И.М.Сеченов и влияние его научных трудов на развитие физиологии и медицины.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

И.М.Сеченов и влияние его научных трудов на развитие физиологии и медицины.



Исследования и сочинения И. М. Сеченова были посвяще­ны в основном трем проблемам: физиологии нервной системы, химизму дыхания и физиологическим основам психической деятельности. Своими работами он положил начало отечествен­ной физиологии и создал материалистическую школу русских физиологов, которая сыграла важную роль в развитии физио­логии, психологии и медицины не только в России, но и во всем мире. Большое значение для естественнонаучного обоснования материалистической теории познания имело открытие И. М. Сеченовым отражательной, рефлекторной природы выс­шей нервной (психической) деятельности животных и челове­ка. Он впервые в истории физиологической науки стал рас­сматривать деятельность головного мозга как рефлекторную, в то время как до него рефлекторным считали только те виды жизнедеятельности организма, которые связаны со спинным мозгом. И. М. Сеченов установил, что в головном мозгу животных и человека существуют особые нервные механизмы, которые оказывают тормозящее влияние на непроизвольные движения. Эти механизмы он называл «задерживающими центрами». От­крытый им физиологический центр, находящийся в средних частях головного мозга, получил название «сеченовского цент­ра». Самое явление, установленное в этих опытах, получило в физиологии название «сеченовского торможения». И. М. Сеченов изучал организм в единстве с условиями его существования. Он утверждал: «Всегда и везде жизнь слагает­ся из кооперации двух факторов — определенной, но изменя­ющейся организации и воздействия извне». «Организм без внешней среды, поддерживающей его существование, невоз­можен, поэтому в научное определение организма должна входить и среда, влияющая на него, так как без последней существование организма невозможно». И. М. Сеченов показал, что психическую деятельность мож­но и должно изучать такими же научными, строго объектив­ными способами, какими изучается телесная деятельность жи­вотных и человека, без всяких ссылок на нематериальные, сверхъестественные причи­ны. И. М. Сеченов поставил перед собой задачу разрабо­тать и объяснить законы внешних проявлений психи­ческой деятельности. Он по­казал, что все акты и явле­ния сознательной и бессозна­тельной психической жизни человека управляются опре­деленными физиологически­ми механизмами и по спосо­бу происхождения суть реф­лексы, которые начинаются возбуждением органов чувств предметами внешнего мира, продолжаются определенным психическим актом и конча­ются мышечным движением. В последние годы жизни И. М. Сеченов изучал закономер­ности физиологических процессов, связанных с трудовой дея­тельностью человека. В тяжелых исторических условиях цар­ского режима И. М. Сеченов данными физиологии обосновал требования рабочих в их борьбе за восьмичасовой рабочий день. И. М. Сеченов разоблачал научную несостоятельность челове­коненавистнических расистских теорий о якобы естественном разделении людей на «высшие» и «низшие» расы. Много стра­ниц в «Рефлексах головного мозга» И. М. Сеченов посвятил воспитанию, развитию навыков у детей и решал эти вопросы в соответствии с основной своей установкой, что среда являет­ся определяющим фактором в развитии человека. Этот раздел он закончил резкой отповедью расистам, которая звучит и се­годня: «В неизмеримом большинстве случаев характер психи­ческого содержания на 999/1000 дается воспитанием в обшир­ном смысле слова, и только на 1/1000 зависит от индивидуаль­ности. Этим я не хочу, конечно, сказать, что из дурака можно сделать умного: это было бы все равно, что дать человеку, рожденному без слухового нерва, слух. Моя мысль следую­щая: умного негра, лапландца, башкира европейское воспита­ние в европейском обществе делает человеком, чрезвычайно мало отличающимся со стороны психического содержания от образованного европейца». Идеи И. М. Сеченова во многом определили материалисти­ческое направление отечественной медицины второй половины XIX века. Они привлекли внимание передовых русских врачей к изучению роли внешней среды для организма и роли нерв­ной системы в появлении и развитии патологических процес­сов в организме. Учение о рефлексе как основном анатомо-физиологическом механизме всех деятельностей животного организма явилось научным обоснованием неврогенного пато­генеза болезней. И. М. Сеченов имел учеников и последовате­лей в различных направлениях научной деятельности: в обла­сти изучения нервной системы, ее строения и функции, физио­логии периферической нервной системы (Н. Е. Введенский), вопросах обмена (В. В. Пашутин, М. Н. Шатерников), изуче­нии физиологии головного мозга (И. П. Павлов). Влияние И. М. Сеченова не ограничилось только областью физиологии: его идеи сказались на деятельности морфологов при изучении строения нервной системы и клиницистов в приложении теории о рефлексах к анализу патологических явлений. И.