ТОП 10:

Советы тем, кто хочет научиться писать закадровые тексты профессионально



1. Язык должен быть особый. Есть формула: "пишем, как говорим, говорим, как пишем". Это означает, что закадровый текст должен быть написан в стиле разговорного литературного языка. Как это понять? В обычной разговорной речи мы не договариваем фразы, употребляем много сленга и вводных слов. Мы учитываем общение с конкретным собеседником и разговариваем с мамой одним образом, а с другом совсем иначе. Разговорный литературный язык обращен к самым разным зрителям одновременно. Он должен быть достаточно разговорным, чтобы легко ловиться на ухо и достаточно литературным, чтобы быть понятным всем и каждому и сохранять традиции великого нашего и могучего (что абсолютная правда) русского языка. Разговорность и суперкраткость не означают косноязычия.
Теперь представьте себе момент, когда репортер приезжает со съемок, отсматривает материал и садится писать текст. Он читает его глазами, как книгу или газету. Но написать его он должен для восприятия на слух. Значит, после того, как текст написан, надо уметь проговорить его внутри себя и проверить:
- Все ли ловится на слух?
- Что на слух трудно понять?
- Нельзя ли объяснить это же более простыми словами?
Но помните, увлечение излишней "разговорностью" тоже опасно. Надо избегать вводных слов, таких, как: "вот", "итак", "впрочем", "кажется", "например", "кстати". Они здесь лишние, так как не несут никакой смысловой нагрузки. Каждое слово журналистского текста должно быть, как говорится, на вес золота.
Надо избегать и слишком сильных определений, таких как "никогда", "навечно", "навсегда", "ни один человек" и т.д. Вы рискуете оказаться неточными, так как мир очень не предсказуем. Не берите на себя лишней ответственности. Как говорится: "Никогда не говори никогда".

2. Краткость - сестра таланта. Существует правило: в одном предложении должно быть не более 12 слов. Надо уметь ставить точки. Почти каждое длинное предложение можно превратить в несколько коротких. Это правило тесно связано с первым.
Приведу пример. Опять возьму проблемы ЖКХ.

Журналист написал: "Осенью этот водопровод уже однажды ремонтировали, но затем отложили дело до весны, и только по специальному распоряжению мэра летом начались строительные работы, которые в свою очередь растянулись до следующей осени".

Важные сведения? Наверное, да. Но воспринять это на слух невозможно. Полная путаница.

А теперь представим себе то же самое в другом варианте: "Ремонт водопровода начался прошлой осенью. Не успели. Летом по специальному распоряжению мэра снова взялись за дело. Опять осень. Опять не успели".

Сказано то же самое, только более короткими фразами. Их гораздо легче произносить и воспринимать. Иногда это может быть одно слово. Но такое слово надо найти, оно должно быть очень точным.

Емкие высказывания, как я уже говорила, особенно хороши в начале и в конце сюжета. По этому поводу вспоминаю последнюю фразу корреспондента в одном репортаже из Чечни: "У этой войны нет тыла. Стреляют в спину". Лучше не скажешь, не правда ли?

Надо заметить, что в последние два-три года наши коллеги, которые работают в газетах, взяли на вооружение разговорный литературный стиль. В таких популярных изданиях, как "Коммерсантъ", "Комсомольская правда", "Аргументы и Факты", самые серьезные политические и экономические статьи, аналитические обозрения пишутся понятным, местами даже веселым, "стебным" языком. Я уверена, что здесь не обошлось без влияния телевидения.

3. Не перегружайте зрителя фактической информацией. Помните, человеческая память не безразмерна. Особенно трудно запоминать на слух цифры, имена, должности, названия фирм. Прежде, чем писать это на бумаге, хорошо подумайте, насколько это необходимо, особенно, в случаях с цифрами.
Например, мы слышим: "Завод перерабатывает 50 тысяч тонн нефти за год". Отлично! Но спросите у зрителей: "Это много или мало?" Никто не ответит. Для ответа нужно знать, хотя бы, сколько перерабатывалось нефти в прошлом году, как обстоит дело на других заводах с такой же мощностью и т.п. Цифры обязательно должны быть такими понятными, чтобы их можно было, как говорится, потрогать руками, осознать разумом. Они должны вызвать реакцию зрителя, любую: от возмущения до абсолютного счастья.

