По материалам следственно-судебной практики по уголовным делам



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

По материалам следственно-судебной практики по уголовным делам



о преступлениях в сфере нарушений требований охраны труда (774 уголовных дела)

 

 


Субъект преступления

Спецификой уголовной ответственности является то, что, в отличие от гражданско-правовой и административной, к уголовной ответственности могут быть привлечены только физические лица.

 

Потерпевшим может являться только работник, состоящий в трудовых отношениях с работодателем (юридическим лицом (организацией) или физическим лицом), где были нарушены правила охраны труда. При этом не имеет значения документальное оформление трудовых отношений; потерпевшим может являться и лицо, находящееся в фактических трудовых отношениях с работодателем. Если это будет доказано судом.

 

Если пострадали другие лица, то содеянное является преступлением против жизни или здоровья личности (ст. ст. 109, 118 УК) либо халатностью (ст. 293 УК).

 

Исходя из требований статей 143 и 216 УК РФ субъектами данных преступлений могут быть лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил охраны труда на определенном участке работы, если они не приняли меры к устранению нарушения правил охраны труда либо дали указание, противоречащее этим правилам. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 23.04.1991 № 1 «О судебной практике по делам о нарушении правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ (в ред. постановления* Пленума Верховного суда РФ от 21.12.1993 № 11, с изм. от 6.02.2007) обращает внимание судов на перечень лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за подобные нарушения. К ним относят руководителей организаций (предприятий), заместителей руководителей организаций (предприятий), главных инженеров, главных специалистов организаций (предприятий).

 

За нарушение законодательства об охране труда должны привлекаться, в первую очередь, лица, отвечающие за обеспечение охраны труда на участке, где произошел несчастный случай, т.е. непосредственный руководитель работ.

 

Руководители организаций и (или) должностные лица могут быть привлечены к ответственности за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) и халатность (ст. 293 УК РФ).

 

 Ответственность по данному преступлению предусмотрена за действия (бездействие) по неосторожности, в результате которых при нарушении правил охраны труда был причинен тяжкий вред здоровью. Неосторожность может быть в форме легкомыслия или небрежно-сти. Статья 26 УК РФ определяет, является ли это легкомыслием (лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий) или небрежностью (лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия).

Необходимо различать, что при нарушении правил охраны труда субъектом является лицо, наделенное специальными обязанностями обеспечивать соблюдение или соблюдать правила охраны труда.

Различия же в субъектах рассматриваемых преступлений, так же как и при должностной халатности, заключаются в том, была ли возложена на лицо, нарушившее правила охраны труда, обязанность обеспечить соблюдение или самому соблюдать определенные правила охраны труда.

Разграничение таких преступлений как нарушение правил охраны труда (ст. 143 УК РФ) и преступлений, предусмотренных статьями 285 и 293 УК РФ, должно проводиться исходя из обязанностей, возложенных на конкретное должностное лицо. Субъектом (виновным лицом) преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, будет лицо, на которое непосредственно возложена обязанность за обеспечение безопасных условий труда и которое игнорировало либо недобросовестно исполняло эти обязанности. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ, будет лицо, которое в силу своего служебного положения обязано было иметь информацию, каким образом обстоят дела по обеспечению безопасности на каждом участке работ, и принимать меры, чтобы не произошел несчастный случай на производстве.

Итак, объективной стороной состава преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, является нарушение требований охраны труда (правил техники безопасности), выражающееся в форме действий либо бездействия. Другими словами, нарушить установленные нормы можно как активно (например, поручив работнику выполнять операции, сопряженные с риском для жизни и здоровья, в необорудованном месте либо негодным инструментом), так и пассивно (например, не приняв меры к ограждению вращающихся частей станка защитными кожухами или не выдав работнику защитных средств). При этом, законодательство не содержит перечня проявлений нарушения правил охраны труда, отсылая к правилам охраны труда или иным правилам, принимаемым в производственной или иной сфере, т.е. диспозиция ст. 143 УК РФ является бланкетной .

 

5.Cпорные вопросы квалификации нарушений правил охраны труда по признакам

Субъекта преступления

 

28 февраля 2020 г.

