Сущность социально-технологических



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сущность социально-технологических



Отношений и инновирование

Управленческой деятельности

 

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

1. Сущность социально-технологических отношений.

2. Технологизация процесса социального управления.

3. Технологизация социальной деятельности.

 

 

1. В отечественной социально-философской литературе со­держание термина "технология" претерпело определенную эво­люцию. Первоначально под технологией подразумевалась обще­техническая дисциплина, изучающая взаимодействие средств труда и сырья, материалов. Интересы ее сосредоточивались главным образом в сфере производства. Общетехническое зна­чение технологии состояло в том, что она раскрывала наиболее рациональные пути построения и организации производственно­го процесса.

Более широкая трактовка понятия "технология" предложена болгарским философом Н. Стефановым: "Там, где человек активно и целенаправленно относится к окружающим его про­цессам, где он стремится сознательно и планомерно изменять природную и социальную среду, там в принципе возможна технология"[13].

Технология как важнейший фактор формирования и развития личности, определенная форма общественной практики, по мне­нию Н. Тарасенко, является своеобразным предметным способом самоутверждения человека в мире природы на основе труда и познания и одновременно разворачивания в данном процессе человеческих способностей и творческих дарований[14].

Представляется, что, поскольку технология является произ­водительной силой, ее объективным социальным аналогом вы­ступают коллективная деятельность и совокупный опыт многих поколений. В технологии воплощаются не просто труд, знание, навыки или умения отдельных индивидов, но и интегральная способность воспроизводства социальности, производительная способность коллективного труда в частности. Данная способ­ность носит общественный характер и возникает вследствие разделения и интеграции различных видов и форм деятельности. Следовательно, создается дополнительная производительная сила, которая, овеществляясь в технологии, образует своего рода приращение общественной способности преобразования челове­ком природной и социальной действительности.

Итак, технология воплощает в себе социальную форму прак­тики, способы регулирования, контроля и управления взаимо­действием между предметом труда и орудием труда, его техно­логическим содержанием. Причем если объективной природной предпосылкой технологии являются природные процессы, кото­рые обусловливают ее "вещественный каркас", то соответствую­щим социальным аналогом технологии выступает коллективная общественная практика, где материально-вещественные компо­ненты проявляют свою технологическую силу и раскрывают свое социальное значение. Общественная практика объединяет их в определенное целое, которое образует технологический способ освоения социального пространства.

Создание высокотехнологичных орудий на основе, трудовой деятельности становится возможным на достаточно высоком уровне развития общественной практики, науки и техники. Это относится прежде всего к индустриально-промышленному про­изводству.

В ходе развертывания научно-технической, менеджеральной и информационной революций появляется возможность распро­странить технологический подход на все стороны общественной жизни: социальное управление, образование, воспитание, поли­тику, торговлю и др. Причем в каждой из них разработка техно­логии основывается не просто на обобщении эмпирического опыта, а на новейших достижениях современной науки и техники.

Технология позволяет лучше уяснить механизмы взаимосвя­зей в системе природа — материальное производство — общест­во — человек — наука и другие стороны общественной жизни.

Появляются новые моменты в анализе взаимоотношения об­щества и природы (угроза экологического кризиса), внутри самого общества, которые свидетельствуют о том, что сознатель­но формулируемые обществом новые целевые установки, порож­даемые, потребностями данного технологического способа произ­водства, обязывают науку к разработке новых, экономных, рациональных (в смысле использования природных, трудовых, финансовых и иных ресурсов) технологий для средств практи­ческого достижения поставленных целей. Отсюда, на наш взгляд, технологию в широком смысле правомерно определить как сферу целенаправленной деятельности человека, организо­ванной на новейших достижениях совокупности технических и социальных наук. И тогда с полным основанием можно говорить не только о технологии производства конкретных видов матери­альной продукции, но и о технологии государственного управ­ления, образования, управления отдельными сторонами общест­венной жизни или всего общества в целом, т.е. о социально-тех­нологических отношениях и соответствующих им видах деятель­ности.

