ТОП 10:

Сравнительный анализ института диффамации по российскому



И американскому праву

 

Термин «диффамация» уверенно входит в российское современное право. Этот термин существует в законодательстве многих стран мира и имеет латин­ское происхождение от слова «diffаmatio», что означает «порочить». Он по сути в обобщенном виде означает «унижение чести, достоинства и деловой репута­ции, умаление достоинства в неприличной форме или путем распространения не соответствующих действительности, иногда заведомо ложных сведений, по­рочащего характера»[38]. От него происходят аналогичные термины в английском, французском и немецком языках – «diffamation».

Хотя в текстах российских нормативных актов данный термин отсутст­вует, он применяется на практике, используется Верховным, Кон­ституционным Судами Российской Федерации: в со­ответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о за­щите чести и досто­инства граждан, а также деловой репутации граждан и юри­диче­ских лиц» от 24 февраля 2005 г. № 3 су­дам при рассмотрении соответству­ющих споров следует иметь в виду, что «ис­пользуемое Европейским Судом по правам человека понятие диффамации тож­дест­венно понятию распространения не соот­ветствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в ст. 152 ГК РФ (абз. 5 п. 1)»[39].

На современном этапе в российском законодательстве институт диффа­мации урегулирован ст. 152 ГК РФ. Объектами защиты согласно названной норме являются честь, достоинство и дело­вая репутация. Субъектами защиты могут выступать как граждане, так и юридические лица.

В американской научной литературе термин «диффамация» ис­пользуется для таких деликтов, как ус­тная диффамация и письменная диффама­ция.

В США институт диффамации разра­ботан крайне детально, выделено большое количество объектов защиты, существует подробная классификация видов убытков за совершение данного деликта.

Теперь последовательно проведем ана­лиз сходств и различий в регулировании института диффамации в России и США, для чего обратимся к тем обязательным признакам (реквизитам, характеристикам) диффамации, которые были выработаны в России и США.

К общим (т. е. присущим диффамации в обеих правовых системах) признакам инс­титута относятся следующие[40]:

1) диффамация должна содержать со­общение, имеющее фактологический ха­рактер. Мнение может быть ошибочным, человек способен заблуждаться в своих суждениях. Однако, в силу своей субъек­тивности ложным мнение по определению быть не может, следовательно, оно не может образовывать диффамацию.

Данную точку зрения выразил в сво­ем Постановлении от 24.02.2005 № 3 Верховный Суд Российской Федерации (абз. 3 п. 9): «В соответствии со ст. 10 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод»[41] и ст. 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европей­ского Суда по правам человека при рас­смотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует разли­чать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражени­ем субъективного мнения и взглядов ответ­чика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности»;

2) должно наличествовать распро­странение сведений;

3) наличие вреда (под вредом следует понимать всякое умаление личного или имущественного блага, возникшее в резуль­тате порочности ложного сведения);

4) причинно-следственная связь между распространением порочных ложных све­дений и наступлением вреда;

5) ложность – несоответствие действительности (п. 1 ст. 152 ГК РФ) распространенных сведений (помимо не­соответствия действительности ложность может проявляться в том, что мнение со­держит ложные факты или намек на лож­ные факты);

6) порочность сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ), под которой понима­ется не обязательно реальное опорочение, а способность или наклонность опорочить в случае, если третье лицо им поверило.

Порочность в американском праве признается и тогда, когда сведения свидетель­ствовали о намерении опорочить репутацию истца. «При определении способности или стремлении посредством этих сведений опо­рочить репутацию истца жюри принимает во внимание совокупность всех обстоятельств каждого дела (например, местная культура, традиции отдельных профессий и т. д.)[42].

Верховный Суд Российской Федерации в качестве основ­ных критериев для установления диффама­ции выделяет:

1) факт распространения ответчиком сведений об истце;

2) порочащий характер этих сведений;

3) несоответствие сведений действи­тельности[43].