П.Павлов – великий русский ученый – физиолог.Великий русский физиолог Й. П. Павлов (1849—1936) разработал новые принципы физио­логического исследования, обеспечивающего познание организ­ма как единого целого, находящегося в единстве и постоянном взаимодействии с окружающей его средой, и создал материа­листическое учение о высшей нервной деятельности животных и человека. В течение первого периода научной деятельности (с 1874 по 1882, г.) И. П. Павлов занимался преимущественно изуче­нием физиологии сердечно-сосудистой системы. В диссертации «Центробежные нервы сердца» в 1883 г. он впервые показал на сердце теплокровного животного существование нервных волокон, усиливающих и ослабляющих деятельность сердца. И. П. Павлов предположил, что открытый им усиливающие нерв оказывает влияние на сердце путем изменения обмена веществ в сердечной мышце. Развивая эти представления, он в дальнейшем создал учение о трофической функции нервной системы. В этот же период И. П. Павлов исследовал нервные механизмы регуляции кровяного давления. И. П. Павлов отказался от традиционных острых опытов и отметил недостатки острого виви­секционного физиологического опыта. Физиологи в XIX веке не знали методов изучения целост­ного организма в его неразрывном взаимодействии со средой. И. П. Павлов разработал метод изучения частных физиологи­ческих отправлений на целостном организме в естественных условиях взаимодействия со средой, благодаря чему методика физиологического эксперимента перешла на новую, более вы­сокую ступень. В связи с установкой о необходимости учета состояния целого организма И. П. Павлов разработал новые методики, позволяющие проводить эксперимент на здоровом, совершенно оправившемся от оперативного вмешательства животном. И. П. Павлов создал новые методы, новые приемы «физио­логического мышления», разработал специальные операции на органах пищеварительного тракта и ввел в практику метод хронического эксперимента, позволивший изучать деятельность пищеварительного аппарата на здоровом животном. В 1897 г. И. П. Павлов подвел итоги работ по физиологии пищеварения и опубликовал свой знаменитый труд «Лекции о работе главных пищеварительных желез», за который в 1904 г. ему была присуждена Нобелевская премия.35. С.П.Боткин – выдающийся клиницист и общественный деятель. И. М. Сеченов и С. П. Боткин выдвинули учение о ведущем значении среды в происхождении приобретаемых и наследуе­мых свойств организма, о первенствующей роли среды в про­исхождении болезней и материалистически решали вопросы общей теории медицины, исходя из достижений классической русской философии и передового естествознания своего вре­мени. В актовой речи «Общие основы клинической медицины» в 1886 г. С. П. Боткин дал определение медицины: «Изучение человека и окружающей его природы в их взаимодействии с целью предупреждать болезни, лечить и облегчать — составля­ет ту отрасль человеческих знаний, которая известна под име­нем медицины». С. П. Боткин стремился превратить клиническую медицину в точную науку и считал, что «неизбежный для этого путь есть научный... Если практическая медицина должна быть постав­лена в ряд естественных наук, то понятно, что приемы, упот­ребляемые в практике для исследования, наблюдения и лече­ния больного, должны быть приемами естествоиспытателя». С. П. Боткин отличался большой наблюдательностью, уме­нием индивидуализировать больного, правильно оценивать значение отдельных проявлений болезни, что и делало его тонким диагностом. С. П. Боткин дал глубокий анализ поражений нервной системы, системы кровообращения, кроветворения. Он пришел к широким обобщениям в области патологии. С. П. Боткин и его ученики разрабатывали вопросы физиологии, экспериментальной патологии как научной основы терапии. Исходя из идей И. М. Сеченова о роли центров голов­ного мозга в рефлекторном механизме физиологических про­цессов, С. П. Боткин показал рефлекторный механизм