ТОП 10:

Люблинская уния 1569 г. и создание Речи Посполитой



 

В соответствии с Кревской унией 1385 г. существовала так называемая персональная уния: король польский и великий князь литовский были представлены в одном лице, во всем остальном ВКЛ и Польша оставались самостоятельными государствами. Однако сохранение персональной унии позволяло полякам оказывать свое влияние на все сферы государственной и общественно‑политической жизни княжества, изменять их на польский лад, создавать условия для инкорпорации ВКЛ в Польскую Корону и обращения белорусско‑литовских земель в польскую провинцию. Наследственная монархия в ВКЛ эволюционировала в сторону конституционной, выборной. Шляхта получила политические права и такие органы государственной власти, как сейм и паны‑рада. Появились такие же, как и в Польше, должности: гетман, воевода, каштелян, маршалок и др. Господствующие круги ВКЛ постепенно перенимали у поляков их традиции, обычаи, манеру одеваться, обустраивать жилье. Определенная часть шляхты отказывалась от своего вероисповедания, окатоличивалась и ополячивалась. Почти исчезли удельные княжества, появились такие единицы территориального деления, как воеводства, поветы и волости, что также содействовало сближению двух стран.

28 июня 1569 г. была подписана Люблинская уния, согласно которой ВКЛ и Польша объединялись в один народ и одно государство – Речь Посполитую (республику) с одним избираемым государем – королем польским. Избрание великого князя литовского прекращалось. Упразднялось право великого князя литовского на княжество, оно передавалось Польше. Особый сейм ВКЛ также упразднялся. Общие сеймы должны были созываться только в Польше. Между странами была ликвидирована таможня. Всем жителям государства разрешалось приобретать поместья, землю в любой части Речи Посполитой. Общей должна была стать и внешняя политика.

Почему ВКЛ и Польша пошли на более тесный союз, на унию, на объединение стран и создание Речи Посполитой?

Существуют три группы причин объединения стран и создания Речи Посполитой. Первая группа причин связана с внешнеполитическими обстоятельствами . В начале XVI в. внешнеполитическое положение ВКЛ резко усложнилось. С 1500 по 1569 г. полчища крымского хана 45 раз нарушали его границы, 10 раз они опустошали белорусские земли. На восточной границе укреплялось Русское государство, претендовавшее на все русские земли, в том числе и на те, которые входили в состав Великого Княжества Литовского. В конце XV – первой половине XVI в. это вылилось в ряд русско‑литовских войн, в результате которых ВКЛ потеряло почти четверть своей территории, а восточная граница княжества переместилась от Можайска на запад, где‑то до Днепра – Орши, Могилева, Гомеля.

Во второй половине XVI в. ухудшились взаимоотношения между Великим Княжеством Литовским, Польшей и Русским государством из‑за их желания завладеть территорией Ливонии. Это привело к Ливонской войне 1558–1583 гг. После поражений, нанесенных русской армией войскам Ливонии, ливонские феодалы обратились за помощью к Великому Княжеству Литовскому. Между орденом и ВКЛ был заключен союз, и орден перешел под протекторат княжества, которое не меньше, чем Россия, было заинтересовано в выходе к Балтийскому морю. Но сохранить во время войны свою территорию орден не смог. Часть земель захватила Дания, часть – Швеция, а Курляндия и Земгалия с 1561 г. оказались в зависимости от княжества. Тогда русский царь Иван IV направил войска в Беларусь и Литву. В 1563 г. была взята самая мощная крепость Беларуси – Полоцк, после захвата которой угроза нависла над столицей государства – Вильно.

Белорусско‑литовские магнаты обратились за помощью к правителям Польши. «Мы окажем вам помощь в Ливонской войне, но нам необходимо объединиться в одно государство», – отвечали польские магнаты.

Вторая группа причин связана с внутриполитическим развитием Великого Княжества Литовского. Средняя и мелкая шляхта княжества и «пришлый» польский элемент (королевские служки, беглые польские крестьяне и др.) были недовольны сильной властью князя и магнатов. Они видели, что польская шляхта обладает большими правами и привилегиями, что она в значительной степени ограничила влияние собственной магнатерии, взяла под свой контроль верховную власть. Шляхта ВКЛ хотела такого же положения для себя. Поэтому шляхта ВКЛ и «пришлый» польский элемент выступали за объединение с Польшей и подталкивали к этому центральные и местные власти – великого князя, панов‑раду, вальный сейм, правителей воеводств и поветов, крупных магнатов. В организации политического давления на власти шляхта Беларуси и Литвы объединялась со шляхтой Украины.

