Осмотра квартиры с согласия проживающих лиц и выемки



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Осмотра квартиры с согласия проживающих лиц и выемки



 

 

гор. Москва 4 февраля 2010 года

 

Я, старший оперуполномоченный 3 отдела РУОП ГУВД г. Москвы Хлюстов А.М., в присутствии понятых:

Люсиновской Татьяны Николаевны, проживающей по адресу: г. Москва, ул. Малая Набережная, 5-2-43,

Бояновой Тамары Михайловны, проживающей по адресу: г. Москва, ул. Малая Набережная, 5-2-42,

составил настоящий протокол о том, что 04 февраля 2010 произвел осмотр квартиры № 44 по ул. Малая Набережная, 5-2 с согласия Михайлова Р.А.

Осмотром обнаружил, что данная квартира состоит из одной комнаты и кухни, балкон отсутствует. При входе в квартиру в большой комнате были обнаружены мужчина и женщина, сидящая на диване. Мужчина представился как Михайлов Ренат Алексеевич, 04.11.81 г. рождения, уроженец г. Москвы, проживающий в данной квартире. Женщина представилась как Строева Наталья Васильевна, 1970 г. рождения, проживающая по адресу: г. Москва, ул. Лобачевского, 4-256.

Строева Н.В. пояснила, что 24 января 2010 года по дороге на работу ее выследил Михайлов Р.А., насильно усадил в автомашину марки “Жигули 2109” государственный номер А 589 77 и насильно увез на дачу в Сергиево- Посадском районе, где Михайлов Р.А. сжег ее паспорт, вещи и применял физическое воздействие, то есть систематически избивал. Затем привез по указному выше адресу в свою квартиру и удерживал, не давая самостоятельно передвигаться.

В результате осмотра изъята черная папка, в которой находится записка с текстом для родных.

Протокол прочитан вслух, составлен правильно, замечаний нет.

 

Понятые: 1. Люсиновская 2. Боянова

 

Присутствующий: Михайлов Р.А.

 

 

Составил: Хлюстов А.М.

 

Дорогие родные наши!

 

Мы просим Вас всех внимательно прочитать то, что мы изложили Вам. Не обижайтесь на нас, если мы что-то резкое написали. Все это боль и скорбь наша. Оставьте в стороне все споры, ссоры и обвинения. Мы понимаем, что есть потеря у Вас, но все же просим выслушать нас.

Так сложилось в жизни, что мы полюбили друг друга. Любовь эта была искренняя, сильная. На такую любовь могут идти только люди с высоким чувством и уверенностью в своем близком друге. Такими людьми оказались мы. У нас было все: любовь, интересная жизнь, хорошая работа, уважение друг к другу, полный достаток. Так проходили дни за днями. Мы радовались жизни, семейному счастью.

Но единственное омрачало нас - это отношение родных Наташи к нам. Они в штыки восприняли ее действие и все это высказывали ей. Не обижайтесь на написанное. Дети почти ей не звонили. Это накаляло обстановку нервозности дома. Наташа расстраивалась, плакала, я успокаивал ее и сам начинал нервничать. Ну как вы все не могли понять ее, что она пришла ко мне по любви. Она обрела покой, уважение, нашла свое счастье в жизни, заботу и внимание. Она создала свой уютный дом, свою новую семью. Вам надо было радоваться этому. Радоваться за нее, помочь ей. Она была счастлива. Со стороны родных и друзей Рената Наташе было оказано внимание, уважение и понимание случившегося.

Так прошло несколько месяцев. Наташа мне не один раз говорила, что скучает по детям, что ей тяжело без них. Наступил переломный момент в нашей жизни. Она уехала в “дом отдыха” - в Обнинск, на квартиру родителей Юры - для того, чтобы в спокойной обстановке еще раз все обдумать. Я ей не мешал. Вернувшись, мы с ней несколько раз встречались. При встречах мы обговаривали наши последующие действия. Ее возврат в семью будет временным. Она идет к детям и будет с ними до тех пор, пока они не обустроятся в жизни. Она просила меня некоторое время не тревожить ее. Я это честно делал.

Она ушла к детям, но не к мужу. “Я не знаю, как у нас будут отношения складываться с Юрой, - говорила Наташа – но я с ним никогда не буду. Я его не люблю и не могу преодолеть тот барьер, который лежит между нами”.

Я не звонил к Наташе ни домой, ни на работу. Ни разу не видел ее. Я выполнял обед молчания. Дал ей время еще раз все обдумать.

Прошло еще некоторое время.

Но видимо у нас судьба такая, что мы нужны друг другу, созданы друг для друга. Наташа вернулась к своей любви, к человеку, без которого не смогла жить, несмотря ни на что. Она вернулась к себе домой, ко мне, к Ренату. Никакие преграды не смогли остановить то великое чувство, ту любовь, которая у нас была, есть и живет в нас. Ни дети, ни родители, ни пересуды, ничего не могло ее остановить. Она пришла сама утром. Открыла дверь своими ключами и сказала, что вернулась домой. Чтобы я ничего плохого не видел в том, что было раньше. Любовь все прощает. В последний раз мы были вместе, как прежде. Мы обрели счастье. Пусть короткое по времени, но счастье.