ряда патологических процессов. В «Клинических лекциях» С. П. Боткин дал анализ многих клинических явлений, симптомов и симптомокомплексов с точки зрения рефлекторной теории. Так, им было рассмотрено неврогенное происхождение некоторых форм лихорадки, сократительности селезенки, потоотделения на одной стороне те­ла, хлороза. Им введено представление о патологическом реф­лексе. Отсюда интерес Боткина ко второму звену рефлекса — центрам, в которых преобразуются импульсы. Наличие ряда центров, еще неизвестных к тому времени физиологам, было предсказано Боткиным, и его гипотезы получили подтвержде­ние в открытиях этих центров физиологами. Неврогенной теорией С. П. Боткин положил начало принципиально новому этапу развития клинической медицины. С. П. Боткин проявлял активный интерес и к вопросам ор­ганизации медицинского дела. Он способствовал улучшению медицинской помощи населению Петербурга. По его предло­жению была улучшена постановка лечебного дела в городских больницах. В них были устроены лаборатории, проводились патологоанатомические вскрытия, врачебные конференции, было улучшено питание больных. Во главе многих больниц стали доктора медицины — ученики Боткина. Большой его за­слугой явилось введение в Петербурге по его инициативе «думских врачей» для оказания помощи на дому беднейшему населению города. В 1886 г. он руководил работой комиссии по улучшению санитарных условий и уменьшению смертности в России. Соб­ранные этой комиссией обширные материалы о состоянии здо­ровья населения России, об ужасающей детской смертности, недостаточности медицинской помощи убедительно говорили о том, что условия царского строя вели не только к значитель­ному ухудшению здоровья населения, но и к вырождению. Комиссия показала низкое санитарное состояние страны и ее здравоохранения. В условиях царского режима работа комис­сии осталась бесплодной и не смогла приостановить процесса вырождения и вымирания населения страны, а С. П. Боткин даже не смог довести предложения комиссии до серьезного рассмотрения в какой-либо государственной инстанции. Только после Великой Октябрьской социалистической революции в условиях советского строя представились условия для прове­дения в жизнь широких оздоровительных мероприятий. С. П. Боткин был выдающимся преподавателем высшей ме­дицинской школы и создал обширную школу своих последо­вателей. Влияние С. П. Боткина не ограничилось клиникой внутренних болезней, его ученики занимали кафедры по дру­гим дисциплинам: детским болезням, дерматологии, ларинголо­гии, фармакологии; физиологии, общей патологии. Г.А.Захарьин – выдающийся клиницист и реформатор медицинского образования.Главную задачу клинициста Г. А. Захарьин выразил сле­дующим образом: «Определить, какая болезнь (исследование и распознавание), как она пойдет и чем кончится (предсказание), на­значить план лечения и проводить в исполнение, сообразуясь с течением болезни (наблюдение)». Большое значение Г. А. Захарьин придавал клиническим лекциям. Он писал: «Клиническая лекция должна быть образцом правиль­ной методики и индивидуализиру­ющей клиники. И чем более она отличается от главы учебника, тем более она и имеет право на­зываться клинической лекцией». Своими исследованиями Г. А. За­харьин охватил ряд вопросов кли­нической медицины. Он описал клиническую картину сифилиса сердца и легких, в частности сифилитическую пневмонию, клинику легочного туберкулеза, дал классификацию туберкулеза. Г. А. Захарьиным были выдвинуты оригинальные теории о роли эндокринных нарушений в этиологии хлороза. Г. А. Захарьиным были впервые описаны зоны кожной гиперестезии при заболеваниях внутренних ор­ганов (так называемые зоны Захарьина — Геда). Основная заслуга Г. А. Захарьина заключается в развитии метода непосредственного клинического наблюдения и разработке метода опроса больного. Г. А. Захарьин развил основные, положения учения Мудрова: требование определенной после­довательности в обследовании больного и индивидуализации в подходе к назначению лечения и режима. Метод Захарьина — это не только «анамнез», это подробный и тщательный систематический опрос больного, имеющий целью установить вероятные причины болезни, ее раз­витие, функциональное состояние органов; опрос, позволяющий назначить нужный режим, лекарства и другие лечебные мероприятия. Инициатива опроса должна оставаться в руках врача. Опрос у Г. А. Захарьина охватывает не только прошлое (анамнез), но и настоящее состояние и обстановку жизни больного. В