Третья группа причин носит династический характер. После смерти первой жены Сигизмунда II Августа, которая очень не нравилась его матери, истой католичке миланской княжне Боне Сфорца, небезосновательно считавшейся шпионкой Ватикана в княжестве, великий князь литовский тайно, без согласия Боны Сфорца женился на Барбаре Радзивилл. Этот брак не был одобрен церковным клиром. Дело в том, что в 50‑е гг. XVI в. Радзивиллы (Рыжий и Черный), являвшиеся протестантами, кальвинистами, были лютыми противниками католицизма. В стане католического духовенства началась паника. Возможно, не без участия Боны Сфорца Барбара Радзивилл, вторая жена Сигизмунда II Августа, безвременно умерла. Великий князь литовский женился в третий раз, но в этом браке не было наследников. Поляки боялись, что со смертью Сигизмунда II Августа персональная уния, соединявшая два государства, окончательно прекратится. Они были заинтересованы в его разводе и новом браке.

Сигизмунд II Август решил развестись с третьей женой и жениться в четвертый раз. Но по католическому обряду можно жениться только три раза. Развод и разрешение на четвертый брак можно было получить только у Папы Римского. В этой ситуации Сигизмунд II Август вынужден был пойти на уступки папству и католическому духовенству, добросовестно выполнять их предложения по усилению католицизма на территории ВКЛ и присоединению последнего к Польской Короне. Папство и католическое духовенство использовали трагизм, неустроенность личной жизни Сигизмунда II Августа в своих политико‑идеологических целях объединения ВКЛ с Польшей и продвижения католицизма на восток для вытеснения со славянских земель православия. Это была самая настоящая католическая агрессия на православные славянские земли.

Обещая помощь Великому Княжеству Литовскому в войне с Русским государством, поляки спешили осуществить свои политические замыслы. В 1563 г. на Варшавском сейме они составили декларацию об объединении ВКЛ с Польшей и предложили литовским представителям на сейме подписать ее и скрепить печатью. На сейме 1564 г. поляки требовали от Сигизмунда II Августа, чтобы он отказался от своих прав на княжество в пользу Польши и подарил полякам ВКЛ. Одновременно был распространен «рецес» (постановление сейма), якобы на Варшавском сейме произошло слияние польского и литовского народов в один народ, одно тело, а поэтому и устанавливается одному телу одна голова – один господарь и одна рада. Магнаты ВКЛ вынудили Сигизмунда II Августа не соглашаться с инкорпораторскими усилиями поляков.

В таком сложном положении княжество сделало попытку заключить мир или даже унию с Москвой. Но Иван Грозный не пошел на это. ВКЛ оказалось перед перспективой войны на два фронта. Твердая позиция Москвы продолжать войну подтолкнула ВКЛ в объятия Кракова.

10 января 1569 г. в Люблине собрался общий сейм ВКЛ и Польши с целью заключения более тесной унии между государствами. Поляками выдвигались разные условия, вплоть до ликвидации белорусско‑литовской государственности. Послы же ВКЛ хотели сохранить союз с Польшей, но при этом не утратить самостоятельности и независимости своего господарства. Переговоры затягивались. Послы ВКЛ 1 марта 1569 г. покинули Люблин.

Такое поведение представителей ВКЛ вызвало возмущение со стороны польской магнатерии. Под ее нажимом Сигизмунд II Август начал осуществлять план расчленения ВКЛ и аннексии отдельных его частей. 5 марта 1569 г. он объявил о присоединении к Польше Подляшья и приказал подляшским послам присягнуть Польше под угрозой лишения должностей и привилегий. 15 мая 1569 г. была объявлена аннексия Волыни. Однако волынские послы не ехали в Люблин. Тогда король пообещал лишить их поместий и пригрозил изгнанием. Под страхом расправы сенаторы и послы Волыни присягнули на верность Польше. Таким же образом к Польше были присоединены Подолье и Киевщина.