 

Надо было видеть блеск ее глаз, ее улыбку, ее радость. Она получила все, чтобы стать счастливой. Мы уходим из жизни. Покидаем этот грешный мир добровольно, Наташа поступает так потому, что ей не простят сделанное ее родственники. Она не видит выхода из создавшегося положения. Наташа не может жить без Рената и в тоже время скучает по детям. Жить раздвоенной жизнью она не захотела. Ренат поступает так потому, что не может оставить одну Наташу, свою любовь. Он следует за ней. Только так можно поступить во имя огромной любви.

Люди! Поймите нас! Мы любим друг друга. Хотим, чтобы нашу неземную любовь больше ни чего не омрачало. Мы ее уносим в вечный покой, в безмолвие сна. Не осуждайте нас.

Как бы Вам, наши родные, не было тяжело, у нас есть одна единственная просьба. Надеемся, Вы поступите всеми своими предубеждениями и сделаете так, как мы просим Вас. Это наша последняя совместная воля, а ее обычно выполняют.

Похороните нас вместе, в одной могиле, сделайте ограду и единый памятник. Никого больше не хороните к нам. Пусть мы вечно будем лежать вдвоем.

Приходите к нам родные и друзья. Вспоминайте о нас.

Поминки сделайте совместные, так будет лучше. Если при нашей жизни вы все были по разные стороны баррикад, то наша смерть должна вас соединить.

 

Родные наши! Друзья и соратники! Прощайте! Не думайте о нас плохо. Мы Вас всех любим!

Родные наши! Выполните нашу единственную просьбу - похороните нас вместе, и господь вас благословит.

 

Целую Вас всех.

 

Наташа Строева

 

Ренат Михайлов.

 

 

О Б Ъ Я С Н Е Н И Е

 

г. Москва 9 февраля 2010 года

время 14 час. 00 мин.

 

Старший следователь СО района Преображенский СУ СК РФ по г. Москве Евстафьев А.А., получил объяснение от гр.

Строевой Натальи Васильевны, 16.10.1970 г. рождения, уроженки г. Москвы, проживающей по адресу: г. Москва, ул. Лобачевского, 4-256, русской, гражданки РФ, имеющей высшее образование, работающей врачом клинической больницы Управления делами Администрации Президента РФ, находящейся по адресу: г. Москва, Открытое шоссе, квартал 7.

По существу заданных вопросов могу показать следующее:

Я проживаю с мужем и двумя детьми по вышеуказанному адресу. 4 января 2009 года я познакомилась с Михайловым Ренатом Алексеевичем, 1981 года рождения. 11 октября 2009 года я переехала жить к нему по адресу: г. Москва, ул. Малая Набережная, д. 5, кв. 44. 12 декабря 2009 года я вернулась домой к мужу. После этого Михайлов Р.А. стал мне звонить на работу и домой, требовать, чтобы я вернулась к нему. 22 января 2010 года Михайлов Р.А. приехал ко мне на работу, но я ему объяснила, что возвращаться к нему я не собираюсь. 23 января 2010 года Михайлов опять приехал ко мне на работу, но я от него скрылась. За мной в тот день приехали родственники.

24 января 2010 года около 9 часов утра у станции метро ”Улица Подбельского” меня за руку схватил Михайлов и помимо моей воли потащил меня в машину. Я побоялась кричать, т.к. он сказал, что тогда будет хуже. Он посадил меня в машину и заклинил дверь, сказал, что подвезет меня до работы. На самом деле он отвез меня к себе на дачу в г. Загорск. Я плакала, кричала, пыталась его уговорить, но все бесполезно.

На даче он раздел меня догола и всю одежду сжег в печке, там же сжег мой паспорт. Затем заставил меня надеть тельняшку. Потом наливал полные стаканы водки и, так как я отказывалась пить, выливал их мне за тельняшку на тело, при этом бил меня кулаками по телу и голове. Я падала, ударялась о стены. Михайлов постоянно высказывал угрозы, что убьет меня, моего мужа и детей. Он принес в дом канистру с бензином и сказал, что все обольет и сожжет дом вместе с нами. Затем Михайлов повез меня в Загорск на переговорный пункт, заставил позвонить моей маме и сказать, что я в г. Санкт-Петербурге, чтобы нас не искали, что мы потом поедем с ним в Архангельск.

26.01.10 г. на дачу к Михайлову приехал его друг Аркадий с женщиной Лидой. Улучив момент, я передала Лиде телефон мужа и попросила ему все рассказать и сообщить, где я нахожусь. 30.01.10 г. на дачу к Михайлову снова приехал Аркадий. Я стала кричать, хватала за руки Аркадия, просила его увезти меня, но Михайлов сказал, чтобы он не вмешивался, захлопнул перед ним дверь, взял топор и сказал, что если кто сунется, то он того убьет. Мужчина уехал.