В реальной жизни имеет место диалектическое взаимодейст­вие социальной и технологической систем. На развитие техники оказывают влияние не только непосредственно экономические отношения и системы управления хозяйством, но и многие факторы политического и социального порядка. Значение пос­ледних все более возрастает.

Научно-технический прогресс порождает множество техноло­гических нововведений, основная значимость которых в том, что "они предлагают также возможность новых решений обществен­ных, философских и даже личностных проблем. Они изменяют весь духовный мир человека, его способ мышления и взгляды на окружающее" (О. Тоффлер).

При этом важно обратить внимание на анализ развития ремесленного производства капиталистической кооперации, ма­нуфактуры, машинного производства. Проведенный К. Марксом анализ показал, что наряду с социально-экономической детерми­нацией все в большей мере возрастает роль технологических изменений в орудиях труда, в производственных навыках работ­ников. Изменения в разделении труда, в технологических способах и методах производства порождают новые объективные требова­ния к совершенствованию общественных отношений. К. Марк­сом сформулирован закон обязательного соответствия техноло­гических и социальных факторов тем условиям, при которых возможна реализация научных открытий. Им выделена также ведущая роль технологии в революции производительных сил, исследован ее социально-исторический характер, выявлены ос­новные направления технологизации: производство полезных человечеству вещей и характер их использования.

Итак, технология и как способ производства материальных ценностей, и как способ их использования взаимосвязаны и определяют характер ответов на два очень важных вопроса: как человек производит и как использует производимое? Поэтому технологические, отношения во многом определяют гуманисти­ческую направленность производства на благо человека, на удовлетворение его потребностей и интересов.

К. Маркс в данной связи анализирует организационно-техно­логический аспект материального производства применительно к формированию общественных отношений.

В данном контексте он исходит из следующих двух моментов. Во-первых, традиционное понятие технологии как процесса раз­ложения деятельности на операции, этапы, требующие опреде­ленных трудовых навыков, приемов, средств, знаний и т.д. Во-вторых, активное отношение человека к природе, непосред­ственный процесс производства его жизни, а вместе с тем и его общественных условий жизни и проистекающих из них духов­ных представлений[15].

Итак, речь идет о том, что технологические процессы необ­ходимы не только при превращении природного в социальное в исследовании отношения "человек — труд", где также необходим анализ процесса труда в двух аспектах: не только в технологи­ческом, но и социально-экономическом аспекте.

Таким образом, одной из важнейших форм технологического уровня социальной детерминации является сам уровень развития производительных сил. Другой формой выступает организаци­онно-технологическая сторона человеческой деятельности и, ес­тественно, третьей формой технологической детерминации — технологически-управленческие отношения.

Эти исследования актуальны и сегодня потому, что техноло­гические изменения происходят во всех важнейших сферах деятельности человека, превращая их в единый сплав науки, техники, самого производства, что в свою очередь требует от общества решения целого комплекса разнообразных задач с учетом сложных и многообразных зависимостей между всеми сферами общественной жизни.

В "Капитале" К. Маркс, анализируя сущность технологии, раскрывает причины ее ускоренного развития в условиях капи­тализма, определяет направления дальнейшей технологизации производства и социальных процессов. Отмечая, что до XVIII в. отдельные ремесла назывались mysteries (тайнами), в глубину которых мог проникнуть только опытный и профессионально подготовленный человек, К. Маркс раскрывает роль крупной промышленности в снятии таинственного покрова с обществен­ного процесса производства. "Принцип крупной промышленнос­ти — разлагать всякий процесс производства, взятый сам по себе и прежде всего безотносительно к руке человека, на его состав­ные элементы создал вполне современную науку технологии. Пестрые, внешне лишенные внутренней связи и окостеневшие виды общественного процесса производства разложились на сознательно планомерные, систематически расчлененные, в за­висимости от желаемого полезного эффекта, области примене­ния естествознания"[16].