нем соединялись два принципа: физиологический (по системам и органам) и топографический. Метод охватывал все органы и системы: дыхание, кровообращение, желу­дочно-кишечный тракт (желудок, кишечник, печень, селезен­ка), мочеполовую систему, обмен веществ, кроветворную и нервную системы и нервно-эмоциональное состояние (сон, память, сообразительность, настроение, головные боли, голово­кружение, парестезии и т. д.). Этот метод позволяет выявить функциональное нарушение заболевшего органа нередко ранее обнаружения анатомических изменений. Большое значение Г. А. Захарьин придавал лечению. Зна­чительное место в лечебных советах Г. А. Захарьина занимали его указания больному о режиме и образе жизни: «Измени обстановку, измени деятельность, измени образ жизни, если хочешь быть здоровым». Наряду с покоем он рекомендовал движение. В сочетании с гигиеническими и профилактическими мероприятиями Г. А. Захарьин применял медикаменты и об­щие лечебные приемы — массаж, кровопускание, минеральные воды, климатолечение больных туберкулезом легких не только на юге, но и на природе в любой местности. Он выступал про­тив широко распространенного в его время обычая богатых людей ездить на заграничные курорты и рекомендовал лечение на отечественных курортах. В клиническом учении Захарьина видное место занимали вопросы гигиены. В своей речи «Здоровье и воспитание в го­роде и за городом» он говорил: «Чем зрелее практический врач, тем более он понимает могущество гигиены и относи­тельную слабость лекарственной терапии». «Победоносно спо­рить с недугами масс может лишь гигиена. Самый успех тера­пии возможен лишь при соблюдении гигиены». Однако необ­ходимо отметить, что в своих высказываниях по гигиеническим вопросам Г. А. Захарьин ограничивался в основном сферой личной гигиены, недооценивал влияние социальных условий на возникновение и течение болезней и не ставил задачи проведения широких оздоровительных мероприятий. Советам Г. А. Захарьина в большинстве случаев могли следовать лишь богатые люди.Роль А.А.Остроумова для развития терапии в России 19 века.А. А. Остроумов явился продолжателем лучших традиций клинических методов Захарьина. А. А. Остроумов придавал большое значение тщательному расспросу больного, считал необходимым выявить все особенности каждого случая болез­ни. Наряду с этим он активно развивал традиции С. П. Бот­кина в разработке экспериментальной физиологии и патологии. С С. П. Боткиным А. А. Остроумова сближал интерес к фар­макологии и экспериментальной патологии, новым тогда наукам, к введению функциональных методов распознавания болез­ней, интерес к лабораторным исследованиям. А. А. Остро­умов, подобно С. П. Боткину, большое внимание уделял роли нервной системы в организме. «Организм — целое.— писал Остроумов, — расстрой­ство одной части отражается на всем организме изменением жизнедеятельности других ча­стей его, поэтому ослабление функции одного органа расстра­ивает весь организм». «Организм как целое изменяется в сво­их функциях при болезни каждой из своих частей». По А. А. Остроумову, единство организма, взаимная связь орга­нов между собой и корреляция их деятельности осуществля­ются через обмен веществ и нервнорефлекторную систему. Анализируя действующие факторы патологического процесса, он разработал учение о значении в этиологии и течении бо­лезней внешней среды, в которой развивается, живет и болеет человек. А. А. Остроумов правильно рассматривал болезнь как нарушение равновесия между организмом и средой и опреде­лил задачи врача: «Предметом нашего изучения служит боль­ной человек, нормальная жизнь которого нарушена условиями его существования в среде». «Цель клинического исследова­ния — изучить условия существования человеческого организ­ма в среде, условия приспособления к ней и расстройства». А. А. Остроумов не подпал под влияние широко распро­страненных в его время воззрений «бактериологической эры», решительно возражал против переоценки роли микробов в пато­логическом процессе. Не отрицая роли микробов, он подчерки­вал значение макрооргаиизма и его реакции во всех этапах инфекционного процесса. Равным образом А. А. Остроумов предостерегал от переоценки лабораторных анализов в клини­ке и выдвигал на первое место наблюдение над больным, изу­чение особенностей индивидуума. Решающее значение в лечении больного А. А. Остроумов придавал общему лечению и считал необходимым поставить больного в возможно более благоприятные условия питания, работы и жилища.

