Работа со Сновидениями Коллективного Бессознательного.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Работа со Сновидениями Коллективного Бессознательного.



(глава написана при участи Екатерины Данкевич)

Сон – это чудо матери-природы, сладчайшее из яств в земном пиру» - сказал Уильям Шекспир.
Этот волшебный мир грез и смутных струящихся образов знаком всем нам. Что происходит, когда мы спим – прошлое ли мы вновь оживляем, будущее ли предвидим? А что происходит, когда мы НЕ спим? В самом мистическом произведении Шекспира, пьесе «Буря» герцог-маг Просперо (или тот, кто стоит за ним) приоткрывает нам завесу тайны … «Мы созданы из вещества того же, что наши сны, и сном окружена вся наша маленькая жизнь». Не явности различения сна и так называемой реальности уделяли большое значение теоретики постмодернизма. В связи с этим, как адекватный способ отображения «жизненного сна» приветствовался кинематограф. Сны Бунуэля и Дали, фантасмогорические взаимоотношения людей и оживших предметов Яна Шванкпмайера… В одном из фильмов классика «нового романа» Алана Роб-Грие «Вам звонит Годива» фигурирует таинственная девушка, представившаяся герою как «актриса сновидений». Она рассказывает, что сны на самом деле производятся целой индустрией сновидений со своими экономическими и этическими законами, авторитетами, штампами, интригами, цензурой. Образ мира как сна или мечты бога часто встречается в восточных религиях. Широко известна даосская притча о бабочке. Однажды Чжуан-цзы заснул и ему приснилось, что он бабочка, которой снится, что она Чжуан-цзы. Проснувшись, философ долго не мог понять, кто же он — Чжуан-цзы, которому снилось, что он бабочка или бабочка, которой снилось, что она Чжуан-цзы. В русских сказках герой также часто погружается в чудесный сон, проживает там выбранную им судьбу, а, пробудившись, обнаруживает себя в том месте, где заснул. Интересен, также, мотив перекрестного сна, встречающийся в славянских, цыганских, еврейских и немецких сказках. Сюжет вкратце таков – некто видит сон, в котором ему сообщают, что где-то далеко зарыт клад. Он бросает дом и отправляется в странствие к указанному месту в надежде обрести богатство. Но копает он в указанном месте безрезультатно и приходит в совершеннейшее отчаянье, проклиная свою глупость и те лишения, которые он перенес, добираясь до места, где якобы ждало его богатство. В таком состоянии находит его незнакомец-прохожий и, выслушав его рассказ заявляет: «Да, сны - обман. Мне тоже много раз снился сон, что под одним деревом зарыт несметный клад, но–я не такой дурак, чтобы бросить дом и семью и отправится за сном в (и тут он называет родную деревню незадачливого кладоискателя и приметное дерево у того во дворе.)» В конце сказки, герой с триумфом возвращается домой и выкапывает из под корней дерева горшочек с полновесными золотыми монетами. Важно, что сюжет этот, блестящий в своей симметрии, не единичен и имеет прямое отношение к нашей главе – о сне коллективного бессознательного. Смелость и смысл - вне ума – вот что могут открыть нам сны, как наши личные, так и общий Сон мира. Повторяющийся сон, вещий сон, храмовый сон, толкуемый жрецами сон, сон - толчок к научному открытию, сон как матрешка (сон во сне), сон как эталон впоследствии искаженной реальности ( мифические «времена сновидений» индейцев Северной Америки), осознанные сновидения последователей Кастанеды… Все эти виды, все разнообразные ипостаси сна, а также нелинейность сна, применимость метафоры сна к разным областям человеческой деятельности и его способность к трансформации говорят нам о том, что сон - это ризома. Это воплощение нового типа символических связей — нелинейных, хаотичных, бесструктурных, антииерархичных, множественных, запутанных.

