Создание мандал в качестве психотерапевтического приема



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Создание мандал в качестве психотерапевтического приема



 

«Такая психотерапия гибка, это не процедура, а приключение. Процесс работы заключается не в том, как это часто ошибочно думают, что доктор ищет, что с пациентом «не так», и затем говорит ему об этом, а в том, что пациент рассказывает доктору о своей жизни. Диалог пси­хотерапевта с пациентом удается ровно в той мере, в какой психотера­певт принимает то, что он слышит от пациента. Неважно, рассказывает ли пациент о чем-либо по настоянию доктора или по своей воле. Суть в том, что психотерапевт не пытается что-то разузнать о пациенте и за­тем его чему-то научить, но показывает пациенту, как, являясь живым организмом, он должен функционировать, причем эта демонстрация, посути, невербализуема» (Perlz, 1951, р. 15).

Наиболее важным в практике психотерапевтического использова­ния мандал является должное отношение психотерапевта к этому про­цессу. Что касается материалов, вам понадобятся: белая бумага форма­том 12 на 18, пастельные мелки (набор из 24, 36 или 48 цветов), бумажная тарелка 10,5 дюймов в диаметре и простой карандаш, чтобы ее обводить. В творческих, экспрессивных группах, где основной акцент делается не на диагностике, а на психотерапии, следует также иметь акварельные краски. Важно, чтобы бумажная тарелка была указанного выше размера, который примерно соответствует размеру головы чело­века, что способствует проявлению зеркального эффекта.

Практика показала, что создание медитативной, созерцательной атмосферы способствует успешности метода. Этим данная техника от­части напоминает ритуал. Любой полученный в результате рисунок ап­риори следует считать осмысленным, даже если в данный момент его смысл определить трудно. Это не означает, что смысл мандалы всегда глубок,однако уважение нужно проявлять к любым рисункам: оно ста-

- 27 -

нет свидетельством того, что участники данной практики вовлечены в своего рода сакральный акт, каковым является их диалог с самими со­бой. Они в определенном смысле должны в результате рисования мандалы «родить ребенка», и этот ребенок — их «я». Всякий раз, когда при этом затрагиваются травмы развития, они проявляются в работе. Как и на рентгеновских снимках, результат травмы проявляется не напрямую, а в присутствии / отсутствии тех или иных цветов, форм, линий и отно­шений между ними. Регулярное рисование мандал в группе создает ус­ловия для проявления самоисцеляющих возможностей психики. Часто бывает трудно сказать, какой момент процесса лечения был решающим для выздоровления. Как бы то ни было, его результаты проявляются в мандале в том, что пациент преодолевает фиксацию на ограниченном круге связанных с перенесенной травмой состояний и начинает осваи­вать новые формы опыта.

Я хотела бы рассказать о том, как я использую мандалы в своей работе с пациентами. Арт-терапия в больницах, как правило, прово­дится в группах. Я обычно работаю с группами до 15 человек, проводя сессии продолжительностью от двух до трех часов. Большинство моих пациентов имеют острые психические нарушения, многие из них полу­чают лекарства. Направление пациентов в группу, как правило, осуще­ствляется их лечащим врачом. Среди моих пациентов немало инвали­дов и лиц с низкой мотивацией к работе. Многим из них обстановка в арт-терапевтической группе сперва кажется необычной, поскольку в ней основное внимание уделяется изобразительным материалам и процес­су творчества, а не внешнему виду или поведению участников. В нашей культуре изобразительное искусство считается занятием, требую­щим специальной подготовки. Поэтому, знакомя пациентов с изобразительными материалами, я рассказываю им о других культурах, где нет художественных музеев и где люди своими руками создают барабаны, одеяла, одежду, различные ритуальные объекты, скульптуры из песка и т. д. В этих культурах изобразительное творчество часто является не только индивидуальным, но и семейным занятием. Люди занимаются им не только ради выживания, но и для того, чтобы удовлетворить при­сущую им потребность в создании красивых вещей.

Кроме пастели, красок и бумаги я раздаю участникам бумажные тарелки для обводки. Те, кто хочет работать самостоятельно, в том чис­ле дома, могут это сделать, однако я заметила, что практика создания

- 28 -

мандал более эффективно воздействует при работе в группе. Карл Юнг свое время обнаружил, что его пациенты в определенный момент пси­хотерапии спонтанно рисуют мандалы. Я даю пациентам возможность сделать это уже на начальном этапе лечения.

Вербальная инструкция по технике создания мандал, которая да­ется пациентам в арт-терапевтической группе, в большинстве случаев заключается в кратком сообщении того, что нужно сначала начертить круг а затем, начав с центра, заполнить изображением все его внутрен­нее пространство. Если пациент не имеет достаточной мотивации, даже такая простая инструкция будет им проигнорирована. В арт-терапии считается приемлемой любая созданная пациентами продукция. Веду­щий группы не учит участников рисовать, а помогает им найти свой уникальный способ коммуникации.

Большинство пациентов с готовностью используют предоставляе­мые им возможности творческого самовыражения посредством созда­ния мандалы, поскольку ее циркулярная форма служит той организую­щей структурой, которая помогает им преодолеть неуверенность и тре­вогу. Я часто говорю своим пациентам: «Нарисуйте что-нибудь в центре круга, на некоторое время сосредоточьтесь на этой части изображения, и она подскажет вам, что нарисовать дальше». В кабинете вскоре воца­ряется тишина, свидетельствуя об атмосфере глубокой внутренней ра­боты. Пока участники группы рисуют, я негромко рассказываю им о сакральной природе мандалы и ее многообразных значениях. Я говорю им об использовании мандал в церемониях исцеления, при создании витражей и строительстве храмов. Я подчеркиваю то, что мандалы со­здаются не профессиональными художниками, а любым, кто желает сконцентрировать свою жизненную энергию.