 

Такие признаки лица, совершившего преступление, могут относиться к его общественному или должностному положению, обязанностям, состоянию здоровья, особенностям личности. Вместе с тем независимо от того, о каких конкретно признаках идет речь, признаки специального субъекта преступления объединяет одно: они отражают особенности положения такого лица в механизме общественного взаимодействия. Диалектика данной связи предполагает, что особенности общественного устройства в той или иной сфере должны предопределять специальные признаки субъекта преступления. Задача законодателя ― правильно установить такую связь и отразить ее в уголовном законе. От точности ее выполнения зависит возможность создания единообразной практики квалификации преступления и соблюдения принципа законности по конкретным уголовным делам (Павлов В.Г. Квалификация преступлений со специальным субъектом. СПб., 2011. с. 143).

 

В судебной практике нередко при квалификации преступлений по признакам его субъекта допускаются ошибки. Это связано, в том числе, с неполным или неправильным установлением его специальных (дополнительных) признаков. Не являются исключением дела о нарушениях правил охраны труда.

 

Субъекту нарушений правил охраны труда посвящен пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 1 «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных и иных работ».

 

Пленум Верховного Суда РФ выделил две категории лиц, которые могут признаваться субъектом нарушений правил охраны труда.

Первая категория ― лица, на кого в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ.

Другая категория ― руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий, если они не приняли меры к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили их соблюдение.

Пленум Верховного Суда РФ особо отметил: если нарушение норм и правил охраны труда допущено работником, не являвшимся лицом, указанным в статье 143 УК РФ, и повлекло последствия, перечисленные в данной статье, содеянное должно рассматриваться как преступление против личности независимо от того, имеет ли потерпевший отношение к данному производству.

 

Пленум Верховного Суда РФ недвусмысленно разъяснил: субъектом нарушений правил охраны труда может быть не любой работник, а только тот, на кого возложены полномочия по обеспечению правил и норм охраны труда на производстве, либо лицо, осуществляющее управленческие функции, связанные с организацией трудового процесса, отвечающего требованиям безопасности труда. Иными словами, по мнению высшей судебной инстанции, ответственность за нарушение правил охраны труда может быть возложена только на лицо, которое обязано создавать и (или) поддерживать безопасные условия труда в условиях конкретного производственного процесса.

 

Подход, предложенный Пленумом Верховного Суда РФ, в целом поддерживается и в литературе. Более того, многие ученые-криминалисты продолжают утверждать: нарушение правил охраны труда является «специальным видом должностного преступления» (С.Г. Келина, А.В. Наумов), а ответственность по статье 143 УК РФ могут нести «только должностные и приравненные к ним лица» (Л.Л. Кругликов, И.М. Тяжкова). Однако такое толкование данной статьи является распространительным.

 

В соответствии со статьей УК РФ субъектом преступных нарушений правил охраны труда является лицо, на ком лежат обязанности по соблюдению этих правил. «Соблюдать» согласно толковому словарю В. Даля означает ― «сохранять», «охранять», «сберегать»; «содержать в целостности»; «исполнять строго, всецело».

 

Л.Л. Кругликов с иронией замечает: « ... следуя букве УК РФ и толкуя круг субъектов расширительно, виновным можно бы признать и рабочего, прошедшего инструктаж и подтвердившего своей подписью обязанность соблюдать правила охраны труда» (Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / Под ред. Л.Л. Кругликова. М., 2005. с. 421).

 

Вместе с тем описание субъекта нарушений правил охраны труда, данное в диспозиции статьи 143 УК РФ, соответствует обязанностям, возложенным на каждого работника трудовым законодательством (ст. ст. 21, 214 Трудового кодекса РФ) независимо от должности или наличия специального распоряжения о возложении обязанностей. Данное положение позволяет судам квалифицировать действия рядовых работников, не имеющих отношения к созданию и (или) поддержанию безопасных условий труда на конкретном участке производства, как нарушение правил охраны труда.

