Нужно ли к первому классу школы учить ребенка читать?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Нужно ли к первому классу школы учить ребенка читать?



Если говорить объективно - не надо. Это задача школы. Субъективно - не помешает, так как по результатам опросов учителей начальных школ сегодня 65% семилеток, приходящих в школу, читающие. Остальные 35% сначала «не читающие», а потом, если им вдруг не повезло с учителем, некоторые из них становятся «отстающими». Так что, не будет хуже, если вы подстелите своему ребенку соломки. Но, и это следует особенно подчеркнуть, при наличии двух условий:

ü у малыша нет проблем со здоровьем, с психическим развитием, с речью;

ü вы уверены, что сможете или нашли такого педагога, который сможет научить дошколенка чтению ПРАВИЛЬНО.

 

Чем наказание отличается от

Последствий?

Грань тут довольно тонкая, но она все-таки есть. Наказания зависят от воли родителей. Можно поставить шалуна в угол, а можно закрыть на его проделки глаза. Можно купить мороженое, а можно за дурное поведение лишить любимого лакомства. Последствия же объективны.

Они зависят не от родителей, а от самого поступка. У плохого поступка плохие последствия, у хорошего - хорошие. Классический пример предлагает нам народная педагогика. Наверное, каждому из нас в раннем детстве был преподан такой урок. Малыш тянется к горячему чайнику. Ему говорят: «Горячо! Обожжешься». Он капризничает, не желает верить предупреждениям взрослых. Тогда дают на секунду притронуться и, сделав страшные глаза, повторяют: «Горячо! Ух, горячо! Нельзя...» Обычно усваивается с первого предъявления.
Конечно, принцип последствий следует применять в разумных пределах. Объясняя ребенку, что опасно выходить одному на балкон, вовсе не нужно дожидаться, пока он оттуда вывалится. Просто покрепче закрыть балконную дверь. И, предупреждая об опасности машин, не стоит ждать, пока шалун убедится в нашей правоте на собственном горьком опыте.
Лучше всыпать ему по первое число, если он, невзирая на предупреждения, выскочит на проезжую часть. И переходя через дорогу, крепко держать его за руку. А будет сопротивляться - наказать дополнительно.
Но в жизни ребенка таких драматичных последствий бывает немного. Пока он маленький, последствия тоже несерьезны. Промочил ноги - раньше времени ушел с прогулки. Затеял драку в песочнице - лишился возможности достроить гараж. Баловался за общим столом - отправился доедать к себе в комнату или даже вообще остался без еды до ужина. Это не наказания, это именно последствия! Раз балуешься, значит, не голоден. Нагуляешь аппетит - будешь есть нормально. И такого очень много. То, что для взрослого мелочи, для ребенка - важные события, ведь вся его жизнь складывается из таких мелочей, для него они имеют огромное воспитательное значение.
Между прочим, при таком подходе существенно сокращается число наказаний. Испачкал на прогулке одежду? Вместо того, чтобы ругать сына за небрежное отношение к вещам, лучше дать ему мыло и таз с водой. Пусть отстирывает грязь. Пролил на пол компот? Тряпку в руки, пусть вытирает лужу. Даже если она будет вытерта кое-как, это не страшно. Огрехи взрослый потом подправит, но зато у ребенка возникнет ЧУВСТВО СОПРИЧАСТНОСТИ ПРОИСХОДЯЩЕМУ. И это самое главное.
А то, совершая неблаговидные или неправильные поступки, он как бы остается в стороне и не учится за них отвечать. Вернее, мы не учим его. А потом переживаем, что дитя вымахало, ростом уже выше папы, а ответственности у него, как у годовалого.