Или такое сообщение: "Миллион людей сидит в тюрьмах в России". Цифра большая, но мы в состоянии понять, как это много, только тогда, когда появляется возможность узнать, что реально в тюрьме сидит один из ста взрослых людей России, и по количеству заключенных мы идем впереди планеты всей. Сама по себе цифра "миллион" не дает возможности среагировать на нее.

Помню случай из своей педагогической практики, когда я дала задание слушателям растолковать несколько цифр на выбор. Одна из цифр касалась так называемого ленинского субботника, на который раньше выходило несколько тысяч человек, а теперь десятки. Одна студентка взяла и подсчитала, какую именно территорию надо реально убрать людям в своем микрорайоне. И оказалось, что одному взрослому человеку, жителю данного микрорайона, надо подмести метлой площадь, равную однокомнатной квартире (Всего-то!) Это было очень интересно.

На основе несложных арифметических действий получилась прекрасная тема для сюжета, а сам сюжет - ярким, нестандартным. Вот мужчина и женщина убирают свою маленькую квартиру. А вот улица, где грязно и неуютно. Если каждый житель выйдет на улицу и приберется так, как прибирается у себя дома - город станет другим. При этом расчеты выводились на экран, и арифметика стала не проблемой и сложностью для журналиста и зрителей, а, наоборот, интересным компонентом сюжета.

4. Помните о значении первой и последней фразы в сюжете.При написании закадровых текстов на это всегда надо обращать внимание. Психологически зрителю надо войти в сюжет и "включить" полное внимание. На это всегда уходит какое-то время. Первая сильная фраза, всегда короткая, иногда парадоксальная и жесткая - это дверь, открытая в сюжет. Последняя фраза - это почти всегда вывод, квинтэссенция сюжета. Ее зритель должен запомнить.

5. Выбирайте главное. Попытка сказать как можно больше - распространенная ошибка многих тележурналистов. Если человек владеет литературным разговорным стилем, хорошо знает тему, имеет популярность у зрителей, ему кажется, что он все делает правильно. На самом деле так и есть. Ошибка одна - слишком много сведений, слишком много "начинки в пироге, где повидло вместе с мясом и капустой".
И при написании текста надо проверять себя вопросом: "О чем сюжет?" Выбор бывает мучительным, особенно если тема интересная и оператор - профессионал. Но лучше разделить эту тему на несколько разных сюжетов, чем стараться сделать два или три в одном.
Предположим, первого сентября администрации района не удалось открыть новую школу. Вы делаете сюжет об этом. Вам повезло, и оператор успел "подхватить" на камеру эмоции родителей, которые по ошибке привели туда первоклассника, и директора школы, и даже строителей, которые работают круглосуточно. Синхроны эмоциональные, убедительные. Вы даже нашли виноватых (департамент финансов перечислил деньги на ремонт только в августе).

И вот 1 сентября в День знаний зритель в программе новостей получает в качестве самой главной новости подробный репортаж о последних днях строительства новой школы со многими сюжетными линиями, в том числе с пространным интервью чиновника департамента финансов об экономической ситуации в регионе. Интервью, повторяю, интересное и яркое, так как чиновник пойман, что называется, с поличным. Но надо ли было давать все это именно 1 сентября? Не лучше ли, собрав весь материал, подготовить специальное телевизионное расследование или серию репортажей об этом горе-строительстве?

Могу привести простое сравнение, понятное каждому. Вы приходите в магазин, у вас есть сто долларов. На эти деньги вы можете купить пиджак, который вам нужен для эфира. Но только один. Можете на эти же деньги купить пять кофточек, вполне приличных, только в эфире нельзя работать в этих кофточках. Если вы идете покупать одежду для работы, значит, вам нужен пиджак. Тогда забудьте о других товарах, которые вам нравятся и даже нужны, но совсем для других целей. Вопрос: "О чем я делаю сюжет?" - должен стучать у вас в висках все время, пока вы пишете текст.

6. Вырабатывайте индивидуальность и узнаваемость своего стиля. Часто творческие люди прикрываются словом "стиль" в те моменты, когда надо признать плохую работу. Право на индивидуальность и на свой стиль надо заслужить и, прежде всего яркой, профессиональной работой и признанием у зрителя. Действительно есть журналисты и на центральном и региональном телевидении, которых можно узнать с первой фразы. Они могут позволить нарушить жесткие профессиональные требования, такие как, например, краткость и точность. Они бывают разговорчивы и цветисты, иногда даже пишут в стихах. Но их знают и любят.