 

Так, Приозерским городским судом Ленинградской области был осужден Р. за совершение преступления, предусмотренного частью 2 ст. 143 УК РФ. Из материалов уголовного дела следует, что Р. являлся машинистом самоходного катка. При производстве асфальтобетонных работ по ремонту автодороги на 86-м км Приозерского шоссе в поселке Шумилово вследствие нарушения правил предосторожности Р. осуществил наезд на водителя другого самоходного катка В., который оказался зажат между двумя катками. Как указал суд, своими действиями Р. нарушил требования пунктов 36 и 38 Типовой инструкции по охране труда для машиниста катка, утв. Минтрансом России 11 марта 1993 г., предписывающие машинисту особую внимательность при изменении направления движения катка, а также своевременное принятие мер предосторожности против столкновения с работающими машинами. Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда приговор оставила без изменения (Кассационное определение Ленинградского областного суда от 20 октября 2010 г. по делу № 22-1848/2010).

 

В другом деле по части 2 ст. 143 УК РФ был осужден электромеханик Г., нарушение правил охраны труда которого состояло в том, что он осуществил подключение бытового вагончика к сетям электроснабжения без проверки состояния его электрооборудования, и это привело к поражению электрическим током Д. (Кассационное определение Свердловского областного суда от 6 апреля 2011 г. по делу № 22-3366/2011).

 

С точки зрения действующего закона («de lege lata») сложившаяся практика имеет право на существование. Но отвечает ли она целям, стоящим перед уголовным законом ? Система охраны труда в условиях конкретного производственного процесса представляет собой комплекс мероприятий организационно-технического порядка, обеспечивающих сохранение жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности. Работник сам по себе не интегрирован в нее, а является объектом воздействия этой системы. Обязанность по обеспечению безопасности и условий труда, соответствующих государственным нормативным требованиям, возлагается на работодателя (ст. ст. 22, 212 ТК РФ).

 

Это означает, что именно работодатель должен принимать меры по созданию безопасных условий труда путем осуществления необходимых организационно-технических мероприятий, то есть создавать и поддерживать систему охраны труда. Возложение таких обязанностей вполне оправданно, ведь отношения между работодателем и работником носят зависимый, подчиненный характер, и в условиях трудовых отношений работник лишен в полной мере свободы действия в своем интересе (Вешняков Д.Ю. Теоретические проблемы криминализации нарушений правил охраны труда в уголовном праве России // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 14. 2010. Вып. 2. с. 65-68). В силу указанных обстоятельств именно работодатель должен признаваться адресатом уголовно-правовой нормы, направленной на охрану безопасности труда.

Говоря о работодателе, мы подразумеваем не только организации в лице их руководителей, индивидуальных предпринимателей или физических лиц, с которыми заключен трудовой договор, но и ответственных представителей таких лиц (функционеров, управляющих разного уровня). В настоящее время трудовое законодательство прямо не определяет правовые формы управления трудом (Пенов Ю.В. Правовая организация управления трудом и хозяйская власть работодателя // Правоведение. 2004. № 2. с. 30 – 36). Однако из его положений очевидно следует, что лицо, действующее от имени работодателя, вправе делегировать часть своих полномочий или возложить исполнение своих обязанностей на других лиц ― нижестоящих руководителей или функциональных специалистов, отвечающих за то или иное направление работы (не случайно Трудовой кодекс РФ отдельно выделяет фигуру «непосредственного руководителя»).

В таком случае адресатом уголовно-правовой нормы становится лицо, на кого локальным актом в установленном порядке возложены обязанности по обеспечению соблюдения правил охраны труда. Вместе с тем действия этого лица должны оцениваться как действия работодателя.

 

В теории уголовного права последний вопрос не всегда находит правильное освещение. Так, И.М. Тяжкова пишет: «Отсутствие факта законного возложения обязанностей в области охраны труда должно исключать ответственность по ст. 143. Правовая обязанность обеспечивать безопасные условия труда возникает у лица лишь при наличии определенного законодательного или подзаконного акта» (Тяжкова И.М. Неосторожные преступления с использование источников повышенной опасности. СПб., 2002. с. 231).

 

Данным утверждением автор пытается показать, что Пленум Верховного Суда РФ, допуская ответственность руководителей предприятий и организаций, их заместителей, главных инженеров, главных специалистов предприятий, дал распространительное толкование нормы и чрезмерно расширил рамки данного состава преступления. Однако последовательная реализация предложенного тезиса означает ровным счетом обратное, поскольку законом обязанность обеспечивать безопасность условий труда предусмотрена только в отношении работодателя, то есть лиц, выступающих от его имени (руководитель организации, индивидуальный предприниматель, физическое лицо).