 

 

Почему мы потакаем?
Что же удерживает родителей от применения таких, в общем-то, несложных приемов народной педагогики? Почему сейчас даже люди с высшим образованием зачастую не понимают того, что полвека назад понимали родители с неполным средним, а еще раньше - и вовсе неграмотные. «Умел ошибиться, умей и поправиться», «ошибся, что ушибся: впредь наука!», «не ошибается тот, кто ничего не делает», - читаем в «Толковом словаре» Владимира Даля...
Причин, как мне кажется, несколько.
Во-первых, родителям легче самим устранить последствия детских шалостей или оплошности: убрать, постирать, вытереть. А ведь в дошкольном возрасте, когда ребенок учится (или не учится) брать на себя последствия своих проступков, ему практически все еще интересно.
«Взрослые дела» пока в новинку, и дети с удовольствием ими занимаются. Это возвышает их в собственных глазах, и не воспользоваться таким важнейшим стимулом в воспитательных целях - просто абсурд! Если дотянуть до подросткового возраста, то того же самого придется добиваться с боем. А сейчас малыш, как правило, с удовольствием заклеит порванную книжку или застирает пятно на рубашке.
Во-вторых, иные родители панически боятся детских ошибок. И не только потому, что их пугают истерики. Начинаешь разбираться, в чем дело, - почти всегда упираешься в проблему гиперопеки. Оказывается, совершенно невозможно оставить безобразничающего за столом сына без обеда - у него моментально начнется гастрит или разовьется дистрофия. А как можно пропустить прогулку, когда ребенок сам не желает одеваться? А маме одеть себя тоже не разрешает, уворачивается, носится по квартире или именно в момент сборов затевает неотложные игры! Вы предлагаете оставить его дома? Но дети же не могут без свежего воздуха!
«Классика жанра» - приготовление домашних заданий. Сколько раз на дню слышит непослушный ребенок: «Садись за уроки, а то получишь двойку! Делай математику, не успеешь - скоро спать!» Но он и в ус не дует. Потом, наконец, его все-таки засаживают за письменный стол и ближе к ночи уроки с грехом пополам приготовлены, разговоры о двойке стихают. На следующий день все повторяется, а родные изумляются его непонят- ливости и ведут чадо к психологу. А парень-то как раз очень даже понятливый. С какой стати ему менять свое поведение, если обещанных двоек он не получает!
Изумляться тут приходится непонятливости взрослых. Как можно воспитать ответственность, не давая человеку реально ответить за свои поступки? Вместо того чтобы стоять у шалопая над душой, нужно предоставить ему возможность пойти в школу с невыученными уроками и получить-таки двойку.
Это будет вполне естественное последствие безответственного отношения к занятиям. А вот за двойку, конечно же, надо ощутимо наказать.
Но очень может быть, до двойки не дойдет! Большинство детей, столкнувшись с переменой родительского поведения, сперва не верит в серьезность их намерений. Но убедившись, что шутки кончились, в панике хватаются за учебник. Некоторые особо упорные выдерживают характер до позднего вечера, но, увидев, что привычный сценарий нарушен, вскакивают в шесть утра и доделывают домашнее задание.
Есть и еще одна причина, по которой современные родители боятся применять «принцип последствий»: они не хотят прослыть... шантажистами. Сколько раз доводилось слышать от самых разных мам и пап: «Вот вы говорите: ставить ребенку условия. «Не сделаешь уроки - не пойдешь гулять...» Но ведь тогда получается шантаж?»
Прямо диву даешься: когда успели людей так заморочить, что они массово забыли значение этого, в общем-то, совсем не редкого слова?
Спрашиваешь: «Скажите, если человек прогуливает работу, ему дают за это премию?»
Естественно, отвечают: «Нет». - А если хозяин фирмы предупредит работника, что в следующий раз он его за прогул уволит, это будет шантаж?
- Нет, конечно.
- А как это называется?
- Ну, не знаю... нормальная реакция. Он предупреждает, какие будут последствия. Зачем ему работники, которые халатно относятся к своим обязанностям?
- А почему ребенок за халатность по отношению к своей работе - урокам - должен получать премию в виде гулянья с друзьями? И почему предупреждение о том, что этого не будет, называется шантажом?
- Но ведь это условие...
- Разве любое условие - шантаж?
Раскрываем нормативный, классический «Словарь русского языка» под редакцией С.И. Ожегова. К Далю прибегать бесполезно, поскольку это слово тогда еще в русский лексикон не входило и в словаре Даля отсутствует. «Шантаж - неблаговидные действия, угроза разоблачения, разглашения компрометирующих сведений с целью вымогательства, а также вообще угроза, запугивание чем-нибудь с целью создать выгодную для себя обстановку».
Причем тут дети с неприготовленными уроками, неубранными игрушками или с невымытой посудой? Разве только родителям «выгодно», чтобы они хорошо учились и приучались к порядку, а их отпрыскам это не только не нужно, но даже во вред?