Как отличить истинный стиль от профанации? Сложный вопрос. И успех у зрителей только один из показателей наличия собственного стиля, причем не всегда убедительный. Вспомните сюжет про "Белкозин", где журналист сработал отвратительно, а зрителям, как говорится, понравилось. Настоящий стиль всегда опирается на прекрасное знание языка, эрудицию, огромную работоспособность. У вас все это есть? Тогда поздравляю.

Примером особого стиля можно назвать стиль Шендеровича, Парфенова или Познера. Как только я называю эти имена, вы сразу представляете манеру говорения и стиль этих прекрасных журналистов. Не правда ли?

7. Закадровый текст должен строиться на существительных и сказуемых. Прилагательные, деепричастия, причастные обороты порой бывают совсем не нужны. Те же прилагательные по природе своей описывают картинку, а не дополняют ее. Если оператор не снял теплую, домашнюю атмосферу семьи, то ваши слова за кадром о том, что "в данной семье царит теплая, домашняя атмосфера" положения не спасут. Деепричастия всегда делают фразу длинной и плохо воспринимаются на слух. Учтите это.

8. Избегайте канцеляризмов и прочих лишних слов.Вслед за многозначительностью и пустословием на региональном ТВ есть еще одно опасное и весьма распространенное заблуждение - употребление канцелярских слов. Почему я говорю: заблуждение? Потому что многие журналисты считают, что выступление по телевидению, в том числе их собственное, - дело ответственное, серьезное и, поэтому, невольно переходят на официальную дистанцию и соответствующий тон. Они невольно употребляют обороты: "в настоящее время", "эта проблема является", "в свете предстоящих событий" и т.д. Казалось бы, всего несколько слов за кадром, а уже сразу создается атмосфера доклада, пресс-релиза, отчета, но ни как не разговора со зрителем.
Опять повторю: пишите все, что придет в голову, все, что хочется написать, но потом безжалостно вычеркивайте лишние фразы и заменяйте официальные слова на простые. "В настоящее время" не является лишним словосочетанием, если рассматривать информацию, заложенную в этих словах. Но это штамп, не разговорный стиль, поэтому ищите замену.

У меня есть один секрет, которым могу поделиться. Часто, когда идет речь о текстах, и мои слушатели упорно настаивают на таких привычных оборотах, я предлагаю им провести эксперимент. Он называется "Звонок другу", как в известной телеигре "Кто хочет стать миллионером?". Например, журналист предлагает такую фразу для закадрового текста: "Сегодня распахнула свои двери новая школа, которая является в настоящее время лучшей в районе по техническому оснащению". (Примерно такие фразы приходится слышать постоянно с экранов регионального ТВ.) Я прошу автора: "Представь себе, что во время съемок тебе на мобильный телефон звонит друг или подружка и спрашивает: "Что ты снимаешь?" А теперь прочитай нам свой ответ в том варианте, как ты это написал". И опять звучит: "Я снимаю сюжет, как сегодня распахнула свои двери новая школа, которая является в настоящее время лучшей в районе по техническому оснащению". Несмолкаемый хохот в аудитории, и сам автор выглядит несколько озадаченным. Все потому, что он никогда не имел возможности пообщаться со зрителем напрямую. Чтение текста за кадром - процесс, который многие журналисты ложно понимают как процесс самовыражения: "Я добыл информацию, обработал ее и зачитал". Процесс усвоения этой информации зрителями не учитывается абсолютно.

Упражнение "Звонок другу" сильно меняет ситуацию, потому что при зачитывании своего текста журналист собственным ухом чувствует ложь, фальшь и неоправданность выбранного стиля. Попробуйте сделать это, когда появляются сомнения. Я всегда говорю, что многим журналистам требуется перевод их текста с русского на русский, то есть с русского письменного, канцелярского на русский разговорный литературный язык.
Как же можно "перевести" текст про новую школу? Вариантов много, например: "Наконец открылась в нашем районе новая школа. Школа на уровне требований 21 века". Кстати повтор одного и того же ключевого слова - это хороший прием, который можно использовать при написании закадрового текста. Объяснение простое - ухо улавливает текст совсем не так, как глаза. Полезно читать книги и делать упражнения по ораторскому мастерству. Очень многие советы из этих книг помогут вам при написании текстов.