К. Маркс связывает технологию с разложением производст­венного процесса на соответствующие операции и элементы. Важно и то, что расчленение производственного процесса про­исходит в зависимости от желаемого полезного эффекта. Как видно, технология ни в коей мере не ограничивается только сферой техники, материального производства. "Дарвин, — пишет К. Маркс, — интересовался историей естественной тех­нологии, т.е. образованием растительных и животных органов, которые играют роль орудий производства в жизни растений и животных. Не заслуживает ли такого же внимания история образования производительных органов общественного челове­ка, история этого материального базиса, каждой особой общест­венной организации?"[17].

Таким образом, Маркс в определенной степени разграничи­вал естественную и социальную технологию, относя к последней соответствующие процессы. Под технологией он понимал не науку о технике или средствах и орудиях труда, а сам объектив­ный процесс формирования явлений.

Большой вклад в разработку данной проблемы внесли бол­гарские философы Н. Стефанов и М. Марков. Рассматривая социальную технологию многоаспектно, Н. Стефанов приходит к следующему выводу: "В самом общем виде можно принять: социальная технология — это деятельность, в результате кото­рой достигается поставленная цель и изменяется объект деятель­ности ... Социальная технология — это предварительно опреде­ленный ряд операций, направленный на достижение некоторой цели или задачи", "чтобы деятельность получила право назы­ваться технологией, необходимо, чтобы она была сознательно и планомерно расчленена на элементы, реализующиеся в опреде­ленной последовательности". Автор предлагает выделить в про­цессах социальной технологии несколько процедур: "1. Опреде­ление цели, которая должна быть реализована в результате применения данной технологии; 2. Построение системы крите­риев для выбора возможных вариантов; 3. Обозначение круга возможных вариантов; 4. Выбор оптимального варианта; 5. Внед­рение избранного варианта".

Бесспорно, вопрос о вариантах, которому так много внимания уделяется в социальной технологии Н. Стефановым, заслужива­ет самого пристального внимания, ибо специфика технологии определяется собственной структурой общественных отношений, законами их развития, а последние проявляются как вид средней статистической всех действующих в данный момент сил, что предполагает возможность различных вариантов их развития.

М. Марков предлагает рассматривать технологию социальной деятельности в двух аспектах: как систему знаний об организа­ции действительности, связанную с выполнением этапов, опера­ций, методов, действий и т.п. по формированию общественных явлений, и как технологизацию этих знаний в процессе деятель­ности, которая выражается в трудовых действиях людей, соот­ветствующих требованиям конкретных, специфических социаль­ных структур[18].

В.Г. Афанасьев, отмечая, что социальная технология высту­пает специфическим посредником между объективно протекаю­щими процессами и субъективной действительностью людей, органически связывает ее с социальным управлением, в котором ей принадлежит "свое место", т.е. обеспечение действия всего механизма социального управления. Иначе говоря, в социальной технологии реализуется "перевод объективных законов в меха­низм социального управления, т.е. "перевод" абстрактного языка науки, отражающей объективные законы развития обще­ства, на конкретный язык решений, нормативов, предписаний, регламентирующих, стимулирующих людей на достижения по­ставленных целей"[19].

2. Итак, в литературе справедливо отмечается, что наряду с понятием "социальное управление" все большее признание в общественных науках получает понятие "социальные техноло­гии". Возникает потребность технологизации самого процесса социального управления, где субъективное воздействие перево­дится в объективное содержание, в изменение качества объекта.

Таким образом, научное познание и научное управление достигают таких высот, когда возможно не только понимание общих закономерностей и тенденций общественного развития, но и их подробное описание, вплоть до каждой практической операции, отдельного этапа, формы, средства и метода практи­ческой деятельности людей. Становится возможным не только прогнозирование, но и реализация прогнозных данных через поэтапное решение ряда социальных задач. А.Н. Леонтьев, рассматривая понятие операции как способа действия, при по­мощи которого осуществляются практические или познаватель­ные цели, подчеркивал, что "действие как элемент деятельности соотносится с целью, операция же соотносится с условиями действия, с орудиями труда; она — форма действия"[20]. Цель действия, таким образом, обусловлена не только наличием усло­вий, но и самой деятельностью, определяемой в свою очередь способами, приемами поэтапного ее формирования.

