ТОП 10:

Часть I. Методологические основы изучения истории книги



Предисловие

Часть I. Методологические основы изучения истории книги

Глава 1. Книга как предмет исторического изучения

Глава 2. Методы изучения истории книг

Глава 3. Источниковедение истории книги

Глава 4. Историография истории книги

Часть II. Всеобщая история книги

Глава 5. Письмо и письменность у древних народов

Глава 6. Книга в Средние века

Глава 7. Книга в первые века книгопечатания (XV-XVI века)

Глава 8. Книга в эпоху буржуазных революций и в век Просвещения (XVII-XVIII века)

Глава 9. История зарубежной книги в XIX веке

Глава 10. История современной книги

Часть III. История русской книги

Глава 11. Рукописная книга Древней Руси

Глава 12. Начало книгопечатания в Русском государстве

Глава 13. Книга в России в XVII веке

Глава 14. Книга в России в первой половине XVIII века

Глава 15. Книга в России во второй половине XVIII века

Глава 16. Книга в России в первой половине XIX века

Глава 17. Книга в России во второй половине XIX века

Глава 18. Книга в России в начале ХХ века

Глава 19. Книга в России в 1917-1921 гг.

Глава 20. Книга в СССР в 1920-е годы

Глава 21. Книга в СССР в 1930-е годы и в период Великой Отечественной войны

Глава 22. Книга в СССР в послевоенный период и в 1960-1980-е годы

Глава 23. Состояние книгоиздания и книжной торговли в первой половине 1990-х годов

Список литературы


Предисловие

 

Книга развивалась одновременно с развитием общества, воплощая в себе его основные достижения и отвечая требованиям той или иной исторической эпохи. Книга как продукт, созданный в сфере материального производства, имеет вещественную форму, отличающуюся своеобразием и индивидуальностью элементов, характерных для каждого исторического отрезка времени. Вместе с тем она оказывает воздействие на самую тонкую сферу человеческой личности — на его духовный мир. Под влиянием книги у каждого индивида возникают различные идеи, образы, мысли, которые в процессе бытования формируют совокупное знание, дающее толчок новому витку в развитии общественного сознания. Несмотря на дуализм, заложенный в природе книги, она является единым целостным организмом, имеющим своеобразную, характерную для каждой эпохи эстетику, воплощенную в художественно-графических формах. Изучение исторических закономерностей развития книги с точки зрения ее производства, обращения и бытования является основной задачей курса «История книги». Цель изучения дисциплины состоит в том, чтобы студент получил объективное научное знание об основных этапах развития книги, эволюции ее форм, содержания, особенностях формирования тематики и типов книг, методах их распространения, факторах культурно-исторического воздействия на людей. В соответствии с изложенными проблемами организована структура учебника, состоящего из трех частей.

В первой части раскрываются вопросы возникновения и развития истории книги как науки, методы ее изучения, историографический и источниковедческий аспекты изучения истории книги.

Вторая часть посвящена истории книги зарубежных стран — от начала письменности у древних народов до современного состояния.

В третьей, наиболее объемной части учебника, рассматриваются основные этапы развития русской книги с древнейших времен до конца XX века. Эта часть учебника представляется наиболее важной и актуальной, поскольку в нее включены новейшие материалы, освещающие современные проблемы исторического развития книги, книгоиздания, книготорговли. Многие главы, посвященные советскому периоду, базируются на архивных документах, восполняющих недостающие сведения и дающих наиболее объективную и достоверную картину процессов развития отечественной книги.

Характерная особенность учебника — изложение истории книги в контексте общеисторической обстановки и во взаимосвязи с различными явлениями социально-экономической жизни общества.

Над текстом учебника работал коллектив кафедры книжной торговли и истории книги в следующем составе:

А.А. Говоров (гл. 1, 2, 4, 5-10, 18). Р.А. Симонов (гл. 3, 11). О.Р. Хромов (гл. 11, 12), Т.Г. Куприянова (гл. 13, 14, 15). А.Ю. Самарин (гл. 15), Л.Л. Волкова (гл. 16, 17), И.В. Тихомирова (гл. 19), Н.Е. Чекрыжова (гл. 20). О.В. Андреева (гл. 3, 21), М.Д. Крылова (гл. 22, 23).

