ТОП 10:

Личность императора Николая I и обстановка его воцарения



Первый период (1825–1831). – Сотрудники Николая Павловича в первые годы царствования: Кочубей, Сперанский, Канкрин, Бенкендорф, Дибич, Паскевич. – Комитет 6 декабря 1826 г.; его состав и задача; его деятельность. – Крестьянский вопрос. – Военные поселения. – Кодификационные работы Сперанского. – Образование III отделения собственной его величества канцелярии. – Направление Министерства народного просвещения. – Отношение к польской конституции. – Международная политика. – Война с Турцией 1828–1829 гг. – Конец первого периода царствования.

 

Третье отделение и Бенкендорф

 

Тем же порядком Николай Павлович пожелал организовать и заведование высшей (политической) и тайной полицией в государстве. После восстания 14 декабря и обнаружения всей истории образования и роста тайных обществ при Александре император Николай считал организацию полицейского надзора в стране одним из важнейших государственных дел. Он решил выделить это дело из ведения Министерства внутренних дел, оставив в нем заведование одной лишь общей наружной полицией, а для надзора за состоянием и движением умов населения признал необходимым создать особое учреждение. В основу этих предположений положена была записка, поданная государю еще в январе 1826 г. генералом Бенкендорфом, который и раньше, при Александре, обнаружил большую склонность заниматься этим делом, но тогда не имел успеха. Теперь Николай Павлович вменил ему в особую заслугу те доносы и записки по делам об организации правильного надзора за тайными обществами, которые Бенкендорф безрезультатно делал императору Александру. В записке своей Бенкендорф предлагал образовать теперь для дел политической полиции особое министерство полиции, руководствуясь опытами наполеоновских учреждений подобного рода. После обсуждения проекта Бенкендорфа с генералами Дибичем и Толстым и принимая, вероятно, во внимание неудачный ход дел в вязмитиновском и балашевском министерстве полиции при Александре, Николай Павлович решился образовать новое учреждение под личным своим руководством и непосредственным заведованием Бенкендорфа.

 

25 июня 1826 г. (в день рождения государя) дан был указ об образовании особого корпуса жандармов как особого самостоятельного учреждения с назначением шефом жандармов генерал-адъютанта Бенкендорфа, а через несколько дней (3 июля 1826 г.) была упразднена особая канцелярия министра внутренних дел, в которой ранее сосредоточивались дела тайной полиции, с передачей всех этих дел во вновь образованное III отделение собственной его величества канцелярии, во главе которого был поставлен тот же генерал Бенкендорф.

 

 

В круг ведомства III отделения, заслужившего впоследствии себе такую мрачную репутацию, входили следующие дела:

 

1) все распоряжения и известия по всем вообще случаям высшей полиции; 2) сведения о числе существующих в государстве разных сект и расколов; 3) известия по открытиям о фальшивых ассигнациях, монетах, документах и проч., коих разыскание и дальнейшее производство остаются в зависимости министров финансов и внутренних дел; 4) сведения подробные о всех людях, под надзором полиции состоящих, равно и все по сему предмету распоряжения; 5) высылка и размещение людей подозрительных и вредных; 6) заведование наблюдательное и хозяйственное всеми местами заключения, в коих заключаются государственные преступники; 7) все постановления и распоряжения об иностранцах; 8) ведомость о всех без исключения происшествиях; статистические сведения, до полиции относящиеся[5].

 