В этой главе мы последовательно рассмотрим несколько уровней грёз коллективного бессознательного, начиная от анализа сна конкретного человека и затем – переходя к анализу так называемой реальности как сна и к анализу возможного будущего как сна. Но это только срез ризомы, дальнейшие исследования мира как сна могут вестись по бесконечному количеству путей и направлений. Подробно методология описана в книге «Архетипическое исследование сновидений» В Лебедько, Е. Найденова, А. Исьемина. Здесь же мы приведем кратко основные технологии и методы: рассказчик-сновидец рассказывает сон или любое повествование, которое мы собираемся изучать как сон от первого лица в настоящем времени. Затем выбираются ключевые образы, и путем метода –ассоциаций, рождающихся для каждого образа, идет раскачка воображения. Затем ведется беседа с образами с возможным выходом на стоящие за ними архетипы. Другой вариант работы – следование за сном и беседа с возникающими образами в процессе рассказа, вследствие чего сюжет сна может измениться до неузнаваемости. Как отмечал Дж. Хиллман: «не давайте застыть образам, струитесь, двигайтесь с ними». В некоторых случаях при подобной работе у сновидения четко ощущается заказчик. Гештальты – фокусы нашей жизни выбираются Совокупным Заказчиками судьбы сновидца и Заказчиками его текущей жизненной ситуации. Если Ведущий преследует не только исследовательские, но и терапевтические цели, в беседе с образами сна желательно выбрать также уравновешивающий гештальт, чтобы дезориентировать жесткую доминанту.

Сейчас мы перейдем от теории к практике, приведем запись нескольких бесед, а потом можно будет обобщить материал.

Эпизод 1. «Сон, как сон».

Один из собеседников (сновидица) рассказывает свой реальный ночной сон, сон в обычном понимании этого слова. Рассказ ведется в настоящем времени. Ведущий задает вопросы и комментирует, и, они вместе следуют за трансформациями образов и беседуют с возникающими гештальтами и фигурами.

Сновидица:
Я быстро плыву, я спасаюсь по морю свинцового цвета. Вокруг все угрожающе серо: багряно- низкое небо, серая дымка, сильное, но хаотичное волнение воды. Тут нет волн – идет именно хаотичное волнение. Впереди – берег. Он – серо- сиреневый. Над водой нависают мокрые коряги - ветки и корни голых деревьев без листьев. Основная часть коряг – слева. Концы коряг – в воде. Я хочу быстрее приплыть – мои силы на исходе…
Вдруг по радио передают: «Очень сильно активизировались подводные течения! Они таковы, что реки, моря и океаны теряют свои границы, выходят из них и скоро затопят все!»
У меня появляется состояние безвыходности: сейчас выберусь, а все равно все затопит! Но тут я зацепилась за корягу и вылезла на берег. Он небезопасный. Я чувствую – здесь меня ждут новые страхи. Слева лес – гуще. Там невысокий забор. Вдруг я вижу там страшного хищника из семейства кошачьих, вроде ягуара или пантеры. Сейчас это существо прыгнет на меня и мне – конец! И вот она (пантера?) уже прыгает! Я решаю, что она боится воды и залезаю обратно в воду. На этом сон заканчивается.

Ведущий:
Я хочу выделить несколько образов и побеседовать с ними и с тем, к чему они могут привести. Это:

-Образ воды (море)

- образ подводных течений

-зверь (ягуар или пантера).

-Коряги

-Голос по радио.

-Забор.

-образы которые придут в процессе исследования.

Сновидица: Я – Море. Я ощущаю расплавление. Во мне - и мужское, и женское. Их взаимодействие и создает бурление. Это бурление в глубине. Поверхность – граница с воздухом для меня малозначима. Хотя я могу с ней общаться - она родственна мне. Наше родство в сером цвете, различаемся мы в структуре, но задача у нас, пожалуй, общая. Сейчас я как море ощущаю связь с архетипами Титанов и Титанид.

Вопрос Ведущего: Есть ли у тебя, моря, связь лично со сновидицей, Машей?

Море: Нет, на ее месте мог бы быть любой.

