Свобода коммуникативных действий как условие функционирования демократии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Свобода коммуникативных действий как условие функционирования демократии



План семинарского занятия

Апреля, 12.40 – 14.10

1. Свобода коммуникативных действий как условие функционирования демократии (П. Претро) – есть

2. Свобода личности в массовой коммуникации как политическая ценность (В. Корнеев) – есть

3. Субъекты коммуникационной свободы: журналисты, руководители СМИ, собственники, аудитория СМИ (С. Данилова, Н. Волосатова) – есть

4. «Спираль молчания» (Э. Ноэль-Нойман) в политической журналистике (Р. Троян) – есть

5. Субъектность в политике и политическая субъективность в творчестве журналиста (А. Буракова) – есть

Апреля, 12.40 – 14.10

6. Личность в политической журналистике: свобода и ответственность (Н. Мельникович) – есть

  1. Гражданское и профессиональное достоинство журналиста как антитеза манипуляции общественным сознанием (В. Бурбилова)
  2. Права человека и правда информации (А. Пантина) – есть

9. Политические свободы и коммуникативные агрессии в медийной среде (Д. Струбовщикова)

Литература

1. Бурдье П. О телевидении и журналистике / пер. с фр. – М., 2002.

2. Быстрицкий А. Г., Красильников М. И. Журналисты contra аудитория // Социс. 1993, № 4.

3. Володенков С. В., Федорченко С. Н. Цифровые стигматы как инструмент манипуляции массовым сознанием в условиях современного государства и общества // Социс. 2018. № 11.

4. Джонсон Джон У. Роль независимых средств массовой информации :http://www.infousa.ru/government/dmpaper8.htm

5. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. – М.¸ 2000.

6. Кин Д. Демократия и декаданс медиа / пер. с англ. – М., 2015.

7. Коммуникативные агрессии XXI века: колл. монография / под ред. В. А. Сидорова. – СПб., 2019.

8. Конец журнализма. Version 2.0. Индустрия, технология и политика / под ред. А. Чарльза / пер. с англ. – Харьков, 2016.

9. Лукашевич Д. А. Применимость теории «спирали молчания» к сети Интернет и новым медиа // Вестник Новосибирского гос. ун-та, Сер. История, Филология. 2013. Т. 12, Вып. 6.

10. Мирошниченко И. В., Морозова Е. В. Сетевая публичная политика: контуры предметного поля // Полис. 2017. № 2.

11. Михайленок О. М., Малышева Г. А. Политические эффекты социальных сетей в России // Социс. 2019. № 2.

12. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение: Открытие спирали молчания / пер. с нем. – М., 1996.

13. О политической журналистике. Книга интервью / под ред. Л. Л. Реснянской. – М., 2009.

14. Политическая журналистика: учебник / под ред. С. Г. Корконосенко. – М., 2014.

15. Прайс Монро, Круг Питер. Благоприятная среда для свободных
и независимых средств массовой информации : http://www.medialaw.ru/publications/books/ee/index.html

16. Прозоров В. В. Власть и свобода журналистики. – М., 2005.

17. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие = Moralbewusstsein und kommunikatives Handeln / пер. с нем. –СПб., 2000.

18. Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра / пер. с фр. – М., 1997.

19. Шушпанова И. С. «Постправда» в социальной реальности: риски и угрозы // Социс. 2018. № 12.

Что такое спираль молчания?

Исследователь Элизабет Ноэль-Нойман, автор данной концепции, исследовала факторы влияния «общественного мнения» на мнение одного человека и возможность артикулирования этого мнения. Одна из основных идей спирали молчания: «общественное мнение», или мнение большинства, оказывает подавляющее влияние на состояние человека, имеющего обратную позицию. Почему мнение большинства может подавлять человека, заставлять его «молчать» в споре, разговоре или при проведении социологического опроса? Цитата из книги Ноэль-Нойман: «Рассчитывающие на победу разговорчивы, проигрывающие склонны молчать».

Общественное мнение

Э. Ноэль-Нойман, немецкий социолог, разрабатывала свою теорию с середины 1960-х гг. За основу были взяты измерения электоральных предпочтений в ФРГ перед парламентскими выборами. В результате обнаружился парадокс – всю кампанию партии ХДС/ХСС и СДПГ шли на равных, и лишь в последние 5 дней перед самими выборами ХДС/ХСС вырвались вперед с разницей в 8%. Это стало большим шоком. Ключ заключался в другом опросе, где граждан спрашивали – кто, по их мнению, имеет больше шансов на победу; кто в итоге станет победителем, вне зависимости от их политических предпочтений? Итог: рейтинги ХДС/ХСС в этом опросе неуклонно росли несколько недель, что в итоге послужило катализатором для так называемого «эффекта попутчика».