Аннексия отдельных частей ВКЛ в Польскую Корону была предательством великого князя литовского по отношению к своей стране, так как он не имел права без согласия панов‑рады и сейма уменьшать территорию княжества и издавать законодательные акты. Более того, вступая на трон, великий князь давал присягу и обещал действовать только в соответствии с государственными законами.

В составе ВКЛ остались только Беларусь и Литва. Под страхом присоединения к Польше этой части княжества возвращались в Люблин послы от Беларуси и Литвы. Шли тяжелые, утомительные переговоры. 28 июня 1569 г., в день подписания унии, выступил староста жмудский Ходкевич, который просил короля не губить княжество, не чинить ему беды: «Мы сейчас доведены до того, – говорил Ходкевич, – что должны с покорною просьбой упасть в ноги вашей светлости…» При этих словах все белорусско‑литовские послы стали на колени. Однако король условия унии по фактическому уничтожению княжества не отменил. Можно сказать, что представители ВКЛ изменили своей стране, подписав унию, но другого выхода у них не было, к этому их вынудили обстоятельства. Так считают некоторые исследователи истории ВКЛ и Речи Посполитой.

1 июля 1569 г. произошла присяга на Люблинскую унию , а затем молитва в костелах.

Люблинская уния была не чем иным, как аннексией, инкорпорацией ВКЛ в состав Польской Короны, фиговым листком для прикрытия измены великого князя, насильственной политики со стороны польских феодалов и верхушки католического духовенства, началом гибели Великого Княжества Литовского. Для Беларуси Люблинский акт являлся угрозой полного окатоличивания и полонизации края, уничтожения белорусской народности и ее культуры.

 

§ 2. Общественно‑политический строй Речи Посполитой. Государственно‑правовое положение Великого Княжества Литовского в составе Речи Посполитой

 

Речь Посполитая – государство народов Великого Княжества Литовского и Польской Короны. Во главе государства стоял корольу который избирался шляхтой и власть которого была ограничена сеймом. В Речи Посполитой количество сеймов было большим: конвокационные (выдвигали кандидатуры на пост короля и обсуждали их), элекционные (выбирали короля), коронационные (осуществляли коронацию короля), вальные (общепольские), генеральные (определенной территории государства), поветовые (местные) и реляционные (отчетные). Как видно, первые три созывались в период межкоролевья, а следующие три – по указу короля при необходимости решить те вопросы, которые не могли быть решены королевской властью: о войне, налогах, правах шляхты и т. д.

Генеральные сеймики не являлись общепольскими учреждениями. Они созывались королевскими универсалами за несколько недель до вального сейма в определенном месте для определенной территории государства: для Великой Польши – в Каме, для Мазовии – в Варшаве, для Малой Польши – в Карочине, для Великого Княжества Литовского – в Волковыске, а затем в Слониме, для Пруссии – в Мальборке или Груденде. На генеральных сеймиках выбирали послов на вальный сейм, составляли письменные инструкции послам, определяли требования шляхты, которые должны были отстаиваться на вальных сеймах. После окончания работы вального сейма на реляционных сеймах послы отчитывались перед шляхтой повета и воеводства. В XVII в. генеральные сеймики прекратили свое существование.

Генеральным сеймикам предшествовали поветовые сеймики, где обсуждались те вопросы, которые потом должны были решаться на генеральном сеймике. Они созывались обычно за шесть недель до генерального сеймика.

Законодательную власть осуществлял вальный сейм , состоявший из сената (рады) и посольской избы. Сенат был высшей палатой сейма. В его состав входили, как правило, магнаты (сенаторское сословие), архиепископы и епископы, воеводы и каштеляны. Количество сенаторов (паны‑рада) доходило до 150 человек. Из своих рядов сейм выбирал 28 сенаторов для королевской рады , которая фактически осуществляла управление страной и личной жизнью короля (женитьба, развод, путешествия и т. д.).

Нижней палатой сейма была посольская изба , в состав которой входили депутаты от шляхетских сеймиков. Количество депутатов посольской избы доходило до 200 человек.

Группа депутатов или даже один депутат, выступающий против принятия того или иного решения, которое противоречило его инструкции, мог на законном основании не допустить принятия такого решения. Это право рассматривалось как одно из самых важных «золотых шляхетских вольностей» и называлось liberum veto (свободное вето).

