотрел на парня.
- Ты привез меня домой? – спросил он и в свою очередь уставился на меня.
- Да. Теперь ты живешь здесь, - улыбнулся я и потянулся к нему, ласково взъерошив волосы и щелкнув по носу.

POV Bill

Автоматические ворота открылись бесшумно, и машина покатила по дорожке к большому двухэтажному зданию, выполненному в стиле модерн. Этот стиль я узнал сразу. Архитектура модерн способна каждое здание превратить в произведение искусства, привлекающее внимание необычными формами и оригинальным декором. Внешний вид дома сочетал в себе простоту и динамичность общей композиции с изяществом отдельных деталей и красотой криволинейных очертаний. Огромные окна, которые, как я заметил, были в большом количестве. Ещё с детства, разглядывая картинки с красивыми зданиями в маминых книгах, именно этот архитектурный стиль покорил меня своей неповторимой индивидуальностью. Дом в этом стиле обеспечивает комфорт, уют и яркую, запоминающуюся архитектуру. Гармония пользы и красоты. Красота всегда вызывает восхищение. И даже более того, является смыслом жизни. Она существует вне времени и пространства. У каждого человека свое видение прекрасного. Стиль – эта та форма, та одежда, в которую человек облекает свое видение прекрасного. Я смотрел на это чудо архитектуры с открытым ртом. И дом, и ландшафт, что его окружал, и даже хозяйственные постройки – всё воспринималось как единый организм, существующий в гармонии.
- Пошли, тебе понравится. Я покажу тебе свою комнату, - уже выходя из машины, крикнул Том.
- Мне казалось, ты живешь отдельно.
- Ну да, - немного смутился он, - Но здесь по-прежнему есть моя комната, отец не стал ничего менять, теперь и я буду жить здесь, - губы растянулись в непроизвольной улыбке.
- Ну, пошли быстрее, я уже все обустроил, Симона уверяла, что тебе понравится.
Я как завороженный, жадным взглядом взирая по сторонам, поспешил за Томом.
Внутри дома все также было выполнено в этом стиле. Все предметы в доме содержали природную тематику, будь то фигурки, вазы, диванные подушки или орнамент штор. Здесь были и причудливые животные, и сказочные существа в виде эльфов. Даже светильник был с плафонами, в виде раскрывающейся лилии. Любая мелочь от простого элемента, купленного в магазине, до авторской работы были подобраны с особым вниманием. Здесь все дышало любовью.
Чтобы сделать проект такого дома от архитектора, да и от заказчика требуется творческий подход и способности нестандартного восприятия привычных вещей.
- Том, кто придумал этот дом?- с восхищением в голосе произнес я.
- Нравится?.. Нуу… вообщем…этим домом занималась моя мама, - как-то грустно сказал Том.
- Извини, - я дотронулся до его руки, - Он прекрасен.
- Я знаю, - улыбнулся Том. Ты ещё не видел свою комнату. Я сам её обустроил. Пошли. Надеюсь, ты любишь оранжевый цвет, он призван дарить яркие эмоции. Оранжевый цвет отражает активность и веселое настроение.
И потянул меня на второй этаж.
Войдя в приготовленную для меня комнату, я забыл, как дышать. В комнате явно преобладал оранжевый цвет: от ярко-оранжевых штор, до бледно-оранжевых стен. В сочетании с белым это выглядело потрясающе. Огромная кровать занимала большое пространство. Но больше всего меня поразило окно. Оно было почти на всю стену, нереально огромным. Около окна стоял компьютерный стол, на нем уже расположился мой ноутбук. Темно-коричневый пол немного оттенял всю эту прелесть.

- Билл,- позвал меня Том.
Я обернулся, растерянно оглядываясь по сторонам, развел руки в стороны и произнес
- Нет слов. Я буду жить во дворце?
- Нууу… На самом деле во дворце хуже. Я знаю здесь каждый уголок, дом очень красивый, я люблю его.
- А твоя комната тоже такая яркая? – спросил я.
- Нет, - хитро улыбнулся Том, - Такой цвет используют только в детских.
- Ах ты!
Я погнался за Томом, который с диким хохотом улепетывал от меня. Пока в коридоре он не споткнулся о ковер и не растянулся во весь свой немаленький рост. Я подлетел к нему, приземлившись рядом на коленки, и с испугом начал ощупывать его.
- Том, больно?
- Дааа…- жалобно стонал он.
- Где, Том? Где больно?- переполошился я.
- Везде, - простонал он, - Особенно вот здесь, - показал он на грудь.
Я наклонился к нему и от неожиданности вскрикнул, Том резко притянул меня к себе, тут же овладев моими губами. Посасывая мои губки, затем проник вовнутрь, и я почувствовал, как волна наслаждения накрывает нас обоих. Я простонал ему в рот, прерывая поцелуй.
- Мальчик мой, малыш, родной, любимый…никому не отдам, - шептал Том мне в ушко. Затем я ощутил, как его горячий влажный язык проникает в ушную раковину, лаская её, вылизывая, затем принимается посасывать мою мочку. Я уже стонал почти в голос. А Том поцелуями спускался по моей груди все ниже и ниже.
Я осторожно отстранил его со словами
- Можно я?
Он только молча махнул головой и судорожно сглотнул, не в силах произнести ни слова.
Я легонько толкнул мужчину в грудь, заставляя лечь на спину. А сам, оседлав его бедра, задрал Томову рубашку вверх. Вот они мои кубики пресса, которые я видел во сне столько времени. Я почти с благоговением провел рукой по груди и ниже, скользя, едва касаясь пальцами, живот под моими прикосновениями вздрагивал и покрывался мурашками. Моя рука скользнула ниже, проникнув под пояс брюк и нащупав уже очень впечатляющий бугорок, нежно сжал его, погладил снизу вверх, опять сжал. Том громко протяжно застонал. Быстро расстегнув ремень и следом брюки, я спустил их до колен вместе с бельем, открывая своему взору прекраснейшую картинку:
Красивый возбужденный член с крупной головкой, которая уже сочилась от возбуждения. Я приник к ней, как умирающий от жажды путник, странствующий по пустыни и увидевший единственный источник влаги. Я пил его сок, ласкал нежную плоть, наслаждаясь каждым мгновением. Как долго я мечтал об этом, представлял себе, рисуя в сознании эротические картинки, но ни одна из этих картинок не сравниться с действительностью. Он потрясающий.
Плотно обхватив губами головку, начинаю посасывать, одновременно рукой лаская основание члена. Втянул в себя чуть сильнее, махнув головой, выпустил головку изо рта с характерным легким хлопком, в то же самое мгновение, когда член выходит изо рта, проскользнул рукой по всему члену, от основания до головки. При этом, как только рука начинает движение, на её место сразу же ложится вторая рука. Скользнул, плотно сжимая член, до тех пор, пока он не выскочит из ладони, и тогда сразу обратно в рот. Посасываю - хлопок - скольжу - сжимаю, и так много раз, пока Том не стал метаться из стороны в сторону, со стонами, выкрикивая мое имя. И тут я заглатываю член полностью, плотно, но нежно сжимая кольцо губ. Взрыв…и я глотаю теплую терпкую жидкость, причмокивая от удовольствия.
- Билл, я умер и попал в рай?
- Нет, любимый, ты жив, просто попал в мои нежные заботливые руки.