Спираль молчания и СМИ

СМИ в работах Э. Ноэль-Нойман ответственны за формирование довлеющего над человеком общественного мнения. Есть 2 силы: общественное мнение, регистрируемое самим человеком, и сила СМИ, транслирующие общественное мнение индивиду.

Спираль молчания как инструмент манипуляции может быть использован в СМИ, в различных ток-шоу, политических передачах. Однако лучше эта практика будет работать, если «отмалчиваться» будут те, кто имеет позицию обратную общественному мнению большого сообщества (например, страны). Гораздо сложнее создать спираль молчания в малой группе, когда, например, в студии создается атмосфера одобрения мысли, оппозиционной «духу времени». Индивиду в таких условиях легче апеллировать к более крупному общественному мнению и искать поддержки там.

В качестве иллюстрации первого примера можно привести поляризацию мнений украинских и российских СМИ в отношении референдума в Крыму и событий на Донбассе. В обоих государствах закрутились свои «спирали», были сформированы общественные мнения в довольно жестких рамках. Население обоих стран, имеющее другую точку зрения на события, «молчало» либо переходило к политике конформизма и присоединялось к лагерю большинства. Этим объяснялись высокие рейтинги власти в России в 2014 году и информационное подавление пророссийских идей на Украине после 2014 года.

В качестве примера сбоя «спирали молчания» можно привести президентские выборы в США и победу Дональда Трампа, когда общественное мнение и широкий спектр всевозможных СМИ были на стороне Хиллари Клинтон.

Региональные стандарты

Все три основные региональные системы прав человека – в Америке, Европе и Африке – формально признали значение свободы информации как человеческого права.

Организация американских государств

Статья 13 Американской Конвенции по правам человека (АКПЧ), юридически обязательный для исполнения договор, гарантирует свободу слова в формулировке, аналогичной и даже более сильной, нежели документы ООН. В 1985 году Консультативное заключение Межамериканского суда по правам человека, интерпретируя Статью 13, признало свободу информации в качестве фундаментального человеческого права, которое важно для свободного общества как свобода слова.

В 1994 году Межамериканская пресс – ассоциация организовала Конференцию полушария по свободе слова, которая приняла Декларацию Капультепека, набор принципов, касающихся свободы самовыражения. Эти принципы ясно признают свободу информации как фундаментальное право, включающее право доступа к информации, которой обладают государственные органы:

2. Каждый человек имеет право получать информацию, выражать идеи и свободно их распространять. Никто не может быть ограничен, и никому не может быть отказано в этих правах.

3. Власти должны по закону своевременно и приемлемым образом предоставлять информацию государственного сектора…

В октябре 2000 года Комиссия одобрила Межамериканскую Декларацию принципов свободы самовыражения, которая представляет собой наиболе полный официальный документ, посвящённый вопросам свободы самовыражения в Межамериканской системе.

Совет Европы

Совет Европы (ЕС) является межправительственной организацией, включающей на данный момент 47 стран-членов. Она призвана продвигать права человека, образование и культуру. Одним из фундаментальных документов является Европейская Конвенция по защите прав человека и фундаментальных свобод, которая гарантирует свободу самовыражения и информации как фундаментального права человека в Статье 10.

Африканский Союз

Африканская Комиссия по правам человека и народов приняла Декларацию о принципах свободы самовыражения в Африке на своей 32 Сессии в октябре 2002 года. Декларация совершенно ясно подтверждает право доступа к информации, имеющейся у государственных органов.

Свобода информации в России

Статья 29 Конституции РФ объединяет право получать, производить и распространять информацию с правом на свободу слова и свободу средств массовой информации. При этом указываются как средства для соблюдения этих прав — запрет цензуры, так и ограничения — государственная тайна, запрет пропаганды социальной, национальной или религиозной превосходства и вражды.

С 2010 года в России вступил в силу закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Неправомерный отказ со стороны должностного лица в предоставлении гражданину или организации информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, и предоставление заведомо недостоверной информации признаются административным правонарушением.

 


[1] Ивойлова О.Ю. Роль электронного правительства в процессе формирования позитивного имиджа региона // Вопросы государственного и муниципального управления. 2008.№ 3. С. 57.

