ТОП 10:

Первые войны времени императора Николая I и «восточный вопрос»



В первые годы царствования императора Николая I Россия вела большие войны на востоке – с Персией (1826–1828) и Турцией (1828-1829).

Отношения с Персией замутились в начале XIX в., вследствие присоединения к России Грузинского царства на Кавказе. Это древнее христианское государство в течение многих веков отстаивало свою самостоятельность от турок и персов и уже в XVI ст. искало опоры в православной Москве. Внутренние неурядицы постепенно ослабили грузин и повели к тому, что персы и турки стали торжествовать над ними. Тогда от угнетений мусульман грузины начали стремиться в подданство России. Со своей стороны, русское правительство во второй половине XVIII в. само принимало меры к подчинению Грузии. После завоеваний императрицы Екатерины II (§134) владения России дошли до р. Кубани и р. Терека[1] и таким образом приблизились к Кавказскому хребту. Новая Кавказская «линия» (граница) не была обеспечена от нападений беспокойных горских племен Кавказа и требовала особых забот. Русским казалось, что с присоединением Грузии горцы будут замирены и будет мирным путем приобретена богатая страна. Поэтому как Екатерина II, так и Павел I охотно шли навстречу исканиям грузинских царей. При Екатерине было формально установлено покровительство России над Грузией (1783), а Павел I издал манифест об окончательном присоединении Грузии к Российской империи (1801). Однако надежды на умиротворение Кавказа не оправдались: горцы еще смелее, чем раньше, продолжали тревожить нашу «линию», а Персия объявила России войну за Грузию. При императоре Александре эта война тянулась восемь лет (1805–1813) и закончилась тем, что Россия укрепилась как в Грузии, так и на западном берегу Каспийского моря (Дербент, Баку).

 

При императоре Николае I война с Персией возобновилась в 1826 г. Персияне вторглись в русские владения в Закавказье без объявления войны. Главнокомандующий на Кавказе генерал Ермолов не располагал достаточными силами для наступательных действий и держался оборонительно до прибытия подкреплений. Они подоспели под начальством генерала Паскевича, которому и было поручено главное руководство русскими силами. Паскевич разбил персиян под г. Елисаветполем, взял важную персидскую крепость Эривань, перешел р. Араке, овладел г. Тавризом и пошел на столицу Персии, Тегеран. Персия не могла более сопротивляться; шах просил мира. В начале 1828 г. (в деревне Туркманчай, между Тавризом и Тегераном) был подписан мирный трактат, по которому Персия уступила России земли по левому берегу р. Аракса с г. Эриванью и выплатила большую контрибуцию. Этот мир навсегда положил предел притязаниям Персии на кавказские земли. Важность его была очевидна, и император Николай удостоил Паскевича большой награды, пожаловав ему титул графа «Эриванского» и часть персидской контрибуции.

 

Утвердившись в Закавказье, русская власть должна была обратить особое внимание на горские племена Кавказа. Живя в горах между русскими владениями, полудикие кавказские народцы (черкесы, чеченцы и др.) мешали сообщениям русских с Закавказским краем и беспокоили русские поселения на Кубани и Тереке. Как раз в то время, когда было уничтожено враждебное нам влияние Персии на кавказские дела, среди кавказских горцев-мусульман выросло самостоятельное движение против русских. Это был так называемый «мюридизм» – религиозное возбуждение. Его представителями и вожаками были «святые старцы» – имамы и шейхи. Они стремились поднять усердие народа к исламу и набирали себе «мюридов», то есть послушников. Возбуждая их против русской власти, вожаки обещали мюридам, что за их веру и благочестие Аллах даст им победу над их врагами, русскими, и возродит могучий халифат. Среди горцев учение проповедников имело большой успех: горские племена стали объединяться и задумали «газават» – священную войну против русских. Во главе восставших был имам Кази-мулла, а позже – имам Шамиль. Начиная с 1825 (приблизительно) года, в течение сорока лет, горцы находились в упорной борьбе с русскими войсками и не только защищались от русских экспедиций в горы, но и сами нападали на русские крепости и отряды русских войск. Во все царствование императора Николая I шла война на Кавказе; требовались большие усилия для того, чтобы постепенно, шаг за шагом, овладевать важнейшими пунктами в горных областях, проводить «военные» дороги («Военно-грузинская дорога» и др.), рубить просеки в глухих лесах и ставить крепости для устрашения горцев. Все эти меры были необходимы; они стоили дорого и требовали больших жертв. Тем не менее императору Николаю не суждено было дожить до умиротворения Кавказа; оно совершилось лишь при его преемнике.