 

В действительности Пленум Верховного Суда РФ фактически допускает «двойную» ответственность только в одном случае ― когда руководитель организации, его заместитель, главный инженер или главный специалист предприятия заведомо знают о нарушении правил охраны труда, но не предпринимают никаких мер для его предотвращения. При таких обстоятельствах указанные лица должны, по мнению Пленума Верховного Суда РФ, отвечать за преступное бездействие, но такое бездействие с учетом передачи обязанностей по обеспечению исполнения правил охраны труда не сопряжено с нарушением правил охраны труда этими лицами. Скорее оно носит характер попустительства, что не должно влечь уголовную ответственность, за исключением случаев, когда в таком бездействии усматриваются признаки должностного преступления.

 

Подводя итог, следует констатировать: Пленум Верховного Суда РФ, допуская распространительное толкование статьи 143 УК РФ, по сути, изложил уголовно-правовую норму «de lege ferenda» (то есть с точки зрения законодательного предположения). Несмотря на то, что в первоначальной редакции Постановления Пленум основывался на старом законодательстве, при последующих уточнениях позиции по делам о нарушении правил охраны труда вопросы, связанные с субъектом таких нарушений, не были пересмотрены.

 

«Оправдание» такой позиции связано с социальной обусловленностью уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда только в отношении лиц, осуществляющих полномочия работодателя. В условиях координированных (равных, независимых) отношений между рядовыми работниками последние не могут признаваться адресатами уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за нарушение правил охраны труда. Вместе с тем статья 143 УК РФ в действующей редакции сохраняет потенциал для нарушений единства ее толкования и практики применения, а значит, и принципа законности при рассмотрении конкретных уголовных дел. Решение данной проблемы возможно единственным способом ― внесением изменений в статью 143, согласно которым субъектом нарушений правил охраны труда должно признаваться лицо, на кого были возложены обязанности по обеспечению соблюдения этих правил.

 

 

Пример

Уголовное преследование специалиста по охране труда может быть обусловлено совершением таких преступлений, как: присвоение или растрата (ст. 160 Уголовного кодекса РФ; далее — УК РФ); самоуправство (ст. 330 УК РФ); коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ) и др.

В то же время в УК РФ имеется статья, тесно связанная именно со спецификой трудовой функ-ции специалиста по охране труда и выполняемых им должностных обязанностей. Речь идет о ст. 143 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за нарушение требований охраны труда.

.

Разъяснения высшей судебной инстанции

Вопросы, связанные с применением данных норм УК РФ, были разъяснены в постановлении Пленума ВС РФ от 23.04.1991 № 1 «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» (далее — Постановле-ние № 1). В частности, в п. 3 Постановления № 1 указано, что ответственность по ст. 143 УК РФ могут нести лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил.

 

Таким образом, субъектный состав (т. е. круг лиц, которые потенциально могут быть привлечены к уголовной ответственности за совершение данного преступления) включает в себя следующие категории:

1)руководитель организации; должностные лица организации, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ;

2)иные должностные лица или работники организации, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил.

Полагаем, что специалисты по охране труда относятся ко второй группе.

 

В то же время на практике в большинстве случаев, когда нарушение правил охраны труда по-влекло причинение тяжкого вреда здоровью человека или его смерть, к произошедшему обычно тем или иным образом причастны все три указанные выше категории лиц: и руководитель, и специалист по охране труда, и должностное лицо, на которое возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ (например, мастер цеха или участка), и иные работники, которые либо знали о нарушении правил охраны, либо дали указания, противоречащие этим правилам (например, начальник бригады, в которой работал потерпевший на момент несчастного случая).

 

Таким образом, возникает вопрос о том, как разграничить субъектный состав и определить, какие из указанных выше лиц подлежат привлечению к уголовной ответственности за нарушения охраны труда ВС РФ ответил на данный вопрос в п. 5 Постановления № 1, разъяснив следующее. При рассмотрении каждого дела о нарушении правил и норм охраны труда особое значение приобретает тщательное и всестороннее исследование причинной связи между этим нарушением и наступившими вредными последствиями либо наличием реальной опасности их наступления, что и должно быть обосновано в приговоре.

