Письмо нашего читателя к Президенту России



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Письмо нашего читателя к Президенту России



Уважаемый Владимир Владимирович !

 

Обращаюсь к Вам по поводу работы Роструда (в составе Минтруда РФ), а именно, сложившейся системы работы управления надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде или по-простому - трудовой инспекции. «Благодаря» отношению государства к трудовой инспекции (в Москве они располагаются на задворках трущоб Орехово и ул. Коккинаки), их трудно найти, и уже давно ликвидированы места по приему жалоб и заявлений от тысяч обиженных работников. Полное игнорирование контроля их работы привело к порядочной системе коррупции по изыманию (фактически рэкет) денег с работодателей. Ну а теперь по порядку.

 

1. Государственные инспекторы по труду (далее – инспекторы) получают «копейки», исходя из заявленных деклараций о доходах, вакансий на указанные должности, но имеют по несколько машин, домов, участков, причем, чем больше проработал инспектор, тем он богаче.

Вопрос: не являются ли декларации инспекторов по труду явными признаками вопиющей коррупционной составляющей их работы? Когда их всех проверят и спросят откуда при таких доходах, такие богатства? Почему до сих пор не работает ваш закон о проверках заявленных деклараций госслужащих?

 

2. Инспектора сжились и сдружились с работодателями, так как никакой ротации среди них нет, и, фактически, содержатся ими (работодателями). Проверки проводятся формально, из 20 положенных дней, в лучшем случае, проверка проводится в течение двух дней. Реальные условия труда, состояние рабочих мест, выполнения трудовых договоров, своевременности оплаты труда, проведение медицинских осмотров и прочее должным образом не проверяется. Вместо положенных 40 часов обучения по охране труда на предприятии инспектора навязывают внеплановые обучения за 2-3 часа с получением до 10 000 рублей. А если проверки регулярные (плановые, внеплановые), то сколько это может стоить? При этом, как не было, так и нет утвержденных стандартных перечней вопросов проверки. Жалобы и заявления работников качественно не проверяются и заканчиваются, как правило, оправданием работодателя (возможно за вознаграждения). Несчастные случаи на производстве могут ссылаться на «кнопку», в результате неисправности которой человек лишился руки или глаза.

Вопрос: когда реально государство займется «человеком труда», его реальными проблемами на производстве? Когда «человек труда» получит реальную защиту от произвола работодателей–хищников? Где прокуратура, где следственный комитет?

 

3. Существующие, так называемые специалисты (или инженеры) по охране труда, на предприятиях содержатся для отмазки от закона и бесполезны по своей сути. Их еще называют «священными коровами», так как никакой ответственности за свой «труд» они не несут. Фактически, как представители государственной политики по сохранению жизни и здоровью работников, они не могут влиять на нарушения существующих правил в организации, что приводит к несчастным случаям и профзаболеваниям, авариям и катастрофам. Крупные предприятия месяцами, если не годами ищут специалистов по охране труда и успешно их не находят, потому что это выгодно. А более-менее умные «коровы» не желают туда идти, так как вся «работа» заключается в заполнении граф журнала инструктажа. На специалистов по охране труда возлагаются обязанности специалиста по пожарной безопасности, промышленной безопасности и даже экологии, так как это тоже выгодно работодателю (вместо 5 «специалистов» содержать одного), в результате все «безопасности» оказываются формальностями. Цена уровня подготовки этих «священных коров» определить легко: до 5 000 погибших на производстве официально (не официальных до 10 000), сотни тысяч травмированных и заболевших и после умерших дома, в больнице. Особенность такой системы в том, что она крепко прижилась именно в государственных органах (больницах –детсадах – администрациях всяких уровней и т.д.), где ответственными за все вопросы безопасности труда (особенно важно – пожарной безопасности) возлагаются на уровень «старшей уборщицы» – в результате мы имеет пожары с большим количеством жертв, полное забвение и нищету, как в умах, так и при выполнении реальных проблем.

