Тема: Историческая морфология




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема: Историческая морфология



 

 

Продолжительность _2_часа

1) Общая характеристика морфологического строя русского языка X – XI вв.

2) История имени существительного.

1)Общая характеристика морфологического строя русского языка X – XI вв.

 

Его близость морфологическому строю старославянского языка. Поэтому начальная характеристика будет совпадать, только дальнейшие изменения будут для вас новыми.

 

Характеристика морфологического строя как синтетического (флективного). Т.е. связь слов в предложении обозначается главным образом с помощью флексий (порядок слов тоже важен, но не так, как, к примеру, в английском языке). Флексии – главное морфологическое средство русского языка. Поэтому история флексий – важный аспект в изучении истории морфологического строя русского языка.

 

Синонимия флексий

Существенной особенностью большинства древнерусских флексий является синонимия – выражение различными морфемами одних и тех же синтаксических отношений.

Род.п. ед. ч. стол-а, жен-ы, сын-у, кост-и, дьн-е

 

Омонимия флексий

Выражение у части слов одной морфемой нескольких разных синтаксических отношений, у других слов выражающихся разными морфемами.

Р.п. пути стола

Д.п. пути столу

М.п. пути столě

Полисемия флексий

Каждая флексия одновременно выполняет несколько функций, передает несколько значений.

Р.п. ед.ч. стол-а

а – одновременно передает Р.п., и ед.ч., и м.р.

 

Эти особенности характерны и для современного русского языка. Но все-таки в истории русского языка наблюдается преодоление этих тенденций.

 

Тенденция к преодолению флективной синонимии обусловлена перестройкой типов склонения.

 

Чтобы преодолеть омонимию флексий, в языке появилось разграничение некоторых окончаний: был в лесу – знает толк в лесе, работает на дому – рассказал о доме.

 

2)История имени существительного

 

Наибольшим изменениям в истории русского существительного подверглись типы склонения. Древняя система шести типов именного склонения сложилась в индоевропейскую эпоху и была унаследована полностью праславянским языком.

Распределение существительных по склонениям в зависимости от вида индоевропейской основы.

 

Фонетические изменения финалей и морфологический процесс переразложения основы падежных форм в праславянском языке как база для дальнейших преобразований системы склонения.

 

И. ٭vodā

Р. ٭vodās

Д. ٭vodāi

В. ٭vodām

М. ٭vodāi

 

 

Валерий Васильевич Иванов считает, что в основе распределения существительных по типам склонения находился семантический признак. Предполагается, что конечные звуки основы являлись когда-то суффиксами с определенными значениями. Сейчас их определить трудно, но некоторые возможности все же есть.

٭ter этот суфф. объединял слова, обозначающие лиц в определенном родстве.

Др-рус. мати (٭mater), дъчи (٭dŭkter)

Сестра (нем. Schwester)

Брат (нем. Bruder, ст-слав. братръ)

Лат. pater

٭ent

Теля < ٭telent

На старое деление слов по основам стало накладываться новое – деление слов по родам. Категория рода – более поздняя категория. Лингвист А.Мейе, рассуждая о категории рода в различных языках мира, назвал ее одной из наименее логичных и наиболее непредвиденных категорий. Дети до двух – двух с половиной лет не могут еще постичь различий между естественными полами. Так, Женя Гвоздев до двух с половиной лет говорил об отце в ж.р., а о себе даже до 3 лет.

Когда же категория в языке сформировалась, то некоторые слова под влиянием рода переходили из одного типа в другой.

Братъ → на ŏ

Сестра → ā

 

В древнерусском языке эта тенденция усилилась.

٭stolŏs ٭sūnŭs

Столъ сынъ

 

Окончания одинаковые, один род – есть возможность для сближения. Следовательно, один тип исчезает.

Победу, как правило, одерживал продуктивный тип склонения. Но утраченный тип не исчезал бесследно. В языке всегда можно обнаружить следы.

 

ŭиŏ

Р.п. ед.ч. сахару, Ломоносов

 

М.п. был в лесу – знает толк в лесе, работает на дому – рассказал о доме.

Р.мн. сыновъстолъ

Ĭи

 

Слова м.р. перешли в тип склонения на jŏ.

Сущ. путь не подверглось изменению. Видимо, связано с книжным характером. Но и не примыкает к 3 скл., т.к. в тв.п. ед.ч. имеет другое окончание путем костью.