Кроме того, в нем суд обязан сослаться на конкретные пункты действующих правил безопасности работ и охраны труда, нарушение которых повлекло либо могло повлечь указанные в законе последствия. В связи с исследованием причинной связи между названными нарушениями и наступившими вредными последствиями суду следует выяснять также роль потерпевшего в происшествии.

 

Если при этом будет установлено, что несчастный случай на производстве произошел вследствие небрежности потерпевшего, то суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора в отношении подсудимого, а в случае признания его виновным учитывать при назначении наказания факт небрежности, допущенной самим потерпевшим. Иными словами, недостаточно одного лишь указания на то, что на то или иное должностное лицо организации были возложены обязанности по соблюдению правил охраны труда, и даже того, что эти правила были нарушены.

Суд при рассмотрении уголовного дела должен исследовать: причины, которые повлекли наступление тяжкого вреда здоровью или смерти ввиду нарушения правил охраны труда; при-чинно-следственную связь между этими нарушениями и наступившими последствиями. ВС РФ также отметил, что иные лица, даже не упомянутые в п. 3 Постановления № 1, но виновные в ненадлежащем выполнении своих служебных обязанностей по обеспечению безопасных условий труда, могут нести ответственность за должностные преступления.

 

Пример

Они могут быть привлечены к ответственности за непринятие мер по: разработке соответствующих инструкций; созданию условий для выполнения правил и норм охраны труда; осуществлению надлежащего контроля за их соблюдением.

В пункте 3 Постановления № 1 также обозначены критерии, позволяющие разграничивать уго-ловную ответственность по ст. 143 УК РФ и иным статьям УК РФ, связанным с нарушением правил безопасности, а именно предусмотренную: ст. 216 УК РФ «Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ»;ст. 217 УК РФ «Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах». Уголовную ответственность по ст. 216, 217 УК РФ могут нести как лица, на которых возложена обязанность по выполнению правил и норм охраны труда, так и другие работники, постоянная или временная деятельность которых связана с данным производством.

 

При назначении условного осуждения суд устанавливает испытательный срок, в течение кото-рого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. В случае назначения лишения свободы на срок до одного года или более мягкого вида наказания испытательный срок должен быть не менее шести месяцев и не более трех лет, а в случае назначения лишения свободы на срок свыше одного года — не менее шести месяцев и не более пяти лет В большинстве случаев, как это видно из приведенных выше примеров, суд при назначении наказания по ст. 143 УК РФ, связанного с лишением свободы, считая возможным исправление осужденного без реального отбывания наказания, применяет ст. 73 УК РФ, предусматривающую условное наказание.

Однако в практике судов встречается и более жесткий подход, примером которого может слу-жить приговор Октябрьского районного суда г. Новороссийска от 26.01.2012 по делу № 1–48/12. В данном деле управляющий автомобильной мойки был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 143 УК РФ. Как было установлено судом, осужденный: привлек и допустил к выполнению работ по мойке транспортных средств на автомобильной мойке работников (включая несовершеннолетнего) без проведения соответствующего инструктажа, стажировки, обучения по охране труда; не осуществил контроль за безопасным со-стоянием их рабочих мест; не обеспечил безопасность труда на рабочих местах; не оборудовал устройством защитного отключения линии, питающие розеточные сети. В результате этого произошло поражение работника техническим электричеством, повлекшее причинение тяжкого вреда его здоровью.

 

По результатам рассмотрения дела осужденному было назначено наказание в виде одного года лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности в коммерческих организациях сроком на два года и с отбыванием наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении. Хотя в большинстве исследованных автором статьи судебных актов за предусмотренные ст. 143 УК РФ преступления суд назначает наказание либо в виде штрафа или ограничения свободы, либо (более часто) в виде лишения свободы условно, на практике нередки и случаи назначения наказания в виде реального лишения свободы. Следует отметить, что при решении вопроса о назначении наказания по такого рода делам суд учитывает ряд факторов, предусмотренных УК РФ, в частности: характер и степень общественной опасности преступления; личность виновного; наличие смягчающих и (или) отягчающих обстоятельств; влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи; наличие исключительных обстоятельств; наличие совокупности преступлений; заключение досудебного соглашения о сотрудничестве; возможность исправления осужденного без реального отбывания наказания (для целей назначения условного наказания). С точки зрения уголовного процесса важным фактором, влияющим на усмотрение суда в части назначения наказания, является рассмотрение дела в особом порядке (разд. Х Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Данный порядок применяется с согласия подсудимого и означает, что суд не исследует доказательства преступления ( т. е. оправдательного приговора при применении такого порядка вынесено быть не может), а взамен наказание не может превышать две трети максимального. Данные факторы, однако, не являются специфичными для ст. 143 УК РФ. Также следует отметить, что в силу ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно: примирилось с потерпевшим; загладило причиненный потерпевшему вред.