Научная организация всех видов деятельности получает свои "жизненные права" как возможность. Однако, чтобы превратить возможность в действительность, необходима инновационная технология социальной деятельности, которая предполагает: 1) создание научно обоснованной социально-технологической модели, отражающей процесс целенаправленного преобразова­ния определенного общественного явления или его формирова­ния с учетом требований стратегического решения, специфических и необходимых свойств, связей, отношений этого явления с другими, поэтапное его формирование, выработку основных средств, методов, приемов, форм; 2) выделение промежуточных целей, жестко взаимоувязанных; рассмотрение пространствен­ной и временной расположенности операций; техническую и материальную оснащенность и др. Таким образом, социально-технологическая теоретическая модель воплощает в себе сплав обществознания, естествознания и технического знания. Послед­ние преломляются в социально-технологическом знании в спе­цифической форме — посредством использования кибернетики, математической логики, теории игр, теории решений, социаль­ной информатики и др.

Однако речь идет не о механическом перенесении производ­ственных технологий на общественную жизнь, а о проектирова­нии и внедрении в организацию человеческой деятельности специфических технологий, соотносимых с закономерностями общественного развития.

Обществу далеко не безразлично, какова управленческая ориентация технологии социальной деятельности: гуманистичес­кая или ригористическая (инструментальная).

Только "гуманизация" норм, средств, приемов ориентирует работника на сознательное, творческое выполнение задания, формируя тем самым стремление к конечному результату — сделать качественнее, больше, быстрее.

"Инструментализация" нормы, ориентируя на подчинение лишь волевому давлению, может "затушевать" главную цель. Поэтому очень важным является сочетание управленческих, социально-технологических решений с углублением демократии, расширением самоуправления, вследствие чего и возможна само­реализация творческого потенциала личности. Социально-техно­логический подход в управлении ни в коей мере не устраняет инициативы управленческой деятельности и творчества людей. Его задача — придать организации всей деятельности осознан­ный, научно обоснованный характер.

Итак, можно констатировать, что социальные технологии — это своеобразный механизм соединения знаний с условиями их _ реализации в управлении.

Следует указать на различие понятий "реализация знаний" и "технологизация знаний". Реализация знаний — это родовое понятие технологизации, процесс материализации, объектива­ции любых знаний. Технологизация знаний связана с реализацией не любых знаний, а только тех, которые объективируются в организационно-технологической стороне человеческой дея­тельности, прежде всего в управлении. Наряду с понятием "технологизация знаний" мы используем понятие "интеллектуа­лизация социальной деятельности и процесса управления", под­черкивая тем самым развитие всех общественных отношений на научной основе, исключение бюрократического администрирова­ния, волюнтаризма и субъективизма, использование АСУ, ин­формационно-логической техники, повышающей надежность от­ношений управления, ограничивающих влияние нежелательных дестабилизирующих факторов.

Вместе с тем было бы неверно полагать, что, опираясь только на социальные технологии, можно сразу решить все экономичес­кие, социальные, политические и духовно-нравственные пробле­мы. Для разработки и реализации социальных технологий преж­де всего требуются соответствующие объективные условия (в том числе материально-технические средства) и достаточно зрелый субъективный фактор (не только в плане возможностей позна­ния механизма действия законов общественного развития). Речь идет о высоком уровне экономического, нравственного и поли­тического сознания людей; трудовой и исполнительской актив­ности населения, дисциплине, настойчивости и инициативе, творческом подходе к делу, воле, стремлении изменить ситуацию к лучшему, осознании пагубности разрушительных технологий и необходимости перехода к технологиям созидания. Особое значение приобретает наукоемкость технологии, связанная с интеллектуализацией труда, ростом интеллектуальной собствен­ности.