О вреде ранних объяснений
«А мы предупреждаем, что будет плохо - и все равно не действует! - говорят родители, не поддавшиеся на удочку «шантажистской» манипуляции, но зато павшие жертвой другой, не менее опасной. - Сколько сил положили на то, чтобы с детства научить ребенка договариваться.
Никогда ничего не запрещали просто так, все старались объяснить, логически обосновать. А результат нулевой. Наши объяснения для него - пустой звук. Хотя вовсе мы не бросаем слов на ветер! Наверное, у него что-то с головой. Иначе как понять, что никакие последствия его не впечатляют? Он все равно не делает правильных выводов!» Тех, которые чуть ли не с пеленок «все стараются ребенку объяснить», в последние годы заметно прибавилось. По-видимому, эта метода нынче усиленно пропагандируется среди молодых родителей и, соответственно, в полку детей, которых «никакие последствия не впечатляют», скоро увы прибудет.
Дело в том, что воспитание не должно нарушать законов возрастной психологии. А она такова, что в раннем детстве ребенок часто бывает не в состоянии воспринять логические объяснения взрослых. Он еще не дорос до логической стадии психического развития, она наступает позднее. То, что он уже умеет говорить и даже о чем-то рассуждает, не значит, что ему все можно втолковать, «как большому». В раннем детстве слова и запреты взрослых оказывают большое воздействие (внушение), и ребенку не требуется никаких обоснований. «Мама не велела», - это главное. Когда просвещенные родители начинают логически доказывать необходимость запрета, они только приводят ребенка в замешательство и подрывают силу своего слова».
Поэтому утверждение, что ребенок не делает никаких выводов, неверно. Свой главный вывод он сделал: родители не авторитет. А поскольку произошло это на раннем этапе его развития, то очень прочно застряло в подсознании. И разрушить этот стереотип, вредный как для маленького человека, так и для всей семьи, невероятно сложно. А в результате формируется личность группы риска; ведь ребенок, привыкший противоречить взрослым, гораздо чаще оказывается в критических ситуациях, чем дети, для которых родительские запреты и советы не являются бессмысленным сотрясением воздуха.