Субъект защиты. Субъектом защи­ты согласно нормам российского права является как гражданин, находящийся в живых, так и гражданин после его смерти (по требованию заинтересованных лиц за умаление чести, достоинства или деловой репутации покойного, совершенное при его жизни или после его смерти). Фактически данное правило дополняет круг объектов защиты российского диффамационного права «доброй памятью» гражданина[44].

К субъектам защиты также относятся юридические лица: действующие и после ликвидации (по требованию заинтересо­ванных лиц за умаление деловой репутации ликвидированного юридического лица, со­вершенное до или после его ликвидации)[45].

В США субъектом защиты может вы­ступать исключительно живой гражданин, кроме случаев, специально оговоренных в законодательстве. Невозможна диффамация мертвого физического лица. Иными словами, общее правило таково, что «добрая память» покойного гражданина не является объектом защиты американского деликтного права.

Такой же подход действует и в отноше­нии юридических лиц (субъектом диффа­мации может быть исключительно сущест­вующее юридическое лицо).

Виды и формы диффамации. Распро­странение порочащих сведений. Можно сказать, что обязательной характеристикой такого элемента диффамации, как распро­странение, является гласность, которая на­личествует даже при сообщении сведений хотя бы одному лицу. Высказывания, сделанные вслух наеди­не с собой, записанные лицом на аудио- или видеоаппаратуру и не распространенные впоследствии, не могут быть призна­ны диффамацией. Правда, если лицо огла­сило некие ложные и порочащие сведения в помещении, где ведется видеосъемка (при условии, что оно не знало об этом), согласно российскому гражданскому праву оно будет нести ответственность. А вот в США – нет, поскольку отсутствует обязательный по американскому праву признак диффама­ции – вина субъекта. При этом наличие без­виновной или объективной ответственности необязательно.

По мнению М.Е. Жаглиной существует несколько видов диффамации в зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности и субъективного отношения распространителя к своим действиям:

1) распространение заведомо ложных порочащих сведений – умышленная недостоверная диффамация или клевета;

2) неумышленное распространение ложных порочащих сведений – не­умышленная недостоверная диффамация;

3) распространение правдивых порочащих сведений – достоверная диф­фамация[46].

Нормы российского гражданского законодательства не позволяют возло­жить ответственность за распространение порочащих честь, достоинство и де­ловую репутацию сведений на причинителя вреда, если он докажет истинность сообщенной информации, в связи с чем подобные случаи остаются без право­вого реагирования. Но достоверная диффамация может причинить вред таким нематериальным благам, как неприкосновенность частной жизни, личная и се­мейная тайна. В этом случае возможно наступление ответственности, в том числе в виде обязанности компенсировать причиненный моральный вред.

Российское гражданское право не пре­дусматривает групповой или массовой диффамации. В американском праве разра­ботан институт так называемой «групповой диффамации». При этом группа должна со­стоять не более чем из 25 человек, а на истце лежит бремя доказывания принадлежности к данной группе[47].

Российское законодательство не содер­жит никаких ограничений по поводу формы распространения не соответствующих дейс­твительности и порочащих лицо сведений. Сразу отметим, что невозможно каким-либо образом ограничить дальнейшее распро­странение сведений, не соответствующих действительности и порочащих гражданина или юридическое лицо. Информация, сооб­щенная хотя бы одному лицу, которого она не касается лично, может по типу цепной реакции стать достоянием последующего неограниченного (один и более) круга лиц.

Не может признаваться распростра­нением сообщение сведений только лицу, которого они касаются. Ведь вред, который влечет диффамация, непосредственно зави­сит от влияния сведений на общественную оценку гражданина.

Распространение порочащих сведений может иметь как устную, так и письменную форму. Здесь следует заметить, что для наличия устной диффамации достаточно сообщения сведений, порочащих лицо, хотя бы одному человеку помимо самого потер­певшего.

Устная форма распространения может заключаться в сообщении сведений одним человеком другому и СМИ. Она пред­ставляет собой не что иное, как передачу (выражение) сообщения с помощью языка, т. е. системы звуковых, словарных и грам­матических средств, объективирующих работу мышления.

