ТОП 10:

Культура Беларуси во второй половине XVI – конце XVIII в.



 

Книгопечатание . Становление книгопечатания на белорусских землях связано с подъемом реформационного движения в Великом Княжестве Литовском. Это так называемое реформационное книгопечатание , которое находилось под патронатом влиятельных феодалов, сторонников протестантизма – Радзивиллов, Воловичей, Глебовичей, Кишек и др. Во второй половине XVI – первой половине XVII в. на территории западной части Беларуси, где действовали наиболее крупные протестантские общины, возник ряд реформационных типографий. Одна из них была создана в Бресте и действовала в 1550–1570 гг. под опекой канцлера Великого Княжества Литовского Николая Радзивилла Черного. Она выпустила более 40 изданий разного содержания на польском и латинском языках. В 1563 г. на средства Н. Радзивилла Черного на польском языке была издана «Брестская», или «Радзивилловская», Библия, в кожаном переплете, с рисунками, выполненными на высоком художественном и полиграфическом уровне.

В начале 1560‑х гг. в Несвиже была основана одна из первых в Беларуси типографий, которая использовала кириллицу. Ее руководителем вначале был Сымон Будный. В 1562 г. Несвижская типография выпустила в свет «Катехизис» Сымона Будного, а также его труд «Об оправдании грешного человека перед Богом». В 1572 г. оборудование Несвижской типографии купил магнат Ян Кишка и тогда же в местечке Лоск Ошмянского повета Виленского воеводства (теперь деревня

Воложинского района Минской области) открыл новую типографию, которая стала одним из центров реформационного книгопечатания.

В своем родовом поместье Тяпин (теперь Чашникский район) основал типографию писатель‑гуманист Василий Тяпинский. В 1580 г. он издал Евангелие с собственным предисловием.

Крупная реформационная типография работала и в местечке Любча (Новогрудский район) в 1612–1656 гг. Она выпустила в свет около 100 изданий на польском и латинском языках – произведения античных и реформационных писателей, исторические и научные пособия, школьные учебники, а также литургические произведения для протестантских общин.

Кризис реформационного движения в Великом Княжестве Литовском в конце XVI – первой половине XVII в. привел к ослаблению реформационного книгопечатания. В середине XVII в. на территории Беларуси продолжала действовать только одна реформационная типография в Любче.

Во второй половине XVI в. возникает ряд частных типографий. Одна из них была основана русским первопечатником Иваном Федоровым и его соратником, выходцем из Беларуси Петром Мстиславцем на средства гетмана Великого Княжества Литовского Р. Ходкевича в Заблудове (теперь территория Польши). Тут были напечатаны кириллицей «Евангелие учительное» и «Псалтырь» (с «Часословом»), который широко использовался в те времена для обучения грамоте. В начале 1570‑х гг. типография прекратила свою деятельность. И. Федоров переехал во Львов, где положил начало украинскому книгопечатанию.

П. Мстиславец с 1569 г. поселился в Вильно, на средства богатых купцов Мамоничей основал типографию и возродил кириллическое книгоиздание спустя полстолетия после прекращения издательской деятельности Ф. Скорины. В типографии выпускались книги, предназначенные для обучения и светского чтения. В 1576 г. П. Мстиславец был вынужден покинуть типографию Мамоничей, которые ограничивали самостоятельную деятельность книгопечатника и стремились прежде всего к коммерческой выгоде. Закончился период существования частных типографий. Благодаря связям Мамоничей с богатой частью населения Вильно и великокняжеской канцелярией, их типография получала королевские привилегии на выпуск церковно‑религиозных и светских изданий.

Она выпустила книги правового характера «Трибунал» (1586) и «Статут Великого Княжества Литовского» (1588).

В конце XVI – первой половине XVII в. ведущую роль в книгопечатании играли братские[12]типографии, которые пользовались в основном кириллицей и печатали книги на понятном народным массам языке.