Часть I. Методологические основы изучения истории книги

• Глава 1. Книга как предмет исторического изучения

• Глава 2. Методы изучения истории книги

• Глава 3. Источниковедение истории книги

• Глава 4. Историография истории книги

 

Исторические системы письма

 

В древнейшие времена человеческая память была единственным средством сохранения и передачи общественного опыта, информации о событиях и людях. История знает так называемые бесписьменные цивилизации, где огромное количество необходимых сведений просто заучивалось наизусть жрецами, законоведами, учителями, а на дальние расстояния посылались «живые письма» — гонцы.

Путешественники рассказывали о племенах аборигенов дальних стран, что старейшины племен примерно раз в году уводили подросших юношей в джунгли или в пустыню и там из уст в уста передавали им весь опыт племен и, который должен быть усвоен («мужская тайна»). Правда, тогдашний опыт был еще примитивен, и первобытные педагоги для скорейшего запоминания сопровождали его усвоение ритмическим пением и танцами. Так было на протяжении сотен веков.

Если перелистать историю мировой литературы, то окажется, что все народы так или иначе прошли период «устной книги». Бессмертные поэмы «Илиада» и «Одиссея», как известно, были записаны в Афинах на свитках около 510 г. до н.э. Легендарный слепец Гомер воплотил в них весь духовный и материальный мир древнего человека, включая, например, тактику воинского строя архаической эпохи и технологию изготовления бронзового оружия. До этого в течение веков поэмы распространялись устно. Аэды и рапсоды — древние певцы, сказители — пели их наизусть на народных празднествах. Запоминать многотысячные строки было трудно, и первобытные сказители использовали ленточки или узелки, которые помогали им. У индейцев Южной Америки такая вещь называлась квипу (кипу) — узелковое письмо.

По мере того как расширялся кругозор древнего человека и усложнялась его деятельность, у памяти появлялись другие помощники: разного рода зарубки, заметы, узелки, наконец, рисунки.

Ученые находят в пещерах и на скалах изображения, сделанные рукой первобытного человека, отразившие его впечатления от окружающего мира, жизни, природы.

Это начатки искусства, но одновременно и начатки письменности; здесь человек впервые выразил в изображении свою мысль. Древнейшим из пещерных и наскальных рисунков в нашей стране — 15-20 тысяч лет.

Первобытное искусство было явлением синкретическим. В нем просыпающаяся потребность в прекрасном сливалась с наивной верой в сверхъестественное и со стремлением закрепить, сохранить воспоминания о происходящем. В Иране на скале Бегистун над караванными тропами изваяна целая картина: персидский царь в короне, над ним распростер крылья бог Ормузд, тянутся вереницы пленных с веревкою на шее. Здесь запечатлена победа Дария I Гистаспа над мятежниками (521 г. до н.э.). Царь повелел высечь это руками побежденных, чтобы проходящие караваны разнесли весть о его победе по всему свету.

В наши дни, когда вы спешите, вдруг замечаете знак: в кружке фигурка бегущего человека, перечеркнутая наискось. И вам без слов ясно: здесь прохода нет. Это пиктография — рисуночное письмо.

Пиктография заполнила жизнь современного человека, взяв на себя передачу смысловой информации средствами рисуночной символики. Гербы государств, городов, сообществ, отдельных лиц, производственные марки и эмблемы, рекламные знаки, религиозные обозначения, научные символы — все это пиктография, действующая по принципу: один образ, одна мысль.

Усложняющаяся жизнь непрерывно требовала новых решений, и появляются символические изображения, как, например, это можно увидеть в прошении индейских племен делаваров конгрессу Соединенных Штатов. Фигуры животных (бобер, гусь, рыба, заяц и другие) выражают тотемы племен, объединенных союзом. Широкая полоса внизу — это отец Рек — Миссисипи, общая территория индейцев. Мысль чрезвычайно четко и понятно выражена в этом изобразительном решении. Такие изображения напоминают собой ребусы, и в пиктографии их немало. Этап рисуночно-смысловых комбинаций прошли языки многих древнейших народов (шумеры, египтяне, китайцы, индейцы, майя), прежде чем обрели письменность, а с нею книгу.

Одновременно формировался и язык как логическая система, языковой строй — деление на слова, фразы, слоги, отдельные звуки, части речи, грамматика в целом. Попутно решалась проблема писчего материала, формы книги, которая, конечно, в равной мере зависит как от рождающегося письма, так и от употребления писчего материала.