[2] Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. – М.: Добросвет, 2000. С. 203

[3] Политическая журналистика: учебник / под ред. С. Г. Корконосенко. – М., 2014

[4] Уголовный кодекс России. Ст. 131. 1992: 75-76

[5] Европейский суд по правам человека и защита свободы слова в России: прецеденты, анализ, рекомендации. / Под ред. Г.В. Винокурова, А.Г. Рихтера, В.В. Чернышова. – М.: Институт проблем информационного права, 2002. – Т.1. – 604 с.

План семинарского занятия

Апреля, 12.40 – 14.10

1. Свобода коммуникативных действий как условие функционирования демократии (П. Претро) – есть

2. Свобода личности в массовой коммуникации как политическая ценность (В. Корнеев) – есть

3. Субъекты коммуникационной свободы: журналисты, руководители СМИ, собственники, аудитория СМИ (С. Данилова, Н. Волосатова) – есть

4. «Спираль молчания» (Э. Ноэль-Нойман) в политической журналистике (Р. Троян) – есть

5. Субъектность в политике и политическая субъективность в творчестве журналиста (А. Буракова) – есть

Апреля, 12.40 – 14.10

6. Личность в политической журналистике: свобода и ответственность (Н. Мельникович) – есть

  1. Гражданское и профессиональное достоинство журналиста как антитеза манипуляции общественным сознанием (В. Бурбилова)
  2. Права человека и правда информации (А. Пантина) – есть

9. Политические свободы и коммуникативные агрессии в медийной среде (Д. Струбовщикова)

Литература

1. Бурдье П. О телевидении и журналистике / пер. с фр. – М., 2002.

2. Быстрицкий А. Г., Красильников М. И. Журналисты contra аудитория // Социс. 1993, № 4.

3. Володенков С. В., Федорченко С. Н. Цифровые стигматы как инструмент манипуляции массовым сознанием в условиях современного государства и общества // Социс. 2018. № 11.

4. Джонсон Джон У. Роль независимых средств массовой информации :http://www.infousa.ru/government/dmpaper8.htm

5. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. – М.¸ 2000.

6. Кин Д. Демократия и декаданс медиа / пер. с англ. – М., 2015.

7. Коммуникативные агрессии XXI века: колл. монография / под ред. В. А. Сидорова. – СПб., 2019.

8. Конец журнализма. Version 2.0. Индустрия, технология и политика / под ред. А. Чарльза / пер. с англ. – Харьков, 2016.

9. Лукашевич Д. А. Применимость теории «спирали молчания» к сети Интернет и новым медиа // Вестник Новосибирского гос. ун-та, Сер. История, Филология. 2013. Т. 12, Вып. 6.

10. Мирошниченко И. В., Морозова Е. В. Сетевая публичная политика: контуры предметного поля // Полис. 2017. № 2.

11. Михайленок О. М., Малышева Г. А. Политические эффекты социальных сетей в России // Социс. 2019. № 2.

12. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение: Открытие спирали молчания / пер. с нем. – М., 1996.

13. О политической журналистике. Книга интервью / под ред. Л. Л. Реснянской. – М., 2009.

14. Политическая журналистика: учебник / под ред. С. Г. Корконосенко. – М., 2014.

15. Прайс Монро, Круг Питер. Благоприятная среда для свободных
и независимых средств массовой информации : http://www.medialaw.ru/publications/books/ee/index.html

16. Прозоров В. В. Власть и свобода журналистики. – М., 2005.

17. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие = Moralbewusstsein und kommunikatives Handeln / пер. с нем. –СПб., 2000.

18. Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра / пер. с фр. – М., 1997.

19. Шушпанова И. С. «Постправда» в социальной реальности: риски и угрозы // Социс. 2018. № 12.

Свобода коммуникативных действий как условие функционирования демократии

Полина Претро

Демократия – это такая политическая система, которая не может существовать без свободной коммуникации, поскольку предполагает метод коллективного принятия решений с неограниченным обменом и передачей информации.

К качествам современной демократии можно отнести следующие характерные черты и особенности:

Во-первых, она строится на новом понимании свободы и равенства. Эти принципы распространяются на всех граждан государства, и по мере демократизации общества они все больше воплощаются в практическую жизнь.

Во-вторых, демократия развивается в больших по территории и по численности государствах. Принципы прямой демократии в таких государствах действуют главным образом на уровне местного самоуправления, а на уровне национальном получает развитие представительная форма демократии. Граждане осуществляют управление государством не непосредственно, а путем выбора представителей в государственные органы.

В-третьих, представительная форма демократии возникает в ответ на необходимость выражения многообразных, в первую очередь экономических интересов гражданского общества.