Поэтому, рассматривая происходящие в современном обще­стве изменения, многие ученые (Э.А. Араб-Оглы, Г.Н. Волков, В.П. Марахов и др.) большое внимание уделяют анализу про­цесса превращения науки в один из ведущих факторов измене­ния трудовых функций человека, в непосредственную, произво­дительную силу общества. И действительно, наука выступает как самостоятельный тип труда, приобретающий все более массовый характер. В самой общей форме эту тенденцию можно охарак­теризовать как растущую технологизацию знаний и интеллекту­ализацию общественного труда. Производство и применение постоянно обновляющихся знаний становятся важнейшим фак­тором устойчивого развития всех сфер общественной жизни.

Необходимы новые производственно-экономические, соци­ально-политические условия для обеспечения гармонического развития технологических отношений. Поэтому неизбежно уси­ление роли человека как субъекта выработки научно обоснован­ных технологий социальной деятельности.

3. Следовательно, вопрос технологизации управленческой деятельности не менее актуален, чем проблема проектирования и внедрения новых технологий в материальное производство. Как невозможна высокая производительность труда без совре­менных технологий, так и немыслима успешная реализация концепции устойчивого развития без социально-технологическо­го обеспечения. Технология социальной деятельности должна проектироваться и внедряться на основе применения научных методов на базе социального творчества людей.

Значение технологии заключается прежде всего в том, что она делает человеческую деятельность более рациональной, включая в нее только те процессы и операции, которые необходимы для достижения поставленной цели.

Первым признаком технологизации является разграничение, разделение, расчленение данного процесса, деятельности на внутренние взаимосвязанные этапы, фазы, операции. Смысл указанной процедуры заключается в точном определении требо­ваний, предъявленных к субъекту, действующему по данной технологии; в обеспечении нормативной (или близкой к опти­мальной) меры развития процесса. Чем точнее степень соответ­ствия описания процесса его объективной логике, тем реальнее возможность достижения высокого эффекта деятельности. В силу этого жизнеспособными становятся те технологии, которые учитывают требования объективных законов и на этой основе ориентируют социальный субъект на целесообразные действия, на оптимальные решения с учетом достижений науки, сочетания традиционного и инновационного опыта.

Задача технологизации — не только полнее влиять на при­родные и социальные процессы, но и способствовать их преоб­разованию в соответствии с целями общества, класса, организа­ции и т.д.

Второй признак любой технологии — поэтапность действий, направленных на достижение искомого результата. Последова­тельность и порядок исполнения действий должны базироваться на внутренней логике функционирования и развития данного процесса. Однако реализация указанного признака технологии отнюдь не означает, что субъект будет "скован" установленной последовательностью. У него всегда остается возможность "вме­шаться" в объективный ход процессов, изменить их порядок, установить ту или иную последовательность и темп процедур и операций в зависимости от изменяющихся обстоятельств

Некоторые современные технологии (например, в производ­стве кристаллов) позволяют в течение нескольких дней или часов получить материалы, которые природа создавала годами и столетиями. Аналогичными возможностями в неменьшей сте­пени обладают социальные технологии, которые позволяют "сжать" социальное время. Появление технологии — наглядный пример умения личности диалектически сочетать объективное и субъективное в достижении могущества человека, овладевшего законами природы и общественного развития.

И наконец, третий, довольно существенный признак. Каждая технология предусматривает однозначность выполнения вклю­ченных в нее процедур и операций. Это решающее, непременное условие достижения результатов, адекватных поставленной цели. Чем значительнее отклонения в действиях субъекта от параметров, предписанных технологией, тем реальнее опасность деформировать весь процесс и получить результат, не соответ­ствующий ожидаемому. Для технологии социальной деятельнос­ти возможен гораздо больший диапазон отклонений, чем для технологий производственных, но и в первом, и во втором случаях отклонения возможны только до определенных границ, за которыми вместо творчества начинается уже субъективизм, приводящий к снижению эффективности управления.

 

 

Глава 3

ТЕХНОЛОГИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОЙ



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.95.208 (0.018 с.)