36. И.И.Мечников – основоположник учения о фагоцитозе.Илья Ильич Мечников (1845—1916) сыграл огромную роль в развитии микробиологии и эпидемиологии, в создании иммунологии. Его исследования в этих областях явились про­должением и развитием его капитальных работ в области па­тологии, имевших широкую общебиологическую основу. И. И. Мечников был выдающимся ученым в ряде областей знания—зоологии, эмбриологии, патологии и иммунологии, одним из создателей современной микробиологии, основателем сравнительной эволюционной патологии. Деятельность И. И. Мечникова распадается на два периода. В первый период (1862—1882) И. И. Мечников, зоолог и по преимуществу эмбриолог, разрешил ряд сложных проблем эм­бриологии. Он показал существование зародышевых листков — общие для всех животных законы развития животного орга­низма. Он установил генетическую связь между развитием беспозвоночных и полостных животных. Данные эмбриологии, установленные И. И. Мечниковым, послужили одной из суще­ственных опор эволюционного учения. Исследования по вопросу о происхождении многоклеточных животных привели И. И. Мечникова к открытию внутрикле­точного пищеварения. Он показал, что в организме животного, снабженного пищеварительными органами, существуют клет­ки, способные переваривать пищу, но не принимающие прямо­го участия в пищеварении. Работами о внутриклеточном пище­варении завершился первый период научной деятельности И. И. Мечникова. Идея о внутриклеточном пищеварении, поставленная в свя­зи с учением Дарвина об эволюции, была ведущей в работах И. И. Мечникова по проблемам патологии во второй период его деятельности. Начало этим работам И. И. Мечников поло­жил в 1883 г. в речи «О целебных силах организма», где вы­двинул положение об активной роли организма в инфекцион­ном процессе, о взаимоотношении макро- и микроорганизма в противовес одностороннему этиологическому принципу Коха. В дальнейшем И. И. Мечников разносторонне развил учение о фагоцитозе и подтвердил его многочисленными исследова­ниями на разнообразном материале. В 1892 г. в «Лекциях о сравнительной патологии воспаления» И. И. Мечников писал «Настоящая сравнительная патология должна обнимать весь животный мир в его целом и изучать его с самой общей биологической точки зрения». Развивая учение о фагоцитозе и вы­ступая на его основе с критикой господствовавших в то время теорий воспаления Конгейма и Вирхова, И. И. Мечников соз­дал новую теорию воспаления как активной защитной реакции организма против внедряющегося в него болезненного начала, выработанной представителями животного мира в процессе их исторического развития. И. И. Мечников писал: «Воспаление в своем целом должно быть рассматриваемо как фагоцитарная реакция организма против раздражающих деятелей; эта реак­ция выполняется то одними подвижными фагоцитами, то с действием сосудистых фагоцитов или нервной системы». В 1900 г. в книге «Невосприимчивость в инфекционных болезнях» И. И. Мечников разработал учение об иммунитете и явился основоположником новой науки — иммунологии. И. И. Мечников показал, что механизм возникновения и раз­вития инфекционного заболевания зависит не только от мик­роорганизма, но наряду с микроорганизмом на всех этапах инфекционного процесса — при его возникновении, развитии, течении и исходе — важную роль играет макроорганизм, кото­рый не остается безучастным. Инфекционное заболевание — сложный процесс взаимодействия патогенного микроба и мак­роорганизма. На возникновение и развитие процесса большое влияние оказывает внешняя среда. И. И. Мечников указывал на участие нервной системы в защитных функциях высших организмов. И. И. Мечников провел много исследований по частным вопросам медицины. Он изучал экспериментальный сифилис, холеру, возвратный и брюшной тифы, туберкулез, детские кишечные инфекции. Ему принадлежат идеи о наличии анта­гонизма и борьбы между различными видами микробов и об изменчивости микробов. И. И. Мечников предвидел возможно­сти использования микробного антагонизма в целях борьбы против болезнетворных микробов, что получило осуществление и дальнейшее развитие в учении об антибиотиках. Мировоззрение его было стихийно-диалектическим. Для него были характерны сравнительно биологический метод, стремление рассматривать явления органической природы в их связи и взаимообусловленности и в противоречивом развитии. И. И. Мечников не был последователен в своих воззрениях: будучи материалистом в понимании явлений природы, он оста­вался идеалистом в объяснении явлений общественной жизни. Он стремился к изменению реакционного политического строя в России, но отрицательно относился к революционной борьбе. Основная ошибка его состояла в том, что он не учитывал значения социально-экономических факторов и условий жизни человека в современном обществе. Эти стороны мировоззрения И. И. Мечникова с особой яркостью сказались в его учении о преждевременном старении и борьбе с ним. Проблема прод­ления жизни не только биологическая, как думал И. И. Меч­ников, но главным образом социальная. И. И. Мечников создал обширную школу микробиологов и эпидемиологов как в России, так и за границей. Его учениками были Г. Н. Габричевский, Н. Ф. Гамалея, Л. А. Тарасович, Д. К. Заболотный, А. М. Безредка, первая женщина — профес­сор микробиологии П. В. Циклинская и многие другие.

