ТОП 10:

Внешняя политика первого периода правления Николая I



 

Чтобы закончить изложение главнейших обстоятельств и событий первого периода правления Николая I, следует еще упомянуть о его отношении к Польше. Здесь Николаю Павловичу приходилось при действии конституции 1815 г. являться монархом конституционным, к чему он вовсе не был расположен, и, однако же, следует признать, что он, видимо, старался себя переломить и корректно исполнять долг конституционного короля Польского в первые годы своего царствования. Он отправился в Варшаву в 1829 г., принес там после некоторого колебания присягу конституции в католическом костеле, а затем созвал и сейм – как только ему позволило это прекращение военных действий в Турции. Можно сказать, что до восстания 1830 г. Николай в качестве конституционного монарха, наперекор своим личным вкусам, был более корректен, чем Александр – творец польской конституции 1815 г.

 

В международных отношениях Николай I проявлял в первые годы царствования те же колебания, которые характеризовали и его внутреннюю политику. Подчиняясь голосу народному, он считал в это время необходимым защищать греков от турецких неистовств, а в письмах к цесаревичу Константину он греков называл гнусными и наглыми бунтовщиками, которые не заслуживают никакого сочувствия и которых следовало бы заставить подчиниться султану. Это вынужденное заступничество за греков привело его, однако, к войне с Турцией. Русский флот вместе с французским и английским флотом участвовал в уничтожении турецкого флота при Наварине, и султан считал Россию главной виновницей этого события. В возникшей войне с Турцией император Николай в 1828 г. стремился только заставить ее принять свои требования, в то же время стараясь не наносить ей слишком сильных поражений, не желая, чтобы турецкая монархия разрушилась. Благодаря этой нерешительности действий первый год войны окончился довольно неудачно, и только в 1829 г., когда Николай, приняв к сведению то откровенное заявление, которое ему было сделано генералом Васильчиковым, не поехал на войну лично и предоставил новому главнокомандующему (Дибичу) свободу действий, кампания окончилась успешно. Но условия, предписанные Турции, – опять-таки из тех же побуждений, – всех изумили своей умеренностью.

 

Этот первый период царствования Николая окончился после первых дней июльской революции во Франции. Изгнание из Франции друга императора Николая Карла X и последовавшее затем крушение Нидерландской монархии (где королевой была сестра Николая Павловича Анна Павловна) побудили императора Николая резко стать на сторону легитимных принципов в европейской международной политике. В 1830 г. он уже готовился послать в защиту этих принципов свою армию на берега Рейна; но вместо того ему пришлось употребить ее для усмирения польского восстания. Это восстание доконало в нем всякую терпимость к либеральным идеям и послужило причиной уничтожения после усмирения восстания польской конституции 1815 г.

 

[2] Впрочем, относительно Ермолова у Николая навсегда осталось враждебное чувство. В этом отношении гораздо важнее предполагаемого участия Ермолова во временном правительстве, которое прочили ему члены тайного общества, было одно взятое при обысках письмо кн. С. Г. Волконского к Пестелю – письмо, в котором Волконский сообщал свое впечатление о настроении умов в посещенном им кавказском корпусе, которым командовал тогда Ермолов. Волконский в этом письме утверждал, что там будто бы распространено такое настроение, которое дает основание надеяться на восстание всего кавказского корпуса. Это сообщение потом фигурировало при следствии, и Николай Павлович серьезно опасался, что кавказский корпус откажется ему присягать. Это довольно легкомысленное свидетельство Волконского бросало большую тень на Ермолова в глазах Николая, и несмотря на то что присяга ему принесена была на Кавказе без затруднений и, по тщательном расследовании, ничего подобного тому, что говорилось у Волконского, там не оказалось, все-таки у государя навсегда осталось неприязненное отношение к Ермолову.

 

[3] Бумаги и журналы этого комитета изданы в 74 и 90 томах «Сборника имп. Русск. исторического общества». Обстоятельный разбор деятельности этого комитета у А. А. Кизеветтера в книге «Исторические очерки». М., 1912, с. 427 и след, (в ст. «Внутр. политика в царствование имп. Николая Павловича»).

 

[4] Сравн. книгу генерала Зайончковского «Восточная война 1853–1856 гг., в связи с современной ей политической обстановкой». Т. I и приложения к нему. СПб., 1908.

 

[5] Сравн. М. К. Лемке. «Николаевские жандармы и литература 1826–1855 гг. (по подлинным делам III отделения собственной е. в. канцелярии)». СПб., 1908.

 

Здесь стоит отметить, как представлял себе Бенкендорф, а с ним вместе и император Николай, состав и задачи этого учреждения; вот дающая об этом полное представление выписка центрального места записки Бенкендорфа, приведенной целиком у г. Лемке: «Для того чтобы полиция была хороша и обнимала все пункты империи, необходимо, чтобы она подчинялась системе строгой централизации, чтобы ее боялись и уважали и чтобы уважение это было внушено нравственными качествами ее главного начальника.

 

Он должен бы носить звание министра полиции и инспектора корпуса жандармов в столице и в провинции. Одно это звание (замененное имп. Николаем званием шефа жандармов) дало бы ему возможность пользоваться мнениями честных людей, которые пожелали бы предупредить правительство о каком-нибудь заговоре или сообщить ему какие-нибудь интересные новости. Злодеи, интриганы и люди недалекие, раскаявшись в своих ошибках или стараясь искупить свою вину доносом, будут по крайней мере знать, куда им обратиться.

 

К этому начальнику стекались бы сведения от всех жандармских офицеров, рассеянных во всех городах России и во всех частях войска: это дало, бы возможность заместить эти места людьми честными и способными, которые часто брезгуют ролью тайных шпионов, но, нося мундир как чиновники правительства, считают долгом ревностно исполнять эту обязанность.

 

Чины, кресты, благодарность служат для офицера лучшим поощрением, нежели денежные награды, но для тайных агентов не имеют такого значения, и они нередко служат шпионами за и против правительства.

 

Министру полиции придется путешествовать ежегодно, бывать время от времени на больших ярмарках, при заключении контрактов, где ему легче приобрести нужные связи и склонить на свою сторону людей, стремящихся к наживе.

 

Его проницательность подскажет ему, что не следует особенно доверять кому бы то ни было. Даже правитель канцелярии его не должен знать всех служащих у него и агентов...» Генерал Бенкендорф (впоследствии граф) до самой смерти своей пользовался неизменным доверием и расположением императора Николая.

 

Второй период царствования Николая I. – Охранительные принципы во внешней политике. – Восточный вопрос. – Мюнхенгрецкое свидание. – Руководящие принципы во внутренней политике. – Законодательная работа. – Деятельность Сперанского по подготовлению и изданию свода законов. – Значение этого события. – Крестьянский вопрос. – Положение населения. – Материальные факторы, подготовившие падение крепостного права. – Деятельность правительства. – Секретные комитеты. – Работа Канкрина и Киселева по устройству казенных крестьян. – Учреждение Министерства государственных имуществ. – Работы Киселева по устройству крепостных крестьян. – Закон 1842 г. об обязанных крестьянах. – Инвентари в Западном крае. – Закон 26 мая 1846 г. в Польше.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.238.169 (0.004 с.)