Вопрос: когда государство займется регистраций таких специалистов, «завязыванию» их на инспекторов по труду для прямого взаимодействия решения вопросов по существу? Когда специалист по охране труда станет первыми заместителем руководителя предприятия по безопасности труда с правом непосредственно обращаться в инспекцию по труду, прокуратуру и т.д.? Когда, наконец, работодатель начнет любить систему безопасности труда? Когда за смерть работника от профессионального заболевания, от несчастного случая на производстве будут отвечать как за убийство? Неужели государство не поняло, что 160 трупов «Хромой лошади» – это верный знак «хромой системы»? Неужели можно спокойно наблюдать как горят и умирают (или обречены на смерть) десятки людей в результате такой системы? Или вы не читаете новостей?

 

4. В результате политики государства, фактически полностью уничтожены государственные организации по разработке нормативно - правовых документов по безопасности труда. Отсутствуют специализированные магазины (не считая противопожарных) даже в Москве, в крупнейших книжных магазинах, в лучшем случае, две–три полки со специализированной литературой. Никакой пропаганды соблюдения законов защиты работников нет. Все без исключения компании по поиску наемных работников свободно ограничивают права людей на труд, как по половому признаку, так и по возрастному и не несут никакой ответственности. Так называемые выставки «Безопасность труда» (имеющие к тому же международный статус) – это неприкрытый бизнес по рекламе средств индивидуальной защиты и другой коммерции. Много лет стенд Роструда на таких выставках просто пустует, так как нечего там предложить.

Вопрос: способно ли государство Российское защищать «человека труда»? Неужели не понятно, что бизнес построенный на крови и здоровье людей погубит само государство?

 

5. Штрафные санкции за нарушение вопросов охраны труда смешные, примитивные, убогие, как и отношение государства к вопросам охраны труда и не соответствуют последствиям их нарушения. В МЧС, в свое время, решился вопрос со штрафными санкциями, что заставило задуматься работодателя. Уже пару лет не утверждается проект таких увеличений штрафных санкций по охране труда.

Вопрос: когда же увеличатся санкции за нарушения вопросов охраны труда? Неужели государство не понимает, какие миллиардные прибыли можно извлечь из таких штрафов, зная реальные состояние вопросов охраны труда? Может поэтому и боится введения таких штрафов, что денег некуда будет девать?

 

6. Система обучения по охране труда, пожарной, экологической и промышленной безопасности полностью коррумпированы и не выполняют своих функций. Можно не обучаясь получать желанные корочки и протоколы, подписанные соответствующими инспекторами и комиссиями учебных комбинатов и три года «жить спокойно». Руководители организаций и предприятий, как правило, вообще не желают обучаться и поэтому не знают и не понимают проблем безопасности труда. Сами работники зачастую даже в руках не держали трудовой кодекс, не знают и не понимают своих обязанностей и обязанностей работодателя. Минтруд уже второй год пытается просунуть новую систему обучения, которая вводит новые коррумпирующие ступени целой лестницы отъема денег у работодателя.

Вопрос: когда наконец обучение будет стоит не 2 – 3 тысячи рублей, а будет зависть от количества персонала, функций предприятия, наличия опасных объектов, количества несчастных случае и т.п.? Когда работнику дадут возможность реально требовать соблюдения своих прав и немедленно устранять любые нарушения, грозящие огромными штрафами для работодателя?

 

7. В составе Минтруда РФ, имеется подразделение Роструд. Роструд состоит из 10 подразделений, из них только 4 основных. Среди них имеется управление надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде. Это «управление» должно ведать всей системой трудовых отношений в РФ и должно иметь совершенно другой статус (так как именно при трудовых отношениях гибнут работники, получают профзаболевания и умирают (фактически их убивают) и т.д.), например отдельного департамента в составе Минтруда, или даже Министерства безопасности труда.

Вопрос: не кажется ли вам, руководителю страны, что занижение роли управления надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде сделано специально, в угоду работодателям? Когда вы планирует создать Министерство безопасности труда (или как переходящий уровень – департамент безопасности труда)?

