ТОП 10:

Психо-физиологическая характеристика установки.



Сявлением готовности организма к определенной реакции, т. е. с установкой, мы впервые столкнулись при изучении шейных и лабиринтных тонических рефлексов. Это было в 1915 г. Как известно, по Магнусу (50) при изменении положения головы меняется тонус конечностей. Мы установили, что если поворачивать голову осторожно, не нанося при этом значительных раздражении, то в конечностях тонус не изменяется. Но если после этого нанести какое-либо раздражение — ущипнуть хвост, сдавить конечность или ухо, то сейчас же возникает тонический рефлекс, соответствующий данному положению головы. Анализ таких явлений привел нас к заключению, что эта предуготовленное!ь организма к тоническим реакциям заключается в повышении возбудимости определенных тонических центров в центральной нервной системе. Она получается вследствие субминимального действия периферических импульсов от проприоцепторов шейных мышц, которые раздражаются от рас-


тяжения при поворотах шеи, или лабиринтных рецепторов, которые раздражаются при изменении положения головы в пространстве (Бертов 51). Эти центры с повышенной возбудимостью легко вовлекаются в реакцию различными раздражениями вследствие иррадиации вызываемого ими центрального возбуждения.

Мы изучали также изменчивость других рефлексов и во всех случаях находили, что любая рефлекторная реакция живошого обусловлена не просто возбуждающим действием того или другого компонента окружающей среды или действием применяемого эксперимента!ором раздражителя, вслед за которым непосредственно наступает данная реакция. Она обусловлена комплексным действием всей настоящей и предшествующей внешней ситуации, что создает в центральной нервной системе определенное функциональное состояние в виде повышения возбудимости в определенных нервных центрах (Беритов, 52). Это повышение возбудимости в определенных нервных центрах является тем предрасположением или той самой готовностью, которую в отношении поведенческих актов принято называть установкой.

Для выяснения роли того или иного компонента внешней среды в индивидуально приобретенном поведении мы проводили следующие опыты по методике свободных движений. В большой экспериментальной комнате один из экспериментагоров (К.) вырабатывал пищевое поведение к правой кормушке, а другой (Д.) — к левой. Оба рефлекса вырабатывались на один и тот же сигнал — звонок (см. схему экспериментальной комнаты на рис. 45). Опыты проводились ежедневно. Сначала в комнату входил один экспериментатор, например К., и при звучании звонка подкармливал собаку из правой кормушки. Затем через промежуток времени о г нескольких минут до нескольких часов приходил второй экспериментатор (ДЛ и при том же сигнале кормил собаку из другой кормушки. В первое время собака независимо or того, какой экспериментатор находится в комнате, бе,када то к одной, то к другой кормушке, притом и при отсутствии звонка, так сказать «спонтанно». Впоследствии собака стала подбегать к кормушке только при звучании звонка и в присутствии экспериментатора и притом строго к соответствующей кормушке. Мы детально изучили обе стадии этого индивидуального поведения и установили между ними существенное различие.

На первой стадии индивидуально приобретенное пищевое поведение наступает исключительно на основании воспроизведенного образа кормушки с проекцией ее в определенном месте экспериментальной комнаты. О то г образ создается уже после одного кормления из данной кормушки. Воспроизведение его происходит легко под влиянием пищевого сигнала или какой-либо части экспериментальной обстановки. Воспроизведенный образ вызывает у собаки такую же поведенческую реакцию по отношению к пище, находящейся в кормушке и скрытой за ширмой, как если бы она ее видела.

В этих опытах кормушка открывал icb, и собака получала пищу только при звучании звонка. Во всех остальных случаях кормушка оставалась закрытой, и собака пищи не получала. Следовательно, через некоторое время при пищевом сигнале у собаки воспроизводится образ открытой кормушки, который сопровождается соответствующим эмоциональным возбуждением, по-видимому, субъективно переживаемым в виде чувства удовольствия. Одна экспериментальная обстановка без пищевого сигнала воспроизводит у собаки образ закрытой кормушки и притом, вероятно, без эмоционального возбуждения. Соответственно экспериментальная обстановка опыта без пищевого сигнала перестает вызывать побежку к кормушке или вызывает ее в редких случаях, главным образом когда собаку вводят в экспериментальную комнату, т. е. при виде самой кормушки.

Однако вид экспериментально)! обстановки, очевидно, постоянно влияет на кору большого мозга, ибо он вызывает не толььо представление закрытой кормушки, но и образ пищи в ней. Вследствие этого пока животное находится в экспериментальной комнаю, двигательные элементы в коре больших полушарий должны испытывать некоторое субмпнимальное воздействие; воз-


можно при этом происходит также некоторое эмоциональное возбуждение. •С последним связана активация палеокортекса и ретикулярной формации, из-за чего возбудимость еще больше повышается как в двигательных элементах коры, так и в других двигательных элементах головного мозга. Это не только создает готовность к пищевому поведению вообще, но и в некоторой мере определяет направление самого поведения. Этим объясняется, что собака не только при пищевом сигнале, но и при других раздражениях, связанных с экспериментальной обстановкой, срывается с лежанки и бежит к кормушке.

Итак, на той стадии, когда внешняя обстановка перестает активно возбуждать животное и направлять его к кормушке, она оказывает на его поведение установочное действие путем повышения возбудимости в определенных ассоциационных и двигательных центрах в связи с репродукцией образов пищи в закрытой кормушке.

Фактический материал показывает, что в этой начальной стадии звонок вызывает пищевое поведение ив том случае, если он дается посторонним лицом в отсутствие экспериментаторов даже в другой, необычной комнате: на пищевой сигнал собака бежит в экспериментальную комнату к кормушкам. Собака поступает таким же образом «спонтанно», без пищевого сигнала. И в этом случае она перебегает из другой комнаты через коридор в обычную комнату и подходит к кормушкам. Приведенные факты доказывают, чго здесь проявляется двигательная активность образа местонахождения пищи. Очевидно, в этом правильном, целесообразном течении поведенческого акта существенную, регулирующую роль играет образ пищи, проецированный в определенной кормушке экспериментальной комнаты.

Этот же факт имеет еще и другое, чрезвычайно важное теоретическое значение. Он указывает на то, что и после того, как внешняя обстановка опыта стала оказывать установочное действие на пищевое поведение, сигнал (звонок) вызывал пищевую реакцию не только при наличии предварительной установки, но и без нее. А именно, образ местонахождения пищи, который репродуцируется непосредственно при воздействии пищевого сигнала, совершенно достаточен для вызова и целенаправленного протекания пищевого поведения.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.188.251 (0.003 с.)