Когда ругаться бесполезно.
Очень многие родители считают наказанием ругань и крик. И удивляются, почему такой сильный раздражитель на ребенка не действует.
Но если применять сильные раздражители постоянно, дети перестают их воспринимать. Привыкают же подростки к оглушительному грохоту рок-музыки, и он им вроде бы не мешает, а у взрослого с непривычки моментально разболится голова. Но, конечно, для психики (а в случае с громкой музыкой - и для слуха!) этот бесконечный ор не проходит бесследно.
Ребенок становится еще менее управляемым, родителям приходится прибавлять децибелы, отношения в семье совершенно разлаживаются... Так что это не метод.
- Но почему? - не сдаются некоторые. - Почему «не метод»? Мне, например, в детстве для вразумления было достаточно маминого строгого взгляда. Не то, что крика! А тут можно голос сорвать - и никакой реакции...
Когда начинаешь разбирать ситуацию более подробно, обычно выясняется два обстоятельства. Во-первых, маму очень уважали, и потому ей не приходилось прибегать к крику, а достаточно было слегка выразить свое недовольство, чтобы малыши взялись за ум. А во-вторых, детей так не баловали, как сейчас. То есть не оставляли их непослушание без последствий. Ребенок рано усваивал, что не реагировать на мамин строгий взгляд или замечание нельзя - будешь наказан. Причем так, что мало не покажется. И до крика просто не доходило.
Отцовское или материнское порицание имеет вес, только если родителей уважают. А если это, как во множестве современных семей, скорее напоминает отношения приятелей из серии «я с тобой не вожусь!», то и порицание утрачивает силу. Нет, конечно, не до конца. Нельзя сказать, что родительская ругань воспринимается ребенком как нечто совсем нейтральное или даже с оттенком плюс. Но в детстве ссоры с приятелями - дело совершенно обычное. Поругались - помирились, вместе тесно - врозь скучно.
Так что, если ребенок систематически вас не слушается, не считайте ругань наказанием. И уж тем более последствием плохого поведения ребенка. Вот увидите, порочный круг куда быстрее разомкнется, если за очередное опоздание с прогулки вы вместо дежурной нотации и две тысячи двести двадцать второго грозного предупреждения проявите, наконец, твердость и лишите сына недельки на две разрешения гулять во дворе. Причем подадите это не как наказание, а как вполне естественное последствие его безответственности. Раз не умеешь следить за временем и соблюдать договоренности, значит, еще не дорос до самостоятельных прогулок... Что? Ты считаешь, дорос? Но слов мало, их надо подкреплять делами. Давай посмотрим, как у тебя получится хотя бы самостоятельно соблюдать режим дня: не тянуть с уроками, вовремя ложиться спать, успевая без понуканий почистить зубы и собрать портфель. Напиши расписание, повесь на стенку и попробуй его соблюдать.

Метаморфозы и угрозы.
На «принцип последствий» дети обычно реагируют спокойней, чем на наказания. Что вполне понятно, ведь последствия
- это объективная реальность. Что толку обижаться на стенку, по которой ты ударил кулаком, или на йод, которым теперь приходится смазывать ссадину на костяшках пальцев? Уж если на кого и дуться в такой ситуации, так на самого себя.
А поскольку «объективная реальность» ребенка во многом зависит от взрослых, то большинство наказаний легко «переформатируется» в последствия. Все зависит от того, как это подать.
Вот ситуация, с которой, наверняка, сталкивались очень многие родители. «Сын-дошкольник в гостях, особенно в компании детей, становится неуправляем: кривляется, безобразничает, грубит взрослым, стараясь привлечь внимание. С одной стороны, он перевозбуждается, а с другой - понимает, что при чужих людях вы его наказывать постесняетесь, и беззастенчиво этим пользуется. Предупредите его по дороге в гости, что если он пойдет вразнос, то веселье мигом кончится. И уведите, если предупреждение не подействует. (А оно, наверняка, не подействует с первого раза, ведь сын уже привык совсем к другому событийному ряду). Но подчеркните, что это не наказание, а закономерное последствие его безобразий. И что в другой раз обязательно будет то же самое. В приличном обществе так себя не ведут. Хочешь ходить в гости - учись сдержанности».
Можно даже завести особый «Дневник сдержанности» и в конце дня записывать туда - непременно обсуждая это вместе с ребенком! - когда у него получилось проявить сдержанность, а когда - нет. А потом совместно выставлять поступкам оценки, таким образом подспудно обучая ребенка анализировать свое поведение и подкрепляя успехи какими-то небольшими наградами. Только не надо придираться! Мало ли что другие дети гораздо быстрее достигают тех же самых результатов. Совершенство бывает в таких случаях почти недостижимо, ведь вы стараетесь выработать у малыша то, чем он как раз от природы обделен. Главное, чтобы ребенок стремился исправиться и чувствовал, что у него это получается. Иначе он разуверится в своих силах и вообще откажется напрягаться.