Восточный вопрос

Крымская война 1853 – 1856 гг. стоит в тесной связи со старым восточным вопросом. После адрианопольского мира 1829 г. Россия заняла на Балканском полуострове господствующее положение в качестве покровительницы всего вообще христианского населения Турции, а в частности дунайских княжеств (Молдавии и Валахии). Вскоре после этого императору Николаю I пришлось снова вмешаться во внутренние дела Турции и вслед за тем удалось еще больше усилить положение России на Востоке. В 1833 г. египетский паша Мухаммед-Али возмутился против султана и уже занял Сирию и часть Малой Азии, когда Николай I, не желая подчинения Турции энергичному египетскому паше, оказал военную помощь султану и тем отвратил завоевание Константинополя египетской династией. В благодарность за это султан договором в Ункяр-Искелеси обязался закрыть по первому требованию России проход для военных судов западных наций через Дарданельский пролив в Черное море. На такое усиление России с неудовольствием смотрели Австрия и Англия. Когда в 1839 г. Мухаммед-Али повторил свою попытку, оба эти государства, желая предупредить новое вмешательство России, поспешили оказать содействие султану и остановили честолюбивого пашу, принудив его ограничиться положением наследственного вассала Турции. Когда-то грозная Оттоманская империя видимо разлагалась[1]. Русский император смотрел на нее прямо, как на «больного человека», очень близкого к смерти, а потому и считал нужным заранее позаботиться о наследстве этого больного человека. О своих планах на счет Турции он говорил с английским послом, которому сообщил, что сам занял бы Константинополь, – хотя бы и не для того, чтобы удержать его в своих руках, – что Англия могла бы вознаградить себя Египтом или Критом и что в таком случае на Балканском полуострове под покровительством России возникли бы отдельные христианские государства. Но английское правительство, руководимое тогда лордом Пальмерстоном, не хотело такого усиления России и нашло сочувствие и поддержку в Наполеоне III. Русский император, который еще раньше никак не мог простить Людовику-Филиппу революционного происхождения его власти, не выказывал расположения и к Наполеону III, что очень обижало нового повелителя Франции. Император французов, стремясь поднять свое значение за границей и стараясь угодить духовенству, возобновил старинную привилегию Франции покровительствовать католикам в Палестине и стал поддерживать их притязания на разные преимущества в храме гроба Господня в ущерб православным. Начался спор о святых местах, мало-помалу принявший размеры весьма опасные для европейского мира. Порта, подстрекаемая западными державами, отказалась признать за Россией право покровительствовать православным во всей империи, и тогда Николай I занял своими войсками дунайские княжества, а адмирал Нахимов нанес поражение турецкому флоту при Синопе (1853).

Крымская война

Англия и Франция решили заступиться за Турцию и объявили России войну, во время которой к союзникам присоединилась и Сардиния. Первый министр этого маленького государства граф Кавур поступил так, желая приобрести симпатии Франции и Англии и в случае победы извлечь из союза с ними какие-либо выгоды для своего отечества. Эта война была вообще очень популярна на Западе, потому что России давно там боялись и видели в ней главную противницу новых порядков. Император Николай I, спасший Австрию от венгерского восстания и помогший ей остановить Пруссию в её объединительных стремлениях в Германии, рассчитывал на верность Австрии, но эта держава решилась, по выражению Шварценберга, «удивить мир своею неблагодарностью» и заняла по отношению к России угрожающее положение. В Пруссии, чувствовавшей себя обиженною тем, что русский император помешал ей устроить под её гегемонией особый союз в Германии, образовалась придворная партия, которая тоже настаивала на объявлении войны России. Союзники, пославшие эскадры во все русские моря, сосредоточили главные свои силы в Черном море и высадились в Крыму, где 11 месяцев вынуждены были осаждать геройски защищавшийся Севастополь. В это время Николай I скончался, и после падения Севастополя новый государь Александр II для прекращения бесплодного кровопролития согласился на заключение мира. По Парижскому миру 1856 г., – в заключении которого участвовала вместе с великими державами и Сардиния, – Россия лишилась небольшой части Бессарабии и права держать военный флот на Черном море, но и Турция также лишилась этого права: проливы были объявлены закрытыми для военных кораблей всех наций. У России был отнят и протекторат над вассальными княжествами Турции, поставленными теперь под покровительство всех великих держав.

Преобладание Франции

Результатом крымской кампании было усиление международного значения Франции и временное ослабление России, занявшейся в начале царствования Александра II великими внутренними реформами. Поведение Австрии и Пруссии во время Крымской войны показывало, что их союз с Россией более уже не существовал, тогда как именно на нем и держался весь международный порядок в течение сорока последних лет. Со времени низложения Наполеона I Россия была первенствующей державой на материке Европы, особенно после революции 1848 года, а её армия пользовалась славою непобедимости. Теперь преобладание перешло к Франции. В её столице собрался конгресс 1856 года, и председательствовал на конгрессе французский представитель. В Париж один за другим стали ездить и сами иностранные государи. На новогодних приемах дипломатического корпуса Наполеон III начал говорить речи, в которых раскрывал свои политические планы или делал неясные намеки, порождавшие тревогу и опасения при иностранных дворах и в публике. Преобладающая роль Франции льстила национальному тщеславию французов, и вместе со своим императором многие французы были уверены в том, что их отечество призвано устраивать судьбы всех народов. Лично Наполеон III выдвигал при этом свой любимый принцип национальностей.