2 февраля 2010 года Михайлов сказал, что мы поедем в Кострому к его родственникам. В Загорске я позвонила маме, пыталась объяснить, где я нахожусь, но мама не поняла. Я вела разговор под контролем Михайлова и когда спросила, почему меня не ищут, он очень разозлился и бросил трубку. На выезде из Загорска у Михайлова заглохла машина и нас на прицепе довезли до его дома в Тушино. Михайлов держал меня там до 4.02.10 г. пока меня не освободили. Михайлов свет в доме не включал, постоянно находился со мной, водил меня с собой в магазин. Убежать с дачи или с квартиры я не могла, а закричать на улице я боялась, т.к. знала агрессивную реакцию Михайлова. Я старалась ему не перечить, т.к. боялась, что когда меня придут освобождать, то он меня убьет. 4 февраля 2010 года в дверь стали стучать, т.к. звонок не работал. Михайлов подумал, что это соседи, но за дверью сказали, что это милиция. Михайлов растерялся, не знал, что делать, и открыл дверь. Я не видела, но знаю, что Михайлов схватил нож и порезал себя со словами: “Наташа! Я люблю тебя!”. Ему вызвали скорую помощь.

12 февраля 2010 года примерно в 14 час. 30 мин. Михайлов позвонил мне домой и стал спрашивать, как у меня дела, но я положила трубку.

Все это время с 24.01.10 г. по 4.02.10 г. Михайлов удерживал меня насильно, против моей воли. Реальной возможности убежать у меня не было, т.к. Михайлов постоянно угрожал убийством меня, моего мужа и детей. Я думаю, что Михайлов психически нездоров, т.к. и ранее предпринимал в отношении меня неадекватные противозаконные действия.

Так, 25 декабря 2009 года он пришел ко мне на работу, стал уговаривать меня вернуться, после того как я ответила отказом, он неожиданно брызнул мне в лицо из газового баллончика. Затем он неоднократно звонил мне домой и на работу, уговаривал вернуться. 9.01.10 г. мне на работу позвонил компаньон Михайлова - Рубцов Аркадий Максимович, который сообщил, что у Михайлова дома скорая помощь, у него тяжелое состояние, и что, может быть, это последняя просьба Михайлова в этой жизни, чтобы я к нему приехала. Когда я приехала, то у Михайлова был накрыт стол, а Рубцов сразу уехал. Михайлов меня не отпустил. Он бросил меня на постель, сорвал с меня одежду, говорил, что мы живем последний день, бил меня по щекам ладонями, налил на платок эфир и пытался мне закрыть им нос и рот, чтобы усыпить, налил в стакан какую-то жидкость, сказал, что это яд, хотел силой влить мне в рот, но я оттолкнула его и разлила все. Затем Михайлов стал мне показывать предсмертную записку, которую он составил ранее о том, что мы с ним друг друга любим, но нас никто не понимает, и поэтому мы кончаем жизнь самоубийством. Он требовал, чтобы я подписала эту записку, но я отказалась. Я думала, что Михайлов меня на самом деле убьет, т.к. он поднес ко мне нож и сказал, что если мы не будем вместе, то он зарежет меня и себя. Я все его действия воспринимала, как реальную угрозу моей жизни. Чтобы уйти от него живой, я сказала, что приеду к нему жить в феврале, т.к. 26.01.10 г. у моей дочери должна была быть свадьба. Утром он меня отпустил. В медицинские учреждения я не обращалась. Мой сын снял следы моих побоев на видеокамеру. Михайлов до 24.01.10 г. продолжал мне звонить, чтобы я помнила о феврале.

Мною прочитано полностью. С моих слов записано верно.

Строева Н.В. Объяснения получил А.А. Евстафьев.

 

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СВИДЕТЕЛЯ

г. Москва 14 февраля 2010 года

 

Допрос начат в 11 час. 00 мин., окончен в 14 час.00 мин.

 

Старший следователь СО района Преображенский СУ СК РФ по г. Москве Евстафьев А.А., с соблюдением требований ст. ст.187-190 УПК РФ допросил в качестве свидетеля по уголовному делу № 96368

Строеву Наталью Васильевну, 16 октября 1970 г. рождения, уроженку г. Москвы, проживающую по адресу: г. Москва, ул. Лобачевского, 2-256, русскую, гражданку РФ, имеющую высшее медицинское образование, замужнюю, имеющую двоих детей, работающую врачом гастроэнтерологического отделения клинической больницы Управления делами Администрации Президента РФ, находящейся по адресу : г. Москва, Открытое шоссе, квартал 7, правительственных наград не имеющую, не судимую.

 

Правильность сообщенных о себе сведений удостоверяю – Строева Н.В.

