ТОП 10:

Входят Камандаки, Мадаянтика и Лавангика.



Камандаки (рыдая) . Где ты, где ты, дитя мое Малати? О, молви мне, украшавшая мои колени,

Где же, где же теперь твои детские шалости,

Каждой малости сладостный смысл даровавшие?

Где же, где же, разумница, голос твой слышится?

Тяжко дышится мне; как в огне, убиваюсь я.

Ах, доченька,

Помню лик твой младенческий, нежный бутон,

Помню первые зубки твои, лепестки,

Расцветавшие радостно в первых улыбках;

Помню слезы твои, помню лепет невнятный.

Мадаянтика и Лавангика (горестно) . Подружка, красавица, с лицом, подобным радостной луне, куда ты скрылась? Какая прихоть злой судьбы похитила тебя, чье тело нежно, точно цветок шириши? Какое, достойный Мадхава, тебя постигло горе! Весь мир так радовался твоему торжеству, а ныне он погрузился в безысходную печаль!

Камандаки (с еще большим горем) . Ах, дорогие дети!

Союз ваш блаженный, такой совершенный,

Любовь заключила; однако счастливых судьба

разлучила

Незримым своим, нестерпимым ударом,

Как ветер лиану и дерево вмиг разлучает.

Лавангика (в отчаянии) . Как ты жестоко, проклятое сердце! Ты, видно, из железа!(Бьет себя в грудь и падает навзничь.)

Мадаянтика. Лавангика, подруга дорогая, молю тебя, успокойся хоть на мгновенье.

Лавангика. Что мне поделать, подруженька? Не оставляет меня жизнь, словно приклеена ко мне каким-то железным клеем!

Камандаки. О нежная Малати, от самого рождения Лавангика была тебе милой подругой. Что же не сжалишься ты над ней, несчастной, готовой расстаться с жизнью?

Брошена в мире тобою,

Меркнет подруга, мрачнеет,

Словно бессильный светильник,

Брошенный собственным светом.

Зачем, счастливица, ты меня покинула? Ведь в тепле моих объятий, укрытая полою моей рясы, ты росла и хорошела!

Отнимали от груди тебя; ты была словно куколка;

Я с тобою играла, тебя воспитала, взлелеяла,

Обучила тебя, обручила тебя я с достойнейшим.

Больше матери было бы должно любить меня

Малати.

 

(В отчаянии.) О луноликая, судьба отвернулась от меня, и я совсем утратила надежду

Увидать у тебя на руках твоего первородного

Ненаглядного сына, сосущего грудь материнскую;

Видеть, как он смеется, когда на младенческом

темени

Зерна белой горчицы, отборные, чтобы не сглазили.

Лавангика. Прости, почтеннейшая. Невыносимо бремя жизни, единственное мне утешенье — броситься со скалы[70]. Благослови меня, святая, чтобы в другом рождении мне было суждено встретиться с милой подругой!

Камандаки. Нет, нет, Лавангика. И я не стану жить в разлуке с Малати. Одна и та же боль терзает нас. И, знаешь,

Если в грядущих рожденьях

Карма друзей разлучает,

Все же кончина — причина

Нашего освобождения.

Лавангика. Как изволишь повелеть!

Камандаки (глядя с сожалением) . Милая Мадаянтика.

Мадаянтика. Что повелишь своей служанке? Я слушаю.

Лавангика. Смилуйся, подруга, не убивай себя. Помни о своем любимом.

Мадаянтика (гневно) . Не хочу тебя слушать!

Камандаки. Увы, она решилась тоже.

Мадаянтика (про себя) . Властитель мой Макаранда! Слава, слава тебе!

Лавангика. Почтеннейшая, вон видна вершина горы, обвитой священным течением вод Мадхумати.

Камандаки. Все решено. Не будем медлить.

Все жаждут броситься с горы.

Голоса за сценой. Чудо! Чудо!

Мгновенная молния мрак пронизала мгновенный.