В говорах произошло дальнейшее развитие этого слова, склоняется на (без путя, моему путю), либо становится ж.р. (моя путь, моей путью).

 

На согласный

٭n (камы, ремы, дьнь; имя, семя…)

٭t (теля, осля, детя)

٭s (слово, небо, чудо)

٭r (мати, дъчи)

 

Данная группа склонения перестала существовать. Слова разошлись по разным типам склонения. При этом их пути были различны.

 

Судьба существительных мужского рода с суфф. –*n типа камы

 

Форма И.п. ед.ч. Камы, ремы была вытеснена формой В.п. ед.ч. камень, ремень. После этого эти слова (и дьнь) по своему внешнему облику совпали со словами огнь, пьрстень (ĭ) и стали склоняться по этому типу. Когда же слова м.р. на ĭ перешли на jŏ вместе с ними перешли туда камень, ремень, дьнь.

1. камы, ремы → камень, ремень

2. камень, ремень, дьнь = огнь, пьрстьнь (ĭ)

3. камень, ремень, дьнь → (ĭ)

4. огнь, пьрстьнь (ĭ) м.р. → jŏ

5. камень, ремень, дьнь →

Отражение первоначального влияния окончаний -* ĭ основ у слова день в памятниках

Отъ госпожина дни (новг. лет) исконно дне

и сохранившихся производных словах (намедни, пополудни, третьеводни, диал. седни и др.)

 

Въ том же дни («Хождение» игумена Даниила)

исконно дне

намедни, пополудни, третьеводни, (диал.) седни

 

Судьба существительных женского рода с суфф. -*r мати и дочи.

Мати, дъчи

Мать, дочь

на ĭ

В косвенных формах суффикс сохранился матери, дочери.

История групп существительных среднего рода с суфф. -*s типа слово.

 

Слово, небо, чудо (ср.р.)

ŏ (село)

У слов чудо и небо во мн.ч. суфф. –ес сохранился.

 

Ед.ч. Мн.ч.

Чудо Чудеса

Небо Небеса

 

но

 

Ед.ч. Мн.ч.

Слово слова

Тело тела

Око очи

Ухо уши

 

 

Почему? Чудо, небо – книжные слова.

Словеса, телеса в соврем. рус. языке употребляются с ироническим оттенком. (Маяковский)

В особом положении оказалось слово коло. Оно не утратило суффикса не только в косвенных падежах, но приобрело в И.п. колесо.

 

Специфика исторических изменений в группе слов с суффиксом -*t типа козьля

теля, осля, козьля (ср.р.)

теленок, осленок, козленок

Ŏ (м.р.)

Во мн.ч. суфф -ат- сохранился.

Суффикс -онок- стал очень продуктивным. Теперь он не обязательно обозначает названия детенышей животных. Опенок – опята (от пень), масленок – маслята (масло). Неодуш. → не очень древние. Это излюбленный суфф. детей.

В древнерусском языке в данную группу слов входило слово робя.

 

 

Робя

Робенъкъ

Ребенокъ

 

Это слово вытеснило из языка слово дитя, встречающееся теперь только в поэтической речи.

Диалектные соответствия парадигм склонения существительных этой группы.

 

История склонения существительных среднего рода с суффиксом -*n типа имя

Имя, семя, веремя

 

Имени, семени, веремени

 

Сохранили некоторые прежние окончания, составили теперь группу разносклоняемых существительных.

 

Разрушение склонения -*ū основ типа свекры

 

И.п. кры, любы

И.п. (В.п.) кръвь, любъвь

Ĭ

 

И.п. боукы, тыкы

И.п.букъва, тыкъва

Ā

 

Данное склонение полностью исчезло.

 

Процессы унификации внутри продуктивных типов склонения.

а) В древнерусском языке тв. и мягк. разновидности склонений на ā, ŏ отличались друг от друга не только тем, что в одном случае основа заканчивалась на мягк. согл., а в другом - на твердый. В некоторых падежах они имели разные окончания.

ā

Р.п., ед.ч. жены

Д., М.п. женě

 

Р.п., ед.ч. Землě

Д., М.п. земли

 

Ŏ

И.п. столъ

Т.п. столъмь

М.п. столě

И.п. конь

Т.п. коньмь

М.п. кони

Путь развития этих разновидностей заключается в их сближении. В литературном языке наблюдается победа твердой разновидности. Факты влияния тв. разновидности на мягк. наблюдаются с 11 в.