37. А.П.Доброславин и развитие экспериментальной гигиены в России.Алексей Петрович Доброславин(1842—1889) в 1865 г окончил Петербургскую медико-хирургическую академию. В 1870 г. до конца жизни был профессором гигиены в Медико-хирургической академии. Им составлены первые в России ори­гинальные учебники по гигиене, основанные на эксперимен­тальных исследованиях.А. П. Доброславин правильно оценил положительные сто­роны экспериментальной гигиены, овладел новыми методика­ми гигиенических исследований и широко их применял. Он писал: «Ги­гиена дает свои советы и предпи­сания общине, целым группам на­родонаселения. Таким образом, помощь, оказываемая гигиеной, имеет общественный характер. Нет возможности устранить болезне­творные влияния внешней среды, не действуя сразу на целое наро­донаселение».Кроме педагогической деятель­ности, А. П. Доброславин прово­дил сам и организовывал как ру­ководитель исследования по гигие­не питания, коммунальной, школь­ной, военной. А. П. Доброславин много занимался вопросами охра­ны здоровья больших групп населения - крестьянства и мало­обеспеченных слоев населения городов, изучал продукты пита­ния, составлявшие главную пищу этих групп населения (грибы кислая капуста, каша из круп, квас). Он провел исследование' по оздоровлению населенных мест - водоснабжению, канали­зации, жилищам, участвовал в противоэпидемических и обще­санитарных мероприятиях, усовершенствовал дезинфекцион­ную аппаратуру.А. П. Доброславин ошибочно признавал необходимость разделения лечебной медицины и гигиены.Ф.Ф.Эрисман и его вклад в экспериментальную и общественную гигиену.Федор Федорович Эрисман (1842—1915), швейцарец по происхождению, окончил медицинский факультет в Цюрихе, увлекся революционно-демократическими идеями русских сту­дентов, обучавшихся в Швейцарии, и в 1869 г. приехал в Рос­сию. Здесь он вошел в тесную связь с передовыми обществен­но-медицинскими кругами. Многосторонняя научная деятель­ность Ф. Ф. Эрисмана была тесно связана с практической жизнью. По приезде в Россию он работал в Петербурге как окулист. Исследуя зрение у школьников, он установил влия­ние школьных условий на развитие близорукости и предложил особую школьную парту (до настоящего времени широко из­вестную под названием парты Эрисмана). В Петербурге же Ф. Ф. Эрисман провел обследование жилищных условий в квартирах подвальных эта­жей и ночлежных домах. По­чувствовав при этих иссле­дованиях недостаточность своей подготовки в области гигиены, Ф. Ф. Эрисман оз­накомился с методами гигие­нических обследований у Петтенкофера и Фойта. В эти же годы он опубликовал крупные пособия и много статей по гигиене. В своих работах Ф. Ф. Эрисман четко определил ближайшую цель гигиены: исследовать влия­ние на человека всевозможных явлений природы, дей­ствию которых он непрерыв­но подвергается, далее — влияние той искусственной обстановки, в которой он жи­вет вследствие своего соци­ального положения, и, нако­нец, найти средства для смягчения действия всех не­благоприятных для организма человека условий со стороны природы и общества. Переехав в Москву в 1879 г., Ф. Ф. Эрис­ман работал в санитарной организации Московского губерн­ского земства, в Московской городской санитарной организации и с 1882 по 1896 г. был .профессором гигиены на медицинском факультете Московского университета. Ф. Ф. Эрисман вместе с Е. М. Дементьевым и А. В. Погожевым провели обширное санитарное обследование 1080 фабрик Московской губернии с 114 000 рабочих. В этих исследованиях были изучены условия быта рабочих и их семей, состав рабо­чих, условия найма, продолжительность рабочего дня, зара­ботная плата, условия жилища, и питания. Рабочие и члены их семей были подвергнуты антропологическому обследованию. При определении состава фабричных рабочих особенно под­робно выяснялся вопрос, связан ли фабричный рабочий с сель­ским хозяйством («связь с землей», как говорили в то время) или стал полностью наемным рабочим. Он писал: «Мы здесь имеем дело в огромном боль­шинстве случаев с настоящим рабочим сословием, так сказать, с исконными, а не случайными фабричными рабочими». «Пло­хое санитарное состояние, в котором находится фабричное население в настоящее время, не безусловно связано с про­мышленным трудом, а зависит лишь от тех неблагоприятных условий, в которые современная цивилизация поставила этот труд, вполне представляя его безграничной эксплуатации со стороны алчных и корыстных предпринимателей». «Вовсе не промышленность сама по себе, как бы в силу закона природы, подрывает народное здоровье и обусловливает высокие цифры смертности, а во всем этом виноваты те невыгодные экономи­ческие условия, в которые поставлены рабочие современным способом производства». Обследование фабрик и заводов Мос­ковской губернии дало обширные материалы, которые в пе­чатном виде заняли 19 томов (более 6000 стр.) и обрисовали положение рабочих в России. Точные сведения об условиях труда и быта рабочих, полученные Ф. Ф. Эрисманом, использовались в целях пропаганды в первых русских рабочих марксистских кружках. Ф. Ф. Эрисман правильно понимал сущность, цели и зада­чи гигиены. Он писал: «Пользу могут принести только меро­приятия, улучшающие санитарные условия целых групп насе­ления или всего народонаселения... Здоровье отдельной личности представляет собой лишь часть общественного здо­ровья... В природе человека не заключается никаких оснований к тому, чтобы признать болезнь человека неотвратимой роковой необходимостью... Человеческая смертность находится в тес­нейшей связи с несовершенством нашего жизненного строя». Исходя из этих положений, Ф. Ф. Эрисман указывал на недо­статочность предложений возглавлявшейся С. П. Боткиным (1886) комиссии по вопросу уменьшения смертности в России. Он писал: «Нищета — наиболее генеральное бедствие русского народа, и как ни важны те или иные санитарные влияния на здоровье нашего населения, но они весьма часто подавляются влиянием еще более мощного экономического фактора». Ф. Ф. Эрисман настаивал на тесной органической связи на­учной гигиены и практической санитарной деятельности, воз­ражал против попыток противопоставить гигиену научную (экспериментальную) и общественную, как якобы не носящую научного характера, и против высказываний А. П. Доброславина об отделении гигиены от лечебной медицины. Спор меж­ду этими крупнейшими представителями гигиенической науки имел большое принципиальное значение и не потерял своей актуальности до настоящего времени. Практика санитарного дела подтвердила правильность точ­ки зрения Ф. Ф. Эрисмана. И в настоящее время нередки по­пытки сведения гигиены к санитарно-гигиеническим мероприя­тиям.

