ТОП 10:

Охрана изображения гражданина



 

В российском законодательстве вопрос защиты права на собственное изображе­ние регулируется ст. 152.1 ГК РФ. Принимая во внимание развитие данного вопроса в иностранном праве, можем признать, что в российском этому аспекту уделено не дос­таточно внимания как со стороны законодателя, так и со стороны теоретиков. Вследст­вие этого возникает множество вопросов, связанных с интерпретацией ст. 152.1 ГК РФ, что, в свою очередь, порождает проблемы в ее применении.

В соответствии со ст. 152.1 ГК РФ обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изо­бражен) допускается только с согласия этого гражданина. После смерти граж­данина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родите­лей. Такого со­гласия не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в го­сударственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение граж­данина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, кон­цертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за ис­ключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использо­вания;

3) гражданин позировал за плату[29].

Как считает профессор А.М. Эрделевский, само изображение гражданина всегда слито с материальным объектом, в котором оно воплощено и поэтому оно не может считаться защищаемым гражданско-правовыми способами нема­териальным благом в смысле ст. 150 ГК РФ, так как получается, что оно все же материально. Как следует из ст. 152.1 ГК РФ, установленное в ней правило на­правлено на охрану интересов изображенного гражданина и заключаются они в охране какого-то нематериального блага. Таким благом профессор предлагает считать внешность человека, его внешний облик[30]. Представляется, что данная точка зрения наиболее точно определяет объект, подлежащий охране в ст. 152.1 ГК РФ. Само изображение нельзя считать нематериальным благом, в том числе и в совокупности с материальным носителем. Что касается внешности, то она является неотчуждаемым, непередаваемым и принадлежащим человеку от рож­дения нематериальным благом. Переходить может только право на дачу согла­сия на использование изображения гражданина.

Необходимо так же сказать, что если гражданин не дал согласия на обна­родование своего изображения или сам не обнародовал его, то такое изображе­ние следует считать сохраненным в тайне. При нарушении прав и интересов гражданина, закрепленных в ст. 152.1 ГК РФ, в том числе при обнародовании изображения гражданина без его согласия, требуется применить соответст­вующие способы защиты.

Лицо, чьи права были нарушены, имеет право требовать компенсации мо­рального вреда, а если использование его изображения было связано с извлече­нием прибыли, то и возмещения упущенной выгоды. В ст. 150 ГК РФ гово­рится, что нематериальные блага защищаются в соответствии с ГК РФ и дру­гими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренными, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. При незаконном использовании изображения лица, гражданин вправе требовать прекращения такого использо­вания. Так, например, если произведение выставлено на выставке, изображен­ное лицо, ссылаясь на ст. 12 ГК РФ, имеет право требовать, чтобы произведе­ние было снято с выставки[31].

Некоторые авторы, например М.Н. Малеина, считают, что лицо также имеет право требовать защиты чести и достоинства при искажении его изобра­жения[32]. Такой способ защиты прав гражданина может быть применен, напри­мер, если лицо дало согласие на использование своего изображения на фото­графиях, однако позднее обнаружило, что после обработки фотографий его изображение стало искаженным, допустим, имеет карикатурный вид. Подоб­ного рода изменения изображения необходимо оговаривать заранее и получать согласие лица, уведомив его о них. Также в практике встречаются случаи, когда помимо незаконного использования, демонстрации изображения лица, оскор­бительный характер носит и сам способ такого использования (например, опуб­ликование фото-сопровождения к статье, содержащей негативную информа­цию, которая в связи с этим может быть истолкована применительно к изобра­женному в ней лицу). При такой ситуации, вред будет причинен таким немате­риальным благам как честь, достоинство и деловая репутация, а не только на­рушено право на использование изображения лица.

Таким образом, с одной стороны, у ст. 152.1 ГК РФ есть «огромный плюс, выражающийся в том, что она запрещает опубликование изображения без со­гласия гражданина и это в первую очередь касается так называемых «публич­ных персон» (знаменитостей), так как данная статья практически сводит на нет профессию папарацци, снимающие личную жизнь известных людей для публи­каций в прессе, теперь судебная защита прав таких людей будет намного легче»[33]. Но, в то же время, данная статья содержит и определенные «подводные камни».