Въ чловěчě образě (Новгор. Минея)

вместо

чловěчи

 

при море

вместо при мори

 

В результате тв и мяг. разновидности склонений стали отличаться лишь качеством последнего звука основы.

 

Случаи обратного воздействия отражаются в современных северных говорах.

На столи, в Москви.

С высоте, из избе, из руке.

Сохранение архаической флексии -И мягкой разновидности в орфографии для существительных на -ИЙ, -ИЕ, -ИЯ в предложном падеже ед. числа и на -ИЯ в дательном падеже как результат влияния церковнославянского языка.

 

б) Унификация флексий именительного и винительного падежей.

Изначально в древнер. языке формы И. и В. п. в м.р. различались.

 

Ŏ

И.п. плоди

В.п. плоды

Ŭ

И.П. волове

В.П. волы

 

С 13 в. наблюдаются колебания в написании.

Чины расставлени быша

Идемъ въ ближняя вьси и гради

Это говорит о том, что в языке выработалась единая форма для И. и В.п. У сущ м.р. тв. разновидности эта форма по происхождению старая форма В.п.: сады, плоды, волы.

Сущ. м.р. мягк. разновидности сохранили старую форму И.п. – кони.

 

История именного склонения во множественном числе.

 

Сближение различных типов склонений отражается и во мн.ч. в древн. языке 6 типов склонения выделялись и во мн.ч.

 

  ŏ ŭ ĭ ā на согласный
И.п. столи сынове гостие сестры камене

В современном языке их по существу одно: ы (и).

Кроме того, а: города, учителя, шофера.

  ŏ ŭ ĭ ā на согласный
Р.п. столъ сыновъ гостей сестръ камень

 

В современном языке есть ов, ев, ей, нулевые (столов, хлебцев, ножей, жен). Но они могут относиться совершенно к одному склонению.

 

В д., т., м. падежах окончания полностью унифицировались.

 

Было: Д.п. женамъ – столомъ - костьмъ

Т.п. женами – столы – костьми

М.п. женахъ – столěхъ – костьхъ

 

Стало: Д.п. женамъ – столамъ - костямъ

Т.п. женами – столами – костями

М.п. женахъ – столахъ - костяхъ

 

 

Устанавливаются формы, ранее характерные лишь для основ на а.

Следами старых форм в совр. языке являются наречие поделом (по деломъ). А также тв.п. мн.ч. на ми. Людьми, детьми, лошадьми, (ляжем костьми). В некоторых говорах и эти сущ. имеют окончание –ами. Людями, детями, лошадями.

Утрата категории рода и образование единой парадигмы склонения во множественном числе.

 

История образования вариантных флексий И.п. мн.ч. – и(-ы), -а, -е.

Источники и история вариантных флексий Р.п. мн.ч. –ов, -ей и нулевой флексии.

Влияние собирательных существительных в истории парадигм множественного числа в словах мужского и среднего рода.

 

Формирование категории одушевленности-неодушевленности

 

Исконно в древнерусском языке В.п. ед.ч. у слов м.р. был всегда равен И.п. (вижу столъ, вижу сынъ).

Причина: потребность разграничить субъект и объект.

Мать любит дочь. Дочь любит мать.

 

Средство было найдено:

В.п. = И.п. неодуш.

В.п. = Р.п. одуш.

 

Данные падежи близки по смыслу.

Читал книгу

Не читал книги

 

Выпил воду

Выпил воды

 

1. В словах ж.р. В.п. совпадает с Р.п. только во мн.ч.

Вижу сестер, нянь.

2. 2 скл. м.р. совпадают формы как в ед., так и во мн.ч.

Вижу брата, братьев; кота, котов.

3. с.р. В.п. совпадает с Р.п. только во мн.ч.

вижу детей, насекомых

 

Отдельные сущ. в совр. рус. языке допускают колебания в выражении одушевленности-неодушевленности.

Видеть микробов – видеть микробы.

 

Остатки: замуж.

Люди, на конь! Эй, живее! («Сказка о золотом петушке»)

Седши на конь да и поехал в огонь.

 

• Брать в жены

• Выйти в люди

• Годиться в отцы

• Рваться в генералы

 

Время становления категории, причины.