При возникновении рабовладельческого строя с его сравнительно развитой политической иерархией, техникой обработки земли, ремесленным производством, пиктографическая запись уже не удовлетворяла потребностям культуры. Она постепенно трансформируется в письмо идеографическое, в котором каждый знак выражал отдельные понятия, идеи либо мог развивать, разъяснять смысл других знаков.

Общий смысл информационного сообщения воспринимался уже как целая комбинация, сопоставление символов и знаков. Наряду с пиктографическими значками появляются детерминативы — абстрактные определители, знаки, передающие грамматические формы, социальные оттенки, диалектизмы, даже произношение и смысловую принадлежность. В течение тысячелетий существования и развития идеографические системы достигли необычайной сложности. Одновременно стали применяться знаки, изображавшие только слоги и даже просто звуки

С течением времени в вавилонском, ассирийском, хеттском и других языках установилось слоговое письмо, где преобладали знаки, передающие не слово, а слог. С их помощью можно было передать не только смысл, но и оттенки человеческой мысли. В наше время языки культурнейших народов (китайский, японский) используют идеографическую систему письма. Существовала и иероглифическая система письма.

Искусство письма, как и вся древняя система знаний, находилась в руках жрецов. Недаром слово «иероглиф» означает «резьба жрецов».

Ради укрепления своей власти жрецы стремились не упростить письменность, а наоборот, сделать ее доступной только избранным. Чтобы стать образованным человеком, надо было знать наизусть несколько сотен, а то и тысяч знаков, и грамоте учились много лет. С течением времени иероглифическое письмо изменялось и развивало свою графическую основу. Упрощение знаков — «графем» — привело к созданию так называемого иератического (священнослужительского), а затем и демотического (народного) письма, в котором число графем значительно сократилось.

В Шумере, Вавилонии, Ассирии писали трехгранными острыми палочками на сырой глине. Каждый штрих был похож на маленький гвоздь или колышек Поэтому и письменность этих народов называется клинописью.

Китайцы и японцы писали тушью при помощи кисточки, их древние иероглифы имеют вид мазков, легких штрихов.

Найденный в Египте в 1799 г. «Розеттский камень» с надписью в честь царя Птолемея и его супруги Клеопатры позволил французскому историку Ф. Шампольону (1790-1832) сделать замечательное открытие. В частности, он установил, что текст, высеченный греческими, египетскими иероглифическими, иератическими и демотическими письменами, содержал буквенные знаки, которые представляли собой уже не отдельные графемы, а единый алфавит.

Идея буквенного письма, резко демократизирующая всю письменную книжную культуру, вырывала ее из-под монопольной власти жрецов. Буквенное письмо получило могучий всплеск на рубеже I тысячелетия до н.э.

В 1929 г. при раскопках погибшего в XIII веке до н.э. древнего города Угарит были найдены остатки клинописного алфавита из 22 знаков, обозначающих отдельные буквы. Само изобретение угаритской письменности датируется историками XIV веком до н.э. Это самый ранний буквенный алфавит. Эгейские племена, уничтожившие Угарит, подхватили идею алфавита и передали ее крито-микенцам, грекам.

На основе древнеегипетского демотического почерка, универсального в употреблении, возник древнегреческий алфавит («алеф» — «бета»), ставший родоначальником всех алфавитов мира.

От племен Ханаана, который был как бы узлом или кипящим котлом цивилизаций (в его рудниках страдали рабы почти всех национальностей Ближнего Востока — и на стенах сохранились нацарапанные письмена самых различных систем), алфавит при посредстве общесемитского наречия — арамейского языка — проник на Аравийский полуостров, и там возник еще более простой и универсальный арабский алфавит, которым и поныне пользуется не менее одной десятой части населения земного шара. Затем арамейский (финикийский) алфавит триумфально пересек горы и пустыни и явился на просторах Монголии и Маньчжурии, где предпочли воспользоваться именно им, отвергая более близкие китайские иероглифы. В древней Индии распространение буддизма способствовало изобретению своеобразного буквенно-слогового алфавита — деванагари.

Особенностью произношения в семитских языках является безразличие к гласным. Все знаки для гласных заменял у них один «алеф». При переходе алфавита к народам, где господствовало полногласие, для этих звуков изобретались специальные буквы. Древнегреческий, этрусский, латинский языки имели уже алфавиты из 24 букв.