Создание мандалы, как правило, успокаивает пациентов, они слов­но на время забывают о словах «должен» и «могло бы быть» и погружа­ются в состояние созерцания. Продолжая обращаться к участникам груп­пы, я говорю им о том, что каждая мандала уникальна, что нет двух идентичных мандал и что даже созданные одним человеком мандалы с течением времени изменяются. Тем самым я знакомлю их с понятием процесса психических изменений.

Осознание пациентами того, что они являются частью этого про­цесса, стимулирует их к поиску новых форм. Работа становится сак­ральным актом, актом творчества; акцент делается на том, что пациен-

- 29 -

ты участвуют в создании того, что не существовало никогда раньше, и на том, что, если бы пациенты не создали свои мандалы, запечатлен­ные на них образы никогда бы не увидели свет. Когда пациенты делят­ся своими впечатлениями от работ, в группе воцаряется доверительная атмосфера. Сравнение своей и чужих работ изменяет их восприятие, в том, что раньше казалось им безобразным, они видят красоту. Кроме того, в каждой мандале присутствуют зачатки сотен новых мандал, что под­талкивает пациента к осознанию своих неисчерпаемых возможностей.

Таким образом, каждый полностью принимает работу другого как представляющую несомненную ценность и выражение его существа и его присутствия в группе. При правильном ходе терапевтического про­цесса мандала каждого участника воспринимается остальными как от­ражение своего создателя, как моментальный снимок процесса изме­нения, происходящего в нем, как живой организм.

По мере продолжения работы процесс создания мандал «затягива­ет» пациентов, в них просыпается все больший интерес к этому делу. Когда это происходит, я предлагаю участникам группы развесить свои работы там, где они смогут часто их видеть, и после этого перехожу к обсуждению. Мы говорим об изменениях, которые уже проявились в мандалах участников и могут проявиться в них в будущем: появлении новых цветов, новых форм, выражающих те или иные аспекты личнос­ти. Подобные обсуждения вызывают у пациентов большой интерес и способствуют активизации у них внутреннего диалога.

В процессе обсуждения рисунков участников я часто использую метафоры. Я говорю о священных аспектах творческого процесса, о кру­ге как магическом сосуде и красках как творческом огне. Иногда я при­влекаю ассоциации с лингамом и йони, но чаще предпочитаю избегать фрейдистского толкования изображений, большей степени акцентируя магические аспекты творчества. Часто я объясняю, что в творческом акте происходит взаимодействие активных и рецептивных свойств психики. Сессия продолжается до тех пор, пока все участники не разместят свои работы на стене; если же кто-то еще не готов это сделать, я разрешаю ему взять свой рисунок в палату и некоторое время на нем помедитировать. Как ни странно, большинство пациентов охотно вывешивают свои ри­сунки, особенно после моего рассказа о Мистическом Теле — групповом «я», в котором каждый участник представляет собой живую клетку, обладающую уникальной структурой и сознанием.

- 30 -

Иногда бывает полезно напомнить собравшимся, что лучше быть живой клеткой печени, чем синтетической «клеткой» искусственного сердца. Так я подчеркиваю необходимость быть верным самому себе. В этих словах, конечно, есть что-то от проповеди, но, по сути, они пред­ставляют собой метафорический способ коммуникации с членами группы который ими с готовностью воспринимается. Я не обсуждаю е участниками вопросов, которые обычно являются предметом беседы при вербальной психотерапии. На первый взгляд может даже показаться, что никакой психотерапии не происходит, но это не так. Просто в арт-терапии работа происходит на тех уровнях сознания, содержание которых бывает сложно артикулировать. Эта работа включает, прежде всего, утверждение ценности каждого и стимуляцию членов группы к тому, чтобы они воспринимали свои работы как зеркало своего состояния и воздерживались от критических оценок.

Некоторым их работы не нравятся. Такому участнику нужно помочь осознать, что в данном случае факт самовыражения важнее, чем соответствие продукции эстетическим критериям. Осознание пациен­том того, что в следующий раз он сможет нарисовать другую мандалу, более точно отражающую его состояние и потребности, способствует его вовлечению в психотерапевтический процесс.

У пациентов иногда возникает ощущение, что не они создают ман­далу, а мандала создает их, или что, создавая мандалы, они создают себя. Это осознание помогает им глубже анализировать свои и чужие работы.

Мандала может рассматриваться как сосуд, который вмещает в себя все содержание психики — как сознания, так и бессознательного. Даже отсутствие в мандале того или иного цвета может многое сказать о вытеснении определенных переживаний.

Благодаря глубокому сосредоточению, которое достигается учас­тниками в процессе создания мандал, у них могут развиваться изме­ненные состояния сознания, в частности состояние, близкое к гипнотическому. В этом случае мандала начинает восприниматься иначе, чем в состоянии бодрствования. При этом высока вероятность проявления неосознаваемого материала, который позже, в ходе обсуждения, может быть подвергнут сознательной оценке.

В ходе создания мандалы задействуются как активные, так и ре­цептивные аспекты психики и проявляются те ее качества, которые обычно не проявлены. Ценность рисования мандал заключается в их

- 31 -

стимулирующем воздействии на психическую жизнь. Независимо от того, нравится человеку или нет выполненная им работа, он все равно создал что-то новое. Правда, чтобы он это осознал, его восприятие реальности и самого себя должно измениться.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.129.123 (0.006 с.)