 

Разрушение категории двойственного числа, его следы в современном русском языке.

Развитие абстрактного мышления.

 

Утрата звательной формы

Господи, боже

Чего тебе надобно, старче?

Врачу, исцелися сам.

О ветре, ветрило.

 

Новые звательные формы в русском языке:

Кольк, мам, пап.

 

Лекция № 9-10

Тема:

История местоимения и прилагательного в русском языке

(наименование темы)

Продолжительность _4_ часа

1) История местоимений

1.1 Личные местоимения

В древнерусском языке местоимения распадались на две резко отличных друг от друга группы. Первую из них образовывали личные местоимения, в состав которых входили местоимения всех чисел 1-го и 2-го лица. В грамматическом отношении эти местоимения имеют много черт, общих с сущ., но кое в чем отличаются от них. Подобно сущ., они употребляются в предложении в качестве подлежащего и дополнений. Подобно сущ., они характеризуются наличием категории падежа. Местоимения имели те же падежи, что и сущ., но у них не было звательной формы. Подобно сущ., местоимения имели три числа. В отличие от сущ., местоимения не имели категории рода. Эта черта характерна для всех индоевропейских (в языках некоторых семейств, например, в семитских, личные местоимения располагают категорией рода).

В структурном и синтаксическом отношении к личным местоимениям примыкало возвратное местоимение себе. Оно склонялось подобно личному местоимению ты, с той разницей, что поскольку возвр. мест. употребляется лишь для выражения дополнения, у него не было И.п., по числам оно не изменялось.

Вторую и более обширную группу образовывали т. наз. неличные местоимения, включающие различные семантические разряды – указательные, притяжательные, вопросительные, относительные, определительные, отрицательные, неопределенные. Особенностью этих местоимений является то, что, помимо категорий числа и падежа, они имели категорию рода. По грамматич. показателям неличные местоимения сближались с прилагательными. В предложении они в основном функционировали как определения. Некоторые из них (указ.) и в качестве подлежащего и дополнения.

Местоимение, рассматриваемое школьной грамматикой как личное местоимение 3 лица он, по происхождению является указательным местоимением и применительно к древнерусскому языку должно быть включено в местоимения неличные.

 

Древнерусские личные местоимения характеризуются наличием супплетивизма. (jазъ – мене, мы – насъ).

Некоторые падежи характеризуются наличием двух типов – полных и энклитических. Энклитическими формами принято называть более краткие формы, не несущие самостоятельного ударения. Энклитические формы выступали в Д.п. (мънě, ми) В.п. ед.ч. (мене, мя) и мн.ч. намъ, ны, насъ, ны).

 

Отличия от старославянского языка:

I. Наличие начального j в И.п. ед. ч. 1-го лица. Форма азъ тоже часто применяется в древнерусских текстах, потому что:

1. старославянская традиция;

2. употребляется часто в застывших оборотах деловых документов по традиции.

Грамота князя Мстислава

 

Причина развития язъ в я. Язъ –двусложное местоимение. Все остальные односложные. После падения редуцированных второй слог отпал.

jа/зъ

II. В Д. и М.п. разные местоимения

Тебě себě (старосл.) тобě собě

Формы, восходящие к ним, сохранись и до сегодняшнего времени. В части современных северновеликорусских говоров наблюдается тобе, собе, в южновеликорусских – табе, сабе

История личных и возвратного местоимений. Происхождение личного местоимения третьего лица, сохранение в нем указательной семантики неличных местоимений, супплетивизм основ, а также грамматических словоизменительных категорий рода и числа. Утрата местоимений двойственного числа. История отдельных падежных форм.

В части говоров изменяются полные формы Р.В. ед.ч. личных местоимений 1-го и 2-го лица, а также возвратного. В древности эти формы оканчивались на –е. у менé, у тебé, у себé Такие формы сохраняются и в настоящее время в южновеликорусских говорах, а также в белорусских и украинских языках (в укр. с др. ударением: до мéне). В северных говорах появляется окончание –а: меня, тебя, себя.

Отражение таких форм в памятниках, именно северных, включая Москву, наблюдается, начиная с конца 14 в. Такая норма устанавливается и в литературном языке. Существуют разные теории объяснения данного явления:

1. Фонетическая (А.А.Шахматов).