В середине IV века н.э. Месроп Маштоц (362-440) разработал армянский алфавит, который применяется и сегодня. Византийские монахи св. Кирилл и св. Мефодий в 863 г. изобрели азбуку для славянских языков.

Еще в течение долгих столетий различные системы письменного закрепления информации сосуществовали и, развиваясь, взаимно влияли друг на друга.

В настоящее время народы мира употребляют 8000 алфавитов и их вариантов, приспособленных к разным языкам и диалектам. Наиболее распространенными считаются алфавиты на латинской основе (26 букв), древнейшие памятники которых дошли до нас от VII века до н.э. Вносятся различные предложения по созданию всемирного алфавита.

 

Инкунабулы и палеотипы

 

Вторая половина XV века была временем триумфального шествия книгопечатания по Европе — Италия (1465), Швейцария (1468), Франция, Венгрия, Польша (1470), Англия, Чехословакия (1476), Австрия, Дания и т.д. Книги, изданные до 1500 г., принято называть инкунабулы, по-латыни — «в колыбели», то есть в колыбели книгопечатания. Европейские книги, напечатанные с 1500 по 1550 г. включительно, обычно именуются палеотипы, то есть старинные издания.

К 1500 г. в Европе было издано более десяти миллионов экземпляров книг, в том числе и на славянском языке.

Бродячие печатники с оборудованием за плечами или в ручной тележке посещали монастыри, университеты, замки феодалов и жили там, удовлетворяя потребность в печатной продукции. Подсчитано, что за период инкунабул всего существовало 1099 типографий. Они, правда, быстро разорялись, и к началу XVI века в Европе их осталось двести. Уцелели только пользовавшиеся поддержкой богачей и знати.

Любовь к печатным книгам распространилась в обществе. Стало модно быть библиофилом, герцоги и архиепископы в качестве развлечений занимались книгоизданием или переплетным искусством. «Книгопечатание — сестра муз!» — восклицали поэты.

Эпоха инкунабул и палеотипов — это время совершенствования печатного мастерства. Начинается практика печатной иллюстрации в книге. Стали применять ксилографию — гравюру на дереве.

Одна из первых иллюстрированных книг — С. Бранта «Корабль дураков» (Базель, 1494) — была украшена гравюрами Альбрехта Дюрера.

В Италии была изобретена гравюра на меди, которая стала родоначальницей глубокой печати. Гравюру различной техники стали применять для печатания заставок, инициалов, иллюстраций и прочих украшений книги.

Владелец типографии в Венеции, знатный и богатый человек, наладил выпуск книг, которые называют альдины. Его имя — Альд Мануций (1450-1515). Он поставил дело подготовки книг на научную основу. Тридцать виднейших ученых собирались у него обсуждать издаваемые книги, редактировать их. Этот кружок получил название «Новой академии», а его издания прославились тщательной подготовкой и оформлением.

Шрифт инкунабул по рисунку напоминал почерк рукописных книг (текстура, готический минускул).

В типографии Альда художники, подражая античным образцам, придумали простой и красивый шрифт антиква. Начал применяться наклонный и беглый шрифт курсив. Именно Альды ввели в обычай выделять ту или иную мысль в тексте различными шрифтами.

Чтобы конкуренты не могли подделать его издания, Мануций рассылал каталоги с указанием цен, помещал на книгах издательскую марку. На ней был изображен дельфин, обвившийся вокруг якоря. Старший Альд, его дети, наследники (Паоло и Альд младший, зять Андреа Торрезано) выпустили более тысячи разнообразных книг; это были роскошные издания для богатых покупателей. Для альдин, как и вообще для инкунабул, были типичны форматы ин-фолио (1/2 листа), ин-кварто (1/4 листа). Тиражи были невелики, традиционный тираж — 275 экземпляров.

Инкунабулы были сравнительно недорогими. Один епископ в письме папе сообщает, что печатные книги раз в пять дешевле рукописных.

Первые инкунабулы, напечатанные кириллицей для православных славян, появились в Кракове в конце XV века. Их печатником был Швайпольт Фиоль (?-1525), родом из немецкой земли Франконии.