 

Причиной Турецкой войны (1828–1829) послужили греческие дела. Еще во время императора Александра I греки начали борьбу с турками за свое освобождение и успели возбудить в Европе большое сочувствие к себе и к своему делу. Зверства турок над греками и обаяние греческого имени, славного древней культурой Греции, вызывали в европейском обществе большое движение в пользу восставших. Но правительства европейские, в том числе и русское, под влиянием тенденций «священного союза» (§146) долго не решались заступиться за мятежных греков пред их законным государем, султаном. Император Николай, вступая на престол, застал отношения России и Турции очень недружелюбными; но все-таки он не видел необходимости воевать с турками из-за греков. Он согласился лишь на то, чтобы совместно с Англией и Францией принять дипломатические меры против турецких зверств и постараться примирить султана с греками. Только в 1827 г., когда стало ясно, что дипломатия бессильна и что нельзя допускать дальнейших истязаний греческого населения, Англия, Франция и Россия условились силой прекратить борьбу турок с греками. Соединенные эскадры, русская, английская и французская, заперли турецкий флот, действовавший против греков в гавани г. Наварина (древний Пилос на западном берегу Пелопоннеса) и сожгли его после кровопролитной битвы (20 октября 1827 г.). Наваринская битва была турками приписана враждебному влиянию русского правительства, и Турция стала готовиться к войне с Россией.

 

Война началась в 1828 г. Русские войска перешли Дунай и осадили турецкие крепости Варну и Шумлу. Взятие Варны позволило русским получать припасы морем, при посредстве своего флота, и открыло дорогу за Балканы. Но Шумла не сдалась и послужила оплотом для многих наступательных движений турок. Положение русской армии не раз становилось трудным. Только тогда, когда русскому главнокомандующему генералу Дибичу удалось выманить турецкую армию из Шумлы и нанести ей страшное поражение (у д. Кулевчи), дела изменились к лучшему. Дибич двинулся за Балканы и взял Адрианополь, вторую столицу Турции. В то же время в Азиатской Турции граф Паскевич успел взять турецкие крепости Каре и Ахалцых и после удачных боев с турецкой армией занял г. Эрзерум. Победы русских получили решительный характер, и турки просили мира. Мир был заключен в 1829 г., в Адрианополе, на следующих условиях: Россия приобретала левый берег нижнего Дуная, с островами в дунайских устьях, и восточный берег Черного моря (от устья р. Кубани до порта Св. Николая, также г. Ахалцых с его областью). Кроме того, турецкое правительство давало свободу торговли русским в Турции и открывало свободный проход через Босфор и Дарданеллы кораблям всех дружественных наций.

 

Важным условием мира было еще и то, что подвластные Турции княжества Молдавия, Валахия и Сербия получили полную внутреннюю автономию и стали под покровительство России. По русскому настоянию была также признана турками независимость греческих земель на юге Балканского полуострова (из этих земель в 1830 г., по соглашению держав, образовано было королевство Греция). Таким образом, в силу условий Адрианопольского мира Россия получила право вмешательства во внутренние дела Турции как заступница и покровительница одноплеменных и единоверных ей подданных султана. Вскоре (1833) сам султан прибег к помощи России во время восстания против него египетского паши. Русский флот пришел в Константинополь и высадил войска на Малоазиатский берег для защиты Босфора от египетских войск. Дело не дошло до боя, так как европейская дипломатия успела склонить восставших к покорности султану. Но султан в благодарность за защиту заключил с Россией особый договор, которым обязался запереть Босфор и Дарданеллы для военных судов всех иностранных держав. Этим договором создано было преобладающее влияние России в ослабевшей Турции. Из врага, наиболее грозного и ненавидимого Турцией, Россия превратилась как бы в друга и защитника «больного человека», – так император Николай называл разлагавшуюся Турецкую империю.

 

Преобладание России в турецких делах, создавшееся очень быстро, произвело тревогу среди европейских правительств и придало острый характер «восточному вопросу». Под общим именем «восточного вопроса» тогда стали разуметь все вопросы, какие только возникали в связи с распадением Турции и с преобладанием России на Балканском полуострове. Европейские державы не могли быть довольны политикой императора Николая, который считал себя одного покровителем балканских славян и греков. Его притязаниями нарушалось политическое равновесие Европы; от его побед чрезмерно, в глазах европейских правительств, вырастали силы и влияние России. Европейская дипломатия поэтому постаралась парализовать успехи России и добилась того, что новые междоусобия, происшедшие в Турции, были переданы на суждение общеевропейской конференции. Эта конференция (собравшаяся в Лондоне в 1840 г.) установила общий протекторат над Турцией пяти держав: России, Англии, Австрии, Франции и Пруссии. С тех пор «восточный вопрос» стал общеевропейским, и влияние России на Балканском полуострове начало падать столь же быстро, как быстро возникло.