 

8. Совсем недавно вы уволили на пенсию руководителя Роструда Юрия Герций в возрасте 66 лет (правда, по закону это надо было сделать еще 7 лет назад, но…). Его достижения он и сам выразил в своем выступлении, где сказал, что при современном количестве инспекторов даже в Москве, одному инспектору возможно проверить одного работодателя один раз в 25 лет (ранее было 32 года). На место 66 летнего Юрия Герция вы поставили 43-летнего Всеволода Вуколова (возможно вы его и растили специально этих 7 лет), судя по биографии ярого капиталиста, угнетателя трудовых масс, явного врага всяких проверок, соблюдения прав, льгот и просто жизни и здоровья простого российского люда. За 43 года новый управленец сменил порядка 12 рабочих мест, причем по восходящей линии. Есть основания предполагать - это выдающаяся личность принесет значительные инновации в вопросах трудовых отношений, если его не остановить или не направить на новую восходящую должность (думаю год ему на это хватит). Судя по первым заявления этого молодца, он хочет добиться «комфортности рабочего места».

Вопрос: по каким–таким признакам был назначен новый руководитель Роструда? Следует надеяться Ваши ожидания оправдаются в полной мере, если сам Всеволод не поймет куда он попал и к осени не подастся в «теплые края».

 

Учитывая накопившиеся огромные проблемы в системе трудовых отношений, Ваши действия, господин президент, только усугубят эти проблемы, но рано или поздно приведут к их логическому завершению, причем с большими скандалами.

Вопрос: имеете ли Вы все же реальную информацию по проблемам трудовых отношений, сохранности жизни и здоровья работников в России?

 

Гражданин, которому не безразличны жизнь и здоровье миллионов наших сограждан-россиян (sergeev3s2013@yandex.ru)


Письмо

Уважаемые коллеги!

Относительно этого решения Чайковского городского суда Пермского края по делу № 1-7/14 от 14.01.2014 г., сразу хотелось бы сказать, что я не хочу кого-то оправдывать, и не хочу кого-то обвинять – я за справедливость! Я за то, что бы слово, не расходилось с делом, потому что на словах, приоритет жизнь и здоровье, а по факту, ни для кого не секрет – деньги (экономические интересы) и карьера (власть)!

Приговор суда, сточки зрения процессуальных норм и уголовного права, по сути, и содержанию, оформлен профессионально и безукоризненно – есть всё, и обстоятельства, и круг ответственных, и пункты нарушений, определена причинная связь и, соответственно выводы суда: «...что обвинение, с которым согласились подсудимые, обоснованно, подтверждается достаточными доказательствами, собранными по делу», всё как надо и всё по закону – не придерешься!

Может быть, это и было бы всё нормальным, если бы не привлечение к ответственности инженера по охране труда. На сегодня, самого компетентного по вопросам охраны труда (в отличие от руководителей высшего звена) и, практически повсеместно, серьезно не воспринимаемого, с унизительным подчинением главным нарушителям – техническим руководителям, с оскорбительной зарплатой, подрывающей престиж профессии, соответственно и престиж деятельности по безопасности. Отсюда, как следствие, снижающаяся квалификация и другие негативные последствия, в том числе и подобные трагедии. В настоящее время, довольно модно нанимать высокооплачиваемых, так называемых «советников по безопасности из числа уволившихся из государственных органов», а по сути «РЕШАЛ» (спецы, нужные для решения вопросов и проблем с надзорными органами), теперь, как видно, становится модным нанимать и низкооплачиваемых, «не» специалистов – «СТРЕЛОЧНИКОВ»!