 

В силу ст. 15 УК РФ преступлениями небольшой тяжести являются умышленные и неосторожные деяния, максимальное наказание за совершение которых не превышает трех лет лишения свободы, преступлениями средней тяжести — умышленные деяния, максимальное наказание за совершение которых не превышает пяти лет лишения свободы, а также неосторожные деяния, максимальное наказание за совершение которых не превышает три года лишения свободы.

Таким образом, указанный выше способ избежать уголовной ответственности потенциально доступен для всех трех составов, предусмотренных ст. 143 УК РФ, однако практическая возмож-ность воспользоваться им зависит от конкретных обстоятельств дела. К сожалению, поскольку подробный анализ указанных факторов, влияющих на выбор судом наказания, невозможен в рамках настоящей статьи, а рекомендации по защите не могут быть универсальными, руководителю или должностному лицу организации, обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, в каждом конкретном случае необходимо получить квалифицированную юридическую помощь.

 

При расследовании подобных преступлений следственные органы должны устанавливать, а суды с соответствующей оценкой фиксировать в приговорах нормативные акты, регулирующие в данной ситуации требования безопасности труда, и доказанные отступления от их исполнения (с обязательной ссылкой на нарушенные субъектом пункты и параграфы требований охраны труда).

Как уже было сказано, уголовную ответственность влечет не любое нарушение требований охраны труда, а только то, которое причинило вред здоровью либо повлекло смерть человека. Между такими последствиями и допущенным нарушением требований охраны труда должна существовать причинная связь. Отсутствие таковой между допущенными нарушениями правил охраны труда и наступившими, указанными в ст. 143 УК РФ, последствиями также исключает уголовную ответственность.

 

Так, по одному из уголовных дел, возбужденных по ст. 143 УК РФ, в постановлении о прекращении уголовного дела говорилось: установленные нарушения, отмеченные ведомственной комиссией по расследованию причин несчастного случая, не находятся в прямой причинной связи с наступившими вредными последствиями. Причины несчастных случаев бывают технические и организационно-технологические.

К техническим причинам относят:

¾ неисправность оборудования;

¾ нарушение освещенности рабочего места, звуко-, термо-, токо- и виброизоляции;

¾ неисправность систем защиты;

¾ иные неисправности и поломки, напрямую не зависящие от деятельности конкретных лиц.

К организационно-технологическим относят:

¾ нарушение правил, инструкций и норм по охране труда;

¾ нарушение технологического процесса;

¾ отсутствие разработанных и утвержденных инструкций;

¾ невыполнение должностных обязанностей, приказов по организации;

¾ допуск к работе необученного и непроинструктированного персонала;

¾ отсутствие надлежащего технического руководства и надзора за безопасностью выполнения работ.

Следствием же является причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 143 УК РФ) и его смерть (части 2 и 3 ст. 143 УК РФ).

 

Яркий пример отсутствия причинно-следственной связи при расследовании несчастного случая и рассмотрении дела в суде привел адвокат К.В. Бубон.