Честно говоря, то, что я уже назвала - "короткие фразы", "живой слог" и т.д. - это тоже имеет прямое отношение к искусству "говорения". Отличия между публичным оратором и журналистом, который пишет закадровый текст к своему сюжету, несомненно, есть и много. Я уже говорила об этом в первой главе. Напомню главное. Оратор выступает перед определенной аудиторией и видит слушателей глаза в глаза. Журналист обращается ко всем вместе и к каждому в отдельности. Здесь надо уметь думать над каждым словом и не увлекаться эмоциями. Эмоции должны возникнуть у зрителя после того, как он посмотрит ваш сюжет. Желательно, чтобы результат оказался именно таким, на который вы рассчитывали.

9. Приводите факты, а не мнения. Мы говорим о закадровом тексте и здесь есть жесткое правило: журналист сообщает факты и только факты. Мнения могут сообщить эксперты или участники сюжета. Наше дело разобраться в проблеме, вычленить главное, проверить информацию и донести ее до зрителя. Нет у нас права использовать служебное положение для того, чтобы выразить свое собственное отношение к проблеме. Местоимения "Я" надо забыть. Такие сочетания слов, как "я надеюсь", "я думаю", "мне хочется верить" (иногда журналисты предпочитают "я" заменять на "мы", но от этого лучшего не становится) - не допустимы в информационных сюжетах.

10. Приводите разные точки зрения на проблему, затронутую в сюжете. Хорошая информация предполагает стремление к объективности. Полной объективности нет и быть не может, потому что слишком много факторов влияет на журналиста. В том числе воспитание в семье, общий уровень культуры, наличие собственного опыта, наконец, личная неприязнь к кому-либо. Объективности не бывает, но профессия требует некоторой отстраненности личности журналиста от того события, которое будет показано на экране. Рецепт придуман давно - надо дать высказаться всем участникам события, тогда возникнет ощущение правды и благодарность журналисту, который постарался собрать максимум информации из разных источников, доверив зрителю самому делать выбор: на чьей он стороне.

Возьмите те же проблемы ЖКХ, тему, которая волею судьбы оказалась самой упоминаемой на региональном телевидении. Десятки, если не сотни сюжетов об этом делаются с участием только одной стороны - самих жильцов. Конечно, нередко несчастные начальники ЖЭУ и главы районных администраций сами уклоняются от встреч с журналистами. В этом случае, надо дать зрителю возможность убедиться в том, что были сделаны все попытки, чтобы дать слово и той, и другой стороне.

А теперь предлагаю вам на примере конкретного сюжета, взятого мной из эфира реальной телекомпании разобрать конкретные его достоинства и недостатки. Внимательно читаем текст.

Ведущий: Здравствуйте, вы смотрите "Новости". 18 тысяч жителей Кстовского района сегодня пользуются водопроводом последний день. Уже завтра ни горячей, ни холодной воды в их кранах не будет. Сколько это продлится - не известно.

Корреспондент: 18 тысяч человек без воды - это ЧП федерального масштаба. В прошлом году кстовчане это уже проходили. Администрация района - хронический должник "Водоканала", и у последнего нет другого выхода, кроме как отключать.

Елена Курникеева, нач. службы реализации МУП "Водоканал": Из-за постоянных больших неплатежей мы не можем заплатить налоги. Уже начинают арестовывать счета в банке. Мы не можем расплачиваться. "Водоканал" будет отключать устройства для подачи воды.

Корреспондент: В прошлом году вода в домах кстовчан появилась после вмешательства МЧС. В этот раз на такое надеяться не приходится. Все формальности соблюдены заранее, и право на отключение у "Водоканала" есть. Причем кстовская администрация представителями "Водоканала" была предупреждена за 2 недели. Однако никакой реакции не последовало. А между тем двухгодичный долг Кстовского района составляет уже 9 миллионов рублей. После прошлогоднего конфликта никаких выводов сделано не было, долг не только не погасили, но и накопили новый.

Е. Курникеева:Знаем, что жители-то платят. Мы неоднократно предлагали руководителям жилищных управлений, которые заключают с нами договоры, чтобы "Водоканал" Нижегородский сам собирал деньги с жильцов. Но они отказываются. Видимо, на чужие деньги жить очень хорошо.

