ТОП 10:

КОМУ БЛАГОВЕСТВОВАЛ ИИСУС: «ДЕТЯМ» ИЛИ «ПСАМ»?



Евангелие от Матфея, 15: 21 - 28

21 И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские. 22 И вот, женщина хананеянка, выйдя из тех мест, кричала ему: помилуй меня, господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется. 23Но он не отвечал ей ни слова. И ученики его, приступив, просили его: отпусти ее, потому что кричит за нами. 24 Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева.25 А она, подойдя, кланялась ему и говорила: Гос­поди! Помоги мне. 26 Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. 27Она сказала: Так, господи! Но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их. 28 Тогда Иисус сказал ей в ответ: О, женщина! Велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час.

Евангелие от Марка, 7: 24 - 30

24 И, отправившись оттуда, пришел в пределы Тирские и Сидонские; и, войдя в дом, не хотел, чтобы кто узнал; но не мог утаиться. 25 Ибо услы­шала о нем женщина, у которой дочь одержима была нечистым духом, и, придя, припала к ногам его; 26а женщина та была язычница, родом сиро-финикиянка; и просила его, чтобы изгнал беса из ее дочери. 27 Но Иисус сказал ей: дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. 28 Она же сказала ему в ответ: так, Господи; но и псы под столом едят крохи у детей. 29 И сказал ей: за это слово, пойди; бес вышел из твоей дочери. 30 И, придя в свой дом, она нашла, что бес вышел и дочь лежит на постели.

Евангелие от Матфея, глава 10:1-7

1 И призвав двенадцать учеников своих, он дал им власть над нечис­тыми духами, чтобы изгонять их и врачевать всякую болезнь и всякую немощь. [...] 5 Сих двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря: на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите; 6 а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева; 7 ходя же, проповедуйте, что приблизилось Царство Небесное.

Евангелие от Матфея, глава 28: 16 - 20

16 Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, 17и, увидев его, поклонились ему, а иные усомнились. 18 И при­близившись Иисус сказал им: дана мне всякая власть на небе и на земле. 19 Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и сына и святаго духа,20 уча их соблюдать все, что я повелел вам; и се, я с вами во все дни до скончания века. Аминь.

Наши комментарии

Мф. 15: 21. Так же, как и у Марка, непонятно слово «оттуда», ибо не сказано откуда. Это лишний раз подтверждает, что данная история взята из первоначальных цитатников («логий») и помеще­на в новый текст, так что как минимум хронологическая связь со­бытий выглядит оборванной.

Однако дальнейший текст показывает, что и сама история вос­производится двумя авторами весьма приблизительно, их версии не во всем стыкуются, что доказывает, что оба евангелиста лично не были свидетелями этой истории, а лишь пересказывали чьи-то рассказы.

Мф. 15: 22 и Мк. 7: 26. В одном Евангелии - женщина хананеянка, в другом – сиро - финикиянка. В одном Евангелии она подошла к нему где-то на дороге, так что ученики были недовольны ее гром­кими криками, в другом - всё это происходило в доме, и женщина даже припала к его ногам. Вряд ли свидетель чуда, совершенного его учителем, мог бы настолько забыть, где и с кем оно произош­ло.

Общий смысл истории - в установлении Иисусом границ его миссии: он послан только к овцам погибшим (точнее: заблудшим) дома Израиля. Для язычницы он совершает все-таки чудо, но лишь как исключение, за ее большую веру.

Более того, Иисус дает прямую установку своим ближайшим 12 апостолам проповедовать исключительно израильтянам - даже в ближайшую Самарию ходить запрещается (Мф. 10: 5 - 6).

Однако христианские миссионеры любят ссылаться на послед­ние стихи Евангелия от Матфея, 28: 16 - 20. Рассмотрим этот текст подробнее.

Современными исследователями повеление Иисуса идти ко всем народам считается позднейшей припиской, сделанной много позже составления основного текста Евангелия. Но мы не будем делать упора на историческое происхождение указанной фразы, ограничимся только анализом самого текста, следуя принципу не­противоречивости Божественного откровения и благовестия Иису­са Христа, а также рассмотрением ситуации в едином смысловом евангельском контексте и в психологическом аспекте.