Во главе исполнительной власти стоял король , избираемый элекционным сеймом. Король был председателем сената, возглавлял «посполитое рушанье» – ополчение (позже оборона перешла в руки коронного гетмана), созывал сеймы, назначал заседания, осуществлял назначения на высшие государственные посты, управлял внешними сношениями. Каждому королю перед избранием шляхта предъявляла условия, которые он потом обязывался исполнять. Это так называемая «Пакта конвента » – присяга короля.

Если король действовал против права и своих обязательств, то шляхта имела право не подчиняться ему и выступить против короля. Это право осуществлялось путем созыва конфедераций – союзов вооруженной шляхты для проведения определенных реформ или принятия некоторых законов. В тех случаях, когда конфедерации принимали характер прямого выступления против короля, они назывались рокашами.

Смерть Сигизмунда II Августа привела к усилению хаоса и анархии в государстве. Выбранный в 1573 г. на польский престол французский принц Генрих Валуа, быстро сбежавший в Париж, внес свою лепту в процесс усиления шляхетского всевластия и анархии. Чтобы привлечь на свою сторону мелкопоместную шляхту, Генрих Валуа издал так называемые «Генриховы артикулы». В соответствии с «Генриховыми артикулами» король терял право без согласия сейма устанавливать новые налоги и пошлины, созывать общее ополчение. В то же время он был обязан созывать сеймы раз в 2 года сроком на 6 недель, при перенесении войны за пределы Речи Посполитой выплачивать каждому ратнику по 5 гривен, иметь при себе постоянный совет из числа сенаторов, который фактически управлял не только страной, но и личной жизнью короля. «Генриховы артикулы» были введены при избрании королем Стефана Батория в 1576 г., а затем подтверждались всеми королями Речи Посполитой. «Генриховы артикулы», как и «Пакта конвента», являлись составными частями «золотых шляхетских вольностей».

Стефан Баторий указывал в письме к виленскому поветовому сейму в 1577 г., что Речь Посполитая все больше склоняется к хаосу, своеволию, анархии, насилию и беззаконию, которые сокрушают державу. Феодальная анархия значительно усилилась со второй половины XVII и в XVIII в. В период с 1652 по 1762 г. из 80 сеймов 44 были сорваны: они не приняли никаких решений. Среди магнатов разгорелась борьба за власть. В Великом Княжестве Литовском основными соперниками были Радзивиллы, Пацы (Пацевичи), Сапеги, Огинские и Вишневецкие.

Каким же было положение Великого Княжества Литовского в составе Речи Посполитой?

Необходимо отметить, что после подписания Люблинской унии Великое Княжество Литовское не прекратило своего существования. Оно сохранилось до третьего раздела Речи Посполитой в 1795 г. в составе белорусских и литовских земель. Украинские земли (Волынь, Подолье, Киевщина), а также Подляшье в начале 1569 г. насильственным путем были присоединены к Польской Короне. На украинских землях рядом с местными феодалами нахально и грубо хозяйничали польские паны, издевавшиеся над украинцами. Это в конце концов привело к национально‑освободительной войне украинского народа под предводительством Богдана Хмельницкого и объединению Украины с Россией в 1648–1654 гг. Белорусские земли входили в состав Великого Княжества Литовского, поляки тут не хозяйничали – приобретение земли, собственности и получение государственных должностей иностранцами, в том числе поляками, запрещалось Статутом ВКЛ 1588 г.

В 1565–1566 гг. в Великом Княжестве Литовском была проведена административно‑территориальная реформа. Согласно этой реформе вся территория Беларуси делилась на воеводства, а те в свою очередь – на поветы. Среди белорусских воеводств и поветов были Брестское воеводство (Брестский, Пинский поветы), Витебское (Витебский, Оршанский поветы), Минское (Минский, Речицкий, Мозырский поветы), Мстиславское (Мстиславский повет, остальные поветы – небелорусские), Новогрудское (Новогрудский, Волковысский, Слонимский поветы), Виленское (Ошмянский, Лидский, Браславский поветы, остальные поветы – литовские), Трокское воеводство (Гродненский повет, остальные поветы – литовские).