 

Обязанности свидетеля, указанные в ст. 56 УПК РФ, мне разъяснены. Об ответственности по ст. 308 УКРФ за отказ или уклонение от дачи показаний и по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний предупреждена.

Строева Н.В.

 

По существу дела показываю следующее:

По вышеуказанному адресу я проживаю с мужем, Строевым Юрием Филипповичем, и двумя детьми. С октября 2009 года по декабрь 2009 года я сожительствовала с Михайловым Ренатом Алексеевичем, 1981 г. рождения, по месту его жительства: г. Москва, ул. Малая Набережная, д. 5 кв. 44. Я была с ним в близких, интимных отношениях. 12 декабря 2009 года я ушла от Михайлова домой к мужу, так как стала замечать за Михайловым неадекватные поступки, резкие изменения настроения, как я поняла, связанные с нарушением его психического состояния. Затем Михайлов неоднократно звонил мне на работу и домой, уговаривал и требовал вернуться к нему. Я отвечала отказом.

24 января 2010 года в 8 час. 30 мин. у станции метро “Улица Подбельского”, при выходе из метро, меня за руку схватил Михайлов и помимо моей воли потащил к машине, заставил сесть в нее, угрожая расправиться со мной и моей семьей в случае, если я не исполню его требований или предприниму какие-либо действия, поэтому я испугалась и не кричала. Он обманул меня, сказав, что подвезет до работы, а сам отвез меня к себе на дачу в Загорск. Все мои слезы и просьбы отпустить меня на Михайлова не действовали. Он раздел меня догола и всю мою одежду сжег в печке, затем сжег мой паспорт. Михайлов издевался надо мной, насильно вливал мне в рот водку и обливал меня ею. Избивал меня кулаками по голове и телу, постоянно высказывал угрозы, что убьет меня, моего мужа и детей. Он требовал, чтобы я жила с ним и не возвращалась к мужу. Затем его требования приняли другое направление: чтобы я умерла вместе с ним. Он принес в дом канистру с бензином, хотел все облить им и сжечь дом вместе с нами, но я постаралась его успокоить и отговорить. Михайлов меня возил в Загорск, где под его контролем я звонила родственникам и просила их меня не искать.

26 января 2010 года на дачу к Михайлову приехали его друзья Аркадий и Лида, которую я попросила позвонить моему мужу и сообщить, где я нахожусь. Я очень боялась агрессивных действий со стороны Михайлова, поэтому не стала ничего говорить Аркадию в надежде, что Лида позвонит моему мужу и тот освободит меня. 30 января 2010 года на дачу к Михайлову опять приехал Аркадий. Я стала кричать, плакать, хватать его за руки и просила увезти оттуда. Но Михайлов закрылся вместе со мною в доме, взял в руки топор и сказал, что если кто “сунется”, то он того убьет. Аркадию пришлось уехать. 2 февраля 2010 года Михайлов сказал мне, что повезет меня в Кострому к своим родственникам, но в пути у него сломалась машина, и нас на “буксире” отвезли к его дому в Тушино. Михайлов удерживал меня там до 4 февраля 2010 года, пока меня не освободили.

У меня не было возможности уехать с дачи и из квартиры, у меня не было свободы выбора куда идти. Все действия я совершала под контролем Михайлова, постоянно находилась в страхе, под воздействием его угроз и агрессии. Так как я по образованию врач, то по поведению Михайлова и его поступкам я поняла, что он психопатическая личность или, по крайней мере, имеет явные отклонения в психике, которые бывают у него периодически. Так, 25 декабря 2009 года Михайлов пришел ко мне на работу, стал уговаривать меня вернуться к нему, но после того, как я ответила ему отказом, то он внезапно брызнул мне в лицо из газового баллончика. По этому поводу я в медицинское учреждения не обращалась. 9 января 2010 года Михайлов обманным путем заманил меня к себе домой, где сорвал с меня одежду, избивал, говорил, что мы живем последний день, пытался усыпить меня эфиром, налил в стакан какую-то жидкость, сказал, что это яд, и хотел мне силой влить в рот, но я сопротивлялась и разлила эту жидкость. Михайлов показал предсмертную записку, которую он составил ранее, о том, что мы с ним друг друга любим, но нас никто не понимает, и поэтому мы кончаем жизнь самоубийством. Он требовал, чтобы я подписала эту записку, но я отказалась. Михайлов поднес мне к животу нож и сказал, что если мы не будем вместе, то он зарежет себя и меня. Я пыталась его успокоить. Все его действия я воспринимала как реальную угрозу моей жизни. На следующий день я уговорила Михайлова меня отпустить. В милицию я не обращалась, так как думала, что у Михайлова это пройдет и он успокоится. В медицинские учреждения я тоже не обращалась. Мои побои снял сын на видеокамеру. В настоящее время Михайлов продолжает звонить мне домой.

Протокол мною прочитан полностью. С моих слов записано верно.

Строева.

Следователь А.А.Евстафьев.