Изменение [е] в [´а] в положении без ударения.

2. Морфологическая (А.И. Соболевский)

По аналогии с сущ. в Р.п. ед.ч. на ŏ

Коня

3. Морфологическая (И.В. Ягич)

По аналогии с энклитическими местоимениями мя, тя.

 

В значительной части говоров вместо старых форм Д.М.п. тобе, собе развиваются формы тебе, себе. Эта форма стала нормой в литературном языке. Возможно, под влиянием старосл. языка, возможно, межслоговая ассимиляция, возможно под влиянием форм Р.В.п.

 

В большей части говоров утрачиваются энклитические формы. Поскольку по традиции энклитики долго употребляются в памятниках, трудно точно сказать, когда именно в каких говорах эти формы окончательно исчезают из живого языка. Но уже в грамотах 15 века эти формы употребляются преимущественно в традиционных формулах. В литературном языке мы эти формы, конечно, как архаизмы, встречаем и у писателей 18 века:

Без рассудка ж ничего ти б не начинати.

(Тредиаковский)

 

Остатком энклитической формы в современном языке является те в выражении «я те дам».

Остатком же энклитических форм возвратного местоимения является возвратная частица в возвратных глаголах.

 

1.2. Неличные местоимения

 

В древнерусском языке, а также в других древних славянских языках указательные местоимения были связаны несколько иными отношениями, чем в СРЯ. Указательные местоимения определяют предмет по отношению к говорящему или к предмету речи с точки зрения близости или удаленности. При этом у нас сейчас различаются по форме местоимения лишь две степени удаления – «нечто близкое» и «нечто далекое» (ср. этот – тот).

В древних славянских языках выражалось три степени удаления: 1) близкое к говорящему сь; 2) близкое к собеседнику (бóльшая степень удаления) тъ; 3) вообще далекое онъ.

Очень рано объединились в одну парадигму местоимения онъ и и.

Онъ = и

Это объединение происходит, вероятно, вследствие семантической близости того и другого местоимения. И.п. местоимения и в древнейших памятниках, как русских, так и старославянских, уже не употребляется. Обычно в этой роли выступает онъ, косвенные падежи от которого еще употребляются.

Онъ

Оного

Ономоу

Онымь

И

Его

Емоу

Имь

 

Онъ

Его

Емоу

имь

 

Появляется супплетивизм основ.

 

 

Но старая форма В.п. и, ю, е еще употребляется. Впоследствии В.п. м.р. замещается формой, тождественной Р.п. его. Из-за развития категории одушевленности.

М.р. ж.р. ср.р.

В.п. и ю е

 

 

В.п. его его

 

Местоимение онъ изначально имело функцию определения (онъ берегъ). Затем, заменяя местоимение и, все чаще стало выполнять функцию подлежащего и дополнения. В связи с этим теряет свою функцию - выражать третью степень удаленности. Установление двух степеней удаления вместо трех отражает все дальше идущее обобщение, абстрагирование, осуществляющееся в развитии грамматического строя языка.

 

В.п. ж.р. ю до сих пор еще сохраняется в некоторых говорах: ён ю бросил. В большей же части русских говоров замещается формой Р.п. еě.

Колебания, свидетельствующие о проникновении новой формы, наблюдается в памятниках 15 века: выменял ею. (контаминация старой формы ю и новой ее).

Форма ее сохранилась и сейчас в некоторых говорах. В литературном языке - её. Откуда о – не выяснено.

В правописании, вплоть до реформы 1917 г., держалась форма ея, но только для формы Р.п. под влиянием старосл. формы.

Кроме того, в 18 в. проникла в литературный язык форма мн.ч. оне. Она не была изначальной древней формой. Это древнерусское диалектное новообразование (по аналогии со все). В литературном языке произошло размежевание: они – м. и ср.р., оне – ж.р.

Не пой, красавица, при мне

Ты песен Грузии печальной:

Напоминают мне оне

Иную жизнь и берег дальний.

(Пушкин)

И завидуютоне государевой жене (Пушкин)

В живом языке этой формы не было. Реформой 1917-1918 гг. форма оне была исключена из литературного языка.

У косвенных падежей местоимения и еще в эпоху дописьменную в сочетании с предлогами развилось начальное н (оу него). В основе этого явления лежат фонетические отношения. Некоторые предлоги, именно въ, къ, съ, оканчивались на н., т.е. ٭vъn, ٭kъn, ٭sъn.