Собственную типографию имело Троицкое (позже Свято‑духовское) братство в Вильно, которую возглавлял активный противник унии, писатель‑полемист Стефан Зизаний. Под его руководством братская типография выпустила не менее 11 изданий. За издание нескольких антиуниатских полемических трактатов на польском языке типография была закрыта. В ответ на это была основана типография в местечке Евье около Вильно (г. Вевис, Литовская Республика). За время своего существования в первой половине XVII в. типография выпустила более 25 кириллических изданий, в том числе «Грамматику» М. Смотрицкого.

В связи с усилением политики полонизации со стороны руководства Речи Посполитой во второй четверти XVII в. происходит перемещение главных центров кириллического книгоиздания из западных регионов Великого Княжества Литовского в восточные. Значительную роль в кириллическом книгопечатании сыграл известный белорусский печатник могилевчанин Спиридон Соболь, который на территории Беларуси открыл две типографии: одну – в 1630 г. в Кутейне (около Оргии), где издал на белорусском языке «Молитвы повседневные», «Букварь», «Часослов», другую – в 1635 г. в Буйничах (под Могилевом), где издал «Псалтырь». В литературе описано 18 его изданий.

Наступление на православие продолжалось. В конце XVII–XVIII в. книги выпускала только Могилевская Богоявленская типография.Большую часть ее продукции составляли литургические издания на церковнославянском языке.

Образование . XVI в. принес перемены в образовательное и школьное дело Беларуси. Наряду с развитием прогрессивных традиций Древней Руси расширяется влияние на образование ренессансного гуманизма. На территрии Беларуси появляются наиболее передовые для того времени протестантские и братские школы. Почти в каждой протестантской общине открывались школы. В 70‑е гг. XVI в. в Беларуси было 163 кальвинистских собора, при которых существовали школы в Бресте, Ошмянах, Сморгони, Несвиже, Минске, Пинске, Могилеве, Орше, Витебске и т. д. Ярким примером кальвинистской школы в Беларуси был Слуцкий лицей, основанный в 1617 г. В лицее изучались главным образом гуманитарные науки – латинский, греческий, древнееврейский, польский, немецкий языки, а также литература, риторика, история, логика, право, математика, физика. Лицей был четырехклассным заведением, где срок обучения в каждом классе составлял 2 года.

Арианскими общинами были основаны школы в Ивье, Клецке, Несвиже, Койданово, Любче, Лоске, Новогрудке и других городах и местечках. Арианские школы были двух типов – начальные и гимназии. В гимназиях, в том числе в Ивьевской, Несвижской, Лоскской, наряду с языками (латинским, греческим, древнееврейским) изучались литература, философия, риторика, право, география, природоведение, математика, физика, этика.

В конце XVI – первой половине XVII в. открываются братские школы в Вильно, Бресте, Могилеве, Минске, Пинске, Орше и других городах. В братских школах обычно изучали пять языков (белорусский, славянский, греческий, латинский, польский), арифметику, диалектику, риторику, географию, астрономию и другие дисциплины. Индивидуальное обучение в этих школах заменили классно‑урочным, которое дошло до наших дней. Учебный год, как и сейчас, начинался первого сентября. Заметную роль в повышении качества преподавания в братских школах сыграли издания «Азбуки» (в 1574 г. во Львове – Иваном Федоровым, в 1596 г. в Вильно – Лаврентием Зизанием) и «Грамматики» Мелетия Смотрицкого (1621). С 1590 по 1654 г. белорусские типографии издали 16 букварей.

В XVIII в. на белорусских землях расширяется светское образование. Этому способствовала реформа школы, которая проводилась под руководством С. Канарского. Реформа пошатнула монополию иезуитов в области образования, ввела в школы польский язык, большое внимание уделила общественно‑этическим и природоведческим наукам, воспитанию умственных способностей учеников. Созданная в 1773 г. Эдукационная комиссия отменила преподавание религии в рамках школьных программ. На белорусских землях комиссия открыла 20 своих школ.

Значительную роль в распространении научных знаний сыграла Гродненская медицинская школа , основанная Антонием Тизенгаузом. Возглавил ее в 1775 г. французский врач и натуралист Ж.Э. Жилибер. Он создал при школе природоведческий кабинет, аптеку, анатомический театр и ботанический сад, издал два тома фундаментального труда «Литовская флора» (1781).