Корреспондент: Так что в этом году компромиссов не будет. Подключение - только после проплаты всех 9 миллионов. Как говориться, "утром деньги - вечером стулья". "Водоканал" действительно находится в отчаянном положении. Налоговики арестовывают счета, а должники не платят в общей сложности 67 млн. рублей. На эти деньги предприятие могло бы безбедно жить 3-4 месяца. Среди должников АО "ГАЗ", АО "Термаль", администрация Борского района. При чем в этом последнем случае отключение невозможно. "Водоканал" здесь обеспечивает утилизацию промышленных отходов и канализацию.

Е. Курникеева: Если мы отключим свои устройства от приема стоков, то может возникнуть экологическая катастрофа на реке Волга. Стоки, особенно химические, пойдут напрямую в Волгу.
Корреспондент: В арбитражном суде уже лежит исковое заявление к Борской администрации. Не исключается даже возможность начисления пеней. Впервые в практике водоснабженцев. Что самое любопытное, ни Бор, ни Кстово не относятся к сфере обязательного обслуживания Нижегородского МУП "Водоканал". Видимо, в очередной раз практика подтверждает, что ни один добрый поступок не остается безнаказанным.

Корреспондент: Так, что заложниками возникшего конфликта стали простые кстовчане. Они, кстати, считают, что сейчас главная задача администрации Ктовского района - не допустить отключения воды. А значит любыми путями найти средства для погашения долгов.

Кстовчанка: У нас же Боляк (мэр г. Кстово - Н.З.) говорит, что он для народа все делает. Пусть он и сделает, чтобы не отключали воду, заплатит.

Корреспондент: Столь категоричное мнение разделяют почти все жители домов, обслуживаемые ЖЕО МУП "Ждановский" и "Дружный". Это, кстати, значительный жилой массив поселков Афонино, Дружный, Ждановский и Селекция. В большинстве своем люди не знают, да и не хотят знать, где оседают деньги за водоснабжение, которые они платят регулярно. Для них ясно одно: без воды, тем более летом, жить нельзя.

Кстовчанки:
- Без воды как можно жить? Маленькие дети. Надо их кормить, мыть. Тем более, сейчас лето.
- У нас дети, и скотина. Нам вода нужна каждый день.
- Если у нас воду отключат, я тогда не знаю! Не платить за квартиру что ли? Мы же платим за нее.

Корреспондент: Вообще-то кстовская мэрия, так же как и "Водоканал", весьма сожалеет о том, что заложниками ситуации остаются рядовые кстовчане. При этом продолжают настаивать каждый на своей правде. "Водоканал" говорит о задолженности кстовской мэрии в 9 млн. рублей. Кстовская мэрия - о том, что денег все равно нет и не будет.

Вера Григорова, директор департамента ЖКХ Кстовской администрации: Жители нам возмещают только 40%, а основное возмещение идет из бюджета.

Корреспондент: В соответствии с принятым областным бюджетом, доходная часть бюджета района сильно сокращена. И ни область, по мнению Кстовской администрации, ни "Водоканал" не хотят понять ситуацию, не пойти на встречу району.

В. Григорова: Мы должны более 30 млн. "Нижновэнерго". Мы должны более 2 млн. "Облгазу". Т.е. долги не только перед "Водоканалом". Не потому что мы не хотим платить, а нет возможности платить. Одними отключеньями это положение не исправить.

Корреспондент: Интересно, что Кстовская мэрия настолько уверена в своей правоте, что о возможности отключения воды даже не поставила жителей в известность.

В. Григорова: Если они нас предупредят, как положено, что они действительно отключают, и будет четко сказано, что они конкретно отключают, где конкретно отключают, какие населенные пункты, какие жилые дома, мы будем принимать меры, и тогда я вам скажу свое решение. Процедура предупреждения об отключении ими проведена не полностью.

Корреспондент: "Водоканалу", например, вменяется в вину то, что с 13 июня, как это было сказано в уведомлении, подача воды сокращена не была. Без этой подготовительной процедуры, по мнению мэрии Кстова, отключить воду теперь нельзя. По крайней мере, в ближайший четверг. Таким образом, Кстовская администрация большие надежды возлагает на повторение ситуации прошлого года, когда "Водоканал" вынужден был включить воду уже спустя несколько часов после ее отключения. И кстовская мэрия полностью задолженность так и не погасила. Как будет развиваться ситуация в этот раз, покажет время. "Водоканал" намерен отключить воду уже в четверг".