Извините за некоторое отступление от темы, хотелось бы довести специально для руководства Чайковского городского суда Пермского края: «На основании судебной практики на примере приговора Чайковского городского суда Пермского края по делу № 1-7/14 придется обратиться во все фракции Государственной Думы (через официальный сайт легко и очень удобно), обладающих законодательной инициативой, с просьбой о внесении изменений в ст. 57. Трудового Кодекса РФ о включении в требования к содержанию трудового договора обязательного пункта о конкретных гарантиях и компенсациях для инженеров (теперь – специалистов) по охране труда, например, «В тюрьме оплата вдвойне, плюс содержание семьи в размере среднего заработка с ежегодной индексацией в зависимости от инфляции». Пусть гордятся …

Вернемся к приговору, выводы которого, как мне представляется, были сделаны на материалах следствия, которое (из опыта), в свою очередь, проводилось особо не заморачиваясь, взяв за основу акт специального комиссионного расследования, проводимого в соответствии со ст. 229 ТК РФ. Всё легко и просто, и суд и следствие прокатились по «накатанному», а именно:

- суд явно заботился о формальной стороне приговора, тем более, обвиняемые полностью признали свою вину – какая разница кого сажать…;

- следствие стремилось быстрее и результативнее закрыть дело, полагаясь на специалистов по труду, определивших в акте специального расследования круг виновных и пункты правил охраны труда, которые были нарушены. Тем более, что вина технического руководителя очевидна (на всё согласится для снижения меры ответственности), а вот «за уши притянуть» к делу инженера по охране труда (ну вот всем они гады мешают...) – дело техники.

Отсюда, возник целый ряд вопросов к лицам, связанных с этим делом (если ознакомятся, может хоть потренируются – отвечать-то, по-видимому, на неудобные вопросы по этому делу всё равно придётся...):

Прежде всего, хотелось бы задать их должностному лицу федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права – председателю комиссии по специальному расследованию несчастного случая:

1. Почему комиссия при расследовании решила, что нарушен п. 2.4.13. «Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства», утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 16.08.2002г. № 61»? Этот пункт, Раздела 2.4. «Требования безопасности при обслуживании сетей и сооружений водоснабжения и канализации», следующего содержания: «В помещениях, предназначенных для проведения ремонтных и других работ, связанных с возможным выделением вредных веществ, постоянно должна действовать приточно-вытяжная и вытяжная вентиляция с расчетным воздухообменом.» – насосная станция хоз. фекальных вод, расположенная на территории канализационно-очистных сооружений МУП «Водоканал» предназначена для проведения ремонтных работ?

2. Почему, нет сведений о нарушении (либо напротив) п. 4.25, Раздела 4 «Требования безопасности к устройству сетей и сооружений водоснабжения и канализации», согласно которого «В производственных помещениях и сооружениях сетей водоснабжения, в производственных помещениях и зданиях сетей канализации кратность воздухообмена должна определяться в соответствии с требованиями строительных норм и правил.»? Помещение насосной станции хоз. фекальных вод, расположенное на территории канализационно-очистных сооружений МУП «Водоканал» соответствует СНиП (Техническому регламенту о безопасности зданий и сооружений)?

И, всё-таки, кто ответит на вопрос: «В помещении насосной станции хоз. фекальных вод, расположенной на территории канализационно-очистных сооружений МУП «Водоканал» приточно-вытяжная и вытяжная вентиляция с расчетным воздухообменом должна постоянно действовать, как в помещении, предназначенном для ремонта или кратность воздухообмена должна определяться в соответствии с требованиями строительных норм и правил.»?

3. Почему комиссия при расследовании решила, что нарушены п. 5.2.1 и п. 5.2.3 «Работы, связанные со спуском работников в колодцы, камеры, резервуары, аварийно-регулирующие резервуары, насосные станции без принудительной вентиляции, опорожненные напорные водоводы и канализационные коллекторы, относятся к разряду опасных, к которым предъявляются дополнительные (повышенные) требования безопасности труда, и должны проводиться по наряду-допуску на выполнение работ повышенной опасности.», соответственно и о СИЗ по п. 5.2.3? Полагаю, возможно, что бы привлечь к ответственности (как я понимаю, именно за нарушения этих пунктов) уже кем-то назначенное лицо – инженера по охране труда!? Извините (!!!), но, согласно текста Приговора по этому делу, «…оператор 3 разряда КОС МУП в силу занимаемой должности Г.В. была обязана обслуживать объекты КОС МУП, в том числе: решетки, песколовки; контактные резервуары в насосной хоз. фекальных вод. Около 19 часов оператор канализационно-очистных сооружений Г.В. ушла на плановое обслуживание сооружений, в том числе очистку решеток в грабельном отделении насосной станции хоз. фекальных вод…» – это уже постоянно проводящиеся работы повышенной опасности, выполняемые в аналогичных условиях постоянным составом, которые согласно п. 2.4.5 тех же «Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации водопроводно-канализационного хозяйства» производятся без оформления наряда-допуска по утвержденным для каждого вида работ производственным инструкциям, обеспечивающим их безопасное проведение.