Библиотечное и архивное дело . Самой богатой в Речи Посполитой являлась Несвижская библиотека Радзивиллов , основанная в 1600 г. В библиотеке насчитывалось более 20 тыс. томов книг почти на всех европейских языках. Залы библиотеки были украшены сделанными на радзивилловской мануфактуре в Свержени бюстами древних философов. В библиотеке хранилась Радзивилловская (Кенигсбергская) летопись. В 1761 г., когда русское войско заняло Кенигсберг, летопись, которая с 1669 г. находилась в местной библиотеке, в качестве трофея была передана в библиотеку Академии наук в Петербурге. В 1772 г. вся библиотека была конфискована и перевезена в Петербург. По приказу Екатерины II ее передали Академии наук – 14 892 книги, не считая гравюр, карт и нот.

Более 6 тыс. редких книг, древних рукописей, географических карт Беларуси, Литвы и Польши находилось в Щорсах (теперь Новогрудский район), в поместье магната Храптовича. В годы Первой мировой войны его библиотека была вывезена в глубь России, а затем передана Киевскому университету.

В Несвижском замке находился и архив, в котором насчитывалось более 500 тыс. исторических актов, грамот, писем и других документов. Эти материалы собирались с 1551 г., когда Николай Радзивилл Черный получил право хранения в Несвиже так называемой Литовской метрики – государственного архива Великого Княжества Литовского. В XX в. Несвижские архивные материалы попали в разные хранилища. В годы Великой Отечественной войны архив был вывезен в Восточную Пруссию, откуда его вернули в Минск. Сегодня документы этого архива находятся в Национальном историческом архиве Беларуси в Минске и Центральном государственном архиве древних актов в Москве.

Библиотеки, собрания книг и исторических документов находились также в поместьях Сапегов, Тышкевичей, Огинских и других магнатов. Их усадьбы являлись центрами культурной жизни страны.

Литература. Распространение идей Реформации, гуманистического мировоззрения, книгоиздания благоприятствовало дальнейшему развитию белорусской литературы. Общегосударственные летописи и хроники постепенно уступали место новым литературным видам и жанрам: публицистике, историко‑мемуарной литературе, политической сатире, поэзии.

Выдающимся произведением белорусского летописания была Баркулабовская хроника , которая с демократических позиций иллюстрировала государственные, военные, гражданские дела Отечества. Белорусская Реформация и Контрреформация дали плеяду публицистов: С. Будного, В. Тяпинского, П. Скаргу, И. Пацея, М. Смотрицкого, X. Филалета, Л. Карповича, братьев Зизаниев, А. Филипповича и др.

Сымон Будный (1530–1593) впервые в мировой литературе издал Евангелие (1574) с предисловием, комментариями и замечаниями. Он написал несколько произведений, наиболее значительным из которых было «О главнейших положениях христианской веры» (1576 г., Лоск). В этом произведении С. Будный отстаивал человеческую природу Христа, выступал против внеземного мира, замогильной жизни, Божией Троицы, объяснял моральный выбор человека не страхом перед замогильной жизнью или посмертными муками, а умом и сознанием. Общественно‑политические взгляды Будного были умеренно гуманистическими. Он признавал частную собственность, сословно‑классовое неравенство, феодальную зависимость крестьян, но критиковал феодальное своеволие, беззаконие, захватнические войны.

Василий Тяпинский (1540–1600) в предисловии к Евангелию, которое он издал около 1570 г. на белорусском языке, критиковал политику окатоличивания белорусского народа, выступал за развитие белорусского языка, перестройку образования и приближение его к трудовым массам, был сторонником сближения славянских народов, подчеркивал их историческое и языковое родство, значение их культурного наследия.

Непримиримым борцом за веру предков и национальные традиции стал представитель ораторской прозы Леонтий Карпович (1580–1620) – белорусский писатель‑публицист, педагог, церковный деятель. Его «Казанья» написаны возвышенным стилем с использованием символики, образных сравнений. Они оказывали большое влияние на слушателей и читателей.

