Присоединяйтесь к исследованию



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Присоединяйтесь к исследованию



Я приглашаю вас заняться изучением причин появления духовных вопросов и того, что является их источником, а также призываю обратиться к этому посредством диалога, который ведется с целью получения Божественного наставления, передаваемого через предсказания, знаки и символы. Множеством путей Бесконечный Дух являет нам себя через нас же самих, и это реальные способы получения Божественного наставления.

Хоть разумом мы никогда и не поймем, кто или что такое есть Бог, тем не менее, мы можем необычайно сильно ощутить Его присутствие. В этой книге представлено множество методов достижения тесной связи с Божественным, но они не являются единственно возможными. Существуют и другие многочисленные пути и формы, в которые можно облечь эти же самые вопросы, испокои веков волнующие человека. Тс способы, которые я включила в книгу, интересны, увлекательны, и, самое главное, они работают.

Имеет ли значение то, как мы достигаем цели? Разве не изумительно, что в беседе Дух дает нам наставление, используя мир природы для его передачи? Разве это не чудесно, что мы все причастны к жизни во всей ее полноте? Разве не прекрасно, что мы вообще находимся здесь, знаем и осознаем, что мы есть часть бесконечного танца?

И потому меня изумило и наполнило чувством благодарности то, что, когда я попросила послать мне знак и начала молиться («Боже, пожалуйста, помоги мне»), передо мной возникло неро, словно оставленное на пляже специально для меня.

Чтобы записать для вас все эти глубокие мысли и откровения, посетившие меня во время прогулки, я отправилась домой и по пути к машине получила еще одно послаиис.

На краю пляжа над мусорным баком склонился взъерошенный старик. Волосы его были спутаны, а одежда запачкана. Я чувствовала, как от него пахнет, на расстоянии добрых десяти метров. От него шел запах гнилого мусора и человеческого пота, будто он разлагался прямо на моих глазах. Эту вонь невозможно было вынести.

Подходя ближе, я смогла разглядеть, что он где-то запачкался, но, казалось, совершенно не знал об этом. Бормоча, он вытаскивал из бака жестянки и расплющивал их об землю йогой, а затем аккуратно складывал их рядом. Мне пришлось пройти мимо, но, когда я подходила к машине, мои чувства снова обострились. Я поняла: мне надо обратить внимание на что-то. Но на что? На вонючего старика?

Открывая дверцу машины, я услышала, как он истошно вопит: «Все подходит! Все прекрасно! Прекрасно! Прекрасно! Прекрасно! Прекрасно! Он сотворил это так! Он сделал, сделал!»

Я села в машину и вспомнила церковную песню, которую не слышала уже много лет. Это был гимн, исполняемый хором при церкви, в которую я ходила, когда была маленькой:

Все вещи ярки и прекрасны,

Все создания — большие и малые —

Мудры и удивительны,

Всех их создал Бог.

Я немного посидела в машине, глядя на пляж и на уходящего мужчину, который бормотал себе под нос о том, как прекрасен мир.

А потом я взглянула наверх: прямо передо мной, на линии горизонта начинали формироваться облака. Это было удивительно. Сквозь них струились лучи света, и казалось, будто ангелы приоткрыли занавес на небесах.

Затем я заметила, что облака приняли форму величественного здания с куполами, рядом с которым образовалась постройка, похожая на собор. Ну, конечно — вот к чему это все! Мир — это священный храм Всемогущего. Все мы сотворены из Господа и Божественного дыхания; сознание Бога есть Дух, и оно присутствует в каждом из нас. Все в жизни может послужить для нас средством общения с Ним.

Дух не ограничен в способах общения, и эта книга поможет вам понять, как вступить с ним в беседу.

Так пойдем же со мной, и тогда ты увидишь...

Что все мы вечно будем... благословлены.

 

Часть І

Глава 1

 

В моем доме турецкий кофе был не просто напитком — он был порталом в другие миры. С помощью чашки этого напитка мы могли узнать неизвестное, понять прошлое, приоткрыть завесу настоящего и указать на будущее. К тому же после того, как папа, находясь в состоянии транса, проговорился о тайных любовных связях соседей, моя мама заставила его пообещать, что он никогда больше не будет пить кофе на вечеринках. С тех пор мы пьем турецкий кофе только по особым случаям и используем его только как напиток.