Он принадлежал к Краковскому цеху золотых дел мастеров, в Краков прибыл в 70-е гг. и, пользуясь покровительством и денежными средствами банкира Яна Турзо, основал типографию. Кириллический шрифт изготовил Р. Борсдорф, который бывал в Москве и знал славянские книги. Ш. Фиоль хорошо знал потребность в богослужебных книгах на славянском языке, поэтому первыми изданиями были литургические книги — «Октоих» (1491) и «Часослов» (1491). Они были напечатаны в два цвета — черной краской и киноварью. Две другие книги — «Триодь постная» и «Триодь цветная» — вышли около 1493 г. Преследования со стороны краковской инквизиции прервали деятельность Ш. Фиоля, и его типография прекратила существование.

В 1494 г. начала действовать Черногорская типография в монастыре в Цетинье, основанная Иваном Црноевичем и продолжившая работу под руководством его сына Джурджа Црноевича. Это была первая государственная типография на Балканах (территория современной Румынии).

Первой православной книгой, выпущенной в этой типографии, был «Октоих первогласник» (1494). Помимо канонических текстов церковных песнопений, в ней помещались ветхозаветные сюжеты. Второй черногорской инкунабулой был «Октоих пятигласник» (сохранился не в полном виде). В нем содержится 38 страниц текста, книга украшена гравюрами, отпечатанными с деревянных досок, как большинство старопечатных славянских книг.

Псалтырь (1495) содержит, помимо традиционных текстов, месяцеслов и пасхалии (таблицы, помогающие вычислить день Пасхи). Последнее издание — Требник — напечатан в 1496 г., после чего типография была закрыта.

В 1516 г. в Праге открылась славянская типография, которую основал ученый-медик, выпускник Краковского университета Франциск Скорина (до 1490-1551?)

Вскоре вышла его первая кириллическая книга «Псалтырь» (1517), напечатанная на церковнославянском языке кириллическим шрифтом. Эта книга была популярна среди славянских народов и бытовала преимущественно в рукописном виде. Печатная «Псалтырь» на долгие годы служила пособием при обучении грамоте.

Здесь же в Праге у Ф. Скорины родился замысел перевести и издать Библию, Книгу Судей, Бытие, Левит, Числа и другие. Осуществить замысел до конца Ф. Скорина не смог. В 1522 г. он перебрался в Вильно, где выпустил в 1523 г. «Малую подорожную книжку» — сборник религиозных и светских произведений, а в 1525 г. напечатал свое последнее издание — «Апостол».

Уже в инкунабульный период первопечатники стремились к усовершенствованию книги, техники ее набора, украшения.

Мастерство типографов проявилось в первых печатных миниатюрных книгах. Молитвенник, отпечатанный в Антверпене в 1487 г. Герардом Леу, был размером 70х48 мм. Миниатюрный Молитвенник Петерса Ос ван Бреда, выпущенный в 1488 г. в г. Цволле (Нидерланды), имел формат 98х65 мм.

Украшением книги занимались переплетчики. Наиболее известными были мастерские Христофора Бирка (Лейпциг), Якова Краузе (Германия), Иерга Бернгарда из Герлица.

 

Книга в Европе в XVI веке

 

Для эпохи первоначального накопления в Западной Европе было характерно образование наследственных фирм.

Во Франции семья печатников по фамилии Этьенн выпускала книги на многих языках, привлекала к редакционно-издательской работе писателей и ученых. Робер Этьенн младший (1503-1559) имел обыкновение вывешивать корректурные листы у дверей с объявлением о том, что всякому, кто найдет хотя бы одну опечатку, выплачивается золотой.

Высоким качеством отличались издания Христофора Плантена (1514-1580) в Антверпене. Он ввел гравюру на меди, использовал фронтиспис — красиво выгравированное изображение или портрет перед титульным листом. Плантен несколько раз разорялся и вновь энергично восстанавливал фирму. Не страшась риска, он пускал капитал в многократный оборот. Его дело достигло такого размаха, что Плантен пользовался кредитом в крупнейших банках Европы, а испанский король пожаловал ему почетное звание «архитипографа». Пользуясь этим, впоследствии он открыл свои типографии и книжные лавки во всех владениях испанской короны, в том числе впервые в Африке и Америке.