Настоящим борцом за правду встает перед нами Афанасий Филиппович (около 1595–1648) в своем «Диариуше», который, по сути, является собранием произведений. Он состоит из автобиографических зарисовок, речей, полемических трактатов, посланий, преданий, богословских рассуждений, реляций и т. д. Большую часть произведений А. Филиппович написал в варшавской тюрьме, когда был приговорен к смертной казни. Защитник интересов социальных низов белорусского и украинского народов, сторонник и проповедник союза с русским народом, А. Филиппович разоблачал внешнюю и внутреннюю политику Речи Посполитой, пороки общества, порицал духовных и светских феодалов за их стремление к роскоши.

Одним из ярких представителей древней белорусской литературы является Мелетий Смотрицкий (Максим Герасимович Смотрицкий, 1572–1630). М. Смотрицкий учился на философском факультете Виленской иезуитской академии, слушал лекции в Лейпцигском, Виттенбергском, Нюрнбергском университетах. Нам он известен больше как автор известной «Грамматики», которую М. Ломоносов назвал «вратами своей учености». Современники Смотрицкого знали его как писателя‑полемиста, перу которого принадлежало около 20 произведений самых разных направлений. Особое место среди них занимает «Фринос» (1610), где Смотрицкий от имени символического образа матери‑церкви обращается к народу с призывом объединения всех сил в борьбе с католицизмом. Отступничество от веры, от православной матери‑церкви трактовалось Смотрицким как измена Родине.

Новым явлением в белорусской литературе была политическая сатира – произведения «Речь Мелешки», «Письмо к Обуховичу», неизвестные авторы которых высмеивают пороки общества – своеволие шляхты, глупое перенимание чужеземных обычаев, разоблачают военно‑политическую бездарность должностных лиц, их продажность, безразличие к судьбе Родины.

Сложный путь прошло белорусское стихосложение : от любовной лирики, стихотворного эпоса, ритмично организованной прозы к книжной поэзии. Анонимная лирическая поэма «Плач на смерть Левона Карповича» восславляет человека – как носителя высоких моральных качеств, деятельного, мужественного, самоотверженного борца за веру своих предков, поднимает его до уровня христианского святого. Произведению присущи некоторые черты барокко: контрастность, барочные эпитеты, метафоры, сравнения и др.

Важный вклад в развитие белорусской и русской культуры внес поэт и драматург, книгоиздатель и гражданский деятель Симеон Полоцкий (1629–1680). Социально‑политический идеал Симеона Полоцкого – мощная держава во главе с «просвещенным монархом», цель которой – установить в обществе «вечный мир» и «всеобщее благосостояние» без раскола и мятежей. Он считал, что все зло в обществе – от необразованности, невежества. Распространение просвещения спасет общество от всех пороков, установит полную гармонию и мир. Симеон Полоцкий осуждал богатство, прославлял труд, возвышающий человека, предлагал программу прогрессивной деятельности царя, придворных вельмож и некоторых церковных деятелей. В своих произведениях воспевал белорусские земли, особенно Полоцк и Витебск.

Театр и музыка . Развитие драматургии вызвало к жизни театр. Продолжал действовать школьный театр , где перед началом пьес на исторические и библейские темы, а также в антрактах и после спектаклей разыгрывались интермедии – пантомимы, танцы, коротенькие пьески либо сценки, чаще всего комического содержания. Школьные пьесы писались и исполнялись по определенным правилам: на сцене нельзя было есть, пить, топать ногами, показывать что‑нибудь такое, что могло вызвать неприятное впечатление у актеров либо зрителей. Спектакль не мог продолжаться более 3 часов. Сначала женские роли запрещались вообще, затем их позволили исполнять мужчинам.