Земская медицина.

В России в середине XIX в. глубокие социальные и экономические процессы стали причиной возникновения и развития во второй половине XIX в. земской медицины.

Основные звенья земской медицины конца XIX в.:

1) сельская участковая больница;

2) уездный и губернский санитарный врач (бюро);

3) уездный и губернский съезд земских врачей.

Земская медицина разработала оригинальную форму здравоохранения для сельского населения: сельский врачебный участок с бесплатной (в наиболее богатых губерниях) медицинской помощью и сеть приближенных к населению медико-санитарных учреждений (земские больницы, фельдшерские и акушерские пункты, амбулатории, санитарная организация и т. д.). Такой способ организации здравоохранения сельского населения был единственным в истории примером организованной медицинской помощи в условиях капитализма сельским жителям. Помимо оказания медицинской лечебной и санитарной помощи населению, прогрессивные врачи земской медицины проводили ряд исследований, давали саниB тарные описания местностей, а также изучали заболеваемость населения. Земские врачи обследовали жизнь крестьян, их быт, труд. Кроме крестьян, земские врачи изучали и описывали жизнь, быт, условия труда кустарей, рабочих на фабриках, которые были расположены в сельской местности, сельскохозяйственных батраков в южных губерниях. Земская медицина оказала также влияние на развитие некоторых клинических дисциплин, например, таких как акушерство, хирургия.

 

Развитие одонтологии.