Важную роль в развитии книгопечатания в Англии сыграл Джон Дей (1522-1584). В 1557 г. он получил право на книгоиздание и в 1563 г. выпустил книгу «История деяний и памятников церковных». Ее объем две тысячи страниц. Впоследствии она переиздавалась трижды и более известна под названием «Книга мучеников». Издатель Дей, пользуясь покровительством высокопоставленных лиц, одним из первых в Англии стал печатать книги не распространенным готическим, а латинским шрифтом.

Первые типографы зачастую выступали одновременно и издателями и торговцами.

Четкого разделения между ними не было. Для поощрения их деятельности правящие монархи выдавали привилегии и монополии на издание книг. Но одновременно союзы, объединения, гильдии служили каналом, по которому власти осуществляли надзор за печатью. В Англии, например, эти функции выполняла «Звездная палата» — Высший Королевский суд (1487-1641). На протяжении XVI века было принято несколько регламентирующих актов, ограничивающих количество издателей — членов гильдии печатников (1586), а также тиражи (1587). Все книги, предназначенные для печати, проходили государственную регистрацию, а издатель получал лицензию — разрешение.

Феодальные монархи и папство всеми мерами старались подчинить себе развивающееся книгоиздательство. Еще в 1515 г. папа римский издал буллу (указ), в который вводил цензуру — политический и цензурный контроль всех готовящихся к печати книг. Периодически печатался (печатается и ныне) папский «Индекс» — список книг, запрещенных к изданию, распространению и чтению. Книги, попавшие в «Индекс», сжигались на кострах, а в 1546 г. в Париже был сожжен со своими книгами Этьен Доле. Типографию или книжную лавку разрешалось открывать тому, кто приобретет «королевскую привилегию» (лицензию). Книгоноши имели право торговать только календарями и картинками. Полицейские чиновники брали немалые штрафы и взятки. В Германии была учреждена целая комиссия инквизиторов для наблюдения за книжной торговлей.

К концу XVI столетия во многих европейских странах сложилась строгая иерархия в книгоиздании. Выделялись крупные, привилегированные издатели, издатели и типографы средней величины, и мелкие печатники. Между ними шла жесткая конкуренция. «Контрафакции» — пиратские издания — были далеко не редким явлением. Иногда борьба за право издания той или иной книги заканчивалась стычками. Формирующийся рынок в книжном деле диктовал свои законы, иногда даже жестокие.

В этих условиях положение автора было бесправно, он целиком зависел от издателя. Литераторы мировой величины иногда при жизни так и не смогли увидеть все свои произведения. Так, например, единичны прижизненные издания Шекспира. Первое собрание пьес было издано уже после его смерти в 1623 г. Сервантес продал рукопись первого пасторального романа «Галатея» в 1584 г. но она была напечатана только в 1590 г. (Лиссабон), второе издание появилось в 1611 г. (Париж).

Для усиления своей монополии и получения большей прибыли к концу XVI века издатели стали объединять капиталы и создавать акционерные предприятия. Показателен в этом отношении пример Англии, где первое акционерное предприятие начало организовываться в 1594 г.

Итогом развития европейского книгопечатания в XV-XVI веках явилось создание книг, освобождающих человека от господства клерикальных сочинений, от засилья «мертвого» языка ученых — латыни. Религиозно-догматические, культовые произведения сменяются сочинениями гуманистов — пародиями, фарсами, шванками, новеллами, романами.

Жизнерадостный идеал гуманистов, провозгласивших господство разума и опыта, ослабил давление религиозного культа и обрядовости.

Новая книга появилась в Италии, проникла во Францию и Германию, достигла классического расцвета в Англии и Испании.

Книги «Похвала глупости» Эразма Роттердамского, «Утопия» Т. Мора, «Тиль Уленшпигель» Ш. Костера — далеко не исчерпывают книжные богатства первых веков европейского книгопечатания.

Глава 8. Книга в эпоху буржуазных революций и в век Просвещения (XVII-XVIII века)

 

Рукописная книга XVIII века

Развитие светского книгопечатания в XVIII веке не уничтожило традиционного рукописного способа создания книги. Сохранение и развитие рукописной книги было обусловлено официальным характером книгоиздания, не зависящим от читательских интересов. Кроме того, печатная книга по-прежнему была недоступна значительной части населения России из-за высокой цены и неразвитости сети распространения, поскольку торговля печатной продукцией сосредоточивалась в крупных городах. В связи с этим рукописная книга в виде разнообразных сборников, тетрадей и отдельных листов продолжала служить массовым чтением для широких слоев русского общества, особенно в провинции. При этом, по выражению академика М.Н. Сперанского, она охватывает «почти все виды и жанры старинной и новой литературы».