В этом случае пункты 5.2.1 и п. 5.2.3 НЕ ПРИМЕНИМЫ!

Почему в деле нет инструкции конкретно на этот вид работы?

Почему не признано нарушением отсутствие специальной производственной инструкции для этого вида работ согласно п. 1.1.5. «На основе настоящих Правил руководителями соответствующих структурных подразделений организации разрабатываются инструкции по охране труда для работников, которые утверждаются приказом работодателя.

4. Почему нет данных рассмотрения комиссией раздела 5.6. «Требования безопасности при эксплуатации сооружений по очистке сточных вод»? Неужели все требования были выполнены, в том числе и п. 5.6.3. «При очистке механических решеток снимать отбросы с граблей руками запрещается. Очищать механические грабли от отбросов можно только после полной их остановки. Выполнение этой работы следует производить специальными крючками и пользоваться рукавицами и респираторами.»?

5. В связи с тем, что согласно п. 1.1.4. «В организациях должен осуществляться контроль за соблюдением настоящих Правил, требований инструкций по охране труда, разрабатываемых в соответствии с Правилами. Ответственность за состояние охраны труда в организации несет работодатель.», в тексте приговора нет данных о состоянии охраны труда на предприятии, например, таких как:

- данные о кабинете по охране труда и его оснащении необходимыми наглядными пособиями, инвентарем, техническими средствами обучения и технической литературой;

- сведения о наличии учебно-тренировочного полигона для отработки практических навыков безопасной работы в колодцах и траншеях;

- сведений о проведении не реже одного раза в три месяца систематических профилактических противоаварийных тренировок, занятий по применению средств индивидуальной защиты и т.п. с работниками связанными с эксплуатацией установок, оборудования и сооружений, к которым предъявляются повышенные требования безопасности труда (работы в колодцах, камерах, резервуарах, подземных коммуникациях, насосных станциях и др., где возможны острые отравления или травмы). Судя по изложенным в приговоре обстоятельствам трагедии, персонал действовал крайне безграмотно и неумело – налицо факт нарушения п. 3.30.,т.к. нет документально подтвержденных данных об организации и проведении не реже одного раза в три месяца профилактических противоаварийных тренировок, занятий по применению средств индивидуальной защиты и т.п.;

- нет данных о документах, подтверждающих знания требований охраны труда руководителем организации;

- нет данных о соответствии Межотраслевым нормативам численности созданной согласно п. 1.1.16. для осуществления методического руководства и координации деятельности подразделений и должностных лиц по охране труда в организации Службы охраны труда.

Вопросов много, а ответов пока нет


Памперс для бизнеса

 

Коллеги!

В настоящее время профессию СОТа превратили в памперс для бизнеса, который до сих пор находится (скорее всего – прикидывается) в ясельном возрасте по отношению к вопросам обеспечения безопасности и здоровья трудоспособного населения – где что захотел, там и наделал. Власти подъигрывают мифической поддержкой предпринимательства. Предлагаемый новый мораторий на проверки малого и среднего бизнеса ещё на 2 года, руководители которых, до сих пор не знают, что такое Трудовой кодекс, представляется дальнейшим развалом охраны труда в России. Из собственного опыта могу ответственно заявить, что до получения информации о предложении продления моратория ещё, были определённые сдвиги со стороны руководителей предприятий малого и среднего бизнеса и, появились предложения к специалистам по приведению производственной деятельности в соответствие с трудовым законодательством. Теперь же, все условия, запреты и ограничения, опять становятся для них необязательными, что влечёт за собой новые угрозы к потере трудоспособного населения со всеми иными негативными последствиями из-за роста несчастных случаев на производстве, которые, как правило, будут сокрыты, в связи с возможностями в настоящее время торговли ответственностью из-за большой коррупционности в этой сфере.