Вопрос Ведущего: Море, если мы вернемся назад по времени в тот период, когда деревья были зелеными, а не безлистными корягами? Можем это сделать?

Море: Да. Когда деревья были зелеными, вода была тихой. Тогда было больше женского. Возникают эмоции – кротость, мир, бесконечность, связь с архетипом Лады. Но тогда не было развития, было скучно. Это был переходный период. Потом был момент перелома.

Ведущий: Стань снова морем, подводными течениями. В чем был смысл перелома?
Я – море, его подводные течения. Стало больше вариантов. Я ощущаю ураническую сверхмощь в глубине. Сдвигаются пласты, все происходит на глубине. Наша (течений) цель - изменения в мире. Мы центрированы на себе, но из-за нас меняется структура мира. Оценки нет, есть новая структура, новое мировосприятие.

Ведущий: Мы можем из этого состояния продвинутся вперед, в будущее?

Течения: В будущем возникает образ переливающегося шара. Гибкосплавность, мягость гибкость, агрессия и жесткость исчезает, но это не скучно, а – радостно, интересно. У меня возникает мысль о групповом сексе, как метафоре неотделимости чувства от информации. Эта мысль возникла еще до начала рассказывания сна, а теперь она всплыла снова.

Ведущий: Стань снова Машей, выйди из образа течений.

Сновидица: Я – Маша.

Ведущий: Образы, которые проявились в конце беседы, напоминают мне образы романа «Алмазный век или букварь для благородных девиц» Нила Стивенса. Это очень сложный роман в стиле кибер- панк, но я позволю себе привести в несколько сокращенном виде цитаты из него. В этих двух отрывках герой – инженер Хакворт попадает в мир так называемых подводных барабанщиков и за десять лет пребывания там создает сам того не ведая уникальную научную технологию, изменившую мир, обмениваясь занесенными ему в кровь нанороботами (нанозитами) со всем сообществом барабанщиков. Обмен идет через сексуальные взаимодействия.

Сновидица: Да, очень похоже по ощущениям. За течениями стоит архетип Урана и у него послание ко мне, о том, что я должна информацию соединять с чувствами и получать информацию чувственным путем. Теперь я хочу побыть в образе коряг, нависающих над водой.

Ведущий: Хорошо. Вдох, выдох, ты пересаживаешься на другое место и становишься корягами из сна Маши.

Коряги: Мы - мокрые склизкие скрученные, мы старые но не дряхлые а – «старо-мудрые». Мы понимаем, что внешне можем быть кому-то страшны и неприятны, но мы-то видим нашу красоту. Мы - переливаемся изнутри. Это информационный опыт запечатан внутри нас и он мерцает и переливается. Возникает аналогия с Интернет-сетью, с аксонами и дендритами нервных клеток. В физическом мире мы существуем (как провода, как протоплазма нейронов, как коряги) потому что переход только начался. Потом океан зальет нас и мы станем токами в океане.

Ведущий: Какой архетип стоит за вами?

Коряги: Это – архетип Бабы Яги или какого-то иного божества перехода. Это - акушеры помогающие родится жизнеспособному новому. Поэтому коряги наполовину в воде, наполовину в воздухе. С одной стороны за коряги можно зацепиться (на время), но с другой стороны в нас вцепляться надолго не надо. Надо раскрывать, расширять восприятие, сознание и тогда придет понимание, что энергия и информация может и течь и без проводов.

Ведущий: Возникла еще одна литературная ассоциация - рассказ Артура Кларка «Конец детства» Там человечество при помощи неких инопланетных «акушеров», имеющих кстати классический облик Люцифера, вышло из стадии детства – сообщества отдельных личностей в состояние чистой недифференцированной сети-ризомы из энергии. Этому новому «человечеству» доступно пространство-время. Последний оставшийся на Земле человек старой формации с грустью и восторгом смотрит на это зрелище…

Коряги: Да, эта история отзывается, как метафора она очень подходит для описания тех изменений которые наступают в связи с новыми способами постижения и получения информации.

Ведущий: Коряги, в чем ваше послание именно Маше?