 

Руководителю СО района

Преображенский СУ СК РФ по г. Москве

А.Т. Мельникову

 

от гр-ки Строевой Натальи Васильевны проживающей по адресу:

г. Москва, ул. Лобачевского, 4-256

 

З А Я В Л Е Н И Е

 

 

Прошу Вас привлечь к уголовной ответственности гр. Михайлова Рената Алексеевича, который 24 января 2010 года незаконно похитил меня, удерживал помимо моей воли до 4 февраля 2010 года.

 

Я предупреждена от уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ.

 

Н.В. Строева

16.02.10 г.

 

П Р О Т О К О Л Д О П Р О С А

С В И Д Е Т Е Л Я

 

гор. Москва

 

Допрос начат 27 февраля 2010 года в 10 час. 00 мин.

Допрос окончен 27 февраля 2010 года в 11 час. 20 мин.

 

Старший следователь СО района Преображенский СУ СК РФ по г. Москве Евстафьев А.А., в кабинете следователя с соблюдением ст.ст. 187-190 УПК РФ допросил в качестве свидетеля по уголовному делу № 96368

Рубцова Аркадия Максимовича, 9 июля 1980 года рождения, уроженца г. Москвы, русского, гражданина России, имеющего высшее образование, работающего директором вычислительного центра “ИВЦ ИНФО-СЕРВИС”, проживающего по адресу: г. Москва, ул. Большая Переяславская, 21-17, личность удостоверена паспортом.

Рубцов

Обязанности свидетеля, указанные в ст. 56 УПК РФ, мне разъяснены. Об ответственности по ст. 308 УК РФ за отказ или уклонение от дачи показаний и по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний предупрежден.

Рубцов

Михайлова Рената Алексеевича я знаю с 2001 года. Ранее мы очень часто встречались и сотрудничали по работе, точнее, вели совместную деятельность, у нас возникли тесные деловые отношения, которые затем переросли в приятельскую дружбу. Могу сказать, что на работе человек он не заменимый, волевой, деловой, обязательный, “человек слова”, пунктуален. Вообще Ренат по характеру честный, принципиальный. За правоту и принципиальность его ценили, хотя многие недолюбливали.

В октябре 2009 года Михайлов пригласил меня к себе домой на какое-то торжество. Там Михайлов сделал заявление, что хочет заключить брак с присутствующей Натальей Васильевной. Точнее, Михайлов сказал, что он уже находиться в браке, и представил свою жену Строеву Наталью Васильевну. Она с этим согласилась и поддержала Михайлова. Все присутствующие поздравили Михайлова и Наталью с вступлением в брак, пили за семейное счастье. Я говорил Наталье, что Михайлов человек очень импульсивный и его чрезмерная влюбленность в нее может привести к печальному концу.

В 2003 году Михайлов был влюблен в женщину Ольгу Дубровскую, с лета 2003 года они проживали вместе, вначале Ренат проживал у нее, затем они жили вместе на даче. Михайлов очень радовался их отношениям, суетился, договаривался об устройстве ее детей в другую школу. Производил впечатление счастливого семейного человека, говорил, что Ольга разведется с мужем и любит его. Потом их отношения изменились. Через два месяца Ольга ушла от него. 04.11.03 г. мы отмечали день рождение Михайлова, много выпили и заснули, а проснувшись 05.11.03 г., обнаружили на столе записку, где Дубровская сообщала, что уходит от Рената. Он был “убит этим”, говорил, что для него это “катастрофа”, что “рухнули все надежды”. Затем Дубровская приезжала к нему, они “выясняли отношения”. В один из дней мы разговаривали с Михайловым по телефону о производственных делах, он просил не обращать на его “дурной голос”, говорил, что “пьет все подряд”, жаловался, что у него пропал сон, что он обдумывает отношения с Ольгой. Потом я узнал, что 21.11.03 года она приехала к Михайлову домой забрать свои вещи и убедить его, чтобы он не звонил к ней домой, сказала ему, что между ними все кончено. Он говорил, что в таком случае она не выйдет из квартиры, что “никому больше не достанется”, не выпускал ее из квартиры, не давал позвонить. Михайлов в это время пил спиртное, заставлял ее пить, уговаривал бросить мужа. Примерно в 18 часов он согласился отпустить ее, но когда она выходила из квартиры, он, чтобы убить себя, нанес себе ножом 5 ран в живот. При этом он говорил, что любит Ольгу и хочет умереть. Я знаю это с его слов, со слов Ольги, ездил к нему в больницу. С 23.11.03 г. по 20.04.04 г. Михайлов находился в реанимационном, а затем в хирургическом отделении. Потом еще долго залечивал раны.

Выпить Ренат любил, но тяги к спиртному у него не было.