Сам себе воспитатель
Родители нередко задают вопрос: «Как быть, если ребенок, попросив прощения, практически тут же берется за свое? Его снова наказывают, он опять умоляет его простить, потом опять - и так до бесконечности... Это выматывает нас, выматывает его, но нам никак не удается выйти из замкнутого круга...» И вряд ли удастся, если не включить такого ребенка в ситуацию, ведь формально участвуя в ней и даже являясь, можно сказать, главным героем травмирующего сюжета, он внутренне отстранен и действует стереотипно, не вникая в смысл происходящего, повторяя одни и те же ошибки. Ситуация как бы развивается помимо его воли, сознание подавлено стихией эмоций. Ребенка, что называется, несет, как несет бурным потоком утлую лодочку с растерянным гребцом на борту. Взывать в такие минуты к совести или хотя бы к здравому смыслу («ты же себе хуже делаешь, нарываясь на наказание») обычно бывает бесполезно. Ребенок, выражаясь просторечным языком, «заходится». По сути, его обуревают страсти.
И то, что он просит прощения, ничего не значит! Это типичная фигура речи, формальность, которую, как он понял, необходимо соблюсти, чтобы наказание было отменено. То есть его «прости» - манипуляция. Разве можно его сравнить с извинением самолюбивого ребенка, для которого одно это - уже серьезное наказание?! Для гордеца смириться и попросить прощения все равно, что для Маяковского «наступить на горло собственной песне». Когда такие дети начинают признавать свою вину, они обычно стараются не повторять проступков, дабы вновь не испытывать позора, который для них мучителен.
А тут-то совсем другой характер, и обращаться с ним следует по-другому. Когда сын или дочь в очередной раз придут с извинениями, скажите: «Я, конечно, могу тебя простить, но ведь не пройдет и получаса, как ты снова сделаешь то же самое. И мне опять придется тебя наказывать. Честно говоря, я от этого уже устала».
Ребенок, естественно, примется уверять, что он больше не будет.
- Ну, а если будешь?
- Не буду! Точно не буду! - уверяет чадо, старательно изображая паиньку. И, очень может быть, говорит это искренне. Ему сейчас действительно так кажется!
- Ну, хорошо, - отвечает взрослый. - Посмотрим.
Ждать долго не приходится.
- Вот видишь, - тебя предупреждали, что так получится, а ты не верил... Но уж теперь тебе, хочешь не хочешь, а придется придумать, как с тобой быть, если ты опять не сдержишь обещания. Ну? Как мне поступить?
- Не знаю.
- Тогда иди и думай. Пока не придумаешь, прощения не получишь. Со всеми вытекающими из этого последствиями.
Вот он, ключевой момент «перевода стрелок»! Отныне плохое поведение ребенка становится его, а не вашей проблемой. До сих пор вы пытались с ней справиться в одиночку. Сердились, расстраивались, раздражались. А тут вы лишь очертили границы, решение же оставили за ним. То есть он впервые столкнулся с необходимостью самостоятельно расхлебывать последствия своих неблаговидных поступков. По крайней мере, вы его этим озадачили.
Теперь важно не выказывать заинтересованности. Если вы будете каждые две минуты заглядывать в комнату с вопросом: «Ну что, придумал?», ситуация опять зайдет в тупик. Ребенок ни в коем случае не должен ощутить, что вам его решение нужнее, чем ему самому. Если он попробует общаться с вами как ни в чем не бывало, в надежде, что прошло время и вы все позабыли, спокойно верните его к исходной точке.
Когда же «юный правонарушитель», наконец, предложит какие-то санкции (вполне вероятно, минимальные, суть не в этом), советую не спешить с амнистией, а задумчиво произнести: «По-твоему, поможет? Хорошо, давай попробуем. Конечно, все зависит от тебя... Но если не удастся, придется тебе придумать что-нибудь посерьезней».
Поведенческие стереотипы ломать непросто, человек не компьютер: вставили другую дискету - запустили новую программу. Так что рецидивы тут вполне вероятны, особенно если ребенок импульсивен и сперва что-то делает, а потом уже думает. Но именно так, постепенно, методом проб и ошибок вырабатываются, как сейчас принято выражаться, «навыки ответственного поведения», на отсутствие которых жалуется столько родителей.