Мизерные зарплаты, а так же проводимая Минтрудом реформа с сокращениями инспекторского состава ГИТ, вводимая под громкими заявлениями о риск ориентированном подходе система проверок по чек-листам, предполагает дальнейшее снижение квалификации у проверяющих - именно, у инспекторского состава ГИТ. Кто будет работать в этих органах – полагаю ни для кого не секрет.

 

Такая политика государства в лице Минтруда и Роструда, как к своему же инспекторскому составу, так и к специалистам по охране труда, по своей сути является предательством со стороны исполнительной власти, стелющейся перед бизнесом, цинично сдавших СОТа под пресс недобросовестных работодателей и не чистых на руку представителей контрольных и инспекторов надзорных органов, которым мизерными зарплатами при наличии полномочий в отличии от СОТа, созданы оптимальные условия для коррупции.

 

Завуалированные под реформу контрольно-надзорной деятельности действия, по факту, направлены на создание условий для коррупции, разлагающей рядовой состав ГИТ при расследовании несчастных случаев, снижение уровня его квалификации, а дискредитация профессии «Специалист по охране труда», продолжение бесконтрольности производственной деятельности малого и среднего бизнеса (продление моратория на проверки ГИТ), дают основания предположить, что это кем-то с режиссированная программа действий, с целью нанесения ущерба экономике России, через рост аварий, несчастных случаев и увеличение потерь работоспособного населения.

 

Снижение государственного контроля за бизнесом, введение моратория на любые проверки предпринимателей, сокращение количества сотрудников надзорных органов, что в сочетании с низким профессионализмом и уровнем зарплат, а так же отсутствие на предприятиях профессионалов, настоящих, а не фиктивных специалистов по охране труда, т.к. риск незаконного уголовного преследования, практически исключает возможность настоящим профессионалам реально, и без страха осуществлять свою деятельность – это бомба замедленного действия, заложенная для нанесения вреда экономике России.

 

Для меня лично, такие действия представляются хорошо продуманной, тщательно скрываемой, широкомасштабной, экономической диверсией! Это – ПРЕСТУПЛЕНИЕ!

 

Можно б было сомневаться в указанном выше, если б не выводы и предложения Международной организации труда, озвученные на прошедшей в конце сентября 2018 года региональной конференции, посвященной вопросам деятельности трудовых инспекций в сфере контроля за соблюдением стандартов охраны труда. (https://ohranatruda.ru/news/899/579825/).

 

Деятельность по охране труда не связана на прямую с производственной и, воспринимается работодателями, как навязанная извне. Управление этой деятельностью осуществляется государством – специально уполномоченными органами контроля и надзора путем нормативного регулирования. В этих условиях, специалисты по охране труда вынуждены работать в постоянной борьбе с работодателем, сначала, за своё выживание и юридическую безопасность, а только потом уже, заниматься охраной труда и только в той степени, на сколько ему будет позволено работодателем. Обращаю особое внимание, что здесь ключевое – не то что должен по своим обязанностям, а только то, что разрешит работодатель.