Итак, допустим, что автор Евангелия от Матфея записал это по­веление Иисуса тогда же, когда и весь остальной текст этого пос­лания. Получается, что это было духовное завещание посланника Бога своим ученикам. Хотя его завещание явно не согласуется с теми высказываниями Иисуса, которые мы привели выше, тем не менее, они не исключают друг друга, поскольку те делались рань­ше, а это сделано позже. Сам Иисус проповедовал только Израи­лю и так ориентировал учеников, но перед расставанием он мог изменить ученикам прежние установки и повелеть им ходить и в Самарию, и «до края земли».

Однако при таком допущении появляются некоторые серьезные вопросы.

1. Кто давал апостолам завещание!

 Обращает на себя внима­ние начало всей сцены: «Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев его, поклонились ему, а иные усомнились» (Мф. 28: 16 - 17). Согласно новозаветной хронологии (Деян. 1: 3), Иисус являлся своим ученикам (и не только 11 бли­жайшим) в течение 40 дней после своего чудесного возвращения из чужого гроба. Более того - беседовал, трапезничал, совершал чудеса. Однако, согласно Евангелию от Матфея, после этих как бы 40 дней, перед вознесением, учитель призывает 11 апостолов на прощальную встречу для заключительного духовного завещания. И что мы видим? «Иные» из этих 11, т.е. минимум - двое, усомни­лись, что это вообще их учитель!! Что-то тут не вяжется.

2.Психологическая недостоверность.

 Почему столь важное, принципиальное событие, как последнее духовное завещание Ии­суса своим ученикам и в их лице всем поколениям его последо­вателей, завещание о судьбах мира и способах его просвещения, сделано в конце Евангелия как бы походя, между делом, без объ­яснения, которое наверняка требовалось в такой ситуации? Такое важное завещание - и такой мимолетной скороговоркой!

Психологически это невозможно объяснить: если бы автор там присутствовал, он посвятил бы духовному завещанию своего лю­бимого учителя, помазанника и посланника Яхве, куда больше места, чем две сжатые до тезисов фразы. Он больше написал бы о самом учителе перед расставанием с ним, наверняка затронул бы какие-то детали, которые обычно замечает свидетель и которые не может знать пересказчик с чужих слов.

В Евангелиях есть немало сцен, описанных весьма подробно, с деталями - это касается исцелений, бесед с людьми, даже деталей обеда. Евангелисты описывают, как женщины отирали волосами ноги Иисуса, умоляя совершить чудо. А здесь - великая радость по случаю чудесного возвращения живого Иисуса после предпо­лагаемой смерти, затем последняя встреча перед окончательной разлукой и, наконец, его главное духовное завещание ближайшим ученикам! И почему-то участник встречи, ближайший ученик, сухо, как в канцелярском отчете, пересказывает несколько кратких тезисов, в корне изменяющих всё направление благовестил Иисуса - и всё, точка.

Психологически объяснимым такое описание становится толь­ко в том случае, если составитель конечного варианта Евангелия там не присутствовал и решил дополнить концовку текста чьим-то весьма формальным, тезисным изложением слов Иисуса - причем другого, более подробного изложения у него не было. Разумеется, достоверность такого завещания вызывает серьезнейшие сомне­ния, даже если текст этой приписки написан не в III - IV веках н.э., а в I веке.

Рассмотрим завещание Иисуса в контексте иудейского Писа­ ния.

Слова «дана мне всякая власть на небе и на земле», трактуе­мая христианскими миссионерами в пользу своей веры в божест­венность природы Иисуса, на самом деле является обыкновенной формулой для пророков. Заглянем в начало книги пророка Иере­мии: «И простер Господь руку Свою, и коснулся уст моих, и сказал мне Господь: Вот, Я вложил слова Мои в уста твои. Смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Иер. 1: 9- 10).

Аналогично Господь поставил и Иисуса, правда, эти слова до­шли до нас не в оригинале, а в греческом пересказе - вероятней всего, в многократном пересказе, и поэтому не могут служить эти­мологическим основанием для их точного истолкования.

Допустим все же, что Иисус на самом деле сказал при прощании упомянутые слова своим ученикам, т.е. велел расширить границы проповеди от иудеев до всех народов земли: «Научите все народы тому, что я заповедал вам». А заповедал Иисус в «нагорной» пропо­веди свято чтить Закон Бога и исполнять его и по духу, и по букве.

Собственно, принимать язычников в веру единобожия можно и должно было по Моисееву закону. И Иисус, как и многие пророки до него, упрекал иудеев как раз в том, что они не несут благовестия единобожия и норм Торы другим народам земли, а замыкают­ся в языческом национализме, называя себя «детьми Авраама» по преемственности крови, но не по преемственности его веры и дел: «Сказали ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы» (Ин. 8: 39).