 

Личность императора Николая I и обстановка его воцарения

 

Император Николай Павлович вступил на престол еще очень молодым человеком. Он родился в 1796 г. и рос вместе со своим младшим братом Михаилом (род. в 1798 г.) отдельно от старших братьев, Александра и Константина, которые были старше их чуть не на 20 лет. Так как младших великих князей не готовили к престолу, то их образование не вызывало особенных забот. Очень любя свою няню-англичанку (Лайон), Николай, по-видимому, мало был привязан к своему воспитателю (генералу Ламсдорфу) и к своим учителям. Он сам говорил, что мало вынес из своих учебных занятий. С детства был он привержен к военным играм, а затем к военному делу. Очень настойчивый и упрямый по натуре, Николай был, однако, поклонником дисциплины и сам, когда начал служить, показывал примеры служебного повиновения и скромности. С незначительной должностью бригадного генерала Николай Павлович соединял обязанности главного инспектора по инженерной части в войсках; вполне занятый своею службою, он очень далеко стоял от государственных дел и жизни большого двора. Он был женат на дочери прусского короля (Фридриха-Вильгельма III) Александре Федоровне, был очень счастлив в семейной жизни и ничего не искал вне семьи и службы. Лет за шесть до своей кончины император Александр в первый раз намекнул Николаю и его супруге, что их в будущем ожидает высокий государственный жребий. Николай не вполне понял, что разумел в своих намеках Александр, однако стал готовить себя к управлению государством. Он сам пополнял чтением недостатки своего первоначального образования и приобрел много новых знаний. Но все-таки надлежащей подготовки и навыка к делам он не получил до самого своего воцарения, так как Александр не приобщал его к текущим делам управления и держал его по-прежнему далеко от себя. Вполне поэтому понятно, что когда пришла в Петербург весть о кончине императора Александра и приближенные (князь А.Н. Голицын) сообщили Николаю, что есть распоряжение о передаче престола именно ему, Николай не считал для себя возможным принять трон. Надобно было Константину настойчиво подтвердить свое отречение, чтобы Николай, наконец, принял власть.

 

Обстоятельства воцарения Николая были очень смутны. Сам он с горем писал брату Константину, что получил престол «ценою крови своих подданных». Дело декабристов имело для молодого государя, как и дня всего государства, громадное значение. Оно оказало сильнейшее влияние на всю правительственную деятельность императора Николая и очень отразилось на общественном настроении его времени. (Поэтому-то дело декабристов пользовалось всегда большой известностью, несмотря на то, что все его подробности составляли государственную тайну.) Император Николай во все свое царствование помнил «своих друзей 14 декабря» (так он выражался о декабристах). Лично знакомый с их делом, сам участвуя в допросах и следствии, Николай имел возможность вдуматься в обстоятельства дела.

 

Первое, что он вынес из своего знакомства с делом, было заключение о неблагонадежном настроении всего вообще дворянства. Очень большое количество людей, прикосновенных к революционным союзам, было поголовно из дворянства. Заметив это, император Николай был склонен считать заговор сословным дворянским движением, охватившим все круги и слои дворянства. Он поэтому не доверял дворянству и подозревал дворян в стремлении к политическому господству в государстве. Править при помощи и посредстве дворянского сословия, как правила, например, Екатерина II, Николай не хотел, страшась за полноту своей власти. Потому он постарался создать вокруг себя бюрократию и править страной посредством послушного чиновничества, без помощи дворянских учреждений и деятелей. Это ему и удалось. При императоре Николае была очень усилена централизация управления: все дела решались чиновниками в министерских канцеляриях в Петербурге, а местные сословные учреждения (§128) обратились в простые исполнительные органы для министерств.