Широкое распространение в Беларуси получил кукольный театр – батлейка. Сюжеты батлейки были основаны на библейской и евангельской тематике, а также бытовых мотивах. Действие происходило в специально построенном двухэтажном домике с башенкой‑мезонином. На самом верхнем «уровне» разыгрывались сценки из Священного Писания про Адама и Еву, рождение Иисуса Христа, на среднем – о злодействах царя Ирода, на самом нижнем – из народного быта. Постановки батлейки сопровождала как вокальная, так и инструментальная музыка: псалмы и канты, народные песни и танцы.

Важным явлением культурной жизни второй половины XVIII в. стал крепостной театр. Многие белорусские магнаты – Радзивиллы, Храптовичи, Огинские, Тышкевичи, Сапеги, Тизенгаузы и другие, стремясь к роскоши, приглашали для строительства своих поместий и их благоустройства лучших отечественных и иностранных зодчих, художников, мастеров садово‑паркового искусства. В своих поместьях они создавали капеллы, оркестры, театры, а нередко и сами писали литературные и музыкальные произведения, как, например, Михал Казимир Радзивилл, Михал Казимир Огинский, Урсула Радзивилл, Михал Клеофас Огинский, автор знаменитого полонеза «Прощание с Родиной», и др.

В светской музыке XVI–XVIII вв. наиболее характерным жанром был кант: многоголосная песня светского содержания. Истоки канта – в гимнах и песнопениях дохристианских времен, которые попали в православную и католическую музыку и нашли свое продолжение в светских песнопениях. Более четырех столетий тому назад в Несвижской типографии был напечатан «Канционал» – один из первых в Беларуси нотных сборников, который содержал свыше ста песен (кантов) с приложенными к ним нотами. В Несвиже была создана одна из первых в Беларуси мастерских по изготовлению музыкальных инструментов, а также выпущен учебник по хоровому пению.

Значительное место в жизни населения Беларуси занимала церковная музыка. До наших времен сохранились памятники православной музыки – сборники церковных гимнов, ирмалои XVI–XVIII вв. (Супрасльский, Витебский, Жировичский, Слуцкий, Мирский и др.).

Развитие музыкальной культуры позволило магнатам создать в своих поместьях частные капеллы. Самые известные капеллы были при театрах: Несвижском – Михала Казимира Радзивилла, Слонимском – Михала Казимира Огинского, Гродненском – Антония Тизенгауза и Шкловском – Семена Зорича. Репертуар магнатских капелл составляла модная в то время в Европе музыка: дивертисменты (вставные, преимущественно вокально‑хореографические номера драматических, оперных и балетных спектаклей XVII–XVIII вв.), серенады, танцы, а также симфонии, концерты, оратории, кантаты. Действовали и народные капеллы, которые иногда приглашали на балы к панам.

Наряду с магнатскими капеллами действовали оркестры Тышкевичей в Свислочи, Александра и Казимира Сапегов в Ружанах и Деречине и др. Оркестры белорусских магнатов были порой крупнее, чем известные западноевропейские. Например, оркестр М. Огинского насчитывал 106 инструментов, в то время как в оркестре, где работал прославленный Ф. Гайдн (австрийский композитор XVIII в., которому принадлежат 104 симфонии, более 20 опер, 14 месс и много других музыкальных произведений), было только только 14 инструментов. Существовали военные оркестры, которые обычно состояли из духовых инструментов.

Высокий уровень музыкальной культуры обеспечивал возможность постановки на сценах театров таких сложных музыкальных произведений, как опера и балет. Для подготовки актеров оперы и балета в Беларуси существовало несколько школ (в Слуцке, Несвиже, Слониме). Спектакли сопровождала капелла музыкантов высокой квалификации (в основном немцы, чехи, австрийцы). Некоторые спектакли были рассчитаны на театральные картины: выход на сцену группы солдат, взятие штурмом крепостей, фехтование, баталии. В таких случаях в спектаклях принимали участие кадеты, солдаты гарнизона.

Особенно интересными были Слонимский театр Михала Казимира Огинского, Несвижский театр, связанный в первую очередь с именем Франтишки Урсулы Радзивилл, театры в Слуцке, Шклове, Могилеве, Чечерске, Свислочи, Плещеницах. Действовал также «плавучий театр» на баржах на Огинском канале. Талия и Мельпомена – музы греческой мифологии, покровительницы комедии и трагедии, вдохновляли белорусских артистов.