В декабре 2009 года Михайлов сказал мне о том, что у него с Наташей начинают происходить конфликты. А именно, что Наташа уходит от него, мотивируя это нежеланием ее родственников, чтобы она продолжала отношения с Михайловым, и тем, что ее дочь должна в ближайшее время выйти замуж, и Наталья не может оставить детей. Михайлов просил меня позвонить Строевой и рассказать о его состоянии, о том, что он сильно переживает в связи с ее уходом и просит ее вернуться. Я спросил у Михайлова, почему бы ему самому не позвонить. Он уклонился от ответа и сказал: “Я тебя прощу, а ты сделай”. Я не стал вникать в причины их конфликта и звонил Наташе около трех раз. Последний раз в декабре 2009 года Наташа категорично сказала: ”Я с ним порвала, оставила ему записку и больше отношений с ним поддерживать не хочу”. Еще она сказала, что “не может жить с Михайловым от взрыва до взрыва”. Я Михайлову слова Строевой не передавал. Михайлов говорил, что Наташа его по-прежнему любит, и что когда она выдаст замуж дочь, тогда они все окончательно решат. Он говорил, что без Наташи не представляет себе жизни, что если она к нему не вернется, то он покончит жизнью. В одном из разговоров Наташа говорила мне, что Михайлов начал проявлять по отношению к ней насилие, явился к ней на работу, устроил при всех скандал, брызнул ей в лицо из газового баллончика. Я, видя состояние Михайлова, не сказал ему об этом, так как не хотел его накручивать.

26 января 2010 года около 11 часов я со своей знакомой Горениной Лидией Васильевной приехал на дачу Михайлова. Приехали мы туда отдохнуть и провести время. Дача находиться рядом с Сергиевым-Посадом. Она представляет из себя два домика, один зимний, другой летний. Приехав на дачу, мы обнаружили там Михайлова с Натальей. Это меня удивило, так как дача не была приспособлена для жительства в это время года, не отапливалась. Наталья была одета очень небрежно, на ней была надета матросская тельняшка и какие-то рейтузы. На ее лице телесных повреждений не было, но под глазами были синяки, с недосыпу. Когда мы вошли в зимний домик, а точнее, это строительный домик, оборудованный печкой типа ”буржуйки”, то совершенно неожиданно для меня я увидел их там, так как их нахождение на даче было для меня неожиданностью. По обстановке я понял, что мое присутствие здесь крайне нежелательно для Михайлова. Мы с Горениной сразу же пошли в летний домик, оставив в зимним Михайлова с Натальей. Через несколько минут в летний домик пришел Михайлов и рассказал мне о том, что Наталью дома избивает муж и они, чтобы переждать время, решили пожить на даче. Я ему сказал, что зимой на даче практически невозможно жить, так как она продувается со всех сторон и не отапливается. Михайлов с дачи съезжать не хотел. Мы еще какое-то время побыли в летнем домике, после чего пришли в зимний, где все вчетвером сели за стол, поели и распили спиртное. Меня настораживали отношения между Михайловым и Натальей, но я не придал этому значения, пологая, что они муж и жена, мало ли что могло случиться в семейной жизни. Около 16 часов мы с Горениной решили поехать в Москву. Михайлов и Наталья пошли нас провожать.

Уточняю, что когда мы пили спиртное, Наталья очень переживала по поводу того, что не может поехать на свадьбу дочери. Чем Наталья мотивировала это, я не помню, кажется, болезнью Михайлова и необходимостью присмотреться за ним.

Михайлов и Наталья проводили нас до остановки, причем женщины шли впереди, а мы с Михайловым шли от них на расстоянии 200 метров, так как у Михайлова была вывихнута нога и он не мог быстро передвигаться. Они проводили нас до остановки, и мы поехали домой.

В конце января 2010 года я поехал на дачу Михайлова для того, чтобы забрать его с Натальей оттуда. Приехал на дачу около 12 часов. Зашел в зимний домик. Там находились Михайлов и Наталья. Я предложил им поехать со мной в Москву. Они согласились. Наталья была одета в прежнюю одежду, в которой я видел ее 26 января 2010 года, лицо у нее было красное, под глазами у нее опять были синяки. Михайлов сказал, что он сделает так, как скажет Наташа. Строева сказала, что хочет поехать в Москву. Михайлов попросил оставить их наедине и выйти из домика.

Я пошел посмотреть летний домик, а они остались в зимнем, собирались. Минут через 15 я вернулся в зимний домик забрать Михайлова с Наташу. Ренат вдруг категорично заявил, что они с Наташей никуда не поедут. Наташа, услышав его слова, вдруг резко выбежала из-за спины Рената, схватила меня за руку, говоря при этом: “Заберите меня отсюда, заберите, я не хочу здесь оставаться!” Ренат схватил Наташу за руку и категорично заявил: “Ты никуда не поедешь!” Наташа меня не отпускала и просила, чтобы я ее забрал. Тогда Ренат начал силой ее от меня отдергивать. Она не разжимала своих рук и всячески сопротивлялась. Ренат продолжал ее отпихивать с силой, оттаскивать от меня. Ренат был в крайне возбужденном состоянии, с силой оттащил Наташу в комнату, закрыл передо мной дверь, крикнув: “Уезжай, мы с тобой никуда не поедем!” Я немного постоял, после чего уехал в Москву, так как у меня были дела, которые я не мог откладывать.