Письменная форма:

а) документы, исходящие от организа­ции (абз. 2 п. 2 ст. 152 ГК РФ);

б) СМИ;

в) рисунок, картина, иное графическое изображение.

«Поскольку письмо – это система знаков, определенная последовательность которых образует ту или иную информа­цию, письменной формой распростране­ния сведений, не соответствующих дейс­твительности и порочащих гражданина или юридическое лицо, следует признать сообщение таких измышлений с исполь­зованием любой знаковой системы, понят­ной окружающим, будь то использование буквенного алфавита (азбука), сочетания линий, красок и теней (рисунок), теле­графного кода в виде комбинации точек и тире (азбука Морзе), видеосигнального воспроизведения визуальной информации (видеозапись) и т. п.»[48].

Формы диффамации в американском праве, так же как и в российском, по сути, разделены на устную и письмен­ную.

В американском праве, в случае если сведения были продиктованы одним лицом другому под стенографическую запись, подобные действия будут расценены как письменная диффамация.

Для американского права, как и для российского, факт распространения сущес­твует уже тогда, когда ложные и порочащие сведения были получены хотя бы одним лицом помимо самого истца.

Вред. Согласно п. 5 ст. 152 ГК РФ «гражданин, в отношении которого распро­странены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их рас­пространением». «Данное правило в части, касающейся защиты деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц» (п. 7 ст. 152 ГК РФ). Иными словами, закон предусматривает два вида вреда, который может быть причинен диф­фамацией, – материальный (выражающий­ся в имущественных потерях) и мораль­ный.

В США существует понятие «специ­альный вред», который представляет собой материальный вред в форме упущенной экономической выгоды[49].

Выделяют пять видов убытков за диффамацию по амери­канскому праву[50]:

1. Номинальные убытки. По сути, это символические убытки, и их размер традиционно равен одному дол­лару.

2. Генеральные убытки. Существует два случая применения. Первый – по иску о письменной диффамации, когда было доказа­но реальное опорочение репутации. Второй – случаи устной диффамации, когда истец не доказал наличия специального вреда. Данный вид убытков в американской доктрине также на­зывают «предполагаемые убытки», их размер зависит от совокупности всех обстоятельств каждого иска.

3. Специальные убытки. Предел этих специальных убытков определяется суммой, которую истец сумел доказать.

4. Убытки за причинение морального вреда. При­суждение этих убытков не находится в зависимости от наличия реального вреда или присуждения генеральных или специ­альных убытков. Равно и размер убытков за моральный вред не связан с размером ге­неральных или специальных убытков.

5. Карательные убытки имеют целью наказать ответчика за его непозволительное поведение. Предельный размер таких убытков не установлен, одна­ко он должен быть разумным и не чрезмер­ным.

Вина. Согласно американскому пра­ву является обязательным реквизитом диффамации и может проявляться в двух формах: злой умысел и неосторож­ность. Подобная особенность (в сравнении с российским правом) обус­ловлена прежде всего подходом к свободе слова, установленным первой поправкой к Конституции США. Напомним, что в России для диффамации характерна неза­висимость от вины (т. е. для наступления ответственности вины не требуется).

Кроме того, в США действует «доктрина публичной фигуры», согласно которой, если истец по делу о диф­фамации является публичной фигурой, то, в отличие от частной фигуры, он должен доказать злой умысел причинителя вреда.

В заключение хотелось бы отметить, что институт диффамации позволяет в граждан­ском праве реализовать конституционное право на судебную защиту чести, достоинс­тва и репутации и одновременно опосредует конституционное право на свободу слова и массовой информации[51]. Корректное и четкое понимание термина «диффамация» способствует выполнению обеих функций.

Вне всякого сомнения, американское диффамационное право в сравнении с рос­сийским диффамационным правом имеет гораздо более разработанную доктринальную основу. На наш взгляд, российскому диффамационному праву следует позаимствовать у американского институт «групповой диффамации», а США – распространить действие диффамационного права на граждан после их смерти и на юридические лица после их ликвидации.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.219.167.194 (0.009 с.)