Изобразительное искусство . Идеи Возрождения, а затем эстетика барокко проникли в мастерские художников. В белорусской живописи определились два направления. Первое – искусство, основанное на древнерусских традициях; второе – живопись, находившаяся под влиянием западноевропейской художественной школы. Однако и в первом, и во втором направлениях наблюдается переплетение византийского и западноевропейского стилей с местной школой, сохранение местных традиций, выработка своего идеала и художественных принципов.

В результате синтеза разных школ и направлений сложилась самобытная белорусская иконописная школа. В наиболее ранних произведениях XVI в. («Матерь Божья Одигитрия» со Слутчины, «Матерь Божья Иерусалимская» с Брестчины) заметно сочетание основных черт средневекового искусства с элементами ренессанса: светлый колорит, объем, лиричность. Под влиянием Возрождения появляется стремление к передаче объема, пространства, пропорциональности человеческих фигур и окружения («Рождение Богородицы», «Апостолы Лука и Симон», «Поклонение волхвов» с Брестчины).

В XVIII в. в иконопись проникает стиль барокко, для которого характерны оформление окладом, венцом, декорирование тканью, лепным орнаментом и т. д. В Беларуси существовало несколько иконописных школ: Могилевская, полоцко‑витебская, полесская, гродненская, слуцко‑минская. В конце XVIII – начале XIX в. белорусская иконопись постепенно теряет свои отличительные черты и перестает существовать как самобытная художественная школа.

Вторым важным направлением была монументальная живопись. Яркими примерами монументальной живописи являются росписи деревянной церкви кутеинского Богоявленского монастыря (около Орши), кирпичного Богоявленского собора и Николаевской церкви в Могилеве, Святодуховской церкви Тупичевского монастыря в Мстиславле.

С победой Контрреформации в монументальной живописи распространяется стиль барокко. Ему присущи простор, красочность, динамизм композиции, богатство узоров, натурализм. Во второй половине XVII в. созданы крупные фресковые циклы (Станиславский костел в Могилеве, Успенский костел кармелитов в Мстиславле, иезуитский костел Франциска Ксаверия в Гродно).

Популярным видом станковой живописи в XVI–XVIII вв. становится портрет. Создаются своеобразные родовые галереи (Константина Тизенгауза в Поставах, при Полоцком иезуитском коллегиуме, портретные галереи Тышкевичей, Радзивиллов и др.). В архивном перечне 1779 г. в Несвижском замке насчитывалось 984 произведения искусства на полотне и дереве. Среди них – портреты Ягайло и Льва Сапеги, Радзивиллов, гетманов Казимира Сапеги и Станислава Кишки и др.[13]

Талантливым художником и гравером XVI – начала XVII в. являлся Томаш Маковский , работавший при дворе Радзивиллов, какое‑то время возглавлявший типографию в Несвиже. В 1613 г. в Амстердаме была напечатана полная и точная карта Великого Княжества Литовского, составленная Т. Маковским (сейчас она хранится в университетской библиотеке г. Упсала, Швеция). Т. Маковский иллюстрировал многие книги, является автором гравюр с пейзажами Вильно, Клецка, Троков, Смоленска и других древних городов.

Многочисленные произведения изобразительного искусства оставили отец и сын Г веские, которые жили и работали в XVIII в. Они реставрировали фрески Несвижского иезуитского костела, сохранившиеся до наших дней. Отец, Ксаверий Доминик, создал ряд портретов галереи Радзивиллов. Считается, что он является автором картины «Тайная вечеря» для главного алтаря Несвижского фарного костела. Сын, Юзеф Ксаверий, написал несколько портретов для Несвижского сбора, рисовал образа для Столбцовского доминиканского костела. Его кисти принадлежит портрет короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского.

В конце XVIII в. произведения барокко в живописи теряют свои лучшие качества. Барокко уступает место новому стилю в изобразительном искусстве – классицизму.

