ТОП 10:

Самооборона по современному международному праву. Тенденции ее интерпретации. Вопрос о превентивной самообороне.



Статья 51 Устава ООН «Настоящий Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех пор, пока СБ не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Меры, принятые Членами Организации при осуществлении этого права на самооборону, должны быть немедленно сообщены СБ и никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности СБ, в соответствии с настоящим Уставом, в отношении совершения в любое время таких действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности».

Самооборона индивидуальная -ответные вооруженные действия государства, предпринимаемые им для восстановления своей политической независимости, территориальной целостности и неприкосновенности, нарушенных другим государством в форме вооруженного нападения (ст.51 Устава ООН). Обладая правом первоначальной констатации факта вооруженного нападения и не будучи связанным с нападающей стороной обязательством мирного урегулирования, пострадавшее государство само определяет момент начала оборонительных действий, их характер и средства осуществления. В качестве средства самообороны индивидуальной допустимо использовать любые не запрещенные МП виды оружия, находящиеся в распоряжении обороняющегося государства.

О мерах, принятых при осуществлении права на самооборону государство должно сообщить СБ ООН. Эти меры никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности СБ в отношении действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания или восстановления мира и безопасности.

Самооборона коллективная- совместные ответные вооруженные действия двух или нескольких государств, предпринимаемые ими для восстановления политической независимости, территориальной целостности и неприкосновенности того из них, которое стало жертвой вооруженного нападения. Существует мнение, в соответствии с которым субъектом права на самооборону коллективную является то же самое государство, которое, став жертвой вооруженного нападения, реализует свое право на самооборону индивидуальную.

Государство не в праве использовать самооборону в порядке превентивного удара, ссылаясь на угрозу вооруженного нападения или на факт применения мер экономического или политического характера другой страной. Таким образом, превентивная самооборона незаконна.

США интерпретируют право на превентивную самооборону в более широком смысле. Они допускают превентивную самооборону. Для них угрозу представляют все государства с недружественными недемократическими режимами. Так, террористический акт 11 сентября 2001 г. был расценен как атака на США. США воспользовались правом на самооборону и 7 октября2001 г. вторглись в Афганистан.

В наши дни все более актуальным и, можно даже так сказать, популярным становится вопрос о превентивной самообороне.

Статья Б.Р. Тузмухамедова «Насколько эластично международное право в условиях глобальной войны с терроризмом»(Независимая газета, 29.09.2004)является своего рода рубежной в данном вопросе.

«В 1837 г. на реке Ниагаре, разделявшей независимые Соединенные Штаты и британскую Канаду, произошел эпизод, на основе которого была построена международно-правовая доктрина допустимого применения силы в порядке самообороны в отсутствие явного вооруженного нападения. Англичане захватили и сожгли шхуну "Каролина", снабжавшую оружием и припасами сторонников канадской независимости, оправдывая это неотъемлемым правом на самооборону. Все бы ничего, да события происходили на острове, принадлежавшем США, под их же флагом плавала "Каролина", а среди сепаратистов большинство оказались американскими гражданами.

Из последовавших дипломатических акций нас интересует ставшее памятником международного права письмо государственного секретаря США Дэниела Уэбстера своему британскому партнеру лорду Эшбертону. В послании были сформулированы принципы упреждающей самообороны, необходимость в которой должна быть "сиюминутной, подавляющей, не оставляющей ни возможности выбора средств, ни времени на размышление".

Право на самооборону в ответ на свершившееся нападение – устоявшийся институт МП, возникший задолго до принятия Устава ООН. Устав лишь подтвердил его, подчеркнув, что сам он "ни в коей мере не затрагивает" этого неотъемлемого атрибута всякого суверенного государства.

Право на упреждающую самооборону не получило столь же недвусмысленного закрепления в международном договоре, хотя многие юристы с мировым именем убеждены, что оно уже оформилось в международно-правовой обычай – неписаное правило поведения, признанное государствами в качестве обязательного. Основные элементы этого права основываются на послании Уэбстера, которое, кстати, помимо критериев неминуемости и масштабности угрозы указывает и другие пределы выбора средств противодействия:

- упреждающие действия должны быть соразмерны угрозе;

- силовым действиям непременно предшествуют настойчивые попытки мирного урегулирования, пока они не обнаружат свою полную бесполезность и нецелесообразность;

- необходимо предпринять все меры для сохранения жизни и безопасности невинных;

- виновных же нельзя уничтожать без разбору, щадя раненых и безоружных.