Вы внимательно прочитали текст? Попробовали его на слух? Какое ваше общее впечатление? Поделюсь своим. Естественно, надеюсь на совпадение наших оценок, хотя это вовсе не обязательно.
Сначала о хорошем, за что можно похвалить автора.

1. Собран обширный материал, и автору удалось разобраться в проблеме.
2. Показаны две главные стороны конфликта. Каждая сторона получила в эфире равные возможности для высказывания своей позиции.
3. Закадровый текст написан коротко, ясно, четко без лишних эмоций и канцеляризмов.
4. Взяты хорошие, эмоциональные синхроны у жителей города Кстово. Без них сюжет остался бы спором одних начальников - это было бы грубой ошибкой.
5. Синхроны "начальников" короткие точные, явно эмоциональные. Это редкость, когда, по сути, мы имеем два в одном: синхрон-свидетельские показания и эмоциональный синхрон.

О достоинствах, пожалуй, все. Теперь - о недостатках.

1. Сразу бросается в глаза, что сюжет слишком длинный. Более того, в этом сюжете явно есть лишняя сюжетная линия - экология Волги. Тема важная и нужная, но журналист должен был ее оставить для других материалов.
2. Далее нарушено правило: "один синхрон - одно появление в кадре". Я понимаю автора сюжета, синхроны ответственных лиц редко бывают столь убедительными и удачными, как это получилось в данном случае. Но все равно надо выбирать. Тем более что ясна и позиция "Водоканала", и позиция мэрии.
3. Вы обратили внимание на огромное количество цифр, которые нельзя запомнить и оценить на слух? В этом смысле этот же сюжет дает нам хороший образец, как надо и как не надо. Когда в подводке ведущего сказано, что "18 тысяч жителей Кстовского района сегодня пользуется водопроводом последний день" - зритель вряд ли среагирует, что называется, сердцем. (Конечно, если он сам не живет в Кстовском районе и не является одним из потенциальных пострадавших.) 18 тысяч - это много или мало? Первая же фраза корреспондента за кадром дает ответ на этот вопрос и подчеркивает проблему - "18 тысяч человек без воды - это ЧП федерального масштаба". Действительно есть определенные нормативы и ситуации, на которые власти реагируют уже на уровне МЧС. Зритель начинает осознавать остроту проблемы, и это хорошо. Но все дальнейшие цифры усваиваются с огромным трудом и вряд ли останутся в памяти после просмотра сюжета.

Попробуйте произвести редакторскую работу над сюжетом с таким условием, что ничего нельзя добавлять, только сокращать.
Предлагаю вам мой вариант, но полезно было бы сначала сделать свой, а потом сравнить их.

Корреспондент: 18 тысяч человек без воды - это ЧП федерального масштаба. Администрация района - хронический должник "Водоканала".

Елена Курникеева, нач. службы реализации МУП "Водоканал": Из-за постоянных больших неплатежей мы не можем заплатить налоги. Уже начинают арестовывать счета в банке. Мы не можем расплачиваться. "Водоканал" будет отключать устройства для подачи воды.

Корреспондент: В прошлом году вода в домах кстовчан появилась после вмешательства МЧС. В этот раз на такое надеяться не приходится. Все формальности соблюдены заранее. Право на отключение у "Водоканала" есть.

Корреспондент: Заложниками возникшего конфликта стали простые кстовчане.

Кстовчанка:У нас же Боляк говорит, что он для народа все делает. Пусть он и сделает, чтобы не отключали воду, заплатит.

Кстовчанки:
- Без воды как можно жить? Маленькие дети. Надо их кормить, мыть. Тем более, сейчас лето.
- У нас дети, и скотина. Нам вода нужна каждый день.
- Если у нас воду отключат, я тогда не знаю! Не платить за квартиру что ли? Мы же платим за нее.

Корреспондент: Кстовская мэрия, так же как и "Водоканал" продолжают настаивать каждый на своей правде. "Водоканал" говорит о задолженности кстовской мэрии в 9 млн. рублей. Кстовская мэрия - о том, что денег все равно нет и не будет.