Коряги: Мы можем помочь Маше в момент ее причаливания. То, что мы мокрые символизирует для Маши «чувственную информацию» Информация обязательно должна быть богато эмоционально окрашена, иначе ею можно отравиться. Когда Маша во сне вылезла на берег, она потеряла контакт с чувствами и появилась опасность , которого символизирует– ягуар. В в жизни Маша обычно бежит от чувств и переводит их в сухую и жесткую информацию, которая для нее ядовита. То, что корни во сне ее пугают, знак того, что она живет в режиме «сухой информации».

Ведущий: Мне вспомнилось библейское выражение «он познал ее» применительно к половому акту. Тут это кстати?

Коряги: Да, это имеет отношение к нам и теме «чувственной информации».

Ведущий: Спасибо, коряги, мы можем вас отпустить. Теперь я хочу поговорить с образом «голоса по радио»

Голос по радио: Я олицетворяю государственную структуру. Я гремлю, непререкаемый, стальной, истина за мной! Я вертикаль госструктуры, четко структурированный Логос. Моя Цель – донести это сообщение, сообщение о том, что неизбежна смена логоса. Эта последняя информация, которую я могу и должен донести. Тут нет ничего личного. Мой голос спокойный и сухой, мне не важно, уцелею ли я.
Полная безэмоциональность… Для человека, на уровне эмоций, глобальная катострофа – кошмар, но на гос.уровне это - просто фактор экономики и политики.

Ведущий: Что происходит сейчас с экономикой и политикой?

Голос: Сейчас и экономике и политике приходит конец и мне тоже как прежнему логосу. Я – голос по радио и одновременно с неба, но я не небо.

Ведущий: Где на небе ты локализован?

Голос: Появляется структура в небе, что-то легкое, пластичное, со стальным отливом.
Когда мир изменится, эта структура окончательно трансформируется: сталь станет плазмой, обретет гибкость, многовариантность, красоту. В образе радиоволны - также намек на будущую трансформацию.

Ведущий: В чем послание этого образа конкретно Маше?

Голос: Я реализуюсь в каждом и каждый мое – дитя. К человечеству у меня отцовское отношение. Конкретно никого не выделяю. Не выделяю и ее, так что пусть меня не боится.

Ведущий: Спасибо, Голос. Теперь ты снова (вдох-выдох) становишься Машей.

Сновидица: Да, я – Маша. Теперь надо поговорить со зверем, наверное, это будет наиболее личный образ.

Ведущий: Стань зверем из сна Маши.

Зверь: Я – зверь из сна Маши. Я – загнанный, вытесненный, зажатый.

Ведущий: Где это сжатие в теле Маши?

Зверь: в середине, в солнечном сплетении. Моя воля подавлена, я ощущаю себя связанным какими-то грязными тугими бинтами. От этого я злой и измученный.

Ведущий: Что сейчас происходит с забором?

Зверь: Забор был больше и острее, сейчас уменьшился. Забор – это загородка, город, коллективность. Это защита, но и ограничения. В городе все рабы, идут на работу, они этим защищены, но несвободны, они как роботы. Сперва я, зверь, рос и набирался сил за забором, а силы брал и из Интернет- пространства – ведь там все вытесненное, все неприемлимое социально.

Ведущий: Что сейчас происходит с забором, после озвучивания его роли?

Зверь: Забор развалился. Бинты, которыми я был связан, подрастрепались.
Злость к бинтам придает силы их разорвать! В этом послание для Маши. Ей нужна агрессия для разрушения оков! Я сейчас – мощный, живой, упругий, шерсть блестит! Я выгоняю ее в воду специально для нужного ей соединения информации и чувства.

Ведущий: Ты сейчас полностью свободен? Какие ощущения в теле?

Зверь: Не полностью. Есть еще сдавливание в животе в пупочной области.
Ведущий: Что это?

Зверь: Это Машина обусловленность материальными благами, это камень в желудке отяжеляющий, большой, неусвояемый.. Образ такой: «сажусь на жопу и сижу ровно»

Ведущий: Под лежачий камень вода не течет?