В определенную эпоху это н в закрытом слоге теряется. Утрата н происходит в основном в тех случаях, когда это следующее за предлогом слово начинается на согласный. Если же следующее слово начинается на гласный или на согласный, фонетически сливаясь с которым н не образует слоговой границы, то н сохраняется, отходя к следующему слогу.

٭vъn domъ > vъ domъ

٭kъn domu> kъ domu

٭sъn domъmь > sъ domъmь

Но

٭ sъn jego > sъ n´ego

В результате н отходит к следующему слогу. А далее происходит обобщение – элемент н переносится и в сочетания с другими предлогами: у него. Предлог у никогда не имел в своем составе н.

В единичных случаях такое н может наблюдаться и не в местоимениях, но лишь в тех случаях, когда предлог стал приставкой. Ср. внушить (вън + ухо), снять, принять.

В некоторых говорах н не употребляется нигде в местоимениях с предлогами: к ему, с им, при йом, от йего.

В других говорах, напротив, идет обобщение с н. Скажи нему, он ней бросил.

 

В развитии местоименных форм проявляется та же тенденция, что и сущ., а именно объединение различных типов склонения – тв. и мягк. разновидности.

Так, например, сближаются в своих падежных формах местоимения къто и чьто. В древнерусском (как и старославянском) Тв.п. этих местоимений звучал соответственно цěмь, чимь. (Почему ц? 2 палатализ.)

На протяжении истории языка устанавливаются параллельные формы кěмъ, чěмъ.

В ряде говоров, а также в литературном языке для многих местоимений сохранились различия между склонением с основой на твердый и склонением с основой на мягкий согласный. Ср., напр., той, но всей, тем, но им.

 

На протяжении истории языка теряются некоторые параллельные формы в области неличных местоимений (как и у личных). Так, в древности наряду с местоимением къто существовало местоимение кыи, имевшее косвенные падежи коего, коему… Остаток м.р.: «кой черт!» Остаток ср.р.: кое-что, кое-как, кое-какой, кое-где, кое-куда. Из языка эти формы, как параллельные, исчезли.

Местоимение тъ (И.п.) оказалось невыразительным в силу своей краткости и поэтому стало употребляться в удвоенном виде тътъ. После падения редуцированных изменилось в тот.

Тъ

Тътъ

тот

 

Р.п. ед.ч. этого местоимения тоже прошел путь изменения.

Того

Тоγо

тоо

тово

 

Форма сей в совр. языке является архаизмом, иногда употребляемым иронически. В живой речи она употребляется лишь в таких ставших наречными выражениях, как сейчас, сию минуту. Это объясняется тем, что данное местоимение в дальнейшем вытесняется из живой речи вновь развившимся в том же значении местоимением этот. Проникновение в язык местоимения этот относится к весьма позднему времени – втор. половина 17 в. образовалось путем слияния местоимения тот с указательной частицей е. Эта частица могла быть отделена другими словами: э в том, э к тому, э с тем… Следом такого употребления является распространенная по говорам форма типа эвтот.

 

2)История имени прилагательного

В древнерусском языке, как и в современном, существовало два типа прилагательных – краткие и полные.

краткие (именные, нечленные, неопределенные)

полные (местоименные, членные, определенные) прилагательные

Прилагательные изменялись по родам, числам и падежам, согласуясь с теми сущ., к которым они относились. В отличие от современного языка, склонялись в древности не только полные, но и краткие прилагательные. Склонение кратких прилагательных обусловлено тем, что они в древности могли функционировать не только в качестве сказуемого, как теперь, но и качестве определения. Полные функционировали только как определения.

Именные прилагательные м. и с.р. склонялись как сущ. с основой на *ŏ, прилагательные ж.р., как сущ. с основой на *ā. Твердой и мягкой разновидности.

 

С точки зрения их исторического развития полные формы прилагательных являются более поздними, чем краткие. Именные формы восходят еще к общеиндоевропейскому языку-основе, в котором сущ. и прилаг. склонялись одинаково.

Полные прилагательные образовывались от кратких путем прибавления указательных местоимений и, я, е. (в праславянский период).

Первоначально полные прилагательные имели признак предмета, выделенного среди остальных. Зла jа собака – (эта собака злая). Краткие прилагательные обозначали нейтральный признак. Зла собака – (конкретно не указывается, какая собака, собака вообще).