Крупный общественный деятель, А.К. Лимберг был инициато­ром создания общества дантистов и зубных врачей в С.-Петербур­ге. Под его непосредственным руководством были проведены пер­вый и второй съезды по одонтологии в России (1896, 1899). Он был активным участником многих международных съездов (в Париже, Берлине, Вашингтоне и др.). Общественность и научный мир высо­ко оценили деятельность А.К. Лимберга, избрав его почетным чле­ном многих отечественных и зарубежных обществ. В 1883 году в С.-Петербурге было создано "Первое общество дантистов России" и "С.-Петербургское общество дантистов и вра­чей, занимающихся зубоврачеванием". "Первое общество" было основано Ф.И. Важинским, а "С.-Петербургское общество данти­стов и врачей, занимающихся зубоврачеванием" — А.К. Лимбер­гом, на котором в апреле 1884 года он сделал доклад "О необхо­димости обязательного высшего образования зубных врачей в Рос­сии", напечатанный затем в журнале "Врач". С 1898 года "С.-Петербургское общество дантистов и врачей, занимающихся зубо­врачеванием" стало называться "С.-Петербургским зубоврачебным обществом". В 1891 году было организовано "Московское одонтологическое общество". Первые научные одонтологичес­кие общества благоприятно повлияли на развитие зубоврачевания в России. Они сплачивали кадры зубных врачей, организовывали и проводили научные зубоврачебные съезды, способствовали разви­тию научного зубоврачевания. Кроме научных, существовали и про­фессиональные общества, которые объединяли зубных врачей и дан­тистов. В 1899 году было организовано "Российское одонтологичес­кое общество". Исключительно большое значение в становлении зубоврачебной науки имел первый русский одонтологический периодический пе­чатный орган "Зубоврачебный вестник" (1885), основателем кото­рого был дантист А.П. Синицын, а главным редактором — Ф.А. Звержховский. Создание журнала явилось поворотным момен­том в истории развития одонтологии в России. "Зубоврачебный ве­стник" стал своеобразным организационным центром, вокруг кото­рого объединилось большое количество зубных врачей, работавших на периферии. Наряду с этим, журнал способствовал подготовке и организации одонтологических съездов. Видную роль сыграл жур­нал в деле научной пропаганды, отображая развитие научного зу­боврачевания и зубоврачебного дела в России. "Зубоврачебный ве­стник" существовал до 1917 года. Кроме того, в Москве с 1899 по 1915 гг. выходил журнал "Одон­тологическое обозрение", во главе которого находились И.М. Коварский и Г.А. Ефрон, а в С.-Петербурге в 1906 году А.В. Фишер начал издавать журнал "Зубоврачебное дело". В 1885 году на медицинском факультете Московского универси­тета по инициативе Н.В. Склифосовского была создана доцентура по одонтологии при факультетской хирургической клинике. Первым приват-доцентом стал Николай Николаевич Знаменский (1856— 1915). Закончив в 1880 году Московский университет, Н.Н.Знаменский в 1881 году Советом университета был избран попечителем Москов­ского учебного округа в должности сверхштатного ординатора хи­рургического отделения факультетской клиники. С этого времени он работает под непосредственным руководством декана факультета профессора Н.В. Склифосовского. В 1884 году Н.Н. Знаменский за­щитил диссертацию по хирургии на степень доктора медицины. В этом же году он был принят в число приват-доцентов Московского университета для преподавания учения о зубных болезнях. Ученый начинает большую организационную работу по созданию базы для практической подготовки студентов по одонтологии, оснащению ее оборудованием, инструментарием, пломбировочными, перевязочны­ми, зубопротезными и другими материалами. Он составляет учеб­ную программу по одонтологии, одобренную и утвержденную Н.В. Склифосовским. Программа предусматривала изучение анато­мии, физиологии и методов исследования полости рта. Раздел "Болезни зубов" включал, кроме анатомии, гистологии зубов, также данные о их прорезывании и различной патологии. В программе пре­дусматривалось освоение студентами консервативного и оператив­ного лечения кариеса зубов и его осложнений, техники экстракции зубов, методов реплантации, имплантации и трансплантации. Про­грамма включала подробное изучение заболеваний челюстей и яче­истого отростка, болезней слизистой оболочки полости рта, языка, слюнных желез. Практикой по одонтологии занимались студенты только старших курсов и врачи под руководством преподавателей— специалистов по одонтологии. Благодаря стараниям Н.Н. Знаменс­кого и Н.В. Склифосовского, первая в России доцентура по одонто­логии в 1885 году начала функционировать. В 1894 году медицинскому <



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.230.144.31 (0.02 с.)