Зверь: Теперь учащается дыхание, возникает аритмия, болезненно чувствую камни в почках. Теперь я ягуар, придавленный камнем…

Ведущий: Стань этим камнем.

Сновидица: Я камень – круглый здоровенный булыжник. Тот камень, что катит в гору Сизиф. Жизнь Маши приходит зря, направленная на то, чтобы прожить день и наесться в процессе этого дня всякой потребительской дряни и навязанной информации. Маше ее «не переварить» она застревает комом в желудке. Это – Сизифов труд, бессмысленный, бесполезный, унизительный. Когда я, Маша, начинаю ненавидеть этот камень-ком и пытаться его из живота вырвать – он растет. А когда я вспоминаю об изменениях мира из моего сна, об образах течений и коряг – он размывается водой.

Ведущий: Стань этой водой.

Сновидица: Я – вода, размывающая камень. Я - хитрая вода, активная. У меня есть цель. Я – «исподвольщица», как бы скромная, незаметная, но отражающая и этим формирующая подводные течения. Я -то новое, что вышло в осознание. Я состою из струек - тех людей, которые осознали подводные течения и «остранняют» для других мир. Этих людей можно назвать акушерами-провокаторами, как называет себя герой романа Ильи Эренбурга «Похождения Хулио Хуренито». В этот ручеек входят все поступки, которые сдвигают точку сборки от старой реальности Логоса к новой реальности Ризомы.

Ведущий: Я вижу за этим Архетип Гермеса в ипостаси Трикстера.

Сновидица: Да, что-то из этого ряда. Все шутники – и Остап Бендер и Ходжа Насреддин, и Ворон и Локи…

Ведущий: Стань сейчас ягуаром.

Ягуар: Я ягуар. Мне стало гораздо легче, я могу встать. Машу ощущаю как очень родственную и близкую, больше не ее хочу пугать. У нее есть возможность сейчас подойти и повзаимодеймствовать со мной. Я – это ее инстинкты. Дионис и Шива тоже на ягуарах и тиграх ездили …


***

На этом наша работа со сном Маши заканчивается. Из записи беседы видно, насколько она эффективна в личном плане и насколько сон Маши созвучен тому, что происходит в мире, то есть насколько он «вплавлен» в коллективное бессознательное. Мы спим все вместе, как вместе живем на этой планете. Никто из нас не остров, мы все части «материка» -коллективно создаваемой реальности и тех кто создает ее, и тех возможных реальностей, которые могли бы быть созданы. Мы плывем в море символов, пробираясь между Воображаемым, Реальным и Символическим (Жак Лакан) и обмениваясь кусками информаций и интерпретаций. Поэтому наша следующая беседа будет посвящена рассказу о прожитом «сновидцем» дне (вернее, небольшом фрагменте дня).

«Сновидец» рассказывает день как сон в настоящем времени, а ведущий следует за образами, уточняя, предлагая возможную интерпретацию, провоцируя раскрытие и изменение образов. В результате происходит трансформация и день-сон может проявить свое скрытое послание «сновидцу».

 

Эпизод 2: «День, как сон»