Полные прилагательные принято называть также членными, поскольку указательное местоимение первоначально играло роль определенного члена, т.е. выполняло приблизительно такую же функцию, какую выполняет член или артикль в немецком, франц. и англ. Определенный артикль этих языков (der, Die, das – нем. яз.; le, la фр. яз., the англ.) генетически также восходит к указательным местоимениям.

Таким образом, изначально указательные местоимения выражали определенность или неопределенность существительного, т.е. выражали категорию определенности-неопределенности.

Со временем эта категория разрушилась. Причины:

1. Некоторые сущ. уже в своей семантике несли определенность:

Великъ день (пасха)

Нет необходимости ставить местоимение.

2. Притяжательные прилагательные итак характеризовали предмет как определенный: Сынъ Афанасьевь – это определенный сын определенного Афанасия. Указательное местоимение не нужно.

3. Указ. местоимения добавлялись к прилаг., когда они выступали как определения. При сказуемом они не нужны.

Отец здоров.

Скажите, в данном предложении говорится о уже известном человеке или нет?

Дело в том, что признак в именном сказуемом называется уже при знакомом предмете или лице.

В роли сказуемого выступали лишь краткие прилагательные. Все эти причины способствовали разрушению категории определенности-неопределенности.

 

Как уже было сказано, краткие прилагательные могли употребляться не только в качестве сказуемого, но и в качестве определения, причем, согласуясь со своим определяемым, изменялись по падежам.

На оутешение мъногамъ доушамъ крстияньскамъ

Но уже в памятниках 12-13 вв. косвенные падежи кратких прилагательных употребляются редко, что свидетельствует о начавшемся процессе утраты их в живом языке. Это связано с тем, что за определением все больше закрепляются полные формы прилагательных, краткие сохраняются лишь в сказуемом. Так как сказуемое согласуется всегда только с подлежащим, то и стоит всегда в И.п., а косвенные формы утрачиваются. А полные прилагательные начинают постепенно выступать и в роли сказуемых.

Косвенные падежи кратких прилагательных сохранились в современном живом языке лишь в окаменевших сочетаниях наречного типа: раскалить добела, докрасна; от мала до велика; подобру, поздорову; на босу ногу.

В фольклоре:

Ворота тесовы растворилися; он садился на добрá коня.

 

Царь Салтан, с женой простяся,

На добра коня садяся,

Ей наказывал себя

Поберечь, его любя.

 

Подобное употребление следует отличать от широко распространенного в поэзии 18 и 19 в. употребления т.н. усеченных прилагательных.

Несчетны солнца там горят (Ломоносов)

 

Начнем ab ovo: мой Езерской

Происходил от тех вождей,

Чей в древни веки парус дерзкой

Поработил брега морей.

(Пушкин)

 

Под усеченными прилагательными следует понимать краткие формы, искусственно образованные от полных форм и не соответствующие древним кратким. Такие образования использовались в целях архаизации.

Различия в ударении. В кратких формах падает на окончание, в полных – на слог, предшествующий окончанию. Искусственно образованные усеченные прилагательные сохраняют место ударения полного прилагательного.

 

Как мáла искра в вечном льде… (Ломоносов)

 

Ср. бесконечно мáлая величина и куча малá

Поля покрыла мрáчна ночь… (Ломоносов)

 

• Душа моя мрачнá… (Лермонтов)

От кратких форм прилагательных следует различать распространенные по говорам стянутые формы прилагательных:

Большá (изба), большó (село), большú (сапоги)

Эти формы возникли фонетически в результате утраты интервокального j и последующего стяжения двух гласных в один.

Большаjа → большаа → больша

 

Большиjи → большии → больши

Если бы это были старые формы, то встречались бы и формы в м.р. (нов дом). Но их нет.

 

Почему относительные прилагательные потеряли краткую форму? (Самостоятельно)

Особую судьбу имеют притяжательные прилагательные. Они отчасти сохранили свои прежние краткие формы.

И.п. бабушкин

Р.п. бабушкина

Д.п. бабушкину

 

Это связано с тем, что в значении притяж. прилаг. уже есть определенность. Но все чаще распространяются полные формы: бабушкиного, бабушкиному.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.233.139 (0.065 с.)