Восточный вопрос

Крымская война 1853 – 1856 гг. стоит в тесной связи со старым восточным вопросом. После адрианопольского мира 1829 г. Россия заняла на Балканском полуострове господствующее положение в качестве покровительницы всего вообще христианского населения Турции, а в частности дунайских княжеств (Молдавии и Валахии). Вскоре после этого императору Николаю I пришлось снова вмешаться во внутренние дела Турции и вслед за тем удалось еще больше усилить положение России на Востоке. В 1833 г. египетский паша Мухаммед-Али возмутился против султана и уже занял Сирию и часть Малой Азии, когда Николай I, не желая подчинения Турции энергичному египетскому паше, оказал военную помощь султану и тем отвратил завоевание Константинополя египетской династией. В благодарность за это султан договором в Ункяр-Искелеси обязался закрыть по первому требованию России проход для военных судов западных наций через Дарданельский пролив в Черное море. На такое усиление России с неудовольствием смотрели Австрия и Англия. Когда в 1839 г. Мухаммед-Али повторил свою попытку, оба эти государства, желая предупредить новое вмешательство России, поспешили оказать содействие султану и остановили честолюбивого пашу, принудив его ограничиться положением наследственного вассала Турции. Когда-то грозная Оттоманская империя видимо разлагалась[1]. Русский император смотрел на нее прямо, как на «больного человека», очень близкого к смерти, а потому и считал нужным заранее позаботиться о наследстве этого больного человека. О своих планах на счет Турции он говорил с английским послом, которому сообщил, что сам занял бы Константинополь, – хотя бы и не для того, чтобы удержать его в своих руках, – что Англия могла бы вознаградить себя Египтом или Критом и что в таком случае на Балканском полуострове под покровительством России возникли бы отдельные христианские государства. Но английское правительство, руководимое тогда лордом Пальмерстоном, не хотело такого усиления России и нашло сочувствие и поддержку в Наполеоне III. Русский император, который еще раньше никак не мог простить Людовику-Филиппу революционного происхождения его власти, не выказывал расположения и к Наполеону III, что очень обижало нового повелителя Франции. Император французов, стремясь поднять свое значение за границей и стараясь угодить духовенству, возобновил старинную привилегию Франции покровительствовать католикам в Палестине и стал поддерживать их притязания на разные преимущества в храме гроба Господня в ущерб православным. Начался спор о святых местах, мало-помалу принявший размеры весьма опасные для европейского мира. Порта, подстрекаемая западными державами, отказалась признать за Россией право покровительствовать православным во всей империи, и тогда Николай I занял своими войсками дунайские княжества, а адмирал Нахимов нанес поражение турецкому флоту при Синопе (1853).

Крымская война

Англия и Франция решили заступиться за Турцию и объявили России войну, во время которой к союзникам присоединилась и Сардиния. Первый министр этого маленького государства граф Кавур поступил так, желая приобрести симпатии Франции и Англии и в случае победы извлечь из союза с ними какие-либо выгоды для своего отечества. Эта война была вообще очень популярна на Западе, потому что России давно там боялись и видели в ней главную противницу новых порядков. Император Николай I, спасший Австрию от венгерского восстания и помогший ей остановить Пруссию в её объединительных стремлениях в Германии, рассчитывал на верность Австрии, но эта держава решилась, по выражению Шварценберга, «удивить мир своею неблагодарностью» и заняла по отношению к России угрожающее положение. В Пруссии, чувствовавшей себя обиженною тем, что русский император помешал ей устроить под её гегемонией особый союз в Германии, образовалась придворная партия, которая тоже настаивала на объявлении войны России. Союзники, пославшие эскадры во все русские моря, сосредоточили главные свои силы в Черном море и высадились в Крыму, где 11 месяцев вынуждены были осаждать геройски защищавшийся Севастополь. В это время Николай I скончался, и после падения Севастополя новый государь Александр II для прекращения бесплодного кровопролития согласился на заключение мира. По Парижскому миру 1856 г., – в заключении которого участвовала вместе с великими державами и Сардиния, – Россия лишилась небольшой части Бессарабии и права держать военный флот на Черном море, но и Турция также лишилась этого права: проливы были объявлены закрытыми для военных кораблей всех наций. У России был отнят и протекторат над вассальными княжествами Турции, поставленными теперь под покровительство всех великих держав.

Преобладание Франции

Результатом крымской кампании было усиление международного значения Франции и временное ослабление России, занявшейся в начале царствования Александра II великими внутренними реформами. Поведение Австрии и Пруссии во время Крымской войны показывало, что их союз с Россией более уже не существовал, тогда как именно на нем и держался весь международный порядок в течение сорока последних лет. Со времени низложения Наполеона I Россия была первенствующей державой на материке Европы, особенно после революции 1848 года, а её армия пользовалась славою непобедимости. Теперь преобладание перешло к Франции. В её столице собрался конгресс 1856 года, и председательствовал на конгрессе французский представитель. В Париж один за другим стали ездить и сами иностранные государи. На новогодних приемах дипломатического корпуса Наполеон III начал говорить речи, в которых раскрывал свои политические планы или делал неясные намеки, порождавшие тревогу и опасения при иностранных дворах и в публике. Преобладающая роль Франции льстила национальному тщеславию французов, и вместе со своим императором многие французы были уверены в том, что их отечество призвано устраивать судьбы всех народов. Лично Наполеон III выдвигал при этом свой любимый принцип национальностей.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.208 (0.006 с.)