 

С другой стороны, император Николай из дела декабристов убедился, что желание перемен и реформ, которое руководило декабристами, имело глубокие основания. Крепостное право на крестьян, отсутствие хорошего свода законов, пристрастие судей, произвол правителей, недостаток просвещения, словом, все то, на что жаловались декабристы, было действительным злом русской жизни. Его нужно было исправить. Покарав декабристов, император Николай понял, что правительство само должно было произвести это исправление и законным путем начать реформы. К таким реформам Николай сразу же показал свою готовность – под условием неизменности самодержавного строя, на который покушались декабристы. Поэтому в начале правления императора Николая мы видим оживленную правительственную работу, направленную на улучшение администрации, суда и финансов и на улучшение быта крепостных людей.

 

Таким образом, молодой государь, мало подготовленный к делу управления своим воспитанием, отличался, однако, большой энергией и любовью к дисциплине. Из обстоятельств воцарения своего он вынес, вместе с желанием охранить самодержавие, также определенную склонность к бюрократической форме управления. Вместе с тем он понял необходимость реформ и выразил готовность их произвести. Но при том недоверии к дворянскому обществу, какое у него образовалось вследствие заговора декабристов, Николай имел в виду вести свои реформы без участия общественных сил, исключительно силами бюрократии.

 

В свою очередь, и дворянство сторонилось от близости с бюрократией нового царствования. Оно было запугано делом декабристов. Сотни семей дворянских так или иначе были задеты этим делом: оплакивали судьбу своих сосланных родных – мужей, сыновей и братьев; страшились преследования за близость к декабристам. Со времен Петра Великого и Анны не было такого трепета в обществе и такого числа пострадавших и наказанных. В ссылке погиб для общественной жизни цвет дворянской молодежи, и эта утрата отразилась не только на настроении дворянства, но и на его силах. Сословие оскудело людьми и само устранялось от общественной деятельности. Между властью и обществом произошел, таким образом, как бы разрыв и отчуждение. Конечно, это облегчило для императора Николая переход к бюрократии, но в то же время дурно отразилось на силах самого правительства. В своих начинаниях оно не встречало сочувствия и содействия общества, а потому не всегда могло осуществлять свои хорошие намерения и достигать своих добрых целей.

Три периода правления Николая I

 

Взгляды, заимствованные у Карамзина и совершенно совпавшие с характером и вкусами Николая, легли в основу его внутренней политики. Николай Павлович считал, соответственно этим взглядам, что сам он является первым слугой государства и что, посвящая всего себя государству, он имеет право требовать того же и от других, которые должны при этом служить по его указаниям. Со своей, военной, точки зрения он и не мог себе представить иной службы, кроме службы, регулируемой высшим авторитетом и направляемой при помощи строгой дисциплины и служебной иерархии. Это убеждение и служило обоснованием его абсолютизму, который развивался crescendo [по нарастающей] во все время его царствования, переходя все более и более в простое самовластие и деспотизм.

 

Царствование Николая можно разделить в этом отношении на три периода: первый – с 1826 по 1831 г., второй – с 1831 по 1848 г. и, наконец, третий – с 1848 по 1855 г. Эту периодизацию следует, впрочем, принимать лишь для обозначения тех последовательных изменений, которые происходили в курсе правительственной деятельности Николая, и хотя, конечно, эти изменения весьма резко отражались и на жизни народа, и на положении общества, но едва ли было бы справедливо на такие же периоды разделить историю самого народа и историю русского общества при Николае. В этом отношении все царствование Николая составляет, в сущности, один весьма важный и цельный этап, в течение которого окончательно скопились и обострились движущие факторы социально-политического процесса, разрешившегося частью в эпоху великих реформ последующего царствования, частью не вполне разрешившегося и в наше время.

 

Первый период (1825–1831). – Сотрудники Николая Павловича в первые годы царствования: Кочубей, Сперанский, Канкрин, Бенкендорф, Дибич, Паскевич. – Комитет 6 декабря 1826 г.; его состав и задача; его деятельность. – Крестьянский вопрос. – Военные поселения. – Кодификационные работы Сперанского. – Образование III отделения собственной его величества канцелярии. – Направление Министерства народного просвещения. – Отношение к польской конституции. – Международная политика. – Война с Турцией 1828–1829 гг. – Конец первого периода царствования.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.008 с.)