В-четвертых, современные либерально-демократические государства, во многом отличаясь друг от друга, строятся на системе общих принципов и ценностей: признание народа источником власти; равноправие граждан и соблюдение прав человека; приоритет прав человека над правами государства; выборность основных органов государственной власти, подчинение меньшинства большинству при принятии решений, но с гарантией прав меньшинства; верхове́нство закона; разделение власте́й, предполагающее их относительную автономию и взаимный контроль и др.

И здесь стоит сказать о коммуникативной демократии. Почему она важна и нужна? Она охватывает любые контакты между органами и гражданами, даёт возможность открыто высказаться относительно проводимой государством политики, заявить протест, предложить общие направления модернизации.

Перечислю формы коммуникативной демократии:

— предложение (петиция);

— гражданский форум — публичные мероприятия, в том числе публичные акции, которые совершаются на практике и не регулируются Федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании»;

— встречи представителей бизнеса и общественности с должностными лицами.

Предложение (петиция) — направление гражданами в органы публичной власти обращений о принятии или отмене законов, дополнении и изменении действующего законодательства или проведении конкретных политических, социальных, экономических реформ, реализации тех или иных государственных программ.

Гражданские форумы, неурегулированные правом публичные мероприятия, встречи представителей бизнеса и должностных лиц — относительно новые правовые форматы сотрудничества власти и граждан (организаций). В настоящее время наблюдается их активное практическое развитие.

Коммуникативная демократия учитывает и неформальные, но не противоречащие закону, механизмы влияния на принятие публично-властных решений. Например, лоббизм, который мог бы «перейти в разряд» демократии соучастия (давление политических или общественных групп со стороны).

В отличие от народной инициативы сам текст законопроекта может не направляться. Предложения (петиции) реализуются в формате обращений граждан и подлежат обязательному рассмотрению уполномоченными органами власти. Пожелания и замечания, изложенные в таких обращениях, могут быть учтены в публично-правовых актах органов власти. Возможность предложений (петиций) предусматривается в Конституции РФ, Федеральном законе «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», а также Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

В настоящее время развивается участие граждан в управлении делами государства посредством электронных сетей общего пользования. Интерактивное общение возможно в сети Интернет. Компьютерные сети дают новые возможности для самоорганизации как общества в целом, так и отдельных социальных групп при отстаивании их интересов: как индивидуальное, так и коллективное принятие решений, и выражение мнений. Формы сетевой демократии: интернет-форумы (конференции), интернет-опросы, интернет-голосования, организация и деятельность «виртуальных партий», коммуникации общества и граждан и обмен информацией в режиме «он-лайнового» государства, обсуждение проектов актов на федеральном портале (http://regulation.gov.ru). Активно развиваются управление через электронное администрирование, электронное взаимодействие с гражданами, предоставление электронных услуг, порталы органов и территорий. Граждане имеют доступ к интернет-приёмным депутатов, а также могут подать заявления, жалобы, инициативы (например, через портал «Наш Санкт-Петербург»).

Интерактивное сообщение — возможность формирования необходимого позитивного имиджа региона, его изучения и влияния на общественное мнение в электронных формах, и создание механизма формирования активной гражданской позиции, и приобщение населения к участию в развитии различных сфер жизни соответствующей территории[1].

Также важно отдельно сказать о роли СМИ. Еще 20 лет назад Жан Бодрийяр, характеризуя СМИ, говорит, что они являют собой то, что навсегда запрещает ответ, что делает невозможным процесс обмена.[2] Следуя иной тенденцией, отечественные СМИ переживают в наше время подлинный переворот. Идёт размывание границ структур, еще совсем недавно казавшихся устойчивыми. Возникла «открытость» с высокой коммуникативностью, преодолением замкнутости традиционных культур и этнических, эстетических и других стереотипов, плюрализмом культурных кодов и множественностью смыслов. Сейчас это происходит во многом благодаря сети Интернет.

Выступая лидером определенной социальной группы, сплотившейся вокруг данного независимого регионального издания, журналист своим речевым поведением выражает желание всей группы. Основным средством становится слова-конкретизаторы «мы», «наш» и так далее. В связи с этим коммуникативная свобода пишущего лица ограничивается «озвучиванием» общей точки зрения посредством местоимений «Мы» / «Наш», которые способствуют сокращению социальной дистанции между представителями группы и превращают их в единомышленников. «…Мы вынуждены бороться…Наша жизнь не изменится к лучшему, пока права граждан не начнут соблюдаться, пока у нас не появится реальное справедливое и объективное правосудие – а не его видимость» (КНК, 2003. №188. Декабрь. С.21).

Эта практика речевого конструирования «Мы» способствует воспроизведению желаний и мнений определенной группы общества. Для того, чтобы быть услышанными.