Во-первых, проблема заключается в том, что законодатель не раскрывает понятия «государственных, общественных и иных публичных интересов», по­этому на практике крайне трудно будет доказать, что относится к ним, а что нет.

Так, Ю.А. Тихомиров определяет публичный интерес как «признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовле­творение которого служит условием и гарантией ее существования и разви­тия»[34]. Из этого определения следует вывод, что публичный интерес – не обяза­тельно интерес всего общества. Интерес социальной группы, жителей населен­ного пункта, нации тоже будет вполне публичным, ведь для данной конкретной общности их общественные цели будут едиными.

Обнародование изображения «в государственных интересах» определя­ется Законом «О частной детективной и охранной деятельно­сти в Российской Федерации»[35]. Данный нормативно-правовой акт определяет возмож­ность исполь­зования при осуществлении частной сыскной деятельности видео- и ау­диозаписей, кино- и фотосъемок, технических и иных средств, не причиняю­щих вреда жизни и здоровью граждан и окружающей среде, а также средств оперативной радио- и телефонной связи (ст. 5). Однако, согласно п. 4 ст. 7 дан­ного закона, частным детек­тивам запрещается осуществлять видео- и аудиоза­пись, фото- и киносъемку в служеб­ных или иных помещениях без письменного согласия на то соответствующих должно­стных или частных лиц.

Во-вторых, также остается неясным, что можно считать открытым для свободного помещения местом. К примеру, можно ли считать открытыми для посещения общественные бани и сауны? Скорее всего, мало кто дал бы согласие на размещение своего изображения, зафиксированного при таких обстоятельствах, но из-за неясности, что же считать «местом для открытого посещения» такого согласия у лица могут и не спросить. «Поэтому необходимо закрепить не перечень таких мест, а критерий, по которому можно будет разграничить публичные и частные мероприятия. Мероприятия, проведение ко­торых имеет значение для широкого круга лиц, должны считаться публичными и, соот­ветственно, фото- и видеосъемка в местах их проведения должна быть разрешена. Та­кими мероприятиями будут считаться, например, спортивные соревнования, концерты. Но посещение людьми кафе, клубов не может нести никакой общественной важности для остальных граждан, и поэтому эти заведения не могут считаться публичными мес­тами»[36].

Здесь же стоит отметить, что законодатель перечисляет публичные меро­приятия, такие как собрания, съезды, конференции, концерты и т. д. Согласия в таком случае так же не спросят, если только изображение гражданин не будет являться основным объектом использования. Но, снимая, например, на концер­тах знаменитостей их изображения в любом случае будут основным объектом использования, исключением может быть их коллективная фотография, когда все артисты выходят на сцену, а когда каждый из них находится на ней пооди­ночке, то его изображение и будет являться основным. Следовательно, необхо­димо закрепить в статье закона, что же понимать под основным объектом ис­пользования.

В-третьих, ст. 152.1 ГК РФ не дает ответа на вопрос что делать, если раз­решения на использование изображения получить не у кого. Есть два ответа, предложенные профессором А.М. Эрделевским:

1) раз в статье есть указание на то, что необходимо получить согласие на использование и обнародование изображения гражданина, то при отсутствии такого согласия, независимо от причин невозможности его получения, изобра­жение гражданина не может быть использовано и обнародовано;

2) при отсутствии или смерти всех лиц, названных в статье, у которых есть право давать согласие на использование изображения гражданина, такое изображение может быть использовано свободно его любым законным облада­телем[37]. Данное противоречие в толковании нормы может привести к серьезным расхождениям и при рассмотрении споров в судебном порядке. Необходимо внести уточнения в статью, четко установив разрешение или запрет на исполь­зование изображений граждан при отсутствии возможности получения согла­сия на такое использование. Думается, что запрет в данной ситуации не будет самый благоразумным выбором. Однако, представляется необходимым соблю­сти некоторые моральные аспекты при установлении разрешения, и запретить использовать такие изображения в карикатурном или негативном виде.

Ст. 152.1 ГК РФ должна быть дополнена рядом положений, иначе суды будут переполнены подобного рода исками, лишь из-за двусмысленного истол­кования нормы. Рассматривать такие дела будет также крайне сложно, так как устоявшейся судебной практики при решении подобных вопросов не вырабо­тано.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.219.167.194 (0.004 с.)