В таком озаренье утратили зрители зренье.

Воистину так! Это воля великой ведуньи,

Искусно владеющей вечными тайнами йоги.

Камандаки (всматриваясь, с удивлением и восторгом) . Что это?! Мой милый сын здесь!

Макаранда (входя) . Может ли быть иначе? Ведь здесь во всем величии великая мастерица йоги!

Голос за сценой

Услыхав, что пропала прекрасная Малати,

Сокрушенный, отчаяньем обуреваемый,

Бхуривасу в огонь вознамерился броситься

И, взыскуя погибели, в храм направляется.

Мадаянтика и Лавангика. Едва открылось нам, что мы сможем встретиться с Малати и Мадхавой, и вот новая беда!

Камандаки и Макаранда. О, радость! О, горе! Как странно!

Несчастью сегодня сопутствует счастье.

Дождь маслом сандаловым раны кропит и слепит нас

мечами.

Из ясного неба невиданный ливень:

Амрита целебная смешана с ядом смертельным.

Сварила судьба небывалое зелье,

В котором веселье и горькая скорбь: не без яда

отрада;

И солнечный свет с темнотою густою,

И вместе с луною гроза, предваренная громом [71].

Голос за сценой. Остановись, отец, остановись! О! Я так жажду узреть твое лицо! Смилуйся! Верни меня к жизни! Как?! Из-за меня ты бросаешься в огонь, ты, единственный благодатный светоч рода, ты, чья слава безупречна во всем подлунном мире?! Опять, без жалости и без стыда, покидаешь меня?!

Камандаки. Ах, Малати, милая,

Судьба спохватилась: ты здесь очутилась,

Однако другая беда налетела, грозя и пугая.

Неистовый, так появляется Раху

И в гневе глотает луну беззащитную в небе.

Другие. О милая подруга!

Появляется Мадхава, неся на руках Малати, потерявшую сознание.

Мадхава. Вот горестный удел!

Горе сменяется горем;

Вновь угрожает ей горе,

И неужели удара

Предотвратить невозможно?

Макаранда. А где же, друг, та йогини?

Мадхава

С высот Шрипарваты я быстро спускался.

Нес Малати я на руках, окрыленный, в стране

отдаленной.

Отшельник меня дружелюбно приветил,

И я не заметил, как йогини мудрая скрылась.

Камандаки и Макаранда (просительно, в пространство) . О достойная, спаси нас еще раз! Зачем ты исчезла?

Лавангика и Мадаянтика. О милая подружка Малати, к тебе взываю, тебя молю! (С мольбой.) Спаси, почтеннейшая! Давно уже она не дышит, и сердце перестало биться. О достойный Бхуривасу! О прекрасная Малати! Вы стали причиной смерти друг друга.

Камандаки. О дитя мое, Малати!

Мадхава. Увы, любовь моя!

Все впадают в печальное молчанье, затем приходят в себя.

Камандаки (взглянув вверх) . Что случилось? Словно поток воды пролился на нас с небес, чистых от дождевых туч, и освежил нас!

Мадхава (со вздохом облегченья) . Малати приходит в себя —

Грудь колыхнулась, дыханье вернулось, и сердце забилось;

Пусть не очнулась, очнется; безжизненный сумрак покинул

Дивное это лицо, так что скоро сиянье вернется:

Вновь на заре встрепенется, сияя, воскреснувший лотос.

Голос за сценой

Не внимая смиренной царевой мольбе,

Бхуривасу в огне пожелал умереть;

К счастью, внял напоследок он все-таки мне

И теперь в изумлении возликовал.

Мадхава и Макаранда (глядя вверх, радостно) . Возрадуйся, почтеннейшая!

Ведунья спускается к нам с небосвода,

Летит, облака рассекая, откуда целительным ливнем

На нас низвергаются дивные речи

Целительней, благостней, сладостней влаги небесной.

Камандаки (радостно) . Нас осенило счастье!