В результате административно‑территориальной реформы исчезли последние автономные княжества, которые долгое время сохранялись на территории Беларуси – Кобринское, Клецкое, Слуцко‑Копыльское. Вместе с тем хаос в административно‑территориальном делении ВКЛ усиливался. В территории поветов и воеводств вклинивались королевщины , которыми через своих администраторов (экономов) управлял король (отсюда и название «королевские экономии», или королевщины). Последние были двух видов: староствы – государственные поместья, которые отдавались в пожизненное владение тому или другому феодалу (назывался старостой, отсюда и название «староство»), и столовые (дворцовые) поместья. В староствах крестьяне отбывали повинность в пользу старосты. Доходы от столовых (дворцовых) поместий шли в пользу короля.

Существовали также волости (небольшие сельские округи, в которых действовали органы местного сельского управления), войтовства (одна или несколько деревень, город с пригородными землями, небольшое королевское великокняжеское владение, на которые распространялась власть сельского войта), графства (наследственное феодальное владение во главе с графом), наместничества (территория, на которой осуществлялось местное управление во главе с наместником) и другие административно‑территориальные единицы.

Главной административно‑судебной властью и военачальником являлся воевода. Административные должности князь раздавал, как правило, княжеским семьям из своего окружения, чаще всего литовцам. Из 29 крупных феодальных родов в середине XVI в. 13 были литовскими (Олельковичи, Гольшанские, Радзивиллы, Чарторыйские, Сапеги и др.), 7 – белорусскими (Глебовичи, Валовичи, Тышкевичи, Друцкие, Масальские и др.), 5 – украинскими, 2 являлись потомками Рюриковичей в качестве местных князей и т. д.

Военная служба в Великом Княжестве Литовском была делом феодального сословия. Мелкая шляхта должна была лично присутствовать в войске, а те, кто имел поместья и подданных, поставляли также вооруженных воинов. Военная служба являлась почетной обязанностью шляхты, а занятия ремеслом и торговлей, как подчеркивалось в Статуте ВКЛ 1566 г., позорили ее. Шляхтич, занимавшийся ремеслом и торговлей, лишался шляхетских прав и достоинства.

В составе Речи Посполитой оба государства – Великое Княжество Литовское и Польская Корона – сохранили свои бывшие названия, свои правительства, законы (на территорию ВКЛ польское право не распространялось, там действовал Литовский Статут 1588 г.). Существовали самостоятельные судебные системы, органы местного самоуправления (администрации воеводств и поветов), финансовые системы, вооруженные силы, разные государственные языки (на территории ВКЛ до 1696 г. государственным языком был старобелорусский). Таким образом, ВКЛ и Польша сохранили свою относительную самостоятельность, автономию в составе Речи Посполитой.

При благоприятных обстоятельствах магнаты Великого Княжества Литовского добивались выхода из состава Речи Посполитой и достижения полной независимости. Статут ВКЛ 1588 г. фактически перечеркивал Люблинскую унию, ограничивал допуск в княжество польских панов, защищал суверенитет, самостоятельность государства. Януш Радзивилл возглавил заговор литовских магнатов, ставивших целью выход Великого Княжества Литовского из состава Речи Посполитой, в период борьбы украинского народа против польских панов под руководством Богдана Хмельницкого (1648–1654). Аналогичные попытки делались магнатами ВКЛ в период Северной войны 1700–1721 гг., а также во время трех разделов Речи Посполитой.

Вышеизложенное позволяет некоторым историкам сделать вывод о том, что Речь Посполитая – конфедеративное государство , в котором Великое Княжество Литовское и Польская Корона сохраняли свою самостоятельность. В то же время другие историки считают Речь Посполитую федеративным государством , союзом равноправных государственных образований – Великого Княжества Литовского и Польской Короны. Однако эту самостоятельность они рассматривают как относительную, поскольку существовал единый орган законодательной власти – сейм Речи Посполитой и единый правитель государства – польский король. И у тех, и у других историков есть основания для таких суждений. На наш взгляд, Речь Посполитая – сложное государственное образование с элементами федерализма и конфедеративности, где была сильна тенденция к полной независимости Великого Княжества Литовского.

 

§ 3. Реформация и Контрреформация в Великом Княжестве Литовском. Брестская церковная уния. Усиление польско‑католической экспансии на белорусские земли

 

В начале XVI в. Западную Европу всколыхнуло движение, известное в истории под названием Реформация. Реформация – широкое общественно‑политическое, идеологическое и религиозное движение буржуазии, направленное против феодализма и его опоры – католической церкви. Деятели Реформации требовали уничтожения феодализма, создания новой, децентрализованной, более демократичной и дешевой церкви, секуляризации ее собственности, ликвидации духовенства как отдельной касты, а также монастырей и монашества, пышного католического культа, сложной церковной обрядности.