Глава 33. Ужин в ресторане.

 

POV Bill

- Том, уже 5 часов, - кричал я, глядя на огромные настенные часы, которые, скорее всего, были очень старинными, украшенные причудливым сложным плетением в виде виноградной лозы, что тянулась по всему периметру этой антикварной вещицы.
- Блин, Билл, если мы опоздаем, Хельга мне потом месяц выговаривать будет. У нас мало времени на сборы.
- Том, а мои вещи?
- Все в твоей комнате в шифоньере, Симона позаботилась. Кстати, завтра у нас очередной семейный ужин, догадайся с чем? Правильно с сюрпризом. Не жизнь, а сплошные сюрпризы, - улыбался Том.

После душа я долго стоял в одном нижнем белье, открыв дверцы шифоньера и решая очень сложный вопрос: что одеть? Ну, ресторан Ратскеллер особой изысканностью не отличался. Это традиционный пивной ресторан, где царит всегда душевная теплая атмосфера. А ещё здесь охеренное мясо и очень вышколенный персонал. Поэтому все дружеские вечеринки проходят именно в Ратскеллере. Значит, одеваться будем соответственно.
Когда я спустился на первый этаж, Том был уже собран и сидел в кресле гостиной, отбивая пальцами нервную дробь по журнальному столику и поглядывая на часы. Услышав мои шаги на лестнице, облегченно произнес
- Ну, наконец-то, хотел уже идти на розыски.
- В таком большом доме не грех заблудиться.
- Ты при…
Том прервался на полуслове и смотрел на меня, вытаращив глаза.
- Ты хочешь ТАК пойти? – с трудом выдохнул он.
-Нууу…
Я ещё раз оглядел себя, покрутившись перед зеркалом. Из зеркала на меня смотрел высокий стройный, да что там, на мой взгляд, очень даже симпатичный брюнет. Что не так-то? Я вопросительно уставился на Тома.
- Тебя же уволокут сразу, как только я отвернусь.
- А ты не отворачивайся, глаз с меня не спускай, - я обольстительно улыбнулся.
- Надо будет прихватить кастет, - пробормотал Том.

POV Tom

Я стоял и смотрел на это чудо природы. Черная кожаная курточка была настолько короткой, а посадка на темно-серых джинсах настолько низкой, что я видел полоску оголенной гладкой кожи. Спереди соблазнительно выглядывала татуировка в виде звезды, лучики которой устремлялись вниз к самому сокровенному. До дрожи в пальцах хотелось последовать за ними. Я сглотнул. Мой взгляд опустился ещё ниже, рассматривая стройные бесконечные ноги, обтянутые джинсами как второй кожей. И заканчивалась вся эта красота замшевыми полуботинками на высоченной платформе.
- Бляя, Билл, ты, когда обувь покупал отдел случайно с женским не спутал?
Бросив ещё один оценивающий взгляд на общую представшую картинку, понял, что вечер спокойным быть не обещает. Потому как это волшебное создание вызывает весьма определенные желания. Я потянулся к парнишке, схватив его за руку, одним резким движением притянул мальчика к себе, прижимая крепко к своему телу одной рукой, а другой, оглаживая упругие маленькие ягодицы. Мысленно я уже мечтал вытряхнуть это чудо из одежды, дабы усладить свой взор прекрасным зрелищем, почувствовать пальцами горячую обнаженную кожу, гладкую, нежную, даже в интимных местах не обремененную растительностью. Моё дыхание стало учащаться против моей воли.
- Эй, Том, мы так опоздаем, - Билл вернул меня с небес на землю.
- Эх, да, пошли, - разочарованно протянул я.
Выпускать такое сокровище из рук не хотелось даже на минуту.
- Билл, только я прошу тебя: никуда не отходи без меня.
- Боже, Том, не говори глупости, мы идем в ресторан, а не гей-клуб. До тебя же я как-то жил, справлялся. Уж домоседом не был точно.
- Боюсь даже подумать. Но теперь ты со мной, и я займусь твоим воспитанием, ты же ещё несовершеннолетний, так что я несу за тебя ответственность.
- Что?!!Боже, – закатил глаза Билл.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.205.93.2 (0.016 с.)