Архитектура. В XVI – первой половине XVII в. усложнялась планировка и архитектура белорусских городов, продолжалось создание оборонительных и культовых строений в стиле барокко[14]. Как и ранее, белорусский феодальный город имел типовую застройку: укрепленный замок – резиденция феодала, князя или великокняжеского наместника и размещенный вокруг замка торгово‑ремесленный посад под охраной замковых стен. Замок являлся центром города и главной его архитектурно‑строительной доминантой.

До XVII в. Минск был деревянным . Интенсивное кирпичное строительство в Минске началось с XVII в., что было связано со стремлением православных, католиков и униатов засвидетельствовать свою силу и присутствие в городе при помощи монументальных кирпичных храмов и монастырей. В первой половине XVII в. на площади Высокого рынка, на месте деревянной Святодуховской церкви был построен базилианский монастырь (в измененном виде сохранился до наших дней), а рядом с ним (теперь ул. Энгельса) – доминиканский костел и монастырь. В середине XVII в. напротив здания базилианского мужского монастыря был построен базилианский женский монастырь. Здания минских базилиан представляли собой единый архитектурный комплекс с композиционным центром – церковью Святого Духа. На Высоком рынке были построены также костел и монастырь бернардинцев (до недавнего времени в этих зданиях размещался архив), костел и монастырь бернардинок (теперь православный собор на площади Свободы, бывшие монастырские здания – жилые дома).

В XVII в. в Минске были построены костел и монастырь бенедиктинок, размещавшиеся на старой Кальварии (Кальвари‑ей называлось католическое кладбище, которое находилось в районе теперешней улицы Комсомольской на отрезке между улицей Интернациональной и проспектом Независимости). В 1612–1613 гг. в районе улицы Раковской, около Немиги, на средства православной шляхты и горожан началось возведение кирпичной Петропавловской церкви и монастыря (церковь существует и сегодня). В городе велось также строительство особняков богатых горожан, магазинов.

До середины XVIII в. был завершен архитектурный ансамбль Соборной площади Верхнего города. В 1709–1710 гг. на западной стороне этой площади построены иезуитский костел, монастырь и кирпичные здания коллегиума. В 1750 г. с правой стороны костела в стиле барокко, как и костел, была выстроена трехъярусная городская башня с часами (сейчас она не существует). Кафедральный костел был частично перестроен в 1951 г., в нем размещалось спортивное общество «Спартак» (теперь действует как костел).

Главной архитектурно‑строительной доминантой Несвижа являлся замок, основанный в 1583 г. на месте построенного ранее деревянного замка. Во второй половине XVI – первой половине XVII в. роль оборонительных сооружений выполняли Голынанский, Глусский, Заславский, Клецкий, Койдановский, Любчанский, Лепельский, Ляховичский, Могилевский, Мозырский, Шкловский замки, Верхний (Горный) и Нижний (Дольний) замки Старого Слуцка и Новый замок Нового Слуцка, замки Старого и Нового Быхова, замок в д. Смоляны Оршанского района, дом‑крепость в д. Гайтюнишки Вороновского района, комплекс замковых укреплений в Копысе, Дубровне, Друе, Иказни и др.

Продолжалось культовое строительство. Во второй половине XVI – начале XVII в. были созданы Троицкий костел в д. Чернавчицы (Брестский район), Успенская церковь и Петропавловский костел в д. Новый Свержень и Петропавловский костел в д. Деревная (Столбцовский район), фарный костел (фара Витовта) в Гродно, фарный костел в Несвиже, костел Вознесения Пресвятой Богородицы в Могилеве, костел в д. Гольшаны (Ошмянский район), кальвинские сборы в Сморгони, д. Осташино (Новогрудский район) и в д. Кухтичи (Узденский район).