Сновидица: Я сейчас иду из дома в ту квартиру, которую сдаю. Я только что прошла через мост над Невой и мимо часовни, и мимо памятнику жертвам ГУЛАГа (это - страшное место, я обычно его обхожу, но все равно я знаю, что оно - там). Сейчас я прохожу мимо круглой большой клумбы в кольце кленов. Я люблю это место, Тут в земле есть сила, все что там случается, имеет для меня особое значение, особую окраску. Сейчас звонит телефон. Мой квартиросьемщик Андрей (он мой давний знакомый) спрашивает: «Ты где?» Я отвечаю: «иду через садик». Он говорит мне, что вчера сменился код на воротах и хочет сказать мне новый код. А у меня очень плохая память на цифры, поэтому я прошу сказать мне новый код по телефону, когда я буду уже перед воротами. Но он настаивает: «ты его хорошо запомнишь!» И действительно, это – 3,5,7, ряд простых чисел. В этом ряду для меня есть нечто мистическое, как во всей высшей математике.
За этим разговором я дохожу до рекламного щита, обозначающего границу сквера. Его территория заканчивается, а этот отрезок пути между двумя квартирами для меня -интересный. Я уже упомянула, что там есть «плохое» и «хорошее» место…«Плохое» -место, где стоит камень на постаменте (Это –Троицкая площадь) Я всегда чувствовала там какую-то безвинно пролитую кровь, которой напиталась земля и не ходила туда вообще. А один раз все-таки подошла к камню – а на нем надпись: «жертвам Гулага» Такой там памятник тому, как русские убивали русских, символ русской истории. Поэтому идти той тропинкой меня не тянет, хотя там путь получается чуть короче, а хожу я мимо часовни и «ведьминского круга», где клумба и клёны. Получается такой архетипический путь: мост – церковь - круг. А как только я дохожу до щита, сказка заканчивается и начинается реальность, резко заканчивается особое состояние и начинается обыденное состояние.

Ведущий: Опиши свое состояние в месте, которое ты назвала сказочным.

Сновидица: «Сказка» - здесь все значимо и интересно. Сейчас я вижу пространство световых тяжей, создающееся светом, сложенным в какие-то структуры. Это похоже на «Зону» из «Пикника на обочине» Стругацких. Похоже тем, что каждая точка этого пространства обладает каким- то значимым свойством, тут - большая плотность потенциальных событий. Ведущий: В состоянии такого вИденья как ты ощущаешь место «круг из клёнов»?

Сновидица: круг - это нежность, защищенность, но мне интересно все в этом мире световых структур. Но вот я подхожу к концу светового пространства (где рекламный щит) и там возникает ощущение ненормального перехода одного в другое. Так не должно быть! Ощущение такое, как будто какая-то агрессивная среда подмывает мир гармонии и этот сказочный мир съеживается, распадается на серые хлопья и исчезает. Во рту у меня металлический привкус и я слышу скрежет, даже не как звук, а как вибрацию.

Ведущий: Вернись в момент, когда ты услышала ряд чисел.

Сновидица: 3,5,7… Я стою в кругу. Это - тор, бублик, космическая станция. В виде тора. И тут что-то сильно связано с русскими сказками.5- это оппозиция, европейская тема, но 3 и 7 цифры русские. Возник образ васнецовских трёх богатырей, совсем детской, наивной, буквальной, лубочной, почвенной сказки . Цифра 5 снова возвращает нас к рацио. Это -пентаграмма, тамплиеры и Гермес Трисмегист (По ощущению). У русских, кстати, в сказках, заговорах, былинах почти нет отсылки к числу 5.Пять для меня сделано из огнеупорного светложелтого кирпича, это вещь логичная и функциональная. Она немного чужда русскому мировосприятию. Венчает же эту вертикаль число 7, оно старше и богато представлено как в русской, так и в общемировой числовой символике. Воспринимается оно как корона, даже с сиянием. Если я вижу числа как кирпичи, то 3 и 7 – красные и замшелые, с оббитыми краями (особенно кирпич-3) Послание этих цифр для меня связанно с Русским Мифосом, европейским Логосом и Мировым Мифосом.

Ведущий: Почему информация по этим вопросам пришла в это время?

Сновидица: Возможно потому, что информация «357» пришла от человека, у которого есть сильная связь с коллективным бессознательным.

Ведущий: в чем послание этого «сна»?

Сновидица: Послание - о необходимости интегрировать западного вИдения в русское, западного Мифоса и Логоса в русский…вижу эту числовую ось как позвоночник, где 3 внизу, 5 посередине и 7 наверху. Интеграция происходит с помощью женских энергий, недаром важную роль здесь играет круг.

Ведущий: В чем послание лично для Ольги?