 

Нарушения прав специалиста по охране труда на нормальные условия труда, как правило, начинаются сразу же при приеме на работу – практически нигде, численность служб охраны труда не соответствует межотраслевым нормативам численности, утвержденных Минтрудом (для работодателя, документ «Нормативы численности» – не нормативный документ!). Кстати, с введением целого ряда дополнительных новых обязанностей, например, по разработке и внедрению Системы управления охраной труда, организации деятельности по управлению рисками, организации ступенчатого контроля, обязанностей при специальной оценке условий труда и т.п., эти нормативы численности давно уже устарели, но, Минтруда не обращает на это внимание. Искреннее недоумение, вызывают новые обязанности по определению и распределению должностных обязанностей по охране труда для всех работников предприятия, включая директора. Для примера, Вы можете представить себе, что на Вас возложили обязанности Верховного главнокомандующего Вооружёнными силами РФ без полномочий Президента!? Не правда ли смешно? Бред, но обязанности административно-хозяйственного характера СОТа без полномочий, Минтрудом узаконены профстандартом. Кроме того, на специалиста по охране труда зачастую ещё возлагаются много не свойственных и дополнительных функций – промышленная и пожарная безопасность, деятельность по ГО и ЧС, а то ещё и экология.

 

Службы (специалисты) по охране труда вынуждены трудиться в условиях, когда изначально работодателями создаются невыносимые для нормальной деятельности условия, по факту, препятствующие исполнению должным образом своих функций. Деморализованы подчинением главным нарушителям – техническим руководителям (главным инженерам), а не напрямую руководителю организации и, с оскорбительно низкой зарплатой для специалистов 6,7-го уровней квалификации.

 

Для справки: 7 уровень квалификации, это – руководители организации, топ менеджеры.

 

Нынешние работодатели, не обременённые знаниями законодательства, ведущие бизнес «по понятиям» – искренне считают: только специалист по охране труда лично отвечает за всю охрану труда на предприятии и, навязывают своё мнение руководителям структурных подразделений, чем усложняют и без того довольно сложную в этих условиях работу специалиста по охране труда. К большому сожалению, такой же точки зрения придерживаются и представители как следственных, так и судебных органов. К сожалению, такое понимание у обывателя формируется и всеми СМИ. Кроме того, в настоящее время, специалисты по охране труда (далее – СОТ) вынуждены трудиться ещё и в условиях реальной угрозы преследования в уголовном порядке за несчастный случай на производстве. При этом, всем видно, кроме ген.прокуратуры, что это делается явно, с целью увода от уголовной ответственности истинных виновных – непосредственных руководителей пострадавших, технических руководителей и руководителей производства, руководителя организации!

 

В ТК РФ и в иные НПА Минтруда России за последние годы были внесены многочисленные изменения с акцентом на никому непонятное участие в деятельности по управлению охраной труда, так называемой общественности (только интересно: «А кто позволит в коммерческой организации бездельничать и не заниматься своей работой!?») и, профсоюзов (все знают, что они есть – только, ни кто не знает, где), а так же, были введены целый ряд совсем новых требований. Наши «нормотворцы» живут в представлениях советских времен и далеки от реальности, явно не представляют современных условий работы. Таким образом, в законодательстве РФ постепенно была создана неопределённость по отношению к статусу и положению специалистов по охране труда в общей системе управления предприятием. В советские времена охрана труда была под «крышей» профсоюзов и, специалисты по охране труда хоть как-то были защищены. Теперь же, они один на один в неравной борьбе с работодателем.

 

Всё это, в свою очередь, привело к ситуации, о которой молчать уже нельзя.

 

По роду своей деятельности, СОТ:

 

- не имеет полномочий по управлению и распоряжению имуществом;

- не обладает управленческими функциями в сфере организационно-распорядительной и административно-хозяйственной деятельности, лично не руководит выполнением работ и не осуществляет функции по организации труда;

- лично, не может обеспечивать соблюдение государственных нормативных требований охраны труда, содержащихся в ФЗ и иных НПА РФ, законах и иных НПА субъектов РФ, т.к. не имеет в непосредственном подчинении производственный персонал;

- не является должностным лицом по закону (определение чему дано в КоАП РФ), лично не нарушает правил охраны труда, т.к. не осуществляет производственную деятельность, и, по определению, не может нарушить каких либо государственных нормативных требований охраны труда, содержащихся в ФЗ и иных НПА РФ, законах и иных НПА субъектов РФ.