Этот подход гармонирует и с общим контекстом Евангелий - ведь Иисус пророчил, что «камень Закона Бога» будет отнят у иудеев и дан другому народу. Он пророчил, что после него придет другой посланник, который не будет сыном Давида и которого не примут в отечестве Авраама, но которому будет сопутствовать свя­той дух Гавриил и которому подчинятся многие народы.

Сам Иисус был провозвестником этого посланника - тоже «сына Бога» в терминологии иудейского Писания - и потому не удивительно, что и его ученики должны были благовествовать это­го будущего посланника другим народам, которые затем станут жителями Царства Бога на земле. Этот подход вполне соответству­ет мусульманскому воззрению.

Теперь рассмотрим завещание в контексте «Нового завета».

Христианские миссионеры понимают под словами Иисуса сов­сем другое, нежели мы - они полагают, что Иисус заповедал своим ученикам нечто принципиально новое, чего еще не было никог­да, - обращение других народов в новую религию без соблюдения каждой йоты и черты Моисеева закона!

Такой подход является взаимоисключающим с «нагорной» про­поведью Иисуса. Там сказано: «Ни одна йота, ни одна черта зако­на не прейдет», а здесь - вообще отмена закона. При этом сам Ии­сус в своем завещании не говорит, что омовение и научение других народов нужно совершать в нарушение Торы, что Тора отменена! Значит, он не давал права отступать от закона! А, следовательно, чтобы не допустить в словах Иисуса противоречия, нужно толко­вать его завещание так, что научение и омовение других народов будет соответствовать Закону Бога, Который через многих проро­ков призывал язычников к единобожию.

Если бы Иисус призвал апостолов не соблюдать Тору, тогда, надо думать, и эти 11 апостолов, и другие ученики и последовате­ли Иисуса должны были с великой ревностью устремиться обра­щать в свою веру язычников сразу же без соблюдения ими Торы,соответственно, и без обязательного по Торе обрезания!

Книга «Деяний апостолов» поначалу как будто убеждает нас в этой версии: «святой дух» сошел на последователей Иисуса в виде огненных языков и сделал их полиглотами - они стали говорить на языках народов других стран1 (1 Любопытно, что все перечисленные страны полностью или частично стали в VII - IX веках мусуль­ манскими) - перечислены не менее 15 стран, в которых, очевидно, им надлежало проповедовать (Деян. 2: 1-13). Присутствовавшие рядом ортодоксальные иудеи, услышав столько непонятных им языков сразу, даже начали предполагать, что апос­толы пьяны, но Петр разубедил их: «Мужи иудейские и все живущие вИерусалиме! ...они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь третий час дня» (Деян. 2: 14 - 15). - Всё это произошло, согласно новозаветной хронологии, через 10 дней после вознесения Иисуса и его завеща­ния ритуально омывать и научать все народы.

Однако, если мы заглянем в 15-ю главу «Деяний апостолов», то прочитаем, что в Иерусалиме примерно через 16 лет после вознесения Иисусапроходил собор апостолов, на котором глав­ным вопросом был следующий: можно ли принимать в церковь язычников без обрезания и без исполнения ими Моисеева закона в целом? Апостол Петр, выступая на этом соборе в пользу приоб­щения язычников к христианской общине, сослался на свой авто­ритет первоверховного апостола и на произошедшее при нем чудо, но никак не сослался на завещание своего учителя, приведенного в Евангелии от Матфея! А ведь этого было бы более чем достаточно - если бы оно было и если бы оно означало отмену Торы! Более того, Петр продолжал совершать обрезание - центральный ритуал приобщения к Торе, за что Павел в своем послании обвинил его в «лицемерии» (Гал. 2: 13), а апостол Иаков около 60 года н.э. прину­дил Павла прилюдно исполнить предписания Торы (Деян. 21).

Собор, как повествуется, решил, что язычников можно прини­мать в новую религию по Завету Ноя, т.е. безмногих обязательных норм Моисеева закона - но это полностью соответствует самой Торе в части проповеди иным народам! При этом собор сохранил в силе требование закона выпускать кровь из животного, идущего в пищу, чему современные христиане в подавляющем большинстве почему-то не следуют. Однако для евреев, принимающих христи­анство, соблюдение Торы было оставлено полностью в силе!