Сновидица: Важность интеграции именно в ее жизни, важность не усечения чего-то «лишнего», а расширения-гармонизации. Ей пришла пора хорошо научиться пользоваться женской энергией, энергией круга, кольца.

Ведущий: Важную роль тут также играет тот человек, который звонил по телефону.

Сновидица: Да, это - темная фигура, представитель Люцифера, и это - европейская история.

Ведущий: Я чувствую, что мы можем сгустить архетип Люцифера и поговорить с ним по поводу образов твоего «сна». (Происходит сгущение архетипа)

Ведущий: Люцифер, ты здесь?

Люцифер: Да. Образ рекламного щита со мной связан, это - развитие и провокация. Я не забочусь о том, чтобы развитие было не травмирующим. Поэтому для большинства людей мой путь развития - это травма, которая остается навсегда.

Ведущий: Что тут важно для Ольги?

Люцифер: Ольга сопротивляется осознанию неизбежности травмы, неизбежности платы за мои уроки. Она невнимательна к мелочам, поверхностна, развивает свои сильные стороны и приходит к дисгармонии. Тут - отсылка к женскому пути, она должна быть предельно внимательна. Помет мышей в данном случае важнее, чем прилет орла в окно! (Имеется в виду эпизод из книги о Ходже Насреддине, когда он притворялся гадальщиком, чтобы сблизится со своей возлюбленной. Одной вдове, пришедшей к нему с вопросом, удастся ли ей вторично выйти замуж, лжегадальщик уверенно предрек, что все сложится благоприятно, если в течении ближайших трех дней к ней в окно не влетит на рассвете черный орел. Также довольно невнятно он упомянул о том, что она не должна касаться продуктов, испорченных мышами. Но что значат какие-то мыши по сравнению с впечатляющим образом черного орла! И вдова ушла совершенно успокоенная, щедро заплатив предсказателю. Однако, вздумай она вернуться с претензиями, что замуж выйти так и не удалось, хотя орел в окошко не влетал, хитрый Ходжа напомнил бы ей о мышах, к которым она отнеслась с таким пренебрежением…)

Ведущий: Люцифер, к каким еще образам ты тут имеешь отношение?

Люцифер: Я имею отношение к цифре 5. Это - перевернутая горящая пентаграмма. Тут – снова мыши! Мыши отъели кусок начерченной на полу пентаграммы, где должен был быть надежно заперт вызванный Мефистофель, мыши мне дали свободу, дали мне власть над магом.

Образ Фауста очень важен для Ольги, она себя отоджествляет с Фаустом. Это – снова предупреждение для нее: больше внимания мелочам! В цифре 5 – педантичность, скупулёзность, умение все учесть. Ей надо через цифру 5 выйти на цифру 7. Надо больше плавности, жизни в каждой секунде - жизни, а не схемы. Жизнь сложна, схема проста. Пользуясь схемой, человек имеет иллюзию власти, это сладкая иллюзия.

Ведущий: А что важно тут тебе?

Люцифер: Я хочу, чтобы мне было интересно с помощью этих людей. Я играю с ними, как кошка с мышкой. Игра, танец, позиции выверенного бального танца: «Сатана тут правит бал…» .Человек всегда хочет все упростить и до какой-то степени это нужно, но наглый человек хочет все упростить уж совсем до предела, чтобы ему было комфортно.

Ведущий: И тут?

Люцифер: И тут звоню я…

 

***

Как видно из этой беседы, если бы читатель не был заранее предупрежден о том, что речь пойдет об интерпретации событий так называемой яви, разницы между работой со сном как таковым (эпизод 1) и сном наяву (эпизод 2) он бы не заметил. И тут и там происходит раскрытие и трансформация гештальтов, обнаруживающих свой глубинный смысл как для конкретного «сновидца», так и для сообществ людей разных уровней, вплоть до уровня ноосферы. Поэтому в эпизоде 3 речь пойдет как раз о преломлении глобальных событий «сна Земли» в частной жизни - в частном «сне» конкретного «сновидца».

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.178.91 (0.022 с.)