 

Однако же, не смотря на всё указанное выше, СОТов всё равно привлекают к уголовной ответственности, а в последнее время всё чаще! Причём, на мой взгляд, всё это происходит почти открыто и явно, с большой коррупционной составляющей, которую видят все, кроме, к сожалению, нашей Ген.прокуратуры.

 

Я не буду подробно останавливаться на всем известном и резонансном деле в гор. Чайковском с осуждением на 2 года СОТа в январе 2014 г., о котором подробно писалось в журнале «Охрана труда» и других СМИ, а так же о ещё пару, подобных дел с привлечением к уголовной ответственности СОТов в июне 2015-го в Тюменской и Оренбургской областях и в другие годы.

 

Однако, ситуация в этом году резко изменилась. Этот, 2018 год, стал наиболее «урожайным» – на сегодня, уже 5 специалистов по охране труда (незаконно) были привлечены к уголовной ответственности за несчастный случай на производстве, с явной целью увода от ответственности истинных преступников. Поэтому, я и хочу более подробно остановиться на данных за 2018 год, т.к. здесь, пожалуй, уже есть над чем задуматься.

 

Май 2018 г.

Собранные Горшеченским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора 59-летней женщине – специалисту по охране труда ЗАО «Касторное-АГРО-Инвест». Она признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 143 УК РФ (нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, повлекшее по неосторожности смерть трех человек).

 

Важно! Обращаю Ваше внимание на формулировку: «…совершенное лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению…» – эти обязанности СОТ, без полномочий руководителя организации не мог и не может осуществлять, т.к. не связан с производственной деятельностью – искажение реальной ситуации и НАДУМАНЫ!

 

Кроме того, всего в акте расследования об этом групповом несчастном случае, лицами ответственными за допущенные нарушения законодательства и иных нормативных правовых и локальных нормативных актов, явившихся причинами несчастного случая, были указаны пять человек – четверо руководителей с полномочиями должностных лиц и, по странным обстоятельствам, один специалист без таковых, а именно:

 

- генеральный директор;

- заместитель генерального директора по производству;

- заведующий складом;

- начальник структурного подразделения (непосредственный руководитель погибших);

 

- специалист по охране труда.

 

Уже здесь, явно просматривается заказ, т.к. включение в акт расследования члена комиссии по расследованию несчастного случая в число виновных – нонсенс!

 

Дальнейшие действия должностных лиц Горшеченского МСО СУ СК России по Курской области, так же вызвали искреннее недоумение! Они, из всех 5-ти ответственных лиц, указанных в Акте расследования Госинспектора (далее – ГИТ), вместо 4-х руководителей, обладающих властными полномочиями, исполняющих административно-хозяйственные и распорядительно-организационные функции и, на которых по закону, и в силу их служебного положения непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ, почему-то, приняли решение о возбуждении уголовного дела, всего лишь, только по отношению к одному работнику – к СОТу! Причём, к работнику, не обладающему указанными выше полномочиями, не являющемуся по закону должностным лицом, не являющемуся производственным работником и не выполняющему технологические операции, что бы нарушить какие-то правила! Не видеть здесь коррупционной составляющей, может только слепой.

 

Июль 2018

Следственными органами Следственного комитета РФ по Архангельской области и Ненецкому автономному округу завершено предварительное следствие уголовного дела по обвинению инженера по охране труда общества с ограниченной ответственностью в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.143 УК РФ.

 

Соломбальский районный суд г. Архангельска согласился с позицией государственного обвинения и признал инженера по охране труда ООО «Тепло-энергетическое предприятие Архангельских котельных» виновным по ч. 2 ст. 143 УК РФ.

 

Август 2018 г.

Касимовским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета РФ по Рязанской области возбуждено уголовное дело в отношении специалиста по охране труда одного из предприятий города Касимова по факту совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 143 УК РФ.

 

Сентябрь 2018 г.

Советским межрайонным следственным отделом города Самары следственного управления Следственного комитета РФ по Самарской области завершено расследование уголовного дела в отношении инженера по охране труда. Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшее по неосторожности смерть человека).

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.137.68 (0.063 с.)