Искушение Святого Антония. Фрагменты центральной части трёхстворчатого алтаря. Между 1490 и 1508 гг. Национальный музей старого искусства, Лиссабон. Португалии.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Искушение Святого Антония. Фрагменты центральной части трёхстворчатого алтаря. Между 1490 и 1508 гг. Национальный музей старого искусства, Лиссабон. Португалии.



стоящим на четвереньках, а птица или рыба — летательной машиной или лодкой.

В центре композиции — колено­преклонённый Антоний с припод­нятой в благословении рукой. Анто­ний не ведает страха, его вера тверда и крепка. Он знает, что эти монстры, лишённые внутренней силы, не смогут одолеть его. Спо­койное и строгое лицо Антония об­ращено к зрителю. Он как бы гово­рит ему: «Не бойся». Босх, как никто другой, смог выразить безосновательность мирового зла: сверху яр­кая, устрашающая раскраска, а под ней ничего нет.

Прямо перед отшельником воз­вышается полуразрушенная башня, в глубине которой, у подножия кре­ста, виднеется фигура Христа. Она почти незаметна, но это — смысло­вой центр триптиха: на Христа смотрели с надеждой и верой все, кто молился перед этим алтарём. Среди призраков и кошмаров, в са­мом аду Спаситель не оставляет ве­рующих в Него. Он сообщает Анто­нию спокойную убеждённость в постоянстве добра, святой же пере­даёт её зрителю.

Мастер неоднократно обращался к сюжетам из цикла страданий Хри­стовых. Эти его картины резко вы­деляются среди множества подоб­ных изображений: произведения Босха окрашены индивидуальным переживанием, личной болью. Са­мое потрясающее из них — карти­на «Несение креста», которая сейчас хранится в Гентском музее изобра­зительных искусств. Вся сё плос­кость заполнена человеческими фи­гурами, точнее лицами: теснятся физиономии стражников, палачей, праздных зевак — грубые, уродли­вые. Ещё более страшными делают эти лица переполняющие их фана­тичная жестокость, скотское равнодушие, тупое злорадство. На фоне этого человеческого зверинца осо­бенно прекрасными кажутся спо­койные и кроткие лица Христа и Святой Вероники, в руках которой белый платок с нерукотворным об­разом Спасителя. Христос идёт на­встречу своей смерти: направо, в ту сторону, которая в средневековом искусстве отводилась для изображе­ний, связанных со смертью и гре­хом. Вероника движется налево, в мир жизни, унося на платке лик Христа.

Картина Босха «Бродяга» не свя­зана непосредственно со Священ­ной историей, но её тема — земной путь человека — воплощена с той же силой и глубиной, какие масте­ра Нидерландов привыкли вклады­вать в изображения библейских со-

*Вероника, встроившая Христа по пути на Голгофу, отерла своим платом Его ли­цо, и на ткани проступило Его изображение.

бытий. Бродяга олицетворяет чело­века вообще — несчастного греш­ника, которому всегда открыт путь к возрождению. Его легко узнать: это странник с внешних створок «Воза сена»; он постарел, ещё более обносился, поранил левую ногу; по лицо его сделалось мягче, спокой­нее, в глазах не видно прежней скорби и подозрительности. Изо­бражённые на обеих картинах странники считаются автопортрета­ми Босха, исполненными масте­ром в разные периоды жизни. В «Бродяге» в отличие от большинст­ва работ художника пет ни фанта­стических, пи драматических сцен. За спиной героя — убогая деревен­ская харчевня: крыша её обветшала, оконные стёкла выбиты, в дверях солдат пристаёт к служанке, у стены справляет нужду какой-то пьяница. Босх делает эту трущобу предельно ёмким образом, воплощающим бес­цельность и беззаконие существова­ния её обитателей. Бродяга прини­мает решение оставить прежнюю греховную жизнь: неуверенно, огля­дываясь назад, крадётся он к за­крытой калитке. За калиткой рас­стилается типичный нидерландский

пейзаж с песчаными холмами, скуд­ной зеленью, неярким небом. Босх, по обыкновению, словно задаёт се­бе и зрителю горький вопрос: вер­нётся ли бедный путник в родитель­ский дом. или кривой путь вновь приведёт его в этот бедный, гряз­ный, скучный притон?

В картинах, относимых исследо­вателями к позднему периоду твор­чества Босха, тема зла и греха отхо­дит на второй план, уступая место образу прекрасного в своей буд­ничной простоте мира. В картине «Святой Иоанн Богослов на остро­ве Патмос» (1485—1490 гг.) апосто­лу досаждает дьявол. Но каким жал­ким и безвредным кажется этот полуящер-полукузнечик рядом со спокойной и величественной фигу­рой благоговейно пишущего Иоан­на. Этот бес способен лишь на мел­кие пакости, достойные проказника из начальной школы: он задумал стащить письменный прибор свя­того, лежащий рядом с ним на зем­ле. Но и это ему не удаётся: орёл (обычный символ евангелиста Иоанна) зорко охраняет имущество своего хозяина. Тема конца света («Откровение Иоанна Богослова» —

Иероним Босх. Бродяга.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.56.11 (0.004 с.)