Что думать? - То ли Петр, как и другие апостолы, не знали в течение 16 лет о том, что учитель завещал им перед вознесением, и не могли спокойно обращать язычников в новую веру, то ли... самого завещания в такой редакции, как и каких-либо иных анало­гичных повелений Иисуса, просто никогда не существовало!

Таким образом, согласно книге «Деяний апостолов», новый по­рядок обращения язычников в христианскую веру был утвержден не Иисусом, а собранием апостолов только в 49 году н.э.1 (1 По новозаветной хронологии.), после «разногласий и немалых состязаний», со ссылками на новые чуде­са и на авторитет Петра, но без ссылок на какие-либо повеления Иисуса, включая и его завещание, имеющееся ныне в Евангелии от Матфея. По меньшей мере на момент написания «Деяний апосто­лов» (не ранее 63 года н.э. в первичной редакции, в окончательной - в 70-80-х годах), завещание Иисуса в его христианской интер­претации не было известно ни Матфею, именем которого назва­но Евангелие, ни Петру, ни другим апостолам, т.е. наверняка оно просто еще не существовало. А Иисус на тот момент уже 30 лет как покинул мир сей! Какой вывод?

Заключение

В Евангелиях Иисус четко обозначает границы своего благовестия и посланничества только «детьми» Израиля, уподобляя языч­ников «псам» и совершая чудеса в отношении язычников только в качестве особого исключения в награду за особую веру. Апостолам он запрещает входить даже в неиудейскую Самарию.

Содержащееся в конце Евангелия от Матфея завещание Иисуса 11 апостолам проповедовать ритуальное омовение водой и учить все народы тому, что он заповедовал апостолам, выглядит на гре­ческом языке и в последующих переводах с него неоднозначно и психологически недостоверно.

Возможно, автор Евангелия от Матфея привел в конце выхва­ченную из контекста краткую фразу о необходимости приобщать все народы к Торе. Однако в ее грекоязычном пересказе эта слиш­ком короткая фраза позволила толковать ее и как призыв строго соблюдать и правильно толковать Тору (ибо это и заповедал Иисус ученикам), и как призыв обращать язычников в некую новую рели­гию без Торы (хотя об отмене Торы Иисус нигде не говорил).

Но более вероятно, что эта приписка была сделана позднее. Некто намеренно добавил краткую концовку к этому Евангелию с целью расширить границы проповеди Иисуса от израильских до вселенских - вопреки тому, что заповедал Иисус своим ученикам. Это нужно было не для проповеди Торы - тогдашнего шариата - всем народам земли, ибо Бог и без того требовал этого от иудеев, а для миссионерской деятельности приверженцев нового учения для язычников апостола Павла, которое нуждалось в освящении авторитетным именем Иисуса. В любом случае, если бы один из 11 апостолов Иисуса описывал духовное завещание Иисуса, дан­ное им при его последней встрече с ними, то наверняка это описа­ние было бы совсем иным.

Для мусульман приемлем первый подход, согласующийся с «нагорной» проповедью Иисуса: «Научите все народы Торе, со­вершая омовение очищения и покаяния по Моисееву закону во имя Отца Небесного (Аллаха), Его провозвещенного Иоанном и мною будущего Посланника и святого духа Гавриила, уча их соблюдать Тору так, как я заповедал - чтоб ни одна йота или черта не была нарушена».

 

Глава девятнадцатая

ПРИТЧИ О РАЕ

Евангелие от Луки, 20: 27 - 39

[аналогично: Евангелие от Матфея, 22: 23 - 32, и от Марка: 12: 18-27]

27 Тогда пришли некоторые из саддукеев, отвергающих воскресение, и спросили его: 28 Учитель! Моисей написал нам, что если у кого умрет брат, имевший жену, и умрет бездетным, то брат его должен взять его жену и восставить семя брату своему. 29Было семь братьев, первый, взяв жену, умер бездетным; 30 взял ту жену второй, и тот умер бездетным; 31 взял ее третий; также и все семеро, и умерли, не оставив детей; 32 после всех умерла и жена; 33 итак, в воскресение которого из них будет она женою, ибо семеро имели ее женою?

34 Иисус сказал им в ответ: Чада века сего женятся и выходят замуж; 35 а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, 36 и умереть уже не могут, ибо они равны ангелам и суть сыны Божий, будучи сынами воскресения.37 А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова. 38 Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы.







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.012 с.)