Реформация привела к появлению нового направления в христианстве – протестантизма , который объединяет ряд самостоятельных церквей и сект: лютеранство, кальвинизм, англиканскую церковь, баптистов, адвентистов и др. Эти церкви и секты несколько отличаются культом и организацией, но связаны общностью происхождения и догматики. Основные положения протестантизма были сформулированы его основателями М. Лютером, Ж. Кальвином, У. Цвингли.

Основными реформационными течениями в Великом Княжестве Литовском были кальвинизм, лютеранство, антитринитаризм. Хронологические рамки Реформации на территории Беларуси: вторая половина XVI в . – середина XVII в . Наибольшее распространение тут получил кальвинизм, доктрина которого импонировала шляхте. Широкие народные массы безразлично относились к Реформации, поэтому религиозное движение в Беларуси не приняло такого размаха, как в Европе.

Активную реформационную деятельность в Беларуси развернул крупный магнат, виленский воевода, канцлер Николай Радзивилл Черный. Только в своих владениях он закрыл 187 костелов, разрушил все придорожные католические часовенки и кресты и открыл 134 кальвинистские общины. Под покровительством Н. Радзивилла были организованы протестантские общины в Несвиже, Клецке, Ивье, Орше и других местах. Вокруг кальвинистских общин собирались ученые, проповедники, писатели, книгоиздатели. К 60‑м гг. XVI в. в кальвинизм перешла большая часть белорусских магнатов и значительная часть шляхты.

В 1562–1565 гг. из кальвинистского лагеря выделяется самостоятельное течение, приверженцы которого получили название антитринитарии или Орионе (от имени святого Ария, жившего в IV в. до н. э. в Александрии и отрицавшего триединство Бога). Ариане делились на два течения: крестьянско‑плебейское и шляхетско‑бюргерское. Представители первого выступали за отмену крепостничества, создание бесклассового общества, основанного на примитивно‑коммунистических основах, где нет частной собственности, где труд является обязанностью каждого человека, где нет войн и насилия. Представители шляхетско‑бюргерского течения защищали феодальную собственность на землю и эксплуатацию крестьян, сословно‑классовое неравенство и в то же время признавали необходимость проведения социальных реформ и улучшения положения крестьян. Их взгляды выражали известные деятели Реформации, писатели, просветители, гуманисты Сымон Будный и Василий Тяпинский.

Смягчить радикализм крестьянско‑плебейского течения антитринитаризма, примирить взгляды его левого и правого крыла попробовал в 80‑е гг. XVI в. Фауст Социн, по имени которого стало называться реформационное движение в XVII в. – социнианство. Новое учение отбросило проблемы бедных и богатых, частной собственности. Центром социнианства в ВКЛ в начале XVII в. был Новогородок.

Боязнь польских и литовских феодалов вспышки крестьянской войны, противоречия между крестьянско‑плебейским и шляхетско‑бюргерским направлениями антитринитаризма, преследования ариан иезуитами и государством с использованием методов клеветы и погромов (с 1647 г. закрывались арианские типографии и школы, решением сейма в 1658 г. ариане изгонялись из государства: им давали три года на упорядочение имущественных дел, после чего тех, кто осмеливался исповедовать или распространять антитринитаризм, карали смертной казнью) привели к тому, что во второй половине XVII в. реформационное движение в Беларуси приостановилось. Несмотря на поражение, Реформация способствовала активизации духовной жизни, проникновению в общество ренессансно‑гуманистических идей, развитию образования и книгоиздания, распространению светских форм культуры, расширению международных связей и контактов. Вместе с тем она влекла за собой полонизацию белорусской шляхты и части мещанства, уничтожение старобелорусского языка и культуры, замедляла процесс формирования белорусской народности.