И все же, пока я была маленькой, те крошечные расписные чашки с золотыми лепестками по краям и черным густым ароматным кофе виутри почти каждое воскресенье кружились на нашем столе в своем загадочном танце. Папа всегда интересовался узорами, которые кофейная гуща оставляла на стенках тех волшебных чашек, хотя никогда не предлагал нам заняться изучением языка символов, связывающих нас с Духом. Я сама занялась этим, лишь когда стала старше и была уже далеко не такой послушной; в то время у меня не заладилось с юриспруденцией и другими учебными дисциплинами, которые для меня выбрали родители.

Хоть папа и говорил о чашках совсем мало, но, когда мне было около десяти лет, он все же сказал то, чего я так и не смогла забыть. Как-то раз я спросила его, откуда в них столько силы, что мама велела ему больше туда не заглядывать. Он ответил, что сами по себе чашки и кофе совсем не обладают силой; энергия кроется в невидимой связи души того, кто пьет этот напиток, с узорами, остающимися на стенках. Это способ, с помощью которого душа может связаться с мыслями человека посредством символов и образов, которые, как я поняла, и являются языком Духа.

Я помню, как спрашивала его, зачем душе связываться с мыслями. Он объяснил: это из-за того, что бессмертной душе известно все, а смертному разуму — нет. Тогда он долго философствовал на тему смерти и бессмертия, а я невнимательно слушала его, потому что смотрела, как за его стулом ползает Линус, один из моих сбежавших грызунов. Впрочем, я запомнила кое-какие слова: он сказал, что жизнь состоит в том, чтобы собрать эти две части в человеке воедино, чтобы человек смог прийти к гармонии и осознать присутствие Бога. Для ребенка это было простым, но глубоким заключением (конечно, теперь я только об этом и думаю). В то время я не совсем поняла его слова, но чувствовала, что однажды смысл их будет раскрыт, ведь моя интуиция сохранила их в потайном уголке памяти.

Казалось, что тогда моей маме были не по душе все эти послания, но мой отец со своей кофейной гущей был не единственным духовным вестником, с которым ей приходилось бороться. Позвольте познакомить вас с миссис Келли и ее гадальными картами. За исключением отца, она была еще одним человеком, который оказал большое влияние на мою жизнь в том, что касалось Духа, а ее мудрые слова до сих пор отдаются эхом вокруг меня.

 

Нянюшкины предсказания

Миссис Келли была родом из Шотландии, и, когда она пришла работать к нам няней, ей было далеко за семьдесят. Это была эксцентричная, противоречивая особа с непредсказуемым поведением.

Будучи экстрасенсом, медиумом и любителем лошадиных скачек, она занималась тем, что ухаживала за детьми, делала ставки и общалась с умершими. Она слушала духов в надежде, что они подскажут ей, на каких лошадей ставить. Я кратко представила ее читателям в своей первой книге «Вспоминая будущее», но мне бы хотелось более подробно рассказать о том, насколько она важна для меня, и как я впервые познакомилась с миром предсказаний, знаков и символов.

Я помню ее очень ярко. Она была стройной женщиной невысокого роста с темио-голубыми слезящимися глазами и белой морщинистой кожей, типичной для пожилых шотландок. У нее были седые волосы, туго заправленные за уши, но все равно отовсюду, как у Эйнштейна, торчали непослушные прядки. Зубы ее, со временем ставшие желтовато-серыми, были плотно сжаты, будто во рту было недостаточно места. Казалось, что ее ярко-розовая помада, расплывшаяся вокруг сморщенных губ, подчеркивает ее не самые привлекательные черты. Миссис Келли была странной, но я восхищалась ею, и более всего — когда она доставала колоду обычных игральных карт, которые называла «особыми гадальными».

Чаще всего мы садились за кухонный стол, и миссис Келли остекленевшим взглядом пристально смотрела на карты, разложенные на старинной кружевной скатерти, которую мама привезла в Канаду из Германии. Затем она переводила свой взгляд куда-то в пространство над картами, будто видела нечто, парящее над ними.

Затем она начинала сбивчиво говорить с сильным шотландским акцентом, который даже в лучшем случае было сложно понять. Но в такие моменты это осложнялось еще и тем, что в промежутках между вдохами и выдохами она квакала, словно лягушка. Я слышала лишь нечто, похожее на обрывки молитвы, и потому сидела тихо, стараясь ей не мешать. Я не осмеливалась прервать беседу с Богом, хоть и ждала с нетерпением, когда настанет время для чая с печеньем. Продолжая переводить взгляд с карт на невидимое таинственное место в пространстве над ними, она через некоторое время начинала говорить понятнее. Разглядывая кружевные узоры на скатерти, я внимательно слушала ее, пока она рассказывала мне о том, чему было суждено обрести для меня смысл лишь через тридцать-сорок лет. И хоть, когда это случилось впервые, мне было всего пять лет, я живо помню те «подарки», которые она мне оставила.