В. Григорова, директор департамента ЖКХ Кстовской администрации: Мы должны более 30 млн. "Нижнвэнерго". Мы должны более 2 млн. "Облгазу". Т.е. долги не только перед "Водоканалом". Не потому что мы не хотим платить, а нет возможности платить. Одними отключеньями это положение не исправить.

Корреспондент: Таким образом, Кстовская администрация большие надежды возлагает на повторение ситуации прошлого года, когда "Водоканал" вынужден был включить воду уже спустя несколько часов после ее отключения. И кстовская мэрия полностью задолженность так и не погасила. Как будет развиваться ситуация в этот раз? "Водоканал" намерен отключить воду уже в четверг".

Как видите, текст стал короче более, чем в два раза. Однако информация стала более понятной, более съедобной, если хотите. Ушли сразу две лишние сюжетные линии - экология Волги и проблема оплаты коммунальных услуг со стороны жильцов. Эти темы можно оставить для дальнейшей работы и использовать синхроны, которые не вошли в отредактированный текст. Надо очень осторожно подходить к такой возможности и беречь свое время и деньги компании. Я знаю много случаев, когда журналист стирает запись на кассете, хотя потом приходится снова ехать и брать точно такое же интервью.

Некоторые фразы журналиста я разделила на две части, сделав их более короткими, а некоторые просто убрала за ненадобностью. Естественно я не тронула синхроны жителей. Они эмоциональны, убедительны и запомнятся зрителям. Сейчас сюжет построен так, что четко проводится только одна тема.

Если спросить: "О чем сюжет?" Вы сразу скажете: "О возможном отключении воды завтра у огромного числа жителей". Есть интрига, актуальность, разные точки зрения. Если вспомнить принципы профессионально сделанного сюжета, то здесь есть все три: вода и ЖКХ - это, к сожалению, касается всех и каждого (сегодня у них, завтра у нас), скандал, спор и эмоции - это всегда интересно, позиции сторон - абсолютно понятны.

Я не берусь утверждать, что это идеальный сюжет на эту тему. Наверное, если бы автор нашел героя, интересную историю или другой нестандартный ход, сюжет был бы лучше. После нашей правки он остался вполне рядовым, но уже более грамотным.

Это что касается текста. Но как же картинка? Каким образом связаны текст и картинка? Должны ли они повторять друг друга? Я уже говорила, что разные творческие группы решают эту проблему по-своему. Интуиция автора и режиссера должна подсказать, где надо подчеркнуть и усилить картинку текстом за кадром, а в каких случаях достаточно просто живого звука, то есть интершума. Слово всегда должно быть уместным. Это - главное.

Использование архивов

Обратите внимание на ваш архив. Многие региональные телекомпании, усложняют себе задачу, начиная каждый новый день "с белого листа". Я уже говорила, что архив может подсказать идею интересного сюжета. Без архива невозможно сделать грамотное телевизионное расследование. Архив помогает создать хорошую картинку.

Во многих лучших студиях страны хранятся специальные архивные кадры под условным названием: "молодые люди", "красивые девушки", "старики", "дети" или другой подход: "наш город зимой, летом, осенью, весной" - самые удачные планы как живые видеооткрытки, снятые с различных точек. Такие кадры иногда снимаются специально, но чаще получаются по ходу съемок какого-либо сюжета, и будет преступлением использовать их только один раз. Более того, удачные кадры из архива могут стать фрагментом вашей программной заставки или межпрограммкой, как это называется сегодня.

Наличие архива дает возможность оперативно откликнуться на любое важное событие, так как режиссер может запросто найти кадры с известными политиками, заседанием парламента, криминальными делами и т.д.

Стендап и появление в кадре

Это очень важный вопрос. Должен ли журналист, который готовит материал, обязательно появиться на месте событий или можно обойтись без этого? А если нельзя обойтись, то, как сделать это профессионально? Сразу вспоминаю одну американскую комедию (название не помню), где авторы замечательно посмеялись над современной манерой журналистов все объяснять "через себя". Влюбленная парочка (он бандит, она - жертва) едет по трассе с огромной скоростью. Полиция начинает преследование. На вертолете, свесившись головой вниз, репортер с микрофоном в руке ведет прямой репортаж с места событий. Другой репортер конкурирующей телекомпании привязан к крыше полицейского автомобиля. Ветер и скорость мешают ему говорить, но он выполняет свой профессиональный долг, рискуя жизнью. Ну и так далее. Особенно забавно сделан финал фильма, когда преступники пойманы и оказываются под объективами камер, и самый крутой репортер ведет свой репортаж с пожарной лестницы, которая раскачивается над головами героев.