 

Вопрос: Опишите местность, где находиться дача Михайлова?

 

Рубцов: Дача находится на дачном участке. Место открытое. Дач много, но людей на них не было никого. Было пустынно. Снега было много, на машине не проехать.

 

Протокол с моих слов записан правильно, мною прочитан.

27.02.10 г. Рубцов.

 

Следователь: Евстафьев.

 

П Р О Т О К О Л Д О П Р О С А

С В И Д Е Т Е Л Я

 

гор. Москва

 

Допрос начат 28 февраля 2010 года в 11 час. 00 мин.

Допрос окончен 28 февраля 2010 года в 12 час. 00 мин.

 

Старший следователь СО района Преображенский СУ СК РФ по г. Москве Евстафьев А.А., в кабинете следователя с соблюдением ст.ст. 187-190 УПК РФ допросил в качестве свидетеля по уголовному делу № 96368

Горенину Лидию Васильевну, 14 июня 1982 года рождения, уроженку г. Москвы, русскую, гражданку России, имеющую высшее образование, работающую в вычислительном центре “ИВЦ ИНФО-СЕРВИС”, проживающую по адресу: г. Москва, ул. Фруктовая, 13-134, личность удостоверена паспортом.

Горенина

 

Обязанности свидетеля, указанные в ст. 56 УПК РФ, мне разъяснены. Об ответственности по ст. 308 УК РФ за отказ или уклонение от дачи показаний и по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний предупреждена.

Горенина

 

В двадцатых числах февраля 2010 года я со своим знакомым Рубцовым Аркадием Максимовичем приехала на дачу Михайлова. Мы хотели отдохнуть, провести время. На даче к нашему удивлению оказался Михайлов Ренат со своей женой Наташей. Дача состояла из двух домиков. Оба они были не приспособлены для проживания в зимнее время. В маленьком строительном домике мы с Рубцовым и застали Михайлова с Наташей. Увидев нас, Наташа начала плакать. Я обратила внимание на то, что на лице Наташе были синяки. Хочу уточнить, что сначала мы приехали на дачу, увидели, что в маленьком домике топилась печка. Мы поняли, что там Михайлов. Затем мы подошли к домику, дверь в которой оказалась заперта. Через дверь Рубцов начал разговаривать с Михайловым, попросил открыть дверь, но Михайлов дверь так и не открыл. Затем мы с Рубцовым прошли в летний ломик, который находился рядом.

Там мы расположились, достали продукты. Через несколько минут, не более десяти, в летний домик пришел Михайлов, сказал, что ему нужно нам все объяснить. Михайлов рассказал, что Наташа ушла от своего мужа, так как он ее зверски избил. Наташа обратилась за помощью к нему, Михайлову, и он привез ее на дачу, чтобы она отошла от потрясений. Потом Михайлов попросил нас пройти в строительный домик и побыть с Наташей, так как это поможет ей “встряхнуться”. Также Михайлов просил нас не заводить с Наташей разговоры об ее нахождении на этой даче, не расспрашивать ее о муже и о дочери, не спрашивать ничего об ее синяках.

 

 

Мы с Рубцовым и Михайловым пошли в строительный домик. Там находилась Наташа. Увидев нас, Наташа начала плакать. Я увидела, что у нее на лице синяки. Я начала успокаивать Наташу, но в комнате находились мужчины, и поэтому разговор с ней не получился. Затем Рубцов с Михайловым пошли расчищать от снега дорожки. Тогда я спросила у Наташи, нужна ли ей помощь. Наташа ответила: “Помощь мне нужна. Очень хорошо, что вы приехали, а то я совсем отчаялась”. Я предложила ей поехать с нами в Москву. Она ответила, что сейчас не может, так как Михайлов ей угрожает, к тому же он сжег всю ее одежду, и на ней синяки, с которыми она не может показаться на люди. Дальше Наташа рассказала, что Михайлов ее избивал и синяки на ней – следы его избиений. Я спросила, за что избивал. Наташа ответила, что Михайлов ревнует ее к мужу. В ходе разговора в домик часто заглядывал Михайлов. Когда он заходил, Наташа сразу же умолкала, из чего я поняла, что у них сложились какие-то ненормальные отношения. Наташа также на протяжении всего дня говорила, что сегодня ее дочь выходит замуж, я тогда предложила ей поехать на свадьбу. В это время в комнате находился Михайлов. Он мне начал жестами показывать, что на эту тему с Наташей говорить нельзя. Наташа, зная о присутствии Михайлова, промолчала.

Потом Наташа, воспользовавшись отсутствием Михайлова, написала мне на клочке бумаги номер телефона и попросила позвонить ее родным, поздравить дочь, сказать, что с ней все в порядке, что она находиться на даче, и, что если она до понедельника не появиться, то пусть родственники принимают какие-то меры.