«20.02.2000 г. в одно из МУП КХ (муниципальное унитарное предприятие коммунального хозяйства) г. Хабаровска поступило сообщение об отсутствии отопления в одном из жилых домов на обслуживаемой территории. На место выехала ремонтная бригада в составе мастера Н. и рабочих К. и 3. Осмотрев здание и прилегающую площадь, указанные лица не обнаружили каких-либо повреждений. Повреждена оказалась труба, расположенная примерно в ста метрах от дома, недалеко от технического колодца, из которого фонтанировал крутой кипяток. Подойдя к колодцу, Н. и К. приняли решение: перекрыть поступление воды. Внутри колодца также стояла вода, но ее температура не была никем проверена. Н. поручил К. перекрыть вентиль, а сам страховал его снаружи, удерживая на канате за страховочный пояс. К. поскользнулся и упал в воду, оказавшуюся кипятком. Несмотря на медицинскую помощь через некоторое время он скончался от обширных ожогов. В процессе расследования уголовного дела, возбужденного по данному факту, прокуратура установила, что повреждение, локализовать которое пытались Н., К. и 3., не находится на территории, обслуживаемой данным МУП. Более того, злосчастная труба официально никому не принадлежит — ни предприятиям коммунального хозяйства города, ни теплосетям. Кроме того, следствием была изъята на МУП документация о деятельности главного подозреваемого по делу — Н., а именно: приказ о приеме на работу и функциональные обязанности. Ни один из данных документов ему (под роспись), как оказалось, не объявлялся.

К материалам дела было приобщено заключение службы охраны труда, составленное по факту несчастного случая на производстве, согласно которому к нарушениям правил безопасности отнесены:

Отсутствие у потерпевшего резиновых сапог (вместо них были кирзовые).

Отсутствие у потерпевшего брезентовой спецодежды.

Отсутствие надлежащего инструктажа.

Заключение службы охраны труда не устанавливает причинной связи с наступившими последствиями. Резиновые сапоги и брезентовая спецодежда, а также своевременный инструктаж не могли бы в данной ситуации спасти жизнь человека, а отсутствие этих вещей, следовательно, не является причиной наступивших опасных последствий.».

В приведенном примере усматриваются элементы активных действий лица, руководившего работами, которые могли выразиться в том, что он поручил сотруднику задание, не проверив предварительно условия, в которых тому предстоит действовать, не определив степень возможной опасности.

 

Не всякое нарушение правил охраны труда влечет за собой возбуждение уголовного дела. Вопрос о его возбуждении должен решаться с учетом характера нарушений и наступивших или могущих наступить последствий. Прежде чем возбудить уголовное дело, как правило, необходимо проверить и установить:

¾ имел ли место сам факт нарушения правил охраны труда;

¾ каков характер этих нарушений и какие вредные последствия наступили (могли наступить) в результате их совершения;

¾ каковы причины, которые привели к нарушению правил охраны труда;

¾ кто допустил нарушение правил охраны труда и в силу каких обстоятельств, не было ли в действиях виновного преступного умысла и каково содержание этого умысла.

Каждое из названных выше обстоятельств, в свою очередь, может быть детализировано в зависимости от особенностей конкретного дела. Последовательность выяснения указанных выше обстоятельств также зависит от особенностей этого дела.

Нередко действия и бездействие тесно переплетаются: должностное лицо не только не принимает мер к соблюдению правил охраны труда, но и дает указание производить работу при таких условиях, при которых их производство запрещается. Поэтому необходимо установить, как конкретные действия должностного лица, совершенные в нарушение правил безопасности, так и обстоятельства, свидетельствующие о проявлении этим лицом бездействия.

Судебная практика показывает: отсутствие причинной связи между допущенными нарушениями правил охраны труда и наступившими (указаны в ст. 143 УК РФ) последствиями также исключает уголовную ответственность.

Для правильной организации работы требуется полная регламентация обязанностей участников трудового процесса. Выполнение работающими конкретных обязанностей, предусмотренных должностным регламентом или трудовым договором, составляет сущность производственной дисциплины и является основанием для предъявления обвинения. Иначе говоря, субъект ст. 143 УК РФ - это лицо, которому (под роспись) объявлен приказ о закреплении за ним обязанностей по контролю за соблюдением правил безопасности и обеспечению соответствующих условий труда либо таковые обязанности закреплены за ним в силу трудового договора или специального соглашения.

ТК РФ не регламентирует обязанность работодателя разрабатывать должностные инструкции, но, как показывает практика, это - важный документ, содержанием которого является не только трудовая функция работника, квалификационные требования, предъявляемые к занимаемой должности, но и круг обязанностей, пределы его ответственности.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.64 (0.027 с.)