В какой степени дозволения и запреты постулатов Уэбстера применимы в современную эпоху?

Они никак не подходят к отношениям между государствами, способными к гарантированному уничтожению любого противника надежно защищенными средствами ответного ядерного удара. Да и государствам, в отношениях между которыми отсутствует фактор "второго удара", прибегнуть к упреждающей самообороне будет непросто. Велик риск военного и политического просчета, а в итоге – международного порицания, которое может принять форму коллективной самообороны в соответствии с Уставом ООН.

В эпоху Уэбстера угроза безопасности суверена могла исходить лишь от другого суверена, даже если последний действовал руками наемников или добровольцев, но не от разветвленной, децентрализованной и глубоко законспирированной террористической сети.

Прошедшие 160 лет коренным образом изменили представления о неминуемости угрозы и ее масштабах. Возникли доступные как государствам, так и негосударственным субъектам средства уничтожения и возможности их высокоскоростной доставки к цели. "Неминуемость", прежде исчислявшаяся неделями и днями, теперь уплотнилась до часов и минут. Что уж говорить о разнице между залпом из полутора сотен мушкетов и распыленным над мегаполисом отравляющим газом.

В идеальном мире Устава ООН право на самооборону возникает в ответ на вооруженное нападение, и хотя устав не утверждает однозначно, что такое нападение совершает лишь государство, иного варианта авторы этого договора не предвидели. В реальном мире разрушительный удар может быть нанесен с коротким временем предупреждения группировкой, не подчиняющейся никакому государству, и с территории, над которой национальное правительство не способно осуществлять контроль. Если есть неопровержимые доказательства неминуемости такого удара, если его ожидаемые мощь и глубина сопоставимы с действиями регулярной армии, а тяжесть последствий для населения и территориальной целостности страны могут оказаться такими же, как причиненные полномасштабной войной, тогда бездеятельное ожидание нападения будет равносильно преступному пренебрежению правителем своими конституционными обязанностями. Но правителю придется задуматься о том, сможет ли разведка предоставить ему свидетельства подготовки нападения, которые убедят его самого и которыми он готов будет позднее поделиться с международным сообществом, доказывая свою правоту.»

Позиция России по применению превентивной самообороны. 19 сентября 2002 г. Министр обороны России С.Иванов заявил в Вашингтоне: «Если мы увидим, что с территории Грузии идут боевики, ждать, пока они подойдут к российской границе, и рассредоточатся, никто не будет».

То, что это не разовая позиция в отношении конкретной ситуации, а наметившаяся политическая линия, свидетельствует тот факт, что в 2003 г. в более общей форме о возможности нанесения Россией превентивных ударов в различных регионах мира в интересах собственной безопасности заявили Министр обороны С. Иванов и Президент В. Путин. «Особенности современных внешних угроз требуют от российских ВС выполнения задач различного характера в различных регионах мира. Мы не можем абсолютно исключать и превентивного применения силы, если этого будут требовать интересы России или ее союзнические обязательства». С.Иванов отметил в этой связи, что кроме классических военных угроз, таких как распространение ОМУ, международный терроризм, экстремизм, торговля наркотиками, Россия сталкивается с новыми вызовами: вмешательство во внутренние дела России со стороны иностранных государств или организаций, поддерживаемых иностранными государствами; нестабильность в приграничных странах, порожденную слабостью их центральных правительств; расширение применения военной силы в рамках различных коалиций для защиты экономических интересов в мировой политике.

В 2004 году руководители России фактически повторили свои заявления 2003 года, подчеркивая свою приверженность доктрине превентивной самообороны, к которой Россия переходит в обстоятельствах, не оставляющих ей иного выбора и времени на размышление. Можно сказать, что окончательную точку в данном вопросе поставил в марте 2005 года Министр обороны России в своем интервью во Флоренции, когда он категорично заявил, что Россия не намерена предупреждать, когда и где она нанесет такие удары.

МП запрещает применять вооруженную силу в плане превентивной (упреждающей) самообороны!







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.011 с.)