Больше в школу не пойду

 

Отзвенел первый в жизни малыша звонок, прошла эйфория первых дней, и наступили обычные школьные будни.
И вот в один из прекрасных дней чадо, едва переступив порог квартиры, категорично заявляет: "Больше в школу не пойду!".
Мама хватается за валерьянку, отец — за ремень, а многочисленные родственники взывают к совести малыша — мол, как это так, не хочу в школу! Да быть такого не может!
Скажем прямо — эта ситуация реальная, но немного устаревшая. Современные родители предпочитают заранее знать о тех проблемах, с которыми они могут столкнуться, отправив ребенка в школу.
Но что делать, если время упущено. На дворе октябрь, а ребёнок швыряет ранец в угол, обиженно сопит носом, и, кажется, вот-вот разревется, но стоит на своем: «Не хочу учиться». Как быть?

С недавних пор во многих школах заведена традиция тестировать будущих первоклассников на предмет готовности к школе. Если ребенок на психологическом тестировании показал хорошие результаты, то родителям, скорее всего, не о чем беспокоиться. А что делать тем родителям, чьи дети недостаточно готовы к школьному обучению? В первую очередь нужно попросить психолога, проводившего тестирование, подробно рассказать о том, чего именно не хватает ребёнку. Подкорректировать результаты не так сложно, если начать заниматься сразу, не откладывая проблему в долгий ящик.
Существует групповая и индивидуальная форма работы психолога с детьми.
В процессе занятий малыш разовьет недостающие необходимые качества и сможет учиться без особых проблем.

Главное — не паниковать. Взять себя в руки, попробовать разобраться, в чем же, собственно, дело? Чем обусловлено нежелание ребенка идти в школу, какие на это есть причины?
В этом помогут так называемые открытые вопросы. Открытые — это те, на которые нельзя ответить однозначно — ДА или НЕТ. Многие родители, желая узнать у своего ребенка, нравится ли в школе, спрашивают: «Нравится ли тебе, сынок (дочка), в школе?»
На такой вопрос малыш наверняка ответит однозначно — НЕТ или ДА. В зависимости от обстоятельств.
А ведь нужна более подробная информация. Спрашивая открыто, родитель получает более развернутый ответ. «Что интересного сегодня было в школе?», или «Расскажи мне о своей учительнице, какая она?», «С кем ты уже успел подружиться в классе?».
После такой беседы можно составить более четкую картину того, что же все-таки произошло, почему кроха отказывается идти в школу.
Так, если ребенку трудно найти общий язык с детьми в классе, возможно, имеет смысл поговорить с учителем и постараться вместе найти выход из положения.
Если нежелание ходить в школу — результат того, что педагог недостаточно внимателен к маленькому ученику, или наоборот много ругает ребенка, придирается, то следует задуматься и, конечно, сходить в школу, чтобы побеседовать с преподавателем. Что касается самого ученика, то на доходчивом примере (допустим, сын мечтает стать космонавтом, но ведь в космос не берут тех, кто не любит математику...) следует убедить его, что ходить в школу все-таки нужно. Главное — не давить на ребенка и не угрожать ему. Шаг за шагом развить в беседе все его сомнения и страхи.
Даже если у ребёнка не выходит красиво при письме буква, учитель отругал за мелкую шалость, поссорился малыш с кем-то из одноклассников, в общем, что бы ни случилось, нужно проявлять к «пострадавшему» максимум понимания и, сочувствия. Ведь если неприятные ощущения связанные со школой, будут накапливаться, нарастать как снежный ком, то это грозит ребенку стрессом, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.222.124 (0.018 с.)