Используя свои игральные карты как гадальные, миссис Келли делала то, что не удавалось многим взрослым, — она отвлекала меня от обещанного печенья. Вместо этого я была увлечена тем, как менялся ее взгляд: она смотрела одновременно и в глубь себя, и куда-то вдаль. Меня также зачаровывали и физические изменения: ее черты смягчались, будто кости под кожей принимали абсолютно другую, более красивую форму. Когда она с легкостью тасовала карты, ее ладони с выступающими венами, обычно пораженные артритом, приобретали пластику молодой женщины. В детстве это ускользнуло от моей чуткости, но теперь я понимаю, что была свидетелем того, как Дух изменял ее облик в моменты использования ею своей интуитивной проницательности.

Когда миссис Келли гадала, я чувствовала, что комнату наполняет другой вид энергии. В то время, пока она рассказывала историю, мои чувства обострялись. Тогда это не имело для меня никакого смысла, но я осознавала, что важно каждое слово, и будто слушала «другими» ушами. Я не знала, что воспринимаю ее истории посредством яснослы- шанияу усиленного чувства слуха, которое проявляется при получении сообщений от Духа. Ни разумом, ни сознанием я не понимала, что у ее рассказа есть некое высшее значе

ние, но внутри действительно переживала нечто очень древнее — го, что тогда было намного старше и мудрее меня. Это был поистине другой вид знания: осознание Духа, внемлющее во мне.

Задолго до того, как я узнала о собственном даре особой интуиции, мне посчастливилось испытать мудрость самого Духа, переданную мне через эту поистине одаренную женщину. У меня ушли годы на то, чтобы разобраться в ее предсказаниях, которые она высказывала но разным случаям; я вспоминала о них лишь тогда, когда они начинали сбываться. Но каждый раз, как это случалось, казалось, что «древнее осознание» просыпается и говорит со мной. Когда это происходило, я обычно говорила себе: «Ну и ну, ведь миссис Келли говорила об этом. Ничего себе!» И иногда я даже слышала ее голос в своей голове. Представьте очень старую шотландку с сильным акцентом, когда будете читать следующие слова.

• «Ты Видящая».

• «Вокруг тебя играет музыка».

• «Ты будешь выступать по всему миру».

• «Тебе предназначено помочь многим людям очень необычным способом».

• «Никогда не забывай, что от других тебя отличает твой дар».

• «Ты особенно близка животным, а они — тебе».

• «Ты полюбишь жизнь, и она ответит тебе взаимностью».

Когда я впервые услышала эти утверждения, в них не было для меня никакого смысла. Представьте себе, как мой юный разум силился понять, что же значит: «предназначено помочь людям необычным способом». В те годы это могло означать лишь помощь кому-то в том, чтобы собрать червей на игровой площадке после дождя — да уж, помочь накопать червей действительно необычно. А что касается музыки, я действительно любила ее, но понятия не имела, что значит «выступать». Зато прежде, чем отправиться в детском саду на тихий час, я училась играть па ксилофоне. Должно быть, это она и имела в виду.

Высказывание насчет близости к животным показалось мне странным, потому я его и запомнила, хотя думала, что оно как-то связано с военными кораблями (kinship — «родство», ship — «корабль», warship — «военный корабль». — Примеч. пер.). Я действительно понимала, что люблю животных, потому что была ими окружена. Наша охотничья собака Шельма родила щенков, и еще у нас был волнистый попугайчик по имени Дурашка. Кроме того, у нас была морская свинка (я забыла, как ее звали), которая обитала в одном из карманов маминого передника. В другом кармане проживал мышонок Микки. В саду жили и другие замечательные друзья, правда, мама настаивала на том, что некоторых из них я выдумала сама. Так что, когда миссис Келли говорила о моем будущем, мой свежий взгляд па жизнь — а мне было всего пять лет — был довольно ограничен. И все же она видела то, что в итоге проявилось, когда я стала взрослой.