Я позвонила ее родственника, сказала, что у Наташи все в порядке, что в понедельник она появиться. Про то, что Наташа на даче, я не сказала. Так как если бы у меня спросили адрес этой дачи, адреса я не знала, поэтому вряд ли могла бы ей помочь.

Потом мы все вчетвером сели за стол, перекусили. Потом пошли на остановку, так как мы с Рубцовым собирались ехать в Москву, а Наташа с Михайловым пошли нас провожать. Мы с Наташей шли впереди, а мужчины за нами. Расстояние между нами было где-то 200-300 метров. Наташа мне жаловалась, что ей очень тяжело дышать и болят синяки на теле. Я у нее уточнила спросив: “Тебя так сильно бил Михайлов?” она ответила: “Да, он меня сильно бил”. Они нас с Рубцовым проводили до остановки, там мы с ними попрощались. Они пошли на дачу, а мы поехали домой.

 

Вопрос: Скажите, какое расстояние от дачи Михайлова до первой автобусной остановки?

 

Горенина: Мне трудно сказать, но думаю около полутора километров.

 

Вопрос: Скажите, поведение Натальи с Вами в отсутствие Михайлова и в его присутствии отличалось?

 

 

Горенина: Отличалось. При нем Наташа следила за каждой своей фразой, а в отсутствии него Наташа была спокойнее, говорила раскованно, также Наташа говорила в его отсутствие, что Михайлов очень страшный человек.

 

Вопрос: Скажите, а Вы не спрашивали у Наташи, как она оказалась на этой даче?

 

Горенина: Да, я спросила у нее, как она оказалась на даче. Она мне сказала, что Михайлов подошел к ней в метро, обманом заманил ее в машину, в которой, достав нож и приставив его к ней, отвез ее сюда на дачу.

 

Протокол с моих слов записан правильно, мною прочитан.

Горенина.

Следователь: Евстафьев.

 

 

П Р О Т О К О Л Д О П Р О С А

С В И Д Е Т Е Л Я

 

г. Москва 3 апреля 2010 года

 

Допрос начат в 9 час. 20 мин.

Допрос окончен в 10 час. 10 мин.

 

Старший следователь СО района Преображенский СУ СК РФ по г. Москве Евстафьев А.А., с соблюдением требований ст.ст. 187-190 УПК РФ допросил в качестве свидетеля

 

Строеву Наталью Васильевну, 16 октября 1970 г. рождения, уроженку г. Москвы, проживающую по адресу: г. Москва, ул. Лобачевского, 2-256, русскую, гражданинку РФ, имеющую высшее медицинское образование, замужнюю, имеющую двоих детей, работающую врачом гастроэнтерологического отделения клинической больницы Управления делами Администрации Президента РФ, находящейся по адресу: г. Москва, Открытое шоссе, квартал 7, правительственных наград не имеющую, не судимую. Личность установлена.

Строева Н.В.

 

Обязанности свидетеля, указанные в ст. 56 УПК РФ, мне разъяснены. Об ответственности по ст. 308 УКРФ за отказ или уклонение от дачи показаний и по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний предупреждена.

Строева Н.В.

 

По существу дела показываю следующее:

2 февраля 2010 года около 11 часов утра я находилась вместе со своим мужем Строевым Юрием Филипповичем на нашей даче по адресу: Калужская обл., деревня Пантелеевка, садоводческий кооператив “Медик”, д. 91. Муж находился в доме, а я около пристроек занималась разными хозяйственными делами. Около 11 час. 15 мин. я находилась по хозяйственным делам в сарае. Вдруг скрипнула дверь, и в этот сарай зашел Михайлов Ренат Алексеевич. Он мне сказал: “Я обещал найти тебя, и нашел”.

Затем Михайлов вытащил из кармана пистолет. Пистолет был металлически черного цвета. Он навел пистолет на меня и сказал: ”Если ты сейчас будешь кричать. Я перестреляю всех и тебя тоже”. Затем Михайлов убрал пистолет в карман, обхватил обеими руками мне шею и начал душить, говоря: “Я тебя никому не отдам”. Я оттащила одну из его рук, он успокоился. После этого Михайлов начал настаивать на том, чтобы мы сейчас пошли прогулялись и поговорили. У Михайлова было крайне возбужденное состояние.

Я боялась осуществления его угроз, предложила ему встретиться на следующий день в Москве. После этого Михайлов успокоился. Я вышла из сарая и пошла в дом, но мужу о происшедшем рассказывать не стала, так как у Михайлова был пистолет и неизвестно, чем это могло кончиться. Мужу я рассказала о случившемся 2 апреля вечером по приезде в Москву.

Протокол мною прочитан полностью. С моих слов записано верно.

Строева Н.В.

Следователь А.А. Евстафьев.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.186.43 (0.037 с.)