Тематически рукописную книгу XVIII века можно разделить на несколько групп. Во-первых, это, как и в предшествующие века, религиозная книга, остававшаяся любимой и читаемой в низших и средних слоях общества. Гораздо меньше переписываются теперь библейские и богослужебные книги, поскольку именно они наиболее активно тиражировались печатным способом начиная с XVI века. В рукописях XVIII века чаще встречается религиозная «четья» литература: сочинения отцов церкви, сборники житий святых, сказания о чудотворных иконах, поучения и т.д.

Они представляли собой, в основном, старую литературную традицию, известную еще в XI-XVII веках. Из новых церковных писателей переписываются, причем часто с печатных изданий, проповеди Стефана Яворского и Феофана Прокоповича, «Четьи Минеи» и полемические произведения Дмитрия Ростовского.

Следует отметить, что монастыри теряют свою роль основных производителей рукописной книги. Ее создание становится делом частного интереса. Центрами переписки церковно-учительных книг были духовные учебные заведения (семинарии и академии), в которых обучалась значительная часть населения России. Переписывалась церковная литература и священнослужителями по всей стране.

Значительно больший интерес представляет активно развивавшаяся светская рукописная книга. В Петровскую эпоху и последующие десятилетия новое гражданское книгопечатание выпускало законодательные акты, книги по военному и морскому делу, техническую литературу, при этом практически не издавалась художественная и историческая книга. Именно эту нишу, не заполненную печатной продукцией, заняла рукописная книга. Занимательная повесть XVII века продолжает свою жизнь и в списках XVIII столетия. А некоторые из них («Повесть о Фроле Скобееве», «Повесть о Карпе Сутулове») известны только в копиях этого времени. К ним добавились новые безавторские повести первой трети XVIII века — «Гистория о российском матросе Василии Кориотском», «Гистория о храбром российском кавалере Александре» и др. Их незнатные герои добивались высокого положения в обществе при помощи своего ума и личных заслуг подобно многим реальным историческим деятелям эпохи. Переписываются и переводные приключенческие романы и сентиментальные повести, а также знаменитые произведения европейской литературы «Приключения Телемака» Фенелона, «Потерянный рай» Мильтона, «Илиада» и «Энеида», рукописные тексты которых появляются значительно раньше печатных.

Из исторических сочинений предшествующих веков активно копировались от руки «Казанская история», «История» Авраамия Палицына о Смутном времени, различные редакции русского хронографа, летописные тексты, причем последние часто дополнялись записями о текущих событиях. Интерес к современности – одна из отличительных черт светской рукописной книги, делающая ее явлением новой русской культуры. Одна из самых популярных тем рукописной книжности этого периода – описание жизни и деяний Петра I. В сотнях экземпляров по всей России переписывались «Сказание о зачатии и рождении императора Петра Великого» П.Н. Крекшина, «Записки о стрелецких бунтах» А.А. Матвеева, «Журналы» походов и путешествий преобразователя страны.

Создание рукописной книги в XVIII веке перестает быть уделом прослойки профессиональных книжников. Теперь этим занимаются грамотные представители всех сословий до крестьян включительно. С ростом бюрократического аппарата создается значительная прослойка чиновников. Главным профессиональным занятием для многих из них было письмо. Именно они активнее других использовали свои профессиональные навыки, что видно по часто встречающимся записям на книгах. Их переписчиками выступали разного рода «канцеляристы» и «копеисты». В одном из номеров сатирического журнала «И то и се» М.Д. Чулков в 1769 г. вывел старого подьячего, который «по прекращению службы кормит свою голову переписыванием разных историй, которые продаются на рынке, как-то, например Бову Королевича, Петра Златые Ключи, Еруслана Лазаревича… и прочие весьма полезные истории, и сказывал он мне, что уже сорок раз переписывал историю Бовы Королевича, ибо на оную бывает больше походу, нежели на другие».