 

Мама

Мама с неохотой разрешала миссис Келли гадать своим клиентам у нас, и то лишь когда их с папой не было дома. Она смирилась с «чаепитиями», которые устраивала миссис Келли, потому что та строго следила за дисциплиной и сильно облегчала жизнь семьи. Говоря гго правде, маме тоже нравилось, когда миссис няня гадала ей, но тогда она в этом не признавалась. Ей не хотелось, чтобы члены ее семьи общались с Духом.

Мне известно, что мама сопротивлялась мысли о том, что я обладаю даром особой интуиции. С трех до пяти лет мне периодически снились сны, пронизанные деталями событий

маминой жизни еще до ее переезда в Канаду и моего рождения. Те сны мешали ее новому образу жизни и с трудом обретенной безопасности (я подробно говорила об этом в своей первой книге «Вспоминая будущее»). Мама скрывала от меня тот факт, что была дочерью еврея, которого убили в Дахау, и пережила все ужасы войны в Берлине. Как я могла видеть во сне все эти правдивые и глубоко личные подробности ее жизни, будучи ребенком, растущим в безопасности Нового Света, воспитанным в традициях христианства, никогда не слышавшем ни о войне, ни о том, что его мама была как-то связана с холокостом. Она хотела защитить меня от других и самой себя... И ей приходилось так много скрывать от маленькой Видящей дочери, чтобы защититься самой.

Мама не принимала гадания миссис Келли полностью, поскольку карты тоже могли рассказать о ее прошлом и раскрыть те тайны, которые ей хотелось забыть. Безопасность и защищенность в настоящем и будущем — вот о чем картам было дозволено говорить. Прошлое было под запретом.

 

Жизнь с миссис Келли

Миссис Келли порой тоже было сложно понять. У нее были свои правила, которые неукоснительно соблюдались. Я ложилась спать вовремя и всеща доедала ужин до самых розочек на фарфоровой тарелке, даже если это была ненавистная, отвратительная картофельная запеканка с мясом. С другой стороны, она убедила меня в том, что феи в саду не были просто плодом моего воображения, и поощряла принятие подобных тайн природы разумом. Но затем она полностью меняла поведение и начинала насаждать дисциплину. Она по-своему преподавала мне ценные уроки, касающиеся моего пророческого пути, из которых я вынесла то, что нарушению правил духовного мира нет оправдания.

Но миссис Келли, в конце концов, была человеком. Как я уже говорила, ей нравилось играть на скачках, и она была убеждена, что беседы с умершими помогают ей делать правильные ставки. Няня не так уж много выигрывала, так что я не знаю, как она продолжала играть, несмотря на очевидность этого факта. Впрочем, миссис Келли была туговата на ухо, что и могло послужить главной тому причиной. «Боже мой, духи сказали „Стручок ванили“, а не „Мечта Манилы“!» Невзирая ни на что, выигрывая и проигрывая, она продолжала делать ставки и любила это так же, как гадать тем, кому нужно было наставление, или тем, кто не отказывал себе в удовольствии потешить свое любопытство, хоть церковь и не поощряла этого.

Иногда, когда родители по воскресеньям отправлялись к друзьям, мне приходилось идти в церковь вместе с миссис Келли, но мне это нравилось. В торжественной и благочестивой сплоченности она толпилась с другими пожилыми дамами; они носили белые перчатки, а поверх фиолетовых и синих волос надевали большие смешные шляпы. После служения она приглашала их в наш дом, и вот тогда начиналось то самое чаепитие, которое сопровождалось общением с духами. Взволнованные дамы усаживались вокруг кухонного стола, и миссис Келли начинала квакать, словно лягушка. Бедняжка, она ничего не могла с этим поделать, но, впрочем, это придавало ей авторитетный таинственный и загадочный вид. Она прогоняла меня, но я всегда украдкой подглядывала за ними из-за двери.

Няня обращалась к своим игральным картам и делилась со своими подругами тем из увиденного, что было наиболее своевременно и важно. Естественно, программа скачек была частью этого ритуала. В общем, спустя час цыкающих звуков и обмена понимающими взглядами они начинали громко болтать, и вот тогда наступал момент для настоящего чаепития. Именно тогда строго и визгливо, с сильным шотландским акцентом, произносили мое имя, и я понимала: миссис Келли обнаружила пропажу печенья. Как я ни старалась убедить ее, она не верила, что «все съели духи». Ох! Оглядываясь назад, я думаю, что мне следовало обвинить садовых фей.