Реформация пошатнула позиции католической церкви. В результате создания национальных протестантских церквей (гуситской в Чехии, кальвинистской в Швейцарии, лютеранской в Германии, англиканской в Англии и др.) католическая церковь потеряла миллионы верующих. Однако она нашла в себе силы объединиться и пойти в наступление, с тем чтобы восстановить утраченные позиции. Новую церковную политику в условиях Реформации определил Тридентский собор 1545–1563 гг. Наступила эпоха Контрреформации. Ее хронологические рамки: середина XVI – конец XVII в ., хотя идеи Контрреформации в какой‑то степени определяли духовную жизнь общества почти до середины XVIII в.

Контрреформация – возглавляемое папством общественно‑политическое и религиозное движение против Реформации, за укрепление феодального строя в период его разложения. В целях спасения католической церкви от «реформаторской ереси» была сделана ставка на орден иезуитов, созданный в 1534 г. в Италии испанским дворянином И. Лойолой. Кроме иезуитов на территории Беларуси действовали 17 мужских католических монашеских орденов (бернардинцы, францисканцы, кармелиты, бенедиктинцы и др.) и 7 женских (доминиканки, бернардинки, кармелитки, бригитки, бенедиктинки и др.). Территория Беларуси покрылась густой сетью монастырей и пышных костелов, в которых с помощью церковного красноречия оказывалось мощное воздействие на чувства верующих, заставлявшее их плакать и каяться. Иезуиты даже выучили язык местного населения для использования его в храмах во время обращения к верующим.

Католические монашеские ордены наделялись большими земельными владениями с крепостными крестьянами, получали денежные суммы на свои нужды. Они находились под патронатом властей Речи Посполитой и польских королей. Например, Стефан Баторий говорил о себе: «Если бы я не был королем, был бы иезуитом». Иезуитским королем называл себя польский король Сигизмунд III Ваза.

Началом Контрреформации в Великом Княжестве Литовском считается 1569 г ., когда первые иезуиты появились в Вильно. Они вошли во дворцы богатых людей как духовники, советники, домашние наставники. На молодежь иезуиты влияли через школу. В 1570 г. в Вильно орден иезуитов открыл свой коллегиум, который в 1579 г. был преобразован в академию. Это первое высшее учебное заведение в Великом Княжестве Литовском. Впоследствии иезуиты основали коллегиумы в Полоцке, Несвиже, Орше, Бресте, Пинске, Новогородке, Гродно, Витебске, Минске, Слуцке. Из стен коллегиумов выходили фанатичные сторонники католической идеи.

Проповедники ордена заполнили книжный рынок Беларуси печатной продукцией, в которой дискредитировались православная и протестантская церкви и пропагандировалось католическое вероучение. Скоро в Вильно и других местностях ВКЛ запылали костры из православных и протестантских книг. Чтобы привлечь на свою сторону местное население, иезуиты открывали аптеки, госпитали, пристанища для бедняков. Все это дало свои результаты. Постепенно католичество начало вытеснять кальвинизм, лютеранство, арианство и другие протестантские течения. Литовско‑белорусская знать, втянутая ранее в реформационное движение, переходила в лоно католической церкви. Приняли католичество четверо сыновей «отца Реформации» Николая Радзивилла Черного, дети и внуки «столпа православия» Константина Острожского. М. Смотрицкий в произведении «Фринас» (1610) перечисляет 47 имен православных магнатов, которые приняли тогда католичество. В конце XVII в. Контрреформация в Великом Княжестве Литовском победила. На смену Контрреформации на рубеже 30‑40‑х гг. XVIII в. пришла эпоха Просвещения.

Реформация и Контрреформация в Беларуси являлись частью европейского процесса, но в то же время имели свои особенности. Во‑первых , Реформация и Контрреформация в Беларуси совпали по времени в своем развитии, что привело к конфессиональной напряженности во второй половине XVI – начале XVII в. Вместе с тем благодаря сосуществованию двух, а затем трех христианских церквей (православной, католической и униатской) были выработаны нормы толерантности (терпимости), что позволило избежать суровых политических и религиозных гонений, которые сопровождали Контрреформацию в других странах. Во‑вторых , если в западноевропейских странах в результате Реформации от католической церкви отделилась часть верующих и создала национальные протестантские церкви, то в Беларуси силам Контрреформации удалось вернуть в католичество увлеченную протестантизмом католическую знать, а также привлечь знать православную и приблизить к католичеству народные массы. В‑третьих , Контрреформация в Беларуси была направлена не только против протестантизма, но и против православия – оппозиционной католицизму силы. Папа Римский намеревался компенсировать потерю миллионов верующих в Западной Европе духовным подчинением восточнославянских народов. Беларуси отводилась роль плацдарма для проникновения в Русское государство, а затем в Китай, Индию и другие страны. Это намерение высказал Папа Римский Климент VIII: «О, мои русины. Надеюсь через вас обратить в католицизм весь восток!»