На самом деле это хорошая ирония над существующим стереотипом. Любые находки, как только становятся общим местом, штампом, стандартом, перестают быть находками. Надо срочно что-то менять. Чрезмерное увлечение этим прекрасным профессиональным приемом осталось в прошлом для западных журналистов. Теперь там предпочитают прямые включения репортеров на месте событий и точные ответы на конкретные вопросы ведущего в студии. Такой прием широко используют наши федеральные каналы. Но региональные журналисты, как это всегда бывает в России, только сейчас "открывают Америку".

Наглядный пример - работа "Есть такая профессия" Якутского телевидения из цикла "Линия жизни". Работа очень яркая о профессии БИТовской бригады "Скорой помощи". Здесь есть и "экшн", и "лайф". Есть конкретные примеры работы врачей на выездах. И чувствуется, что журналист с оператором провели с бригадой не одно дежурство вместе. Героем очерка стала вся бригада: не только врач, но и медсестра, и фельдшер, и водитель. Это очень правильно. Кроме того, главное действующее лицо - врач Наталья Харлампьевна Новикова - своими историями о спасенных и не спасенных жизнях запоминается сразу и навсегда.

Вообще, я не понимаю членов жюри телефестивалей, которые говорят журналисту - ты плохой, а герои твои хорошие. В этом есть глубокая неправда. Потому что, если герой сюжета хорош, - это заслуга исключительно журналиста, который его нашел, сумел разговорить и расположить к себе. Публицистическая программа "Есть такая профессия" получилась! Я вообще воспринимаю публицистику как зеркало, которое ставится перед обществом, фокусируя некие важные проблемы этого самого общества. После этой передачи действительно может измениться общественное мнение. А это и есть главная задача тележурналиста.

Но сейчас речь идет о роли человека в кадре. В программе якутского телекомпании этот человек - журналист Ирина Гоголева. И она, конечно, молодец, и я не стала бы отделять ее от программы. Но самое ужасное, что все недостатки этого сюжета связаны именно с появлениями журналиста на экране. Не подумайте, что Ирина какая-нибудь не такая: плохо говорит или выглядит. Нет, у нее модное восточного типа лицо, с хорошим макияжем. Она хорошо работает на камеру. Ирина вообще умница и красавица. Но в течение 20 минут эфирного времени Ирина появляется в кадре 7 раз! И каждый раз сообщает нам прописные истины, и каждый раз отторгает от себя. В сюжете постоянно нарушается тонкая грань между журналистом как представителем зрителя и журналистом-репортером.

Журналисты НТВ появляются в кадре только ради того, чтобы сообщить или объяснить нам что-нибудь очень важное прямо на той точке, где находятся. Я могу привести множество примеров, когда нам показывают именно этот кусок золота, который в этих местах добывают, именно ту площадку, где недавно упал вертолет...

Здесь журналист не является главным, но сообщает зрителям очень важный факт. Он помогает воспринять картинку. А бывает журналист-резонер, журналист-проповедник, который показывает свое лицо и рассказывает вещи, которые все знают и без него. И в этом случае передача останавливается, ритм сюжета разрушается, и более того журналист вызывает на себя зрительское негодование.

В этом смысле программа "Есть такая профессия" очень удобная для разбора. Программа сильная, герои удивительные... Но вот появляется замечательная красивая журналистка в регистратуре "Скорой помощи" и сама начинает принимать вызов. Узнает по телефону температуру больного, его возраст, адрес... и всем этим сразу вызывает страшное раздражение у зрителя. Все понимают, что она журналист. Тогда почему она здесь сидит? Как ей, непрофессионалу, доверили это важное дело?! Получается в сюжете обвал. А почему? Потому, что журналист всегда должен чувствовать себя представителем зрителя и быть очень аккуратным с каждым своим высказыванием. Он должен появляться только тогда, когда просто камера не может толком показать какой-то важный предмет. Он должен появляться как человек разъясняющий.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.83.32.171 (0.021 с.)