Стиль барокко, пришедший из Италии, еще долго сочетался в местном строительстве с элементами готики и ренессанса. Так, костелы бернардинцев в Гродно (1595–1618) и Ивье (около 1600 г.) наряду с плоскими барочными фасадами имели готические многогранные апсиды, укрепленные контрфорсами. Николаевский костел в Мире (1599–1605) – трехнефная базилика с трансептом, центральный неф которой завершает многоярусная ренессансная башня, с двух сторон к ней примыкают небольшие круглые боковые башни с винтовыми лестницами, которые композиционно завершают боковые нефы.

Ранний этап становления белорусского барокко завершился формированием характерного базиликального одноапсидного типа храма с двухбашенным фасадом: костел в Дятлове (1624), костел бригитток в Гродно (1642–1656), костел в Вишнево, около Воложина (1637–1641) и др.

Вскоре в Беларуси начали строить костелы с главными фасадами без башен, где концентрировались основные средства выразительности, что, как известно, было характерно для итальянского барокко (костелы бернардинцев и францисканцев в Гродно, доминиканцев в Минске и Новогрудке и др.).

Позднему белорусскому барокко наряду с необычайной красочностью и пластичностью, богатством светотеней присущи хрупкость и легкость, волнистые очертания башен и фронтонов. В искусствоведении оно получило название «виленское барокко». Наиболее ярко черты позднего белорусского барокко проявились в культовых постройках униатов XVIII в.: Софийский собор в Полоцке (перестроенный в 1738–1750 гг.), церкви и монастыри в Березвечье (около Глубокого), Борунах (около Ошмян) и Толочине, Богоявленская и Крестовоздвиженская церкви в Жировичах (около Слонима), Воскресенская церковь в Витебске и др. В меньшей степени характерные черты «Виленского барокко» нашли воплощение в католическом строительстве второй половины XVIII в.: костелы в Слониме, Лужках, Германовичах (около Шарковщины), костелы доминиканцев в Смольянах (около Орши) и Дуниловичах (около Постав).

К числу строений гражданского назначения относятся административные и хозяйственные здания. С введением городского самоуправления на основе магдебургского права на рыночных площадях, рядом с магазинами и гостиными дворами, строились ратуши разных размеров и планировки. Наиболее известными являются здания Минской, Несвижской, Гродненской, Витебской, Могилевской, Слонимской, Чаусской, Чечерской, Шкловской ратуш. Большинство этих зданий не сохранилось.

Создавались также великолепные дворцовые ансамбли , сочетающие черты различных стилевых течений – барокко, рококо, классицизма. Для дворцовых строений характерна специфическая композиция с парадным двором, анфиладной планировкой, богатым декоративным оформлением фасада и интерьера. Их величие и красоту дополняли парковые ансамбли. Резиденции магнатов соперничали между собой, а иногда и с королевскими дворцами пышностью архитектуры, внутренним убранством. Галерею дворцов этого периода составляют резиденции крупных магнатов: Огинских в Слониме, Чарторыйских в Вовчине (Каменецкий район), Радзивиллов в Несвиже и Дятлове, Тизенгауза в Гродно и др.

Вторая половина XVIII в. – время расцвета декоративно‑прикладного искусства на белорусских землях. Среди крупных достижений мастеров посуда уречской и налибокской стеклянных мануфактур, мирские и слуцкие ковры, кореличские гобелены и всемирно известные слуцкие пояса, которые делали в радзивилловской «персиарне» под управлением Яна Маджарского.

Мануфактура в Слуцке по производству поясов была основана в конце 30‑х гг. XVIII в.[15]Она принадлежала князьям Радзивиллам. Слуцкие пояса, вытканные из шелковых, золотых и серебряных нитей, украшались узорной каймой и белорусским растительным орнаментом из цветов Слуцкого края – незабудок, васильков и др. Орнамент почти никогда не повторялся. Лучшие мастера умели делать двух– и четырехсторонние пояса. На каждой стороне был свой рисунок. Один и тот же пояс использовали как будничный, праздничный, свадебный и траурный. По подсчетам исследователей, всего было сделано около 10 тыс. уникальных, неповторимых слуцких поясов.

Таковы основные направления развития культуры на белорусских землях во второй половине XVI – конце XVIII в.

 

 

Раздел IV







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.208.153 (0.017 с.)