 Понимая, что демократические принципы распространяются не только на сферу политической власти, но и на все другие сферы общественной жизни, информационно обеспечить реализацию демократических требований во всех областях жизни социума. СМИ должны способствовать развертыванию демократических норм жизни во всех сферах.

Сергей Григорьевич Корконосенко предлагает разделять понятие «социально-ролевая характеристика журналистики», под которой он понимает «выполнение ряда социальных обязанностей в соответствии с общественными запросами и ожиданиями» и понятие «функция журналистики». Функциями журналистики в демократическом обществе он называет совокупность ее социальных ролей. Сущность ролевой характеристики заключается в выявлении ряда социальных обязанностей, которые пресса выполняет в соответствии с общественными запросами и ожиданиями. Эти обязанности она выполняет в различных системах: экономике, политике, социальной жизни и духовной жизни. И в каждой из этих систем журналистика функционирует по законам этой системы. Роли тесно взаимосвязаны и объединены в единый общественный организм[3].

Таким образом, он выделяет четыре социальных роли журналистики: производственно-экономическую, информационно-коммуникативную, регулирующую, духовно-идеологическую.

Эти социальные роли журналистики важны для полноценного функционирования демократического общества.

Конечно, коммуникативная свобода журналиста может быть ограничена. Не только социокультурными нормами общения, но и юридически. На защиту лица, ставшего центральной фигурой критического журналистского материала, например, направлена, ст. 131 УК РФ, которая гласит: «Оскорбление в печатном произведении…наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до 3000 рублей с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, либо без такового»[4].

Между тем ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Каждый человек имеет право на свободу самовыражения. Это право включает свободу мнений, свободу получать и распространять информацию и идеи…» [Европейский суд по правам человека…, 2002: 136][5]. Другими словами, если утверждения журналиста носят субъективный оценочный характер, то судебное преследование за клевету не может быть возбуждено. Таким образом, коммуникативная свобода автора журналистского выступления теоретически ограничена в случае изложения факта (в лингвистическом отношении к событию), но не в плане выражения мнения (оценки) по поводу, представляющему большой общественный интерес.

Также мы смотрим на Конституцию, ст.24 — сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его разрешения не допускаются. Не забываем про Уголовный кодекс РФ: ст.129 — клевета; ст.130 — оскорбление; ст.137 — нарушение неприкосновенности частной жизни. В дополнение Постановление Пленума Верховного суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». И, конечно, Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 года: редакция вправе запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений и должностных лиц. Ст. 39 Закона РФ «О средствах массовой информации». Согласно статьям 47 и 49 журналист имеет право: искать, запрашивать, получать, распространять информацию; посещать государственные органы, организации; быть принятым официальными лицами в связи с запросом информации, получать доступ к документам и материалам, за исключением тех фрагментов, содержащих государственную, коммерческую или специально охраняемую тайну; копировать, публиковать или оглашать либо иным способом производить документы, материалы при условии соблюдения части 1 настоящего Закона; воспроизводить записи, в том числе с использованием средств аудио- и видеотехники, кино- и фотосъёмки, за исключением случаев, предусмотренных законом; посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, катастроф, массовых беспорядков, массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено о чрезвычайных положениях, присутствовать на митингах и демонстрациях; проверять достоверность сообщаемой ему информации; излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью; отказываться от подготовки за своей подписью сообщений или материалов, противоречащих его убеждению; распространять подготовленные сообщения и материалы за своей подписью, или под псевдонимом, или без подписи, а также пользоваться иными правами, предоставленными законодательством РФ о средствах массовой информации.

Список использованной литературы:

1. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. – М.: Добросвет, 2000. С. 203.

2. Европейский суд по правам человека и защита свободы слова в России: прецеденты, анализ, рекомендации. / Под ред. Г.В. Винокурова, А.Г. Рихтера, В.В. Чернышова. – М.: Институт проблем информационного права, 2002. – Т.1. – 604 с.

3. Ивойлова О.Ю. Роль электронного правительства в процессе формирования позитивного имиджа региона // Вопросы государственного и муниципального управления. 2008.№ 3. С. 57.

4. Политическая журналистика: учебник / под ред. С. Г. Корконосенко. – М., 2014.

5. Прозоров В.В. Власть и свобода журналистики. – М., 2005.

6. Руденко В.Н. Конституционно-правовые проблемы прямой демократии в современном обществе. Екатеринбург, 2003. С. 428—429.

7. Уголовный кодекс России. Ст. 131. 1992: С. 75-76.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.022 с.)