Большинство потребителей рукописной книги были представителями средних и низших слоев общества: мелкопоместные дворяне, купцы, посадские, грамотные крестьяне. Но и в крупных книжных собраниях известных деятелей эпохи, например, таких как А.П. Волынский или князь Д.М. Голицын, наряду с русской и иностранной печатной книгой, встречаются значительные подборки рукописных книг. Более ста шестидесяти рукописей различного литературного и исторического содержания дошло до нас в составе архива графов Паниных. Подобные примеры можно легко умножить. Переписка нужной или понравившейся книги была естественным делом для человека XVIII столетия. Так, известный русский агроном А.Т. Болотов вспоминал в конце жизни, что в 1753 г. скопировал для себя изданный незадолго до этого переводной роман Ф. Фенелона «Приключения Телемака». Пользовались услугами переписчиков не только индивидуальные заказчики, но и крупнейшая в то время в России Библиотека Академии наук. С 1734 по 1762 г. при Академии были сняты копии с 57 рукописей, главным образом с летописей, сочинений по истории и географии, экономике, а также публицистических произведений. Таким же образом размножались и переводные научные труды, не попадавшие в русскую печать.

Простота создания, демократичность и бесцензурность делали рукописную книгу главным носителем идей, направленных против государства и церкви. Так размножались памфлеты противников петровских реформ, проекты государственного преобразования.

Одним из наиболее мощных оппозиционных духовных движений продолжало оставаться русское старообрядчество. В XVIII веке сложились крупные старообрядческие центры в Поморье, на Волге, в Забайкалье и даже в Москве. Пойдя на ряд компромиссов с властями, оно все же сохранило четко выраженную идейную направленность, отразившуюся в старообрядческой письменности XVIII столетия. Для старообрядческой рукописной книги характерно тяготение к старине, «дониконовским» временам. В связи с этим в основном переписывались произведения, распространенные в XI-XVI веках. Особое внимание уделялось при этом эсхатологическим и антилатинским сочинениям. Их нередко объединяли в сборники, причем часто это были подборки из библейских текстов и патристики, посвященные темам, актуальным для старообрядчества: о втором пришествии, об Антихристе, о перстосложении и т.д. Активно в старообрядческой среде копировались и сочинения Аввакума и других первых учителей раскола. Появляются и произведения, направленные против табака и картофеля. Стремясь во всем следовать древнерусским традициям, старообрядцы писали, главным образом, полууставом, а не обычной для светской рукописной книги XVIII века скорописью. На основе полуустава возникло и характерное старообрядческое нарядное «поморское» письмо, названное так по месту происхождения. Именно на севере России, в Поморье, возникает крупнейший культурный центр старообрядчества – Выговская пустынь. Здесь под руководством братьев Семена и Андрея Денисовых в начале XVIII века появляется школа, где мальчиков и девочек обучали не только грамоте, но и искусству риторики, формируется значительная библиотека, насчитывавшая более двухсот пятидесяти томов. Произведения авторов выговской литературной школы пополнили фонд старообрядческой книжности и активно тиражировались в этой среде. Это в первую очередь сочинения Семена Денисова «Виноград Российский» и «История об отцах и страдальцах соловецких», посвященные восхвалению нравственного подвига первых старообрядцев. Пользовалась популярностью у старообрядцев и «История о зачале Выговской пустыни» Ивана Филиппова. Широкое распространение среди старообрядцев имели также сборники духовных стихов.

Рукописная книга позволяла создавать книжные экземпляры, отражавшие весь спектр интересов ее владельца, поскольку часто она представляла собой сборник, включавший несколько (иногда до нескольких десятков) сочинений или их отрывков. Возникшие подобным образом «микробиблиотеки» в одном томе являются уникальным источником для изучения читательских интересов эпохи, так как переписывалось лишь то, что вызывало непосредственный, живой интерес. В XVIII веке идет активный процесс взаимодействия рукописной и печатной книги. В рукописную традицию включаются наиболее интересные для читателя произведения печати. Так, «тиражируются» от руки первая печатная книга по русской истории – «Синопсис», поэтические произведения М.В. Ломоносова, В.К. Тредиаковского, А.П. Сумарокова. В сборниках часто можно встретить выписки из печатных реляций о победах в Северной войне, манифестов, первой русской газеты «Ведомости». С другой стороны, рукописная книжность являлась резервом для печатной книги, из которого она брала наиболее популярные тексты. Во второй половине века были напечатаны «Повесть о Бове Королевиче», «Повесть о Петре Златых Ключей», «Сказание» П.Н. Крекшина.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.59.63 (0.017 с.)