Известно, что в 1054 г. произошел раскол христианства на две конфессии: православную и католическую. В 1439 г. во Флоренции впервые была сделана попытка объединить греко‑византийскую и римско‑католическую церкви. Под Флорентийской унией стояла подпись московского митрополита. Формально уния распространялась и на Великое Княжество Литовское, которое находилось на границе православного Востока и католического Запада: между Польшей и Московским государством, между двумя религиозными центрами – Римом и Константинопольским патриархатом. Фактически Флорентийская уния на территории ВКЛ не была осуществлена.

После подписания Люблинской унии наступление католицизма на белорусских землях усиливается. С одной стороны, магнатам, перешедшим в католическую веру, давались различные льготы и привилегии, а с другой – осуществлялась большая идеологическая работа по подготовке перехода в католицизм основной массы населения. В этом плане определенную роль сыграл труд Петра Скарги «Об единстве Церкви Божией», в котором обосновывалась идея союза католической и православной церквей. Вместе с идеологическим воздействием на неграмотное население использовались кнут, давление, принуждение и т. д. Это привело к расколу в среде православных епископов. Одни из них – владимирский и брестский епископ Ипатий Пацей, луцкий епископ Кирилл Терлецкий и другие – поддержали унию, иные решительно выступили против, считая, что уния в конце концов приведет к уничтожению православной церкви. К их протесту присоединились братства, которые отражали настроение широких масс населения.

Началась борьба. На Соборе православных епископов в Бресте весной 1595 г. была провозглашена декларация о решении заключить союз с католической церковью. Собор уполномочил И. Пацея и К. Терлецкого на дальнейшие переговоры с королем и Папой Римским, и при достижении согласия – на проведение акта унии. Король‑католик Сигизмунд III Ваза осенью 1595 г. обратился к подданным своего государства с универсалом, в котором провозгласил решение высшего православного духовенства об унии.

И. Пацей и К. Терлецкий отправились в Рим, где 23 декабря 1595 г. на заседании коллегии кардиналов с участием Папы Климента VIII была торжественно провозглашена уния. Папа Римский издал Буллу об унии, регламентировавшую условия объединения, среди которых было и разрешение на сохранение восточной обрядности. В честь этого события была выбита медаль с надписью «Ruthenis receptis» («На обращение русских»), что свидетельствует о намерении склонить русских людей к католической вере.

В результате больших стараний Папы Римского и католического духовенства, а также правителей Речи Посполитой окончательное решение о слиянии православной и католической церквей было принято 6–9 октября 1596 г. на церковном Соборе в Бресте. Там, в Бресте, фактически работали 2 собора: Собор сторонников унии и Собор ее противников. Православная оппозиция объявила импичмент священнослужителям‑ренегатам, отлучила их от православной церкви и отказалась от церковного единения. «Соглашение» было достигнуто силой: в дело вмешался польский король, арестовавший тех, кто выступал против унии. Королевский универсал 15 октября 1596 г. утвердил объединение православной и католической церквей.

Верхушка православного духовенства пошла на унию, поскольку боялась, что ее могут лишить церковной власти за измену православию. Рядовые православные священники были против унии, их пришлось уговаривать, постепенно склоняя на сторону унии.

В результате Брестской церковной унии 1596 г. была создана униатская церковь. В российской и белорусской историографии серьезных исследований по истории униатской церкви мало. Существуют следующие точки зрения относительно униатской церкви.

1. Униатская церковь рассматривается как результат поражения иезуитов и других монашеских католических орденов (бернардинцев, францисканцев, доминиканцев, кармелитов и др.) на белорусских и украинских землях. Когда им не удалось окатоличить жителей этих земель, Папа Римский вместе с польским католическим духовенством пошел на хитрость и создал униатскую церковь с той же целью окатоличивания белорусов и украинцев.

2. Необоснованно, без научных аргументов, с пренебрежением к «изживавшей себя церковнославянщине» гродненский историк С.В. Морозова в книге «







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.179 (0.027 с.)