Малати. Как хорошо, что снова я живу!

Камандаки (плача от радости) . Приди ко мне, родная!

Малати. Как? Почтеннейшая здесь?! (С этими словами падает в ноги Камандаки.)

Камандаки (подымает и обнимает Малати, затем целует в голову)

Долгий век проживи, в детях жизнь продли!

Осчастливь ты своих, детям жизнь даруй!

Жизнь даруешь ты мне за мою любовь,

Снегом плоти твоей усладив меня.

Мадхава. Макаранда, друг, теперь и Мадхаве стоит жить!

Макаранда (радостно) . Воистину так!

Мадаянтика и Лавангика (друг другу) . Подруга дорогая, та, чей облик превзошел то, что в сердце живет, может быть, и нас почтит объятьем?

Малати. Подружки милые! (Обнимает обеих.)

Камандаки. Но объясните мне, сыновья мои, что же случилось?

Мадхава и Макаранда. Почтеннейшая,

Капалакундала в гневе

Гибелью нам угрожала.

Лишь Саудамипи мудрой

Мы спасены, без сомненья.

Камандаки. Как все это таилось, словно колос в зерне, в убиении Агхорагханты!

Мадаянтика и Лавангика. О, чудо! Судьба, прежде чрезмерно жестокая, ныне стала благосклонной.

Входит Саудамини.

Саудамини (приближаясь) . Достойная Камандаки, прими поклон от твоей давней подруги.

Камандаки. О добрая Саудамини!

Мадхава и Макаранда (удивленно) . Так, значит, Саудамини училась вместе с почтеннейшей! Теперь все становится ясным!

Камандаки

Подойди, подойди ты ко мне, благодатная!

Сколько жизней спасла ты своей добродетелью!

Нет, не кланяйся, милая! Лучше обнимемся!

Услади меня ласковым прикосновением!

К тому же:

Это ты поклоненья достойна, премудрая!

Разве ты не возвысилась над бодхисаттвами [72]?

Совершенная, разве в себе не взрастила ты

Плодоносное дерево, дерево дивное?

Мадаянтика и Лавангика. Вот благородная Саудамини!

Малати. Конечно же! Такова Саудамини — ведь она, достойная подруга почтеннейшей, сумела одолеть Капалакундалу и, укрыв меня в своем жилище, утешила меня так, как сама почтеннейшая! А как она вовремя бросила гирлянду из цветов бакулы, вас всех уберегла от смерти!

Мадаянтика и Лавангика. Мы очень благодарны нашей младшей наставнице!

Мадхава и Макаранда. Как не дивиться!

Камень волшебный причудлив:

Требует он заклинаний.

Йогини чудом спасала

Нас безо всяких молений.

Саудамини (про себя) . От этих неумеренных похвал мне стыдно! (Громко.)Почтеннейшая, вот здесь послание от повелителя Падмавати, подкрепленное согласием переполненного радостью Нанданы, написанное в присутствии Бхуривасу и посланное царем Мадхаве, да живет он вечно! (Вручает послание.)

Камандаки (берет послание и читает) . "Да будет вам всем благо! Верховный повелитель уведомляет, что,

Благосклонствуя ныне тебе, благородный наш,

благословенный,

Добродетельный, доблестный, великодушный и верный

избранник,

Твоему дорогому, достойному другу навек мы даруем

Мадаянтику, чье драгоценное сердце давно покорил он".

(Обращаясь к Мадхаве.) Слушай, слушай, сынок!

Мадхава. Я выслушал, и всем доволен я и за все благодарен.

Малати. Вот, наконец, и из моей души вырван дротик недовольства!

Лавангика. Теперь уж без остатка все желанья достойных Мадхавы и Малати исполнились.

Макаранда (всматриваясь) . Там, кажется, показались Авалокита и Буддхаракшита, а вместе с ними Калахамсака. Увидев нас, они исполнились восторга и, приплясывая от радости, идут сюда.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.014 с.)