Я любила свою няню, но теперь, вспоминая прошлое, понимаю, что совершенно не знала ее. Однако я догадывалась, что она сильно влияет иа мою жизнь. Мне отчетливо вспоминаются те времена, когда она получала послания от моего имени. Их просто невозможно забыть, хоть постепенно они и растворяются где-то в моей голове. Я лишь недавно начала вспоминать эти эпизоды, прослеживая свои шаги в общеиии с Духом.

 

«Почти» не считается

Со временем мои родители перестали нуждаться в услугах няни. Но наша с ней особая связь вовсе не оборвалась. На протяжении многих лет, уже после того, как миссис Келли перестала у нас работать, она часто гадала мне. Помню, что последний раз это произошло, когда мне было четырнадцать лет, и я собиралась ехать с родителями на лето в Европу. Она описала моего мужа со всеми подробностями нашего будущего брака.

Миссис Келли сказала, что его семья родом оттуда, где жители говорят на одном из германских языков, но сейчас он живет в какой-то экзотической стране. Она заявила, что я узнаю своего единственного по голосу, и рассказала про пронизывающий взгляд его зелено-голубых глаз, похожих на океан. Миссис Келли поведала даже то, что он играет в рок-группе; это обрадовало меня. Я полагала, что встречу его еще до того, как мне исполиится восемнадцать, обзаведусь семьей и буду жить счастливо до конца жизни. Вот только она забыла упомянуть, что я не познакомлюсь с ним, пока мне не исполнится сорок четыре года. А может, и сказала об этом, но я забыла. Несмотря на этот факт она все-таки говорила про свадьбу! С рок-звездой! И у пего такие прекрасные глаза!

С тех пор я только об этом и думала и чувствовала его присутствие где-то рядом. Я мечтала о том, что у меня будут шестеро изумительных деток, три машины и много денег. Потом я тоже стану рок-звездой, у меня будет еще больше детей и денег, я буду до конца своих дней жить счастливо где-нибудь в другой галактике, куда мои родители не смогут приезжать. Конечно, на самом деле, миссис Келли ничего такого не говорила, просто у меня очень хорошее воображение. Эго яркий пример того, насколько важно понимать, что вам говорят во время гадания. Думаю, я больше фантазировала, чем слушала.

В действительности, тем летом у меня был первый настоящий подростковый роман с парнем из Норвегии. Он приехал со своей семьей в курортный город, где на скалистом хорватском побережье бывшей Югославии отдыхала и моя семья. Я отчетливо его помню. У него были ласковые голубые глаза и волосы цвета пшеницы, типичные для скандинава, которые красиво оттенял темно-коричневый загар. В общем, он был просто красавчик!

Мы держались за руки и обменивались невинными поцелуями. Я была очень застенчивой (кто бы мог подумать!), как и он. Мой друг почти не говорил по-английски, а я совершенно не знала норвежского. Но из нашего общения поняла, что он играл в какой-то рок-группе в Осло, которая репетировала в гараже его родителей. Ему хотелось, чтобы на следующий год я приехала к ним в гости.

Далеко не все детали полностью совпадали с предсказаниями няни, но было много общего. Норвегия была для меня экзотическим местом, а его акцент походил на немецкий. И хоть в его голубых глазах не было зеленого оттенка, мне было достаточно того, что у него были светлые волосы, и он пел в рок-группе. Кроме того, Норвегия находилась далеко от моих родителей. И я поступила так, как поступают многие: я подогнала предсказание под свои желания.

Тогда мой юный разум не мог заглянуть далеко в будущее, и потому я была уверена, что мой норвежский возлюбленный и есть тот «единственный». Мы несколько месяцев переписывались, клялись друг другу в вечной любви,

но затем расстояние взяло свое, и, разделенные океаном, мы позабыли друг друга. Вот и все, что касается предсказанной по картам любви.

Когда мы познакомились, я была уверена: миссис Келли предсказала, что он станет моим мужем. Ведь совпало многое из того, что она говорила. Но не было ощущения «Вот оно!» — и ни одно из пяти моих чувств не обострилось при помощи шестого. Я анализировала нашу встрехгу вместо того, чтобы почувствовать ее внутренней мудростью высшего сознания (о важности этого чувства вы также узнаете из книги).

Конечно, тот мальчик не был «единственным». И в те годы это казалось